ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Перейти вниз

ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Сообщение автор Admin в Вт Дек 13, 2016 2:29 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Данная научная работа -- это применение и развитие моей концепции чистого (пурического) рационализма. В данной работе я рассматриваю не то, как устроен мир, в частности, не то, бесконечен или не бесконечен мир, и не то, как возможно познавать мир и обосновывать свои мысли о мире, в частности, как возможно познать, существует ли бесконечность, и обосновать свои мысли о бесконечности, а то, как человек способен мыслить мир, в частности, как человек способен мыслить бесконечность. От того, как человек способен мыслить мир, зависит то, как он может познавать мир и обосновывать свои мысли о нем и что он мыслит о мире.

Предметная (содержательная) логика – это законы, принципы, формы, правила создания, устройства, перестройки, применения в познании и практической деятельности, в том числе в конструировании составляющих содержание понятий мысленных предметов как идеальных образов мыслимых предметов, представляющих собой копии мыслимых предметов, имитаторы (модели) мыслимых предметов и субституты (заместители, представители) в мышлении мыслимых предметов, функцию которых выполняют имитаторы мыслимых предметов. Мысленные предметы я называю эйдосами, руководствуясь весьма отдаленным сходством их как субъективных по месту существования (в мышлении) и способу существования (в виде черт и продуктов мышления) идеальных, т. е. нематериальных по субстрату предметов с будто бы объективно существующими независимо от психики идеальными, т. е. нематериальными эйдосами как якобы первообразами материальных конечных предметов, учение о которых создано Сократом (470/469 до н. э. -- 399 до н. э.) и его учеником Платоном (428/427 до н. э. -- 348/347 до н. э.).

Мыслимые предметы – это то, о чем размышляет человек, т. е. что он познает и конструирует. Это реальные предметы, предполагаемые реальные предметы, возможные предметы, исчезнувшие предметы, конструируемые осуществимые и неосуществимые предметы, это внешние по отношению к мышлению предметы, черты и продукты самого мышления, это также мыслящий человек и различные его черты. Один и тот же мысленный образ может быть мыслимым и мысленным предметом. Например, содержание мысли о каком-то предмете – это мысленный предмет, но данный мысленный предмет может быть предметом размышления о нем и в этом аспекте он является мыслимым предметом, посредством познания которого создается отдельный мысленный предмет. В этом случае может иметь место нечто вроде мысленной «матрешки». Мышление – это не только размышление о внешних по отношению к нему предметах, но и его рефлексия о самом себе.

Мысленные предметы – это мысленные образы реальных, возможных, исчезнувших и конструируемых мыслимых предметов, представляющие собой копии мыслимых предметов, имитаторы (от лат. imitare – подражать, воспроизводить, подделывать (модели – от фр. modele – образец, прообраз) мыслимых предметов в мышлении и субституты мысленных предметов в мышлении, т. е. идеальные в смысле нематериальные заместители мыслимых предметов в мышлении, представляющие собой в некотором роде их инобытие в нем, функцию которых выполняют имитаторы мыслимых предметов. Мысленный предмет – это не пассивный образ мыслимого предмета, как бы отпечатывающийся в мышлении, а творчески созданный мышлением в идеальном виде с помощью содержательной логики мысленный предмет с целью его использования в мышлении и в качестве информации о мыслимом предмете, и в качестве имитатора мыслимого предмета в функции заместителя (субститута) мыслимого предмета, с которым мышление работает так, как если бы это был сам мыслимый предмет.

Формальная логика отличается от предметной логики тем, что она представляет собой законы, принципы, правила, формы создания, перестройки понятий и оперирования ими, а также их применения в осмыслении мира и в практической деятельности, в том числе в конструировании мира безотносительно к особенностям их содержания, т. е. безотносительно к особенностям мысленных предметов, являющихся этим содержанием, а в аспекте такой их черты, как обобщенность рассуждений о мыслимых предметах. Предметная логика имеет дело с мысленными предметами, а формальная логика имеет дело не с мысленными предметами как копиями, идеальными имитаторами и заместителями мыслимых предметов в мышлении, а с понятиями и суждениями о мыслимых предметах со стороны способа их создания с помощью обобщения. Я провожу различие между формальной и содержательной логиками следующим образом. Формальная логика – это законы, принципы, правила, формы построения мысли в виде понятий, суждений и умозаключений о мыслимом предмете, а предметная (содержательная) логика -- это законы, принципы, правила, формы построения мысленного предмета как модели мыслимого предмета. Это значит, что формальная логика имеет дело с обобщающими рассуждениями о мыслимых предметах безотносительно к содержанию рассуждений, а предметная логика – с мысленными предметами как образами мыслимых предметов, составляющими содержание рассуждений.

Полагаю, оправданно предположить, что предметная логика у перволюдей не возникла сразу и в законченном виде, она формировалась постепенно в процессе становления мышления человека и его поступательного развития, причем не с одинаковой скоростью у разных народов. Полагаю, процесс формирования  содержательной логики завершился у всех народов, однако она продолжает поступательно развиваться. С позиции моей концепции чистого рационализма в поступательном развитии предметной логики возможно выделить неосознанные и осознанные этапы ее высвечивания и развития в европейской философии, обладавшие особенностями.

Мышление оперирует мысленными предметами с помощью понятий, которые являются средством функционирования и развития предметной логики. С точки зрения моей концепции чистого рационализма нет ступеней или иных разновидностей мышления, одна их которых была бы основана на формальной логике, а другая – на содержательной логике, хотя такие ступени выделяли И. Кант (1724 – 1804), Г. Гегель (1770 – 1831), их выделил диалектический материализм. Мышление – это идеальная деятельность, основанная на единстве формальной и содержательной логик, каждая из которых не способна существовать без другой, а мышление не способно существовать без одной из них. Я рассматриваю формальную логику как средство обслуживания предметной (содержательной) логики. Но поскольку формальная логика является одной из функциональных сторон мышления, то она в силу законов организации обладает частичной самостоятельностью относительно содержательной логики. Эта относительная самостоятельность формальной логики состоит в наличии у формальной логики специфических форм, законов, принципов, правил мышления и в частичном приспособлении содержательной логики к формальной логике.

Выявление мною противоположных врожденно обусловленных типов содержательного мышления – рационального и идеологического, описанных в моей доктрине чистого (пурического) рационализма, которые принадлежит как разным людям, так и в разной пропорции могут принадлежать отдельному человеку в виде смешанного дуалистичного рационально-идеологического мышления, позволили, на мой взгляд, поставить изучение и совершенствование предметной (содержательной) логики мышления на строго научную основу. Выделение рационального и идеологического типов мышления позволило мне выявить и исследовать особенности присущей рациональному мышлению рациональной логики и присущей идеологическому мышлению идеологической логики, которые обусловливают их различие, а также позволило выявить и исследовать смешанное дуалистичное рационально-идеологическое мышление с присущими ему неполными рациональной и идеологической логиками и выяснить особенности функционирования в нем элементов рациональной и идеологической логик. До этого логику разграничивали, начиная с Канта, на формальную и содержательную и не было научных знаний о типах содержательной (предметной) логики мышления и о врожденной предрасположенности людей к ним, которые выработаны мною (см. http://demiurgos.forum2x2.ru).

