ИМПЕРАТИВНЫЙ МЫСЛЕННЫЙ ОБРАЗ ПРИЧИННОСТИ КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ЛОГИЧЕСКАЯ ФОРМА МЫШЛЕНИЯ В ПРЕДМЕТНОЙ ЛОГИКЕ

Перейти вниз

ИМПЕРАТИВНЫЙ МЫСЛЕННЫЙ ОБРАЗ ПРИЧИННОСТИ КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ЛОГИЧЕСКАЯ ФОРМА МЫШЛЕНИЯ В ПРЕДМЕТНОЙ ЛОГИКЕ

Сообщение автор Admin в Пн Янв 18, 2016 6:33 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

ИМПЕРАТИВНЫЙ МЫСЛЕННЫЙ ОБРАЗ ПРИЧИННОСТИ КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ЛОГИЧЕСКАЯ ФОРМА МЫШЛЕНИЯ В ПРЕДМЕТНОЙ ЛОГИКЕ

Данная научная работа -- это применение и развитие моей концепции чистого (пурического) рационализма.

Мое исследование теоретическое и в нем я использую наряду с другими теоретическими методами метод научной безграничной идеализации, с помощью которой научно конструирую модели противоположных рационального и идеологического мышления в безгранично идеализированном виде, то есть в виде как бы полном проявления каждого из них, свободного от противоположного типа мышления, от реального несовершенства этих типов мышления у их носителей, от ошибок в их использовании обладающими ими людьми, от деформирующего влияния на них содержания чувств, мыслей о мире обладателей мышления, от искажающего внешнего влияния на них содержания чужих чувств, идей, мнений, в целом общественного сознания и др. факторов, в реальности неизбежно препятствующих их проявлению в чистом виде. Однако эти безгранично идеализированные типы мышления имеют аналоги, прототипы в реальности  в мышлении конкретных людей, но ограниченные. На основе знания о реальных ограниченных рациональном и идеологическом мышлении я теоретически создаю из них безгранично идеализированные предметы и потому эти безгранично идеализированные предметы в виде чистых рационального и идеологического мышления являются не произвольно придуманными, а научными безгранично идеализированными предметами, которые в качестве идеализированных предметов неосуществимые в реальности. Я их конструирую именно потому, что в таком виде их нет в реальности, но научно конструирую сообразно особенностям реальных типов мышления. Изучение реальных предметов в виде научно созданных теоретических безгранично идеализированных предметов позволяет рассмотреть их сущность в чистом проявлении. Наука с момента ее зарождения использует научные безгранично идеализированные предметы, например, точку, прямую линию в математике, хотя ученые долгое время не осознавали, что это идеализированные предметы и потому реально неосуществимые. В то же время в мышлении многих людей рациональное и идеологическое мышление проявляются настолько сильно, что в научном исследовании и в практике можно при определенных условиях не принимать в расчет ограниченность их проявления.

Предметная (содержательная) логика, в отличие от формальной (аристотелевской) логики, оперирует не свободными от конкретного содержания логическими формами понятий (напр., общим и единичным), а логическими формами фиксируемых в понятиях конкретных мысленных предметов (эйдосов), адекватно или неадекватно отражающих реальность или являющихся создаваемыми мышлением осуществимыми или выдуманными ее проектами, одновременно выполняющих функцию субститутов (заместителей, представителей) в мышлении познаваемых и проектируемых предметов. Потому предметная логика, в отличие от формальной – это содержательная логика, логика мысленных предметов (эйдосов). Понятия являются своеобразными хранилищами и переносчиками создаваемых мышлением мысленных предметов (эйдосов), а также их своеобразными легитиматорами (легализаторами, узаконивателями) для мышления, средствами создания, закрепления, оперирования и передачи мыслей в виде мысленных предметов. Формальная логика – это понятийная логика, логика классификации понятий со стороны их формы и построения выводов на основе классификации. Предметная логика существует в виде предметной логики рационального и идеологического мышления. Предметная логика рационального и идеологического мышления – это тип взгляда на мир носителей этих типов мышления. Логика рационального мышления адекватно отражает реальность и потому носители рационального мышления мыслят реальность такой, какой она существует на самом деле. С точки зрения моей концепции чистого рационализма логика идеологического мышления неадекватно отражает реальность и потому носители идеологического мышления мыслят мир не таким, каким он существует на самом деле, а мыслят его с позиции их ценностного отношения к нему, при этом веря, будто он существует таким, каким они его мыслят.

В философиях Гегеля и марксизма предметная (содержательная) логика описана как универсальная логика, диалектические логические формы и законы которой будто бы подходят для мышления каждого человека. В философии Гегеля неформальная, т. е. содержательная, диалектическая логика, хотя Гегель и не употреблял термин «диалектическая логика», описана как якобы изначально объективная, будто бы первичная относительно человеческого сознания и якобы существовавшая до природы и человека как логическая стадия саморазвития абсолютной идеи, на третьей стадии саморазвития абсолютной идеи в виде человеческого духа (человеческого сознания) якобы проявившаяся в логике субъективного духа. Согласно марксизму, творчески преобразовавшему идеалистическую диалектическую логику философии Гегеля на основе материалистического взгляда на мир, диалектическая логика присуща лишь человеческому мышлению и в полной мере присуща не всякому мышлению, а лишь мышлению, усвоившему диалектический взгляд на мир, противоположный метафизическому взгляду на мир, присущий большому числу людей, который будто бы возможно преодолеть и якобы мышление каждого человека способно быть диалектическим. Согласно моей концепции чистого рационализма, логика мышления существует не как универсальная логика, которой обладают или способны обладать все люди, а как присущая разным людям логика двух типов мышления – идеологического и рационального, а также как логика противоречивого смешанного дуалистичного рационально-идеологического мышления, в котором присутствуют элементы рациональной и идеологической логик, действующие параллельно независимо друг от друга в случае полного раздвоения личности или конфликтно взаимодействующие друг с другом в случае неполного раздвоения личности. Я не рассматриваю смешанное дуалистичное рационально-идеологическое мышление как отдельный тип мышления и не считаю его противоречивую дуалистичную предметную логику, в которой присутствуют элементы рациональной и идеологической логик, отдельным типом предметной логики. Я исхожу из того, что люди врожденно расположены к рациональному и идеологическому мышлению, а также к смешанному дуалистичному рационально-идеологическому мышлению, но люди не рождаются с этими предметными логиками, они оформляются в процессе социализации личности.

Особенности предметной логики рационального и идеологического мышления, которые я осмысливаю в рамках своей концепции чистого рационализма, не зависят от особенностей взгляда на мир, наоборот, особенности взгляда на мир зависят от особенностей логики рационального и идеологического мышления. Исходя из своей концепции, полагаю, что предметная логика рационального и идеологического мышления не зависит от диалектичности и метафизичности понимания мира. Что касается названия «диалектическая логика» как нередко используемого синонима названия «содержательная логика», то оно, на мой взгляд, неточное. Диалектика не характеризует отличие содержательной логики от формальной (аристотелевской) логики., она присуща всякой логике, как содержательной, так и формальной. Недиалектическими могут быть только конкретное содержание взглядов на мир, а не логика. Формальная логика была ошибочно признана основой метафизического взгляда на мир, хотя она не имеет отношения к конкретному содержанию взглядов на мир.

Предметная логика – это логические формы мысленных предметов (эйдосов), создаваемых рациональным и идеологическим мышлением при отражении и конструировании реальности, адекватно или неадекватно отражающих, проектирующих и замещающих в мышлении реальные и желаемые предметы, т. е. это наиболее общие формы мыслей рационального и идеологического мышления о мыслимых ими предметах. Знание предметной логики  рационального и идеологического мышления позволяет повысить четкость использования ее в рациональном и идеологическом размышлениях, но это знание не поможет дуалистичному рационально-идеологическому мышлению, содержащему противоречащие друг другу элементы рациональной и идеологической логик. Четкость использования логики рационального мышления способна влиять на качество научного познания и научно обоснованного конструирования мира. Например, двусмысленность, расплывчатость, нестрогость, неоднозначность в описании реальности и в ее конструировании противоречат логике рационального мышления. Использование рациональным мышление идеологических идеализаций также противоречит его логике. Четкость использования идеологической логики способна влиять на стройность идеологических учений, но не на качество идеологических взглядов на мир с точки зрения объективной истины. Например, использование в идеологии объективных научных знаний, не приведенных в соответствие с идеей якобы существования бесконечной основы мира, противоречит идеологической логике, ей противоречит также непоследовательность в описании будто бы проявления бесконечной основы мира как первопричины мира в конечных предметах, частичное или полное непризнание первоосновы мира в качестве якобы первопричины.

Логические формы мысленных предметов (эйдосов) как образов мыслимых предметов и как заместителей (субститутов) мыслимых предметов в рациональном и идеологическом мышлении функционируют в виде операциональных логических требований мыслить осмысливаемые и конструируемые предметы как обладающие чертами, зафиксированными в этих предметных логических формах. В каждом из этих типов мышления логические формы мысленных предметов представляют собой мысленные образы наиболее общих черт мыслимых предметов, как реальных, так и придуманных. Логические формы предметной логики рационального и идеологического мышления – это общие для каждого из них логические формы предметности, т. е. мысленные образы наиболее общих черт мыслимых предметов, которым придан операциональный характер. Логическое устройство мышления в определенной мере отражает познаваемую им реальность, но отражает существенно по разному в рациональном и идеологическом мышлении.

Согласно моей концепции чистого (пурического) рационализма, существуют два типа предметного, т. е. содержательного мышления со специфическими логиками, а также два типа соответствующих этим типам мышления чувств, определяющие особенности типов сознания – это, во-первых, рациональное мышление с его рациональной логикой (и рациональные чувства, рациональное сознание), признающее возможность существования только конечных предметов, признающее только конечные относительные причины, не считающее ни один из конечных предметов абсолютной причиной и не способное содержательно мыслить бесконечное, и во-вторых, идеологическое мышление с его идеологической логикой (и идеологические чувства, идеологическое сознание), признающее якобы существование бесконечной основы мироздания и ее будто бы проявление в конечных предметах реальности. Рациональное мышление опирается на доказательства с помощью конечных причин в конечном счете посредством практики, а идеологическое мышление опирается на веру как категорически-императивную убежденность в абсолютной истинности определенного идеологического взгляда на мир. На рациональном мышлении основаны здравый смысл, наука и опирающаяся на науку инженерия, в идеях которых присутствуют наряду с проверенными посредством практики знаниями относительные истины, предположения, заблуждения, проблемы, неопределенности. Здравый смысл, наука и инженерия не отстаивают категорически свои идеи как будто бы абсолютную истину, а на идеологическом мышлении основаны религия, философия, теософия и другие идеологии, признающие будто бы существование бесконечной основы мира, якобы проявляющейся  в конечных предметах реальности, Идеологическое мышление категорически императивно отстаивает свои идеологические идеи как будто бы абсолютную истину для всех людей, причем каждое идеологическое мышление свои идеологические идеи признает единственно истинными. Есть также много людей со смешанным дуалистичным рационально-идеологическим мышлением (и с дуалистичными рационально-идеологическими чувствами, дуалистичным рационально-идеологическим сознанием).

И. Кант (1724 – 1804) первым уловил влияние содержательной логики на отражение реальности, при этом не выделяя рациональное и идеологическое мышление, которое впервые осуществил я в своей концепции чистого рационализма, но он ввел свои различия между выделяемыми в философии рассудком и разумом, в которых можно рассмотреть весьма отдаленный намек на различия выделяемых мною рационального и идеологического мышления. Кант фактически выделил в качестве содержательных логических форм априорные формы чувственности в виде пространства и времени и априорные категории рассудка (количества, качества, отношения, модальности), однако он преувеличил влияние содержательной логики на отражение реальности и характеризовал его двусмысленно, в силу чего его оценку такого влияния можно толковать и как причинное влияние на реальность, и как причинное влияние лишь на содержание мысленных образов о ней.