Предметная (содержательная) логика мышления осмысливается преимущественно философией, в частности, в учении о содержательной трансцендентальной логике Канта, который первым сознательно обратился к проблеме содержательной логики в своей концепции трансцендентальной логики, в идеалистическом учении Гегеля о диалектической логике, в диалектико-материалистическом учении марксистской философии о диалектической логике. У Гегеля предметная логика встроена в построение его философского учения об абсолютной идее и является чисто идеологической в моем понимании идеологического мышления. Философское учение Гегеля строится в строгом соответствии с идеологической логикой, насколько это возможно.  Чисто научные идеи о содержательной логике можно встретить в идеях Канта, обладавшего, на мой взгляд, дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, и в идеях тех марксистских философов, которые не обладали чисто идеологическим мышлением. Они изложили элементы рациональной и идеологической предметной логики как одной логики, не различая их, ведь не только Кант, Гегель, Маркс, Энгельс, но и их последователи не разграничивали идеологическую и рациональную содержательную логику. Ни рациональная, ни идеологическая предметные логики не были формализованы в виде строгих правил доказательств и выводов подобно общей, т. е. формальной логике, а потому изъяны в предметной логике мышления многих людей рассматривались философами безотносительно к разграничению данных типов логик, а потому рассматривались не вполне продуктивно. Формализация предметной логики в виде правил мышления делает некорректным название общей, не содержательной логики формальной логикой. Формализация предметной логики дает возможность анализировать логику содержательного мышления конкретных людей на предмет его правильности.

Я выделяю несколько крупных методологических этапов в высвечивании, т. е. в проявлении в наблюдаемом виде предметной логики на разных исторических стадиях ее поступательного развития, даже если не догадывались о ее существовании. Одновременно это этапы в развитии содержательной логики посредством ее пусть даже опосредованного или не вполне четкого осмысления. Полагаю, первый этап в высвечивании содержательной логики был непреднамеренно начат Сократом и его творческим последователем Платоном, которые при этом не замечали обнаженную ими содержательную логику именно как логику и не осознавали это высвечивание как этап развития содержательной логики. Данный этап был стихийным, неосознанным и состоял не в специальном выделении и изучении Сократом и Платоном содержательной логики, а в неосознаваемом ими высвечивании ее как реальности в связи с теми мировоззренческими идеями, которые они развивали. Но Сократ и Платон обладали чисто идеологическим мышлением и потому они высветили только идеологическую предметную логику, а не рациональную предметную логику, причем высветили ее не прямо, а опосредованно в виде якобы инобытия вне мышления (согласно им, вне души, в том числе вне мыслящей души) идей (эйдосов) как якобы только умопостигаемых первообразов (прообразов) конечных материальных предметов.

В учениях Сократа и Платона об идеях (эйдосах) как о якобы нематериальных первообразах, т. е. якобы абсолютно совершенных идеальных образцах, в соответствии с которыми материальный бог-творец (демиург согласно терминологии Платона) будто бы создает неизбежно несовершенные конкретные конечные чувственно воспринимаемые предметы, можно найти неосознанное высвечивание ими предметной (содержательной) логики, но не в адекватном виде, не осознаваемое ими как выявление содержательной логики, специальное выделение которой было осуществлено лишь Кантом.

В концепциях Сократа и Платона составляющие содержание первообразов (эйдосов) идеальные предметы, фактически представляющие собой объективированные в виде независимых от мышления самостоятельных предметов мысленные предметы, неосознанно сконструированы Сократом и Платоном в безгранично идеализированном виде, поскольку тогда не было открыта идеализация как метод построения мысленных предметов. Согласно Сократу и Платону, эйдосы якобы самостоятельно существуют вне человеческой души, т. е. вне человеческой психики и отдельно от реальных конечных чувственно воспринимаемых предметов и будто бы представляют собой идеальные в смысле чувственно не воспринимаемые, а лишь умопостигаемые непротяженные нематериальные предметы. В эйдосы как идеальные предметы Сократ и Платон заложили одинаковые предметные формы (формы предметности), являющиеся для них универсальными -- нематериальность (идеальность), бесконечность в виде вечности, неизменность, самостоятельное независимое бытие, познаваемость человеком посредством будто бы умопостигаемости, абсолютное совершенство, способность быть одной из необходимых причин конечных чувственно воспринимаемых предметов, но пассивной причиной, способность быть сущностями конечных материальных предметов, в которых бог-творец ее несовершенно воплощает в силу ограниченных возможностей конечного и материи. Диалектическое отрицание универсальности этих предметных форм эйдосов и превращение их в конечных материальных предметах в свою противоположность состоит в том, что хотя согласно концепции Сократа и Платона в соответствии с обладающими этими универсальными предметными формами нематериальными эйдосами создаются конечные материальные предметы, однако якобы эйдосы воплощаются в них в ограниченном виде, а это значит, что универсальные предметные формы эйдосов преобразуются в конечных материальных предметах в свою противоположность.

Сократ и Платон были первооткрывателями идеального как реальности, хотя оформили свое открытие не в адекватной форме. Они открыли идеальное как реальность, но поскольку они, на мой взгляд, обладали чисто идеологическим мышлением, то открыли идеальное как реальность не в рационально-научной форме как черту человеческой психики, а в не соответствующей реальности идеологической форме как якобы одну из объективных вечных первооснов реальности в виде нематериальных первообразов конечных чувственно воспринимаемых предметов, т. е. они рассматривали идеальное не в виде человеческой психики (души по терминологии философии того времени, которую они считали материальной) и средств и продуктов ее познавательной и конструктивной деятельности (понятий, ощущений, чувств, воли, знаний, проектов, художественных вымыслов, ложных образов и др.), которые действительно нематериальные, т. е. идеальные и являются функциональным свойством мозга (см.: Георгий Антонюк. Сократ и Платон – первооткрыватели идеального как реальности (см. http://demiurgos.forum2x2.ru, 7. 02. 2012).