Согласно Канту, «до сих пор считали, что всякие наши знания должны сообразоваться с предметами. При этом, однако, кончались неудачей все попытки через понятия что-то априорно установить относительно предметов, что расширяло бы наше знание о них. Поэтому следовало бы попытаться выяснить, не разрешим ли мы задачи метафизики более успешно, если будем исходить из предположения, что предметы должны сообразоваться с нашим познанием, -- а это лучше согласуется с требованием возможности априорного знания о них, которое должно установить нечто о предметах раньше, чем они нам даны. Здесь повторяется то же, что с первоначальной мыслью Коперника: когда оказалось, что гипотеза о вращении всех звезд вокруг наблюдателя недостаточно хорошо объясняет движения небесных тел, то он попытался установить, не достигнет ли он большего успеха, если предположить, что движется наблюдатель, а звезды находятся в состоянии покоя. Подобную же попытку можно предпринять в метафизике, когда речь идет о созерцании предметов. Если бы созерцания должны были согласоваться со свойствами предметов, то мне не понятно, каким образом можно было бы знать что-либо а priori об этих свойствах; наоборот, если предметы (как объекты чувств) согласуются с нашей способностью к созерцанию, то я вполне представляю себе возможность априорного знания. Но я не могу остановиться на этих созерцаниях, и для того, чтобы они сделались знанием, я должен их как представления отнести к чему-нибудь как к предмету, который я должен определить посредством этих созерцаний. Отсюда следует, что я могу допустить одно из двух: либо понятия, посредством которых я осуществляю это определение, также сообразуются с предметом, и тогда я вновь впадаю в прежнее затруднение относительно того, каким образом я могу что-то узнать а priori о предмете; либо же допустить, что предметы, или, что то же самое, опыт, единственно в котором их (как данные предметы) и можно познать, сообразуются с этими понятиями. В этом последнем случае я тотчас же вижу путь более легкого решения вопроса, так как опыт сам есть вид познания, требующий [участия] рассудка, правила которого я должен предполагать в себе еще до того, как мне даны предметы, стало быть, а priori; эти правила должны быть выражены в априорных понятиях, с которыми, стало быть, все предметы опыта должны необходимо сообразоваться и согласоваться. Что же касается предметов, которые мыслятся только разумом, и притом необходимо, но которые (по крайней мере так, как их мыслит разум) вовсе не могут быть даны в опыте, то попытки мыслить их (ведь должны же они быть мыслимы) дадут нам затем превосходный критерий того, что мы считаем измененным методом мышления, а именно что мы а priori познаем о вещах лишь то, что вложено в них нами самими» (Кант И. -- Соч. Т. 3. – М., 1964. – С.87 -- 88 ).

Как И. Кант, так и Г. Гегель (1770 – 1831) делали основным предметом своих рассуждений не просто предметное мышление, а фактически идеологическое предметное мышление, называемое ими разумом, но характеризовали его во многом разному и относились к рациональному мышление, называемому ими рассудком, как к низшему несовершенному уровню мышления. Кант рассмотрел рассудок и разум как низшую и высшую ступени (стадии) мышления. «Всякое наше знание начинает с чувств, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме, выше которого нет в нас ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления» (Кант). Гегель рассматривал разум как «бесконечное» мышление в противоположность рассудку как «конечному» мышлению. Гегель полагал, что возможности мышления не исчерпываются рассудком, и что лишь достигнув стадии разума, мышление действует как свободная активность духа. В философии Гегеля логика идеологического мышления, которой в ней фактически является рассматриваемая им логика разума, изложена в теоретическом, а точнее, в теоретикоподобном виде очень полно, но эта логика рассматривается Гегелем не с научной, а с идеологически-философской позиции как компонент его философского описания мироздания в виде будто бы самореализации бесконечной абсолютной идеи. Построение этого философского описания мироздания осуществляется Гегелем строго в соответствии с идеологической логикой, которая, на мой взгляд, присуща Гегелю фактически в чистом виде. Полагаю, философское описание Гегелем мироздания фактически является объективированным описанием присущей Гегелю идеологической логики.

Разграничение рассудка и разума как ступеней мышления присуще также марксистской (диалектико-материалистической) философии, но в ней им дается своя характеристика, во много отличающаяся от их характеристик Кантом и Гегелем.  Согласно Ф. Энгельсу (1820 – 1795), «… гегелевское различение (имеется в виду рассудка и разума – автор), согласно которому только диалектическое мышление разумно, имеет известный смысл» и «… диалектическое мышление… имеет своей предпосылкой исследование природы самих понятий…» (Энгельс Ф. Диалектика природы. – Маркс К., Энгельс Ф. Собр. Соч., изд. 2, т. 20. -- С. 537–538). Но еще в Античности наметился взгляд на рассудок как на конечное мышление, а на разум как на бесконечное мышление, причем заметно было противопоставление первого как будто бы несовершенного второму как якобы совершенному. Согласно современным марксистским разработкам разум и рассудок рассматриваются как разноуровневые компоненты единой системы мышления. Марксистские философы видят в рассудке способность строго оперировать понятиями, классифицировать факты, строить систему знаний. Согласно марксистской философии, разум опирается на рассудок и представляет собой творческую мыслительную деятельность, направленную на познание сущности реальности посредством синтеза результатов познания, создания новых идей, выходящие за границы сложившихся теоретических концепций. Марксистская философия признает якобы существование бесконечной материальной основы мироздания, по отношению к которой все конечные предметы представляют собой проявления материи, познание сущности которой будто бы невозможно без разума. Однако марксистская философия рассматривает себя как научную философию, будто бы дающую объективное знание и якобы выполняющую научную методологическую функцию по отношению к науке.  

Как первичные логические формы предметного идеологического и рационального мышления, к которым они врожденно предрасположены (напр., мышление предметов бесконечными и конечными) и которые оформляются при оформлении мышления личности в процессе ее социализации, так и вторичные логические формы предметного идеологического и рационального мышления, которые формируются в процессе социализации личности при оформлении ее мышления (форма и содержание, сущность и явление, количество и качество и др. общемировоззренческие для рационального и идеологического мышления категории как мысленные образы существенных черт мыслимых предметов) – это операционализированные логические формы предметности, т. е. это общие черты мысленных предметов (эйдосов), отражающих реальность и служащих заместителями (субститутами) осмысливаемых предметов реальности в мышлении (см.: Георгий Антонюк. Эйдосы как субституты рационального и идеологического мышления // demiurgos.sosbb.ru; Он же: Отражательно-конструктивная и субститутная функции эйдосов рационального и идеологического мышления // demiurgos.sosbb.ru). Но вторичные логические формы предметности способны выполнять функцию логических форм мышления, а не оставаться мысленными образами общих черт мыслимых предметов, т. е. не быть лишь логическими формами предметности, если вторичные логические формы предметности выражены в логических операциях с ними. Одной из таких существенных логических операций является требование (императив) следовать этим вторичным логическим формам предметности. Операционализация вторичных логических форм предметности осуществляется в виде тре6ований к мышлению учитывать при отражении мира и конструировании на основе отражения мира логические формы предметности, т. е. в виде придания им императивной силы.

В отличие от вторичных логических форм предметности императивность первичных логических форм предметности по отношению к мышлению проявляет себя автоматически и потому они не нуждаются в их специальной операционализации с целью превращения их в логические формы предметного мышления. Однако подлежит выяснению, каким образом идеологическое и рациональное мышление врожденно предрасположены к первичным логическим формам мышления. Не могу предположить, что первичные логические формы мышления запрограммированы в генотипе. Подлежит также выяснению, являются ли мысленные образы пространства и времени вторичными или первичными логическими формами рационального и идеологического мышления или они отчасти являются первичными, а отчасти являются вторичными логическими формами предметного мышления. Ведь есть идеологии, в которых признаваемое якобы существующим бытие бесконечного бога мыслится вне пространства и вне времени.

Кант, рассматривавший пространство и время как априорные формы чувственности, а категории -- как априорные формы рассудка, в действительности рассматривал их как предметные логические формы рационального по моей классификации мышления, но поскольку он не выразил их в мысленных операциях, то не показал полноценно, что они являются предметными логическими формами. Однако сама эта его идея априорных форм мышления была большим вкладом в развитие знания о логике содержательного, предметного мышлении. Логические операции с мысленными предметами (эйдосами), отражающими и замещающими в мышлении мыслимые предметы, всегда осуществляются в виде требований, например, в виде требований мыслить предметы со стороны их количественных и качественных черт, со стороны их сущности явления, формы и содержания, движения и покоя и др. Так, рациональным мышлением предметы мыслятся как конечные, в том числе как неопределенно конечные, а идеологическое мышление признает существование бесконечной основы мира, а конечные предметы мыслит как проявление этого бесконечного.


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Апр 02, 2016 3:45 am), всего редактировалось 16 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ИМПЕРАТИВНЫЙ МЫСЛЕННЫЙ ОБРАЗ ПРИЧИННОСТИ КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ЛОГИЧЕСКАЯ ФОРМА МЫШЛЕНИЯ В ПРЕДМЕТНОЙ ЛОГИКЕ

Сообщение автор Admin в Пн Янв 18, 2016 6:34 pm

Категорически императивный мысленный образ бесконечной причинности как определяющая логическая форма мышления в  идеологической логике

В структуре логики идеологического мышления содержится мысленный образ бесконечной причинности (каузальности от лат. causa -- причина) как одна из первичных логических форм идеологического мышления, к которой, как и к другим первичным идеологическим логическим формам, идеологическое мышление врожденно расположено и наполненность которой содержанием зависит от созданной идеологическим мышлением конкретной идеологии. Причинность – это такое отношение порождения (генетических связей) между предметами, в котором один предмет является производителем (причиной) другого предмета (следствия). Первичная логическая форма идеологического мышления в виде мысленного образа бесконечной причинности наряду с мысленным образом бесконечного и мысленным образом конечного как якобы проявления бесконечного как первичными логическими формами идеологического мышления является абсолютно доминирующей среди логических форм идеологического мышления (напр., по отношению к общемировоззренческим для идеологического мышления категориям бесконечных пространства, времени, количества, качества, формы, содержания, сущности, явления, движения, покоя и др. как мысленным образам мыслимых предметов), которые подчинены ей. Идеологическая логическая форма в виде мысленного образа бесконечной причинности является сложной, состоящей из нескольких первичных идеологически логических форм – из мысленного образа бесконечного, из мысленного образа конечного как будто бы проявления бесконечного, из мысленного образа якобы порождения бесконечным конечного.

Мысленный образ бесконечной причинности как логическая форма идеологического мышления определяет логический строй идеологического мышления, существенно отличающийся от логического строя рационального мышления. Эта логическая форма существует в виде мысленного образа якобы существующего бесконечного абсолюта, имеющего в разных  идеологиях разную конкретизацию, будто бы порождающего конечные предметы. Данная логическая форма с помощью веры категорически признается в идеологическом мышлении будто бы отражением якобы абсолютной первопричины всех мыслимых идеологическим мышлением реальных конечных предметов, которой якобы является будто бы существующая бесконечная основа мироздания, и будто бы порождаемой абсолютной причиной следствий в виде конечных предметов реальности. Данное абсолютное причинное отношение существует в идеологическом мышлении как однонаправленное от абсолютной причины к следствию, которое в этом случае рассматривается как абсолютное следствие бесконечной причины. Мысленный образ бесконечной причинности как логической форма идеологического мышления придает всем мыслимым им предметам характер иерархической организации, на вершине которой мыслится абсолютная бесконечная причина, а конечные предметы мыслятся полностью производным от абсолюта следствием и в силу этого полностью зависимыми от него. В такой абсолютно иерархической организации логики идеологического мышления состоит его коренное отличие от рационального мышления.

Все предметные логические формы идеологического мышления являются в этом мышлении категорически императивными, т. е. они повелевают неукоснительно следовать им. Категорическая императивность мысленного образа бесконечной причинности как первичной логической формы идеологического мышления проявляется автоматически в виде безусловно обязательного признания носителями идеологического мышления абсолютной бесконечной причины в мире и в виде безусловно обязательного признания ими конечных предметов ее следствием. Категорическая императивность всех первичных логических форм идеологического мышления проявляется автоматически. Простые первичные логические формы идеологического мышления (напр., мысленный образ бесконечного как логическая форма идеологического мышления) функционируют в качестве компонентов комбинированной первичной логической формы идеологического мышления в виде мысленного образа бесконечной причинности. А категорическая императивность вторичных логических форм идеологического мышления (напр., мысленные образы бесконечных движения, количества и др.) формируется вместе с формированием его вторичных логических форм при оформлении мышления в процессе социализации личности. Мысленный образ бесконечной причинности как логическая форма идеологического мышления представляет собой мысленный образ генетической связи между признанными идеологическим мышлением будто бы существующими абсолютной причиной и ее якобы абсолютным следствием. Это я называю действием присущего идеологическому мышлению принципа абсолютности идеологического мышления. Идеологическое мышление не может не мыслить бесконечную причину мироздания и не может не мыслить ее первопричиной конечных предметов, поскольку категорически императивный мысленный образ бесконечной причинности является абсолютно доминирующей логической формой идеологического мышления, которой оно не может не следовать. Мысленный образ бесконечной причинности как логическая форма идеологического мышления порождает не основанную на доказательствах с помощью практики и не требующую таких доказательств идеологическую веру как абсолютную убежденность в истинности такого понимания причинности в мире и, соответственно, в истинности обусловленных этой логической формой мышления других логических форм и созданных с помощью них конкретных идеологических взглядов на мир.