Сократ и Платон безотчетно как бы вынули из мышления сконструированные ими мысленные безгранично идеализированные предметы в виде абсолютно совершенных образцов («первообразов») конечных материальных (чувственно воспринимаемых) предметов, которые они считали как бы «тенями», в некотором роде отражением будто бы обладающих подлинным бытием вечных «первообразов». Они как бы поставили перед мышлением эти в действительности созданные мышлением мысленные предметы как якобы самостоятельную вечную внемысленную идеальную в смысле нематериальную реальность в виде будто бы вечных первообразов конкретных отдельных конечных предметов, считая ее якобы исходной, первичной («подлинной», «истинной») реальностью в отличие от конкретных чувственно воспринимаемых предметов и полагая, будто не мышление людей создает эти эйдосы в виде собственных мыслей. Согласно Сократу и Платону мышление («мыслящая душа») якобы лишь отражает будто бы существующие объективно вечные эйдосы с помощью, как они считали, общих понятий (красота сама по себе, благо само по себе и др.), которые в действительности не являются общими понятиями в точном смысле, поскольку их содержание представляет собой мысленные безгранично идеализированные предметы, не способные быть содержанием общих понятий. Но это специфическое отражение эйдосов. Познание эйдосов будто бы осуществляется в виде своеобразного общения (койнонии) (койнония --- от др.-греч. koinônia -- товарищество, соучастие, общность) мыслящей души с эйдосом как якобы подлинным бытием с помощью конечных предметов, в которых эйдосы ограниченно воплощены, и вследствие такого познания эйдосы якобы отпечатываются в душе. Содержание будто бы отражающих эйдосы понятий (чистой красоты, чистого блага и др.) фактически было создано Сократом и Платоном посредством  мысленной безграничной идеализации, а не обобщения, однако обобщение использовалось ими в качестве вспомогательного средства создания этих понятий. Сократ и Платон фактически удвоили безгранично идеализированные предметы в виде якобы объективно существующих идеальных эйдосов и в виде будто бы неидеальных отражений этих эйдосов в мышлении, неидеальных потому, что они считали душу (психику) материальной с точки зрения современного понимания материи, хотя неосознаваемым Сократом и Платоном первичным шагом в данном удвоении было создание ими в мышлении безгранично идеализированных мысленных предметов, которые они сочли якобы  отражением объективных эйдосов.

Однако с точки зрения рационального мышления, каким я его понимаю, в действительности рациональное и идеологическое мышление конструирует в мысленные безгранично идеализированные предметы, которые вообще неосуществимые вне мышления, если это конечные предметы, и не мыслимые содержательно рациональным мышлением, если это созданные идеологическим мышлением бесконечно идеализированные предметы, но идеологическое мышление с помощью идеологической веры категорически считает осуществимыми и существующими вне мышления озданные им мысленные безгранично идеализированные конечные и бесконечные предметы, которые оно не признает идеализированными и рассматривает их как якобы адекватное отражение реальных и неизбежных предметов или как поддающиеся воплощению в реальность проекты. Сократ и Платон тоже безотчетно сконструировали своим идеологическим мышлением безгранично, в том числе бесконечно идеализированные предметы в виде эйдосов, которые они категорически с помощью идеологическо-философской веры признавали существующими, С точки зрения рационального мышления понятия безгранично идеализированных предметов не являются по своему содержанию общими, поскольку не получены путем обобщения с помощью индукции и не способны быть общими как в идеологическом мышлении (напр., бесконечные материя, абсолютная идея), так и в рациональном мышлении (напр., абсолютно черное тело, машина Карно). Обобщение может использоваться в создании безгранично идеализированных предметов, однако идею безграничности, в том числе бесконечности мышление неспособно создать путем обобщения.

Общие для всех мыслимых Сократом и Платоном эйдосов формы предметности эйдосов как идеальных предметов – это, на мой взгляд, не осознававшиеся ими фактические логические формы предметного идеологического мышления, с помощью которых они неосознанно конструировали эйдосы, но мысленно опять-таки неосознанно абстрагированные ими от мышления и объективированные в виде якобы внешней по отношению к психике (по отношению к душе по терминологии Сократа и Платона) реальности, будто бы существующей вне души в качестве якобы объективных нематериальных эйдосов до существования и отдельно от существования конкретных чувственно воспринимаемых конечных несовершенных материальных предметов, прообразами которых эйдосы будто бы являются. Сократ и Платон не различали формально-логический и содержательно-логический (предметный) аспекты как мыслей, так и эйдосов, и считали эйдосы не мыслями, а лишь подобием мыслей как якобы внешних по отношению к ним их прототипов и рассматривали эйдосы как якобы объективно существующие вне мышления нематериальные предметы в виде первообразов конечных материальных предметов и в виде источников мысленных образов о них. Однако на самом деле эйдосы в виде мысленных предметов неосознанно конструировались идеологическим мышлением Сократа и Платона посредством мысленной безграничной идеализации реальных конечных предметов, в том числе частично создавались с помощью мысленного обобщения сходных черт реальных конечных предметов, но не являлись результатом исключительно индукции, которая играла в этом конструировании лишь вспомогательную роль, т. е. использовалась при создании эйдосов в ограниченном виде и не оставила следа ни в форме, ни в содержании эйдосов. Но эта безотчетная для Сократа и Платона как бы объективированная предметная логика эйдосов изображена лишь статично в виде предметных форм эйдосов, которые Сократ и Платон безотчетно использовали в функции логических форм как бы объективированного предметного мышления, однако за исключением логических предметных форм не заметны логические ни законы, ни принципы применения этой как бы объективированной предметной логики, т. е. не видно процесса предметного логического мышления. Предполагаю, что Сократ и Платон смогли создать концепцию эйдосов как якобы объективно существующих вечных идей в виде прообразов конечных предметов потому, что они смогли увидеть в образах мыслимых предметов мысленные предметы, имитирующие в мышлении реальность, которые они некорректно  отождествили с самой реальностью. Однако содержания собственно понятий эйдосов как их мысленных образов в концепциях Сократа и Платона описаны просто как их копии, а не как мысленные предметы, имитирующие мыслимые эйдосы, т. е. понятия эйдосов изображены ими упрощенно лишь как средству отображения эйдосов и им Сократ и Платон не уделили особого внимания.

С позиции моей концепции чистого рационализма никакие мысленные безгранично идеализированные предметы не является общими идеями, несмотря на частичное использование метода обобщения при создании безгранично идеализированных предметов, и созданные мышлением Сократа и Платона будто бы, по их мнению, самостоятельно существующие эйдосы (идеи), полагаю, не были результатом обобщения, хотя оно использовалось ими. Сократ и Платон мысленно сконструировали эйдосы посредством своего идеологического мышления в качестве компонентов своего философского взгляда на мир, являющегося идеологическим мировоззрением, противоположным рациональному взгляду на мир (напр., научному), однако полагали, что описанные ими идеальные умопостигаемые эйдосы будто бы  существуют объективно и отдельно от реальных конечных несовершенных предметов как якобы их первообразы, а их философия будто бы является абсолютно истинным знанием в том числе об эйдосах.

Почему я все же полагаю, что Сократ и Платон первыми высветили содержательную логику, хотя и не осознавали это? Увидеть содержательную логику возможно лишь в мысленных предметах, а мысленные предметы возможно усмотреть лишь в мышлении, если мысленные образы понимать не только как копии мыслимых материальных и нематериальных предметов, поскольку в отражаемых предметах, если они не мышление, не присутствует логика, например, в отражаемых Земле, атоме. Однако если понимать мысленные образы не просто как мысленные копии мыслимых предметов, но как мысленные предметы, являющиеся и копиями мыслимых предметов, и имитаторами (моделями) мыслимых предметов, воспроизводящими мыслимые предметы в качестве субститутов, т. е. представителей, заместителей в мышлении мыслимых предметов, то в мысленных предметах возможно увидеть содержательную логику, т. к. имитирование мыслимого предмета требует определенных логических правил, законов, форм, принципов, поскольку представляет собой творческое создание в мышлении с помощью логики мысленного предмета в виде как бы мыслимого предмета, с которым мышление способно работать как с якобы отражаемым предметом, а не только как с копией отражаемого предмета.