Логика идеологического мышления не предписывает конкретное содержание будто бы существующей абсолютной причины и конечных предметов как ее якобы абсолютных проявлений, но она предписывает все содержание идеологического мышления подводить под логические формы бесконечного абсолюта и его абсолютного следствия. Рассмотрение идеологическим мышлением всех причинных связей конечных предметов как специфических вторичных причин, якобы обусловленных в конечном счете бесконечной абсолютной первопричиной, позволяет идеологическому мышлению мыслить специфические причинные отношения между конечными предметами сообразно тому, как мыслится им бесконечный абсолют, т. е. даже вопреки подлинным причинным отношениям конечных предметов в реальности, признавая даже очевидную конечную причинность внешней, несущественной, неглавной и рассматривая в качестве первичной абсолютную бесконечную причинность, которая будто бы определяет конечные предметы.

Логика идеологического мышления категорически навязывает отражаемым и  конструируемым им предметам определенные черты в соответствии с ее логическими формами, она неизбежно организует конкретное содержание адекватных и ложных взглядов на мир и содержание осуществимых и неосуществимых проектов предметов сообразно логическим формам идеологического мышления. Однако логика идеологического мышления безусловно навязывает создаваемым этим мышлением мысленным предметам как образам мыслимых предметов только образы наиболее общих черт мыслимых предметов, в том числе образ наиболее общего причинного отношения мыслимых предметов, которым в идеологическом мышлении является образ бесконечной причинности. Конкретное содержание взглядов идеологического мышления на мироздание не сводится к его обусловленности логическими формами мышления, но оно не выходит за рамки его логики, если оно последовательное. Построение конкретного содержания взглядов идеологического мышления на реальность и его проектов реальности в соответствии с вторичными логическими формами мышления неизбежно обусловлено особенностью мысленного образа бесконечной причинности как первичной логической формы идеологического мышления, которая построена  с помощью всех первичных логических форм идеологического мышления и которой абсолютно подчинены все вторичные логические формы идеологического мышления (количества, качества, движения и др.).

Поскольку в идеологической логике центральной логической формой является категорически императивный мысленный образ бесконечной причинности, якобы отражающий реальное существование бесконечного абсолюта в виде будто бы бесконечной основы и бесконечной первопричины конечных предметов, однако не проверяемой рационально с помощью практики и не мыслимой содержательно рациональным мышлением, то такая идеологическая мысль о причинности позволяет идеологическому мышлению игнорировать реальные причинные отношения в мире и произвольно устанавливать причинные отношения между конечными предметами сообразно мыслимой якобы существующей определенной бесконечной первопричине. Ведь идеологическое мышление рассматривает причинные отношения между конечными предметами как вторичные, а потому как неполные и внешние относительно якобы первичной причины. Потому в любой идеологии заметно совершенно произвольное с точки зрения объективного рационального отражения реальности описание причинных связей между конечными предметами, в том числе реальными. Но произвольность рассмотрения конкретным идеологическим мышлением причин в отношениях между конечными предметами произвольная только с точки зрения рационального мышления и не рассматривается как произвольная идеологическим мышлением, поскольку она осуществляется в соответствии с якобы особенностями проявления определенной первопричины, которую признает конкретное идеологическое мышление.

Категорическая императивность логических форм идеологического мышления абсолютно обусловливает категорическую императивность всего конкретного содержания идеологического мышления, которое строится в соответствии с логическими формами идеологического мышления. В идеологическом мышлении вторичные логические формы идеологического мышления обладают категорической императивностью в силу того, что они абсолютно подчинены категорически императивной первичной комбинированной логической форме в виде мысленного образа якобы бесконечной причинности, т. е. в виде мысленного образа якобы реальной бесконечной абсолютной причины и ее будто бы абсолютного проявления в конечных предметах. Категорическая императивность логической формы идеологического мышления в виде образа бесконечной причинности придает подчиненным ей вторичным логическим формам идеологического мышления категорическую императивность. Вторичные категорически императивные логические формы идеологического мышления являются наряду с первичными категорически императивными логическими формами идеологического мышления, в том числе наряду с категорически императивной логической формой бесконечной причинности в виде мысленного образа якобы существующего бесконечного абсолюта и его будто бы проявлении в конечных предметах своеобразными априорными для идеологической личности категорически императивными формами осмысления мира. Потому логика идеологического мышления намного богаче нормативностью, чем логика рационального мышления.

Категорическая императивность предметных логических форм идеологического мышления, придающая категорическую императивность конкретному содержанию создаваемых идеологическим мышлением идеологических взглядов, идей, концепций, учений, неизбежно порождает множественность частных предметных логик конкретных идеологических мышлений, существующих наряду и в рамках общих для любого идеологического мышления предметных логических форм  мышления. Полагаю, даже правомерно сказать, что существует столько частных предметных идеологических логик, сколько существует конкретных идеологий и сколько существует идеологических мышлений. Приверженцы конкретных идеологий наряду с общей для всех идеологических мышлений идеологической логикой обладают специфическими идеологическими логиками. В любой идеологической концепции есть особые присущие только ей фундаментальные идеи, т. е. идеологические мысленные образы реальности, в том числе в виде категорически императивных образов мыслимых особенностей фундаментальных черт мироздания, в том числе будто бы существующей бесконечной основы мироздания. Категорически императивные мысленные образы будто бы особенностей мыслимых якобы существующими фундаментальных черт мироздания в конкретных идеологиях являются для их приверженцев своеобразными специфическими групповыми идеологическими логическими формами идеологического мышления, а значит, частно-групповыми идеологическими логиками. В зависимости от глубины различий идеологий различаются обусловленные ими частно-групповые идеологические логики. А если учитывать, что каждый приверженец идеологии, которую не он создал, неизбежно вносит в нее свое зачастую не объявленное им понимание фундаментальных черт мироздания, не подрывающее основы его идеологии, но соответствующее своеобразию его личности и имеющее для него категорически императивный характер, то оправданно сказать, что особенности этого категорически императивного для него понимания выполняют в его идеологическом мышлении функцию частно-индивидуальных логических форм мышления, а значит, частно-индивидуальных логик и что существует столько индивидуальных идеологических логик, сколько существует приверженцев идеологий.