Эйдосы Сократа и Платона обладают схожестью с мысленными понятиями эйдосов, но которые они рассматривали как копии эйдосов, а значит, как якобы вторичные по происхождению и детерминируемые эйдосами, хотя в действительности эйдосы были некорректно объективированы ими в качестве якобы самостоятельных предметов. Отталкиваясь от такого будто бы подобия, Сократ и Платон считали эйдосы общими идеями, но первичными по отношению к понятиям эйдосов, которые считали общими понятиями по аналогии с будто бы общими идеями. Для понимания использованных Сократом, Платоном и последующими философами понятий считаю целесообразным разграничить настоящие общие понятия и понятия, создаваемые с помощью обобщения, но в действительности не общие, а лишь признаваемые многими в качестве общих, которые являются псевдообщими (квазиобщими).

Почему Сократ и Платон могли решить, будто общее в виде эйдоса существует? Полагаю, во-первых, потому, что они рассматривали эйдосы в качестве сущностей многообразия конечных предметов и в силу этого считали содержание эйдосов общим по возможностям (потенциалу) воплощения каждого содержания в многих конечных предметах, а значит, что эйдосы будто бы содержат в себе в виде возможности много конечных предметов, и во-вторых, потому, что, на мой взгляд, они считали содержание эйдосов общим по способу их воплощения в конечных предметах, т. е. что будто бы они воплощены и воплощаются с помощью бога-творца во многих конечных предметах (напр., чистое прекрасное и др.). Думаю, из такого понимания общности эйдосов вытекает, что будто бы отражающие эйдосы как якобы общие сущности конечных предметов мысленные понятия этих эйдосов тоже якобы являются общими, поскольку будто бы создаются путем мысленного обобщения якобы воплощенных в многих предметах черт  общих для них эйдосов. Но содержание эйдосов и будто бы отражающих их понятий в действительности не является общим по причине неосознаваемого Сократом и Платоном способа создания ими содержания эйдосов, а является квазиобщим.


Последний раз редактировалось: Admin (Пн Фев 13, 2017 5:10 am), всего редактировалось 6 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Сообщение автор Admin в Вт Дек 13, 2016 2:31 pm

С точки зрения моей концепции чистого рационализма мысленные предметы, составляющие содержание эйдосов и понятий эйдосов неосознанно созданы Сократом и Платоном с помощью метода безграничной идеализации и метода построения абстрактных предметов, напр., эйдос и понятие «прекрасного самого по себе, чистого прекрасного». С позиции концепции чистого рационализма создание мысленного предмета в виде абсолютной красоты («чистого прекрасного») – это создание безгранично идеализированного предмета, который тоже неосуществимый. Безграничная идеализация способна частично осуществляться с помощью обобщения, т. е. с помощью метода создания общего понятия, однако содержание понятия в виде полученный с помощью частичного обобщения мысленного безгранично идеализированного предмета (напр., абсолютно черное тело) не является по формально-логическому устройству общим. У Сократа и Платона – это, например, абсолютное прекрасное (прекрасное само по себе), которое они сконструировали с помощью обобщения, в частности, путем поиска общих черт прекрасного в разных реальных предметах с целью создания идеи абсолютной красоты, но которую посчитали будто бы обладающей объективным самостоятельным существованием. Однако вечного и абсолютного прекрасного, каковым они считали идею прекрасного самого по себе, они не могли найти в реальности, чтобы использовать в обобщении. Они могли получить эти черты только путем безгранично идеализирующего реальность конструирования. Так же обстоит дело и с другими эйдосами и понятиями эйдосов в концепциях Сократа и Платона, сконструированными с помощью метода создания безгранично идеализированного предмета.

Безграничная идеализация используется как в теоретической науке, так и в идеологии, в том числе в философии. Однако в науке безгранично идеализированный предмет изначально мыслится неосуществимым и используется для углубления познания реальности, а в идеологии он посредством идеологической веры категорически мыслится осуществимым. Все идеологии построены на идеях безгранично идеализированных мысленных предметов, которые в них не признаются идеализациями и посредством веры категорически признаются осуществимыми (напр., бесконечный бог, абсолютно совершенное общество). Когда составляющий содержание понятия мысленный предмет создан как безгранично идеализированный предмет, то такое понятие не является общим понятием. На мой взгляд, понятия безгранично идеализированных предметов (бесконечная материя, абсолютно черное тело, полностью совершенное общество и др.) – это особый класс понятий, которые создаются с помощью обобщения, но не являются по способу создания общими понятиями. Я называю такие понятия квазиобщими (псевдообщими) понятиями. Философские категории, содержанием которых являются бесконечно идеализированные предметы (пространство, время, движение, необходимость, причина и др.), представляют собой квазиобщие понятия, ведь идею бесконечного невозможно получить посредством обобщения.

Неосознанное использование Сократом и Платоном метода создания абстрактных предметов также обусловило создание ими эйдосов и понятий, которые казались им общими, поскольку применялось обобщение, однако содержание этих эйдосов и понятий по способу создания не является общим, а является квазиобщим. Например, с позиции концепции чистого рационализма создание Сократом и Платоном мысленного предмета в виде прекрасного как якобы существующего само по себе – это создание неосуществимого абстрактного предмета, поскольку красота не существует как отдельный предмет. Для создания идеи прекрасного как такового необходимо использовать обобщение, однако для мышления прекрасного в качестве якобы самостоятельного предмета невозможно использовать обобщение. Так же обстоит дело и с другими эйдосами и понятиями эйдосов в концепциях Сократа и Платона, сконструированными с помощью метода создания абстрактного предмета. Рациональное и идеологическое мышление создает целенаправленно или неосознанно абстрактные предметы (абстрактные объекты -- abstract entity) с помощью мысленного вычленения черт предметов (напр., причина, случайность) и абстрагирования, отвлечения данных черт от этих предметов и мысленно оперируют ими так, как если бы они существовали в таком чистом виде как отдельные предметы вне тех предметов, от которых они мысленно отвлечены, а не как одинаковые черты этих предметов. Абстрактные предметы создаются как с помощью обобщения, так и без его участия. Абстрактные предметы – это чисто мысленные предметы и с точки зрения рационального, в том числе научного мышления они неосуществимы вне мысли о них и создаются в науке преднамеренно в качестве инструментов познания. Абстрактные предметы  являются логическими инструментами научного мышления и познания. Однако идеологическое мышление рассматривает мысленные абстрактные предметы как осуществимые вне мысли о них. Эйдосы Сократа и Платона (чистые благо, прекрасное и др.) являются не только безгранично идеализированными предметами, но и абстрактными предметами, которые мыслились ими как якобы самостоятельно существующие сущности реальных предметов. Рациональное мышление, если оно несовершенное, тоже способно рассматривать абстрактные предметы как осуществимые, если оно создает их неосознанно. Например, Кант с помощью рационального мышления рассматривал введенные им категории количества, качества, отношения, модальности не как результат отражения реальности, а как априорные формы рассудка и потому они по своему содержанию являются фактически абстрактными предметами, которые Кант не осознавал в качестве таковых. Пространство которое, согласно современной науке, не существуют отдельно от конечных материальных предметов реальности, Ньютон с помощью рационального мышления рассматривал как универсальное вместилище и считал его отдельно существующим предметом, однако мыслимое в таком виде оно является мысленным неосуществимым абстрактным предметом, который Ньютон не осознавал таковым.

Понятия абстрактных предметов, создаваемых рациональным мышлением с помощью обобщения, в том числе в науке, являются общими, поскольку не мыслятся осуществимыми, напр., понятие протяженности. Понятия абстрактных предметов, создаваемых с помощью обобщения идеологическим мышлением в идеологиях, в том числе в философии, не являются общими, поскольку они мыслятся, причем категорически мыслятся с помощью идеологической веры осуществимыми (существующими, существовавшими, неизбежно осуществимыми в будущем) и я рассматриваю их как относящиеся к классу квазиобщих понятий, в частности, эйдосы у Сократа и Платона, чистое бытие у Гегеля, понятие бесконечной протяженности. Признание всех созданных с помощью обобщения понятий абстрактных предметов общими понятиями обусловлено, на мой взгляд, неразличением идеологических и рациональных абстрактных предметов. Еще одно средство построения квазиобщих понятий – это индивидуализация, сознательно применяемая в искусстве и неосознанно применяемая в идеологии, когда посредством обобщения создается обобщенный образ, который наделяют индивидуализированными чертами (напр., бог как эйдос эйдосов у Аристотеля).

Рациональное и идеологическое мышление оперирует мысленными предметами (эйдосами), однако не сознающее себя в некотором роде девственное мышление, являющееся для себя terra incognita, считает, будто оперирует лишь копиями мыслимых познаваемых или конструируемых предметов, не предполагая, что одновременно оперирует имитаторами, моделями мыслимых предметов как их заменителями (субститутами) в мышлении, которые опосредуют связь мышления с мыслимым предметом, т. е. оперирует мысленными предметами как образами мыслимых предметов. Мысленные предметы -- это имитаторы не только отдельных мыслимых предметов, но и имитаторы таких черт реальности, которые являются всеобщими в рациональном мышлении и универсальными в плане бесконечности в идеологическом мышлении, присущими предметам всей мыслимой ими реальности и служат всеобщими в рациональном мышлении и универсальными в идеологическом мышлении мысленными предметными формами (всеобщими мысленными формами предметности и универсальными мысленными формами предметности) всех отдельных мысленных предметов как образов отдельных мыслимых предметов мыслимой реальности. Универсальными я называю мысленные предметы и фиксирующие их понятия, которые имитируют бесконечные предметы.  Всеобщие в рациональном мышлении и универсальные в идеологическом мышлении мысленные предметные формы используются в функции содержательных логических форм при мысленном создании любых отдельных мысленных предметов как образов мыслимых предметов. Например, мысленные образы времени, причины, движения, количества, качества служат универсальными в идеологическом мышлении, если описывают их якобы бесконечными, и всеобщими в рациональном мышлении, если описывают их конечными, предметными формами разнообразных мысленных предметов и выполняют функцию содержательных логических форм мышления при создании мысленных предметов как образов мыслимых реальных или сконструированных предметов, ведь любые отдельные предметы мыслятся идеологическим мышлением как обладающие названными универсальными характеристиками, а рациональным мышлением – как обладающие названными всеобщими характеристиками, описываемыми идеологическим  мышлением в виде универсальных мысленных предметных форм, а рациональным мышлением – в виде всеобщих мысленных предметных форм. Мысленные универсальные предметные формы идеологического мышления и мысленные всеобщие предметные формы рационального мышления составляют содержание категорий как мысленных понятийных образов, обладающих в рациональном мышлении наибольшей общностью, а в идеологическом мышлении – бесконечностью. Универсальные в идеологическом мышлении и всеобщие в рациональном мышлении мысленные формы предметности выполняют функцию логических форм мышления, приобретя императивный статус, т. е. став нормой мышления.

На мой взгляд, Кант при рассмотрении рассудка, который у Канта фактически представляет собой рациональное мышление в моем понимании этого мышления, уловил способность содержания категорий рассудка, к которым он относил количество, качество, отношение, модальность, быть всеобщими предметными формами при создании мысленных предметов, и рассматривал их как априорные формы рассудка, но уловил не вполне адекватно, поскольку он не разграничил мыслимый предмет и имитирующий его мысленный предмет, и, похоже,  рассматривал их как одно и то же, а потому, на мой взгляд, он не понял, что эти предметные формы используются лишь при построении мысленного предмета как заместителя в мышлении мыслимого предмета и представляют собой мысленные предметные формы, имитирующие в мышлении объективные формы конечных предметов, и рассматривал их как конститутивные принципы, которые, согласно ему, будучи субъективными принципами познания, в то же время учреждают определенные формы предметности реальности, подчиняя предметы своим предписаниям, а потому в силу этого они как бы являются онтологическими принципами, выражающими законосообразные формы бытия и относятся к области возможного опыта. Неразграничение Кантом мыслимого и мысленного предметов, на мой взгляд, обусловила неопределенность мысли Канта относительно конститутивных принципов – то ли мышление учреждает реальность, то ли мышление моделирует реальность. Однако четкое разграничение мысленного предмета как имитатора (модели) мыслимого предмета, выполняющего в мышлении субститута мыслимого предмета, и мыслимого предмета пока содержится лишь в моей концепции. В других концепциях содержится разграничение мыслимого (познаваемого, конструируемого) предмета и его образа как копии. Что касается априорности, то, полагаю, Кант не вполне понял природу и происхождение знания из человеческой практики и признанием перечисленных им категорий внеопытными (априорными) он абсолютизировал наличие в мышлении образов мысленных общих форм предметности, которые, т. е. образы мысленных общих форм предметности в действительности формируются как путем отражения реальности в человеческой практике с момента рождения человека, так и путем усвоения уже полученного человечеством знания, а сформировавшись, является как бы априорным относительно  последующего познания конкретных предметов реальности, но в то же  время знание об этих формах углубляется в процессе познания конкретных предметов реальности.

Всебщие мысленные формы предметности в рациональном мышлении участвуют в мышлении конкретных предметов, за исключением мышления реальных прообразов этих всеобщих мысленных форм предметности, которое не применяет к мышлению каждого из этих прообразов его мысленный образ как всеобщую мысленную форму предметности. Имитаторы в рациональном мышлении общих черт предметности, присущих мыслимым предметам, являются исходными мысленными формами предметности, воспроизводящими в мышлении всеобщие черты предметности, присущие мыслимым предметам. Всеобщие мысленные формы предметности задают возможным мысленным предметам как образам мыслимых предметов формы предметности не только в конкретный момент их мысленного создания, но они также предшествуют созданию всяких возможных мысленных предметов и являются по отношению к созданию возможных мысленных предметов не априорными, а предопределенными, поскольку мышление не ограничено только областью опыта и в целом практики, если понимать под практикой материальную деятельность, а не мысленную деятельность по созданию мысленных предметов. Возможность такой предопределенности всеобщих мысленных форм предметности по отношению к каждому возможному мысленному предмету обусловлена тем, что они являются императивными логическими формами мышления, присутствующими в нем независимо от того, что мыслится, и складывающимися в формирующемся мышлении ребенка одновременно с формированием в нем мысленных всеобщих форм предметности.