Частные  идеологические логики в идеологическом мышлении конкретных людей иерархически подчинены их общей  идеологической логике, но возможны противоречия между этими логиками в виде несогласованности, конфликтов между частными идеологическими логиками, между частными идеологическими логиками  и общей идеологической логикой. Однако все люди с идеологическим мышлением имеют общие логические формы мышления, в том числе центральную содержательную логическую форму мышления, представляющую собой мысленный образ бесконечной причины в виде якобы реально существующего бесконечного абсолюта и его будто бы проявления в конечных предметах. Однако частные групповые и индивидуальные логические формы идеологического мышления, а значит, групповые и индивидуальные идеологические логики существуют столько времени, сколько времени живут конкретные идеологические индивиду и сколько времени обладают жизнеспособностью конкретные идеологии. Только общие для всех людей логические формы идеологического мышления существуют столько времени, сколько существует человечество, естественно, развиваясь в плане их совершенствования в направлении более эффективного обеспечения ими идеологического взгляда на мир с учетом прогрессивного рационального, в том числе научно-инженерного развития человечества. В некотором роде правомерно рассматривать все конкретные идеологии со всем их содержанием как своеобразные логические формы мышления для обладающих идеологическим мышлением их приверженцев, поскольку конкретные идеологии, признанные их приверженцами с помощью веры безусловно истинными, категорически императивно предписывают им неукоснительно мыслить мир, объяснять его и действовать в нем сообразно идеям их идеологий.

Логика идеологического мышления в некотором роде представляет собой отражение практической не согласованной с объективной природой реальности деятельности человека, произвольно относящегося к реальности, т. е. деятельности человека, основанной на произволе, свободной в смысле ничем внешним не стесняемой, не ограниченной самопроизвольной его активности. Это предметная деятельность без предустановленных границ. Идеологическая логика нереалистичная, поскольку не объективно, а  ценностно отражает реальность.

Образ абсолютной бесконечной причинности как категорически императивная логическая форма идеологического мышления является ценностным, поскольку идеологическая личность не в состоянии мыслить якобы существование бесконечного предмета (бесконечной основы мира и ее атрибутов) безотносительно к себе как мыслящему этот бесконечный предмет. Идеологическая личность способна мыслить существование бесконечной основы мира, лишь мысля себя в качестве ее будто бы проявления, а значит, мысля и переживая свое бытие и свою сущность как ценность для себя абсолютно причинно обусловленными мыслимой ею якобы существующей бесконечной основой мироздания. Потому мыслимые идеологической личностью черты будто бы существующей абсолютной первопричины мироздания и мыслящей ее личности неизбежно понимаются ею в качестве первосущности ее самой и ее бытия в мире, а значит, в качестве существенных черт этой личности. Потому конкретная идеологическая личность воспринимает негативное отношение кого-либо к конкретной идеологии с ее идеями о якобы существующей бесконечной основе мироздания и о ее будто бы проявлении в конечных предметах реальности, приверженцем которой такая личность является, как негативное отношение к данной личности. В силу этого мысли идеологической личности о якобы существующей бесконечной первопричине мира, будь-то бесконечные бог, материя или абсолютная идея, являются одновременно мыслями ее о самой себе и потому неизбежно являются не отвечающим критериям объективного знания о мире ее неустранимо пристрастным ценностным отношением к миру как к сущностно значимому для нее. Поэтому логика идеологического мышления является ценностной логикой, логикой ценностного осмысления идеологической личностью мира. Поскольку мыслящая мир идеологическая личность в силу особенностей логики своего мышления, которая является ценностной, не в состоянии абстрагироваться от себя в процессе осмысления якобы бесконечного мироздания и объетивированно, безотносительно к себе мыслить его в качестве объекта познания, то идеологическое мышления не способно добывать объективное знание.

Предполагаю, что образ абсолютной причинности как категорически императивная логическая форма идеологического мышления начал формироваться еще в предчеловеческом стаде и окончательно сформировался в первобытной общине сложившегося человека как вида Homo sapiens, но и тогда, полагаю, это была логическая форма мышления не всех людей, а лишь части людей и выполняла тогда функции, во-первых, интеграции всех взглядов первобытных людей на мир и на себя в единое целое, а во-вторых, сплочения членов первобытной общины в единое целое на основе организации жесткой причинной иерархической власти родо-племенного сообщества, его вождя и жреца над его членами.

Императивный мысленный образ конечной причинности как определяющая логическая форма мышления в  рациональной логике

Предметная логика рационального мышления реалистичная, поскольку она ценностно нейтральная и потому способна объективно отражать реальность.  Логика рационального мышления является отражением реальной действительности, а точнее, реальной практической деятельности человека, но в виде логического строя его мышления. В отличие от идеологического мышления, в рациональном мышлении нет логической формы мышления в виде мысленного образа якобы существующего бесконечного абсолюта как первоосновы и первопричины и его будто бы проявления в конечных предметах реальности, т. е. нет мысли о якобы существовании в мире бесконечной причинной связи мыслимых предметов, в которой будто бы бесконечный абсолют однозначно определяет существование конечных предметов. В устройстве логики рационального мышления действует принцип относительности рационального мышления, проявляющийся в мысленном образе относительных причинных отношений между мыслимыми предметами мироздания.

В рациональном мышлении все мыслимые предметы мыслятся конечными и потому логическая форма мышления причинных отношений – это мысленный образ причинных отношений между реальными предметами как предметами одного порядка. Рациональное мышление использует такой мысленный образ причинно-следственных отношений, в которых ни одна из конечных причин в этих отношениях не рассматривается как абсолютная по отношению к конечному следствию, но рассматривается как относительная, а следствие не рассматривается как проявление только одной причины. В то же время она не ограничивает возможность мышления непричинных отношений между конечными предметами. Логическая форма рационального мышления в виде мысленного образа конечной причинности является одной из первичных логических форм. Она комбинированная и состоит из простых первичных логических форм рационального мышления (напр., содержит в себе мысленный образ конечного как первичной логической формы рационального мышления). Конечная причинность как логическая форма мышления является определяющей по отношению к вторичным логическим формам рационального мышления. Но в рациональном мышлении логической форме конечной причинности не подчинены полностью вторичные логические формы мышления виде императивных мысленных образов общемировоззренческих для рационального мышления категорий (конечных количества, качества, сущности, явления, движения, покоя и др.).