Почему идеальные эйдосы Сократа и Платона, будучи в некотором роде универсальными, поскольку идейное содержание всех эйдосов в виде идеальных предметов (прекрасное само по себе и др.) имело одинаковые бесконечные предметные формы, в частности, бесконечность во времени, неизменность, несотворимость и неуничтожимость, но в то же время не будучи общими понятиями в формально-логическом аспекте, являются высвечиванием содержательной (предметной) логики, хотя Сократ и Платон не осознавали точно свое мышление, и почему использованные ими понятия материальных конечных предметов (напр., человек, цветок) и материальных бесконечных предметов (напр., материя, бог-творец) не были высвечиванием содержательной логики? Содержание эйдосов Сократа и Платона, представляющее собой неосознанно сконструированные их мышлением безгранично идеализированные мысленные предметы, которые Сократ и Платон не осознавали как мысленные предметы и как безгранично идеализированные предметы, описано ими в виде якобы объективно существующих вне мышления нематериальных (идеальных) предметов, изобразить которые в виде якобы объективно существующих предметов их мышлению, полагаю, было проще, чем изобразить в виде мысленных предметов. Усмотреть в содержании понятий мысленные предметы в виде имитаторов мыслимых предметов в функции их субститутов трудно даже с помощью очень развитого абстрактного мышления современных людей и, на мой взгляд, отчасти по этой причине до сих пор не описывают содержание понятий в виде мысленных имитаторов мыслимых предметов, выполняющих функцию субститутов (представителей) мыслимых предметов в мышлении.

Усмотреть мысленные предметы как имитаторы в функции субститутов в проектах создаваемых предметов тоже трудно по той причине, что проекты являются образами мыслимых будущих предметах, если проект реализуется, а не существующих или существовавших, т. е. в некотором смысле являются образами небытия. В образах предвидения возможного или будто бы неизбежного будущего также трудно увидеть мысленные предметы как имитаторы в функции субститутов будущих возможных или неизбежных предметов, поскольку это образы еще не существующих в конкретный момент мыслимых предметов, т. е. тоже в некотором смысле образы небытия. Мысленное неосознанное конструирование Сократом и Платоном неосуществимых с точки зрения рационального мышления безгранично идеализированных предметов (напр., чистого блага, чистого прекрасного) как якобы содержания образов, а в действительности псевдообразов будто бы объективно существующих нематериальных безгранично идеализированных предметов в виде эйдосов, которые Сократ и Платон категорически признавали будто бы существующими, но в действительности неосуществимые, на мой взгляд, косвенно высвечивает в содержании этих фактически псевдообразов мысленные предметы в виде якобы имитаторов мыслимых предметов, выполняющих функцию их субститутов. если хотя бы из методологических соображений мысленно стать на позицию Сократа и Платона, будто эти мысленные образы, будучи материальными, поскольку человеческую мыслящую душу и в целом душу человека Сократ и Платон понимали как очень тонкую материю, якобы отражают реальные объективные чувственно не воспринимаемые бестелесные умопостигаемые предметы в виде первообразов чувственно воспринимаемых предметов, будто бы существуя независимо от них и до них и якобы представляя собой их подлинное бытие. Полагаю, потому в концепциях Сократа и Платона эйдосы как фактически мысленные предметы, непреднамеренно описанные ими в неадекватном превращенном объективированном виде, в то же время представляют собой как бы объективные носители содержательных логических форм мышления, но идеологического мышления, функцию которых выполняют универсальные предметные формы эйдосов, и эта логика непосредственно высвечена в описании Сократом и Платоном эйдосов и косвенно в понятиях этих эйдосов, представая перед хотя бы частичными последователями Сократа и Платона в виде некоторых якобы объективных норм, которым надлежит следовать при мышлении эйдосов. Однако эта нормативность эйдосов Сократа и Платона как якобы первообразов хотя и безусловная для них, но пассивная, категорически императивный характер она приобретает с помощью якобы существующего бога-творца, согласно концепции Сократа и Платона будто бы создающего конечные материальные предметы, «взирая» на эйдосы. Следовательно, безусловной нормативностью, а значит содержательной логической функцией, проявляющейся в мышлении эйдосов, обладают универсальные формы предметности мысленных предметов, описанных Сократом и Платоном в качестве содержания эйдосов. Хотя это бедные содержанием формы предметности и у них бедная логическая функция, но они уже заметные.

Если в содержании понятий идеальных эйдосов Сократа и Платона хотя бы косвенно содержатся мысленные предметы как имитаторы мыслимых предметов, выполняющие функцию их субститутов в мышлении, то в используемых Сократом и Платоном понятиях конечных материальных предметов (человек и др.) и в понятиях бесконечных материальных предметов (материя и др.) даже косвенно не высвечиваются мысленные предметы в виде мысленных универсальных форм предметности, поскольку согласно Сократу и Платону в каждом конечном предмете якобы лишь ограниченно воплощаются эйдосы, а бесконечные материальные предметы, напр., материя, бог-творец будто бы существуют наряду с эйдосами и совечные им, а якобы проявляются в конечных предметах лишь посредством обладающих самостоятельным бытием эйдосов.

Сократ и Платон своей концепцией объективных нематериальных умопостигаемых эйдосов как идеальной основы мироздания (они не были монистами-идеалистами, а были дуалистами и признавали наряду с якобы существованием нематериальных идей-первообразов существование будто бы вечной бесформенной, но якобы обладающей способностью к  самостоятельному формированию простейших геометрических форм материи и материального бога-творца, якобы творящего конечные предметы, «взирая» на эйдосы-первообры), не только заложили основы объективного философского идеализма. Они первыми неосознанно высветили предметную (содержательную) логику в виде универсальных предметных форм якобы объективных идеальных предметов-эйдосов, а значит, тем самым и содержательных (предметных) логических форм неосознанно сконструировавших эйдосы идеологических мышлений Сократа и Платона, функцию которых, т. е. предметных логических форм в виде объективных норм мышления эйдосов выполняли данные универсальные предметные формы эйдосов. Но не осознаваемые Сократом и Платоном предметные логические формы неосознанно изображены ими в независимом от мышления объективированном виде, которые в таком объективированном виде получили осознанное завершенное развитие в учении Гегеля о логических формах чистой мысли идеальной абсолютной идеи.


Последний раз редактировалось: Admin (Пн Фев 13, 2017 11:05 am), всего редактировалось 6 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Сообщение автор Admin в Пт Дек 16, 2016 4:40 pm

II.

Аристотель (384 – 322 до н. э.) в своей философской концепции увеличил совершенное Сократом и Платоном высвечивание содержательной логики, но подобно Сократу и Платону не осознавая ее. Расширение высвечивания содержательной логики совершено посредством описания в виде якобы содержащихся в божественных мыслях-эйдосах в качестве потенции объективных категорий как универсальных предметных форм материальных конечных предметов, будто бы создаваемых богом в соответствии с эйдосами. По своим философским взглядам Аристотель был дуалистом, однако с уклоном в признание абсолютного доминирования идеального начала над материальным (над совечной бесконечному идеальному богу-уму как эйдосу эйдосов бесконечной пассивной бесформенной материей). Используя философскую идею Сократа и Платона об идеальных эйдосах, он создал существенно новое философское учение об эйдосах. Он, во-первых, создал идею эйдоса всех эйдосов в виде нематериального бесконечного бога-ума как якобы перводвигателя, во-вторых, определил эйдосы не как непонятно по какой причине якобы самостоятельно вечно существующие до конечных материальных предметов нематериальные абсолютно совершенные идеи-первообразы (прообразы) этих предметов, будто бы несовершенно воплощающиеся в них, что имеет место в концепциях Сократа и Платона, а как якобы эйдосы, создаваемые богом-умом и не существующие после их создания отдельно от конечных материальных предметов, в соответствии с которыми эти конечные предметы создаются, а существующие всецело в них. Латинский перевод используемого слова эйдос в трудах Аристотеля как formas (рус. форма) создает впечатление якобы коренного отличия содержания понятия эйдоса Сократа и Платона и содержания понятия эйдос Аристотеля (эйдос -- др.-греч. εἶδος eidos, лат. formas, species — первоначально видность, вид, облик, образ, позже в философии также сущность, форма), называемого Сократом и Платоном также идеей (идея -- др.-греч. ἰδέα idea -- первоначально облик, вид, форма, прообраз). И у Сократа и Платона, и у Аристотеля эйдосы – это своеобразные идеальные прообразы конечных материальных предметов, но у Сократа и Платона они якобы абсолютно совершенные и лишь ограниченно воплощаются в конечных предметах, а у Аристотеля они ограниченные и являются своеобразными моделями (проектами) конечных материальных предметов, всецело воплощающиеся в них и в них, а не отдельно от них существующие в качестве их сущностей.

Полагаю, мышление Аристотеля, в отличие от чисто идеологического мышления Сократа и Платона, было дуалистичным и содержало противоположные идеологическое и рациональное мышление. Формальная (общая) логика как наука была создана рациональным мышлением Аристотеля, в то время как его учение об эйдосах является идеологическим и создано его идеологическим мышлением. Однако в отличие от Сократа и Платона Аристотель понимал эйдосы как индивидуальные сущности реальных конечных предметов, за исключением эйдоса эйдосов – бесконечного бога-ума, проявляющего себя своим творчеством в своих мыслях-эйдосах конечных материальных предметов и в воплощении эйдосов в конечных материальных предметах, а у Сократа и Платона эйдосы будто бы универсальные, т. е. согласно им каждый эйдос как бесконечный во времени (вечный) первообраз якобы содержит в себе возможность создания в соответствии с ним множества конечных предметов, родственных ему, однако в отличие от эйдоса несовершенных. Согласно моей концепции чистого рационализма, ни общее понятие, ни единичное понятие в формально-логическом смысле не подходят для анализа идеологического мышления и идеологий, поскольку в идеологическом мышлении и в создаваемой им идеологии отсутствуют общее и единичное понятия в строго формально-логическом смысле, а есть лишь их подобие. Полагаю, используемые в них понятия со стороны их объема оправданно называть универсальными, типичными и индивидуальными, чтобы отличить их от общих и единичных понятий в формально-логическом смысле, присущих рациональному мышлению, но они частично создаются с помощью обобщения, применяемого для создания общих понятий, и с помощью выделения специфического, применяемого для создания единичных понятий. Потому универсальные и типичные понятия идеологического мышления я называю квазиобщими (псевдообщими) понятиями, а индивидуальные понятия я называю квазиединичными (псевдоединичными) понятиями. Согласно моей концепции чистого рационализма содержание универсальных понятий образуют мысленные бесконечно идеализированные предметы, будто бы имитирующие в мышлении якобы существующую бесконечную основу мироздания (напр., понятия материи, бога-ума), Так называемые всеобщие понятия, в частности, философские, в содержание которых заложена идея бесконечности – это не рациональные понятия, а идеологические универсальные понятия. Содержание типичных и индивидуальных понятий образуют мысленные безгранично идеализированные конечные предметы, будто бы имитирующие в мышлении конечные предметы как проявления бесконечной основы мироздания, якобы причастные к бесконечной первооснове бытия как его проявления, но прямо не содержащие бесконечность, а потому к универсальным, типичным и индивидуальным понятиям не применима в полной мере формальная логика, в том числе силлогистика. Формальная логика, в том числе силлогистика в полной мере применима только к рациональному мышлению, которое строит понятия в строгом соответствии с формальной логикой.

В отличие от Сократа и Платона Аристотель не рассматривал эйдосы как существующие отдельно от материальных конечных предметов, а считал их сущностью этих предметов, существующей в них: «ведь покажется, пожалуй, невозможным, чтобы врозь находились сущность и то, чего она есть сущность», «как могут идеи, будучи сущностями вещей, существовать отдельно (от них)» (Аристотель. Аналитика первая и вторая. М., 1952. -- I, 9, с. 35). Однако, похоже, он считал, что до конечных вещей сперва они будто бы существуют в творящем их боге-уме, якобы являющимся эйдосом эйдосов (его часто называют формой форм), универсальным  эйдосом, заключающим в себе возможность любых эйдосов. Эйдос эйдосов у Аристотеля идеальный, как и каждый эйдос. Говоря образно, Аристотель как бы вернул эйдосы, изъятые Сократом и Платоном из человеческого мышления, обратно в мышление, но в якобы божественное мышление. Однако шагом вперед в высвечивании Аристотелем содержательной (предметной) логики по сравнению с Сократом и Платоном является определение и классификация им категорий (др.-греч. κατηγορία -- высказывание, обвинение, признак), которые, согласно его концепции, представляют собой объективно существующие наиболее общие роды или классы характеристик реальных материальных конечных предметов (субстанция, или сущность, количество, качество, отношение, место, время, обладание, положение, действие, страдание) и которые он воспроизвел в мышлении в виде его универсальных понятий-категорий. На мой взгляд, содержание объективных категорий, за исключением категории сущности, Аристотель фактически изображает как универсальные предметные формы реальных конечных чувственно воспринимаемых предметов, обладающие бесконечностью в силу бесконечности творческих возможностей создающего их бога-ума и в силу бесконечности материи, из которой с помощью этих универсальных предметных форм бог-ум якобы имеет возможность творить бесконечное количество и многообразие конечных материальных предметов. Описание Аристотелем объективных категорий в виде понятий (категорий) является универсальным потому, что содержание этих понятий-категорий представляет собой бесконечно идеализированные мысленные предметы в виде универсальных форм предметности, которые невозможно создать только с помощью обобщения.