Логика рационального мышления, как и логика идеологического мышления, императивная, но в отличие от логики идеологического мышления, которая является категорически императивной, она не обладает категоричностью. Первичные логические формы рационального мышления (напр., мышление любых предметов конечными, конечная причинность как логическая форма рационального мышления) действуют автоматически, но не в виде категорической императивности, как в идеологическом мышлении, а как неизбежное следование мышления им ввиду его невозможности при осмыслении предметов категорически императивно следовать мысленным образам бесконечного, бесконечной причинности и иных первичных логических форм идеологического мышления. Это тоже императивность, но особого рода, она нецелевая и проявляется не в виде предписания следовать, а в виде невозможности рационального мышления не мыслить предметы в соответствии с его первичными логическими формами, в том числе в виде невозможности не мыслить предметы в соответствии с рациональной логической формой конечной причинности в виде мысленного образа, согласно которому одни конечные предметы реальности являются причинами других конечных предметов реальности, а другие конечные предметы реальности являются следствием предметов, мыслимых в качестве причин, и ни один конечный предмет не является только следствием, а является также причиной некоторых следствий. В логике рационального мышления причина и следствие автоматически рассматриваются как меняющиеся местами в том смысле, что следствия в отношении одних предметов являются причинами в отношении других предметов. Но в рациональном мышлении ни один из мыслимых конечных предметов не мыслится как абсолютная причина по отношению к другим мыслимым конечным предметам.

Вторичные логические формы рационального мышления в виде императивных мысленных образов конечных количества, движения и др. общемировоззренческих для рационального мышления категорий, которые приобретаются личностью в процессе социализации при формировании ее мышления, являются целевыми нормативными логическими формами мышления, но не категорическими. Это значит, что логические формы вторичные логические формы рационального мышления не имеют категорически императивной силы и являются условными императивами, действующими при определенных условиях и оставляющими субъекту мышления определенную свободу следовать или не следовать этим логическим формам мышления, т. е. субъект рационального мышления при мышлении конечных предметов обладает возможностью не использовать вторичные логические формы мышления, он обладает возможностью выбора, ошибок в использовании вторичных рациональных логических форм, а потому в рациональном мышлении людей иные из логических форм мышления могут отсутствовать или могут присутствовать с различным содержанием. Однако выбор логических форм рационального мышления осуществляется в границах мышления конечных предметов, т. е. рациональное мышление не способно содержательно мыслить бесконечное и бесконечную причинность. Содержательная логика  рационального мышления обусловливает неизбежность применения рациональных доказательств с помощью мысленных образов конечных причин и противоречит бездоказательной идеологической вере, однако допускает возможность уверенности мышления в доказательстве.

Общемировоззренческие для рационального мышления категории, лежащие в основе вторичные логических форм рационального мышления, похожи на общемировоззренческие для носителей идеологического мышления идеологически-философские категории, наиболее полно и систематически осмысленные в философиях Аристотеля, Гегеля, диалектико-материалистической (марксистской) философии, но только относятся они не к осмыслению будто бы существующей бесконечности мироздания, как в философии, но к осмыслению конечной реальности, однако неопределенно конечной реальности ввиду отсутствия у рационального мышления возможности рационально мыслить конкретные границы реальности, а потому эти категории как мысли о конечных чертах реальности являются общемировоззренческими для рационального мышления. Поскольку философские категории представляют собой мысли о якобы существовании бесконечного, то с точки зрения рационального мышления созданные ими мысленные образы реальности неадекватные и потому они не соответствуют требованиям научно-теоретического отражения реальности, поддающегося проверке на истинность с помощью практики. Философские категории признаются истинными посредством идеологически-илософской веры, причем каждая философия свое содержание этих категорий категорически императивно считает абсолютно истинным. Рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить бесконечное в этих философских категориях, а значит, и сами эти категории.

В  рациональном мышлении все логические формы предметности одинаковые для всех людей. Возможна только одна предметная логика рационального мышления, а определенное несовпадение рациональной логики у разных людей с рациональным мышлением свидетельствует о том, что либо все они, либо часть из них некорректно применяют рациональную логику. В процессе углубления познания мироздания и развития человеческой практики содержание общемировоззренческих для рационального мышления категорий развивается, но многим людям, не обладающим универсальными знаниями и даже не обладающими способностью к теоретическому осмыслению мира, недоступны знания о многих общемировоззренческих для рационального мышления категориях. И в науке тоже есть разные взгляды на конкретное содержание общемировоззренческих категорий, служащих основой вторичных содержательных логических форм  рационального мышления.. Потому у людей с рациональным мышлением нет полностью одинаковой рациональной предметной логики мышления, у многих людей рациональное мышление слабо развито и нуждается в совершенствовании.

Образ относительной конечной причинности как условной императивной логической формы рационального мышления ценностно нейтральный и потому вся рациональная логика ценностно нейтральная, поскольку исключает возможность мысли об абсолютной бесконечной причине и позволяет личности мыслить конечные предметы и конечные причины безотносительно к мышлению ею себя и своего существования, абстрагируясь от себя и своего существования, а значит, позволяет ей мыслить конечные предметы и конечные причины в качестве объектов познания. Рациональная личность в состоянии делать специальным объектом познания также себя и в этом случае она способна мыслить себя объективно.

Как рациональное, так и идеологическое мышление содержат формальную логику. Правила формальной логики нормативные, но не категорически императивные и потому содержат в себе возможность их нарушения. Люди следуют им не всегда строго, а потому не всегда мыслят строго в соответствии с правилами формальной логики.

Заключение. Являющиеся основой вторичных содержательных логических форм  мышления общемировоззренческие для рационального мышления категории и общемировоззренческие для идеологического мышления категории являются по разному воплощаются в предметных логических формах. Содержание общемировоззренческих категорий рационального мышления не имеет идеи бесконечного и не имеет идею абсолютной причинности, а имеет идеи конечного и относительной причинности, а содержание общемировоззренческих категорий идеологического мышления имеет идеи бесконечного и абсолютной причинности. Актуальна проблема определения в идеологическом мышлении границ между конкретным содержанием идеологии и логическими формами предметного идеологического мышления и определения в рациональном мышлении границ между конкретным содержанием рациональных идей и логическими формами предметного рационального мышления, поскольку не все содержание  идеологических и рациональных идей является основой идеологических и рациональных предметных логических форм мышления. Актуальным является также исследование особенностей роли императивного мысленного образа причинности как логической формы мышления в идеологической и рациональной предметной логике.