На мой взгляд, содержание большинства описанных в концепции Аристотеля понятий-категорий (в современной терминологии – просто категорий, или философских категорий) представляет собой универсальные мысленные предметные формы конечных материальных предметов. Полагаю, исключением является содержание понятия-категории сущности, наличие которой Аристотель признает у каждого конечного материального предмета, но каждую сущность он рассматривает как индивидуальную для каждого такого предмета. Однако Аристотель не осознает содержание понятий-категорий как мысленных универсальных предметных форм, несмотря на то, что согласно его концепции понятия-категории являются образами присущих созданным в соответствии с эйдосами материальным конечным предметам объективных предметных форм, называемых им категориями, а также являются образами присущих создаваемым богом-умом эйдосам как нематериальным сущностям создаваемых материальных конечных предметов возможностей их материальных проявлений с помощью используемой для создания конечных материальных предметов материи в виде одинаковых состояний этих предметов, представляющих собой данные объективные предметные формы. Содержание понятий-категорий не осознавалось Аристотелем как мысленные универсальные предметные формы, а осознавалось лишь как копии объективных категорий и потому они не выполняют в его концепции функцию логических форм содержательной логики человеческого мышления и не высвечивают содержательную логику.

К оперированию понятиями-категориями, содержание которых, на мой взгляд, представляет собой универсальные мысленные предметные формы, Аристотель, полагаю, не вполне корректно применяет созданную им на основе открытых им законов формальной логики силлогистику, оперирующую общими и единичными понятиями и высказываниями. Среди отражаемых универсальными понятиями-категориями объективных категорий в качестве главной Аристотель рассматривал сущность, которая согласно его концепции представляет собой единичное, обладающее самостоятельностью, устойчивостью, неизменностью, существующее само по себе, безотносительно к чему-то другому, в отличие от чувственно воспринимаемых материальных состояний предмета. Согласно ему, сущность – это то, что делает предмет именно этим предметом. Но описанная в концепции Аристотеля сущность не воспринимается органами чувств, поскольку она идеальная в качестве мысли бога-ума, в отличие от свойств предмета, представляющих собой чувственно воспринимаемые проявления сущности в созданных конечных материальных предметах и раскрывающих его сущность. В силу индивидуальности сущности она по содержанию не представляет собой объективную универсальную предметную форму, хотя как объективная категория присуща, согласно Аристотелю, любому конечному материальному предмету. Объективные категории Аристотеля, за исключением категории сущности, неосознанно описаны им как универсальные объективные предметные формы конечных материальных предметов и воспроизведены им в виде  мысленных образов в качестве якобы всеобщих понятий-категорий, а в действительности универсальных понятий-категорий, будто бы копирующих признаваемую им объективную категориальную реальность. Согласно Аристотелю объективные категории первоначально содержатся в качестве потенции идеальных эйдосов и с помощью материи актуально проявляются в процессе активного формирования в соответствии с эйдосами конечных материальных предметов из пассивной материи в виде чувственно воспринимаемых состояний конечных предметов.

Поскольку эйдосы Аристотеля представляют собой, согласно его концепции, мысли, правда, объективированные мысли бога-ума, то описание Аристотелем эйдосов как мыслей, хотя и объективированных, намного больше высвечивает предметную логику человеческого мышления, чем эйдосы Сократа и Платона, хотя и описанные в их концепциях в качестве подобных человеческим мыслям, но все же не в виде мыслей, а в виде умопостигаемого самостоятельного ничьего» идеального бытия, противоположного чувственно воспринимаемому материальному бытию. Если в эйдосах Сократа и Платона универсальные предметные формы, обладающие похожей на логическую функцию нормативностью, исходящую из использования их богом-умом в качестве образцов для создания конечных материальных предметов, относятся только к эйдосам, а не к конечным материальным предметам, созданным в соответствии с эйдосами, то эйдосы Аристотеля содержат в качестве возможности универсальные предметные формы, которые реализуются в конечных материальных предметах в виде их реальных универсальных предметных форм и которые обладают в божественных мыслях-эйдосах похожей на логическую функцию нормативностью, исходящей от создающего их и воплощающего их в конечных материальных предметах бога-ума. А поскольку бог-ум является эйдосом эйдосов, создающим их и воплощающим их в реальных конечных предметах, то в эйдосе эйдосов содержится бесконечная возможность и абсолютная необходимость эйдосов конечных предметов с их потенциальными предметными формами. Полагаю, в эйдосах Аристотеля зримо показаны (высвечены) элементы конкретной предметной (содержательной) логики идеологического мышления в виде заложенных Аристотелем в их содержание в качестве потенциального проявления в создаваемых в соответствии с эйдосами конечных материальных предметах объективных категорий, которые фактически являются в его концепции универсальными предметными формами конечных материальных предметов и обладают в эйдосах похожей на логическую функцию нормативностью, исходящей от бога-ума. Аристотель не видел в универсальных предметных формах эйдосов объективированную функцию нормативных логических форм мышления, нормативность которых в его концепции обусловлена абсолютной необходимостью, исходящей от создающего эйдосы в виде мыслей и воплощающего их в конечных материальных предметах бога-ума (эйдоса эйдосов). А описанному в философии Аристотеля эйдосу эйдосов (богу-уму) абсолютная необходимость выглядит присущей как в некотором роде абсолютной творящей чистой содержательной логике, которая видится таковой, хотя и изложенной в зачаточном виде, только с позиции более поздней и более развитой философии Гегеля (в первую очередь его "Науки логики") и которую сам Аристотель не осознавал как содержательную логику.

Заложенные Аристотелем в содержание эйдосов категории как объективные универсальные предметные формы конечных материальных предметов делают его эйдосы богаче по содержанию, чем эйдосы Сократа и Платона, несмотря на то, что эти предметные формы присутствуют в самих эйдосах лишь как возможность, реализуемая действием эйдоса эйдосов, однако в эйдосе эйдосов (боге-уме) они присутствуют не только как возможность, но и как абсолютная необходимость. Уже само их наличие богаче высвечивает содержательную логику, чем универсальные предметные формы эйдосов Сократа и Платона, хотя тоже, как и в концепциях Сократа и Платона, высвечивает в неадекватном объективированном виде, однако, говоря образно, высвечивает ближе к человеческим мыслям, чем их эйдосы. Однако воспроизведение Аристотелем этих выработанных им объективных категорий в содержании универсальных понятий-категорий в виде мысленных универсальных предметных форм не придает этим мысленным предметным формам функцию нормативных логических форм мышления, поскольку они мыслятся им лишь как мысленные копии в человеческом мышлении объективных категорий. И все же Аристотель с помощью категорий обогатил содержание универсальных предметных форм божественных эйдосов-мыслей, в соответствии с которыми бог-ум якобы создает конечные материальные предметы, а значит, обогатил содержание логической функции, которую выполняют эти формы в концепции Аристотеля, хотя он и не сознает ее. Нормативность данных категориальных предметных форм эйдосов конечных предметов в концепции Аристотеля предстает внешней для них, а не внутренне присущей им, и обусловлена их созданием и воплощением в реальных конечных предметах богом-умом, действия которого придают  эйдосам категорическую императивность (категорическую нормативность).

Аристотель в неосознанном высвечивании предметной логики человеческого мышления прошел половину пути от похожих на человеческие мысли объективных «ничьих» эйдосов (идей) Сократа и Платона к человеческим мыслям и к предметной логике человеческого мышления. Содержание категорий-понятий Аристотеля как мысленных образов-копий объективных универсальных мысленных предметных форм, которые у в его концепции являются