23. 01. 2016

См. также по теме работы автора: Антонюк Г. А. Социальная идеализация // Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Тезисы докл. республ. межвузовской научн. конференции 19 -- 21 мая 1992 года. -- Гродно, 1992, Ч. II; Он же. Ідэалізацыя // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, 1998, Т. 7; Он же. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1997, № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, Беларуская энцыклапедыя, 1998, Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007 (Идеология, идеализация и вера // Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. -- Гродно, 1998, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 06. 2007; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 4 (11), Demiurgos.communityhost.ru, 6. 06. 2007; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1999, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Kasparov.ru, 3. 01. 2008, Lebedev.ru, 15. 01. 2008; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). -- Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (особенности и значение в управлении обществом и человечеством) // Demiurgos.communityhost.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) // Demiurgos.communityhost.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры // Demiurgos.communityhost.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 09. 2007; Он же. Рациональный и идеологический подходы в управлении Россией // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 12. 2007, Kasparov.ru, 19. 12. 2007; Он же. Современные российские правители и идеология // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 04. 2008, Kasparov.ru, 12. 04. 2008; Он же. Правитель, идеология, рационализм и наука // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 2007, Lebedev.ru, 15. 04. 2008; Он же. Наука, идеология и общая теория идеализации и идеализированного предмета // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 06. 2008; Он же. Введение в науку о мировоззрении (эйдологию) // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 09. 08, Heorhi.ru.gg, 27. 09. 08, Lebedev.ru, 28. 09. 08; Он же. Мышление и идейная суверенность личности // Demiurgos.communityhost.ru, 2. 11. 08, Lebedev.ru, 2. 11. 08, Heohi.ru.gg, 2. 11. 08, heorhi.livejournal.ru, 2. 11. 08; Он же. Вера и духовная свобода воли // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 06. 2010; Он же. Свобода выбора веры // Demiurgos.communityhost.ru, 08. 01. 2011; Он же. Вера человека в свое существование // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 12. 23011; Он же. Регулятивная способность мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 12. 2011; Он же. Мысль человека о своем существовании как логическая форма мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 24. 12. 2011. Он же. Особенности идеологического и рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 25. 12. 2011; Он же. Черты идеологической и рациональной логик // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 12. 2011; Он же. Предметная логика // Demiurgos.communityhost.ru, 31. 12. 2011, demiurgos.sosbb.ru; Он же. Когитивный антагонизм и когитивная терапия // Demiurgos.communityhost.ru, 3. 01. 2012; Он же. Рациональное и идеологическое мировоззрение // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 01. 2012; Он же. Крах претензии философии на общезначимость // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 01. 2012; Он же. Закон абсолютной когнитивной  неопределенности рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 01. 2012; Он же. Идеологический и рациональный методологические подходы // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 01. 2012; Он же. Несовместимость идеолого-философской веры и теоретичности философии // Demiurgos.communityhost.ru, 23. 01. 2012; Он же. Эволюционная неприспособленность мышления к познанию идеального // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 02. 2012; Он же. Сократ и Платон – первооткрыватели идеального как реальности // Demiurgos.communityhost.ru, 7. 02. 2012: Он же. Мышление бесконечного в науке и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 02. 2012; Он же. Философология (философоведение) // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 03. 2012; Он же. Философия не способна быть себе наукой // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 03. 2012; Он же. Неосознанное применение Кантом безграничной идеализации и абстрактных предметов для построения когнитивных оснований науки и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 06. 2012; Он же. Полифункциональность идеи основы мира в виде вещи в себе в трансцендентальной философии Канта и рационально-идеологический дуализм его мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 11. 2012; Он же. Кант – первооткрыватель категорической императивности, сознательный первосоздатель квазиреальности и рациональная немыслимость его категорического императива // Demiurgos.communityhost.ru, 1. 02. 2013; Он же. Научный подход к созданию философии // demiurgos.sosbb.ru, 5. 03. 2013; Он же. Отношение личности и мировоззрения как объект мировоззренческой инженерии // demiurgos.sosbb.ru, 13. 03. 2013; Он же. Ученый и религия // demiurgos.sosbb.ru, 18. 03. 2013; Он же. Особенности рационального и идеологического методологических подходов в осмыслении мира и в деятельности // demiurgos.sosbb.ru, 19. 03. 2013; Он же. Проблема научного познания идеологического мышления // demiurgos.sosbb.ru, 16. 04. 2013; Он же. Идеологическая вера и рациональная уверенность // demiurgos.sosbb.ru, 17. 04. 2013; Он же. Ценностная природа философии и философская вера // demiurgos.sosbb.ru, 22. 11. 2013; Он же. Эйдосы как субституты рационального и идеологического мышления // demiurgos.sosbb.ru, 13. 03.. 2014; Он же. Закон абсолютной когнитивной определенности идеологического мышления demiurgos.sosbb.ru, 2. 04. 2014; Он же. Идеологическая вера присуще интеллектуально несамодостаточным личностям // demiurgos.sosbb.ru, 5. 12. 2014; Он же. Научное знание и религиозная вера // demiurgos.sosbb.ru, 6. 01. 2015: Он же. Безгранично идеализационная парадигма понимания науки // demiurgos.sosbb.ru, 19. 01. 2015: Он же. Особенности научного мировоззрения // demiurgos.sosbb.ru, 1. 02. 2015; Он же. Способность идеального в виде мышления и в целом психики к неопределенно длительному существованию // demiurgos.sosbb.ru, 11. 02. 2015; Он же. Особенность логики идеологической веры относительно логики рациональной уверенности // demiurgos.sosbb.ru, 28. 11. 2015; Он же. Отражательно-конструктивная и субститутная функции эйдосов рационального и идеологического мышления // demiurgos.sosbb.ru, 15. 12. 2015; Он же. Нравственный категорический императив и нравственная свобода воли // demiurgos.sosbb.ru, 31. 12. 2015.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru.

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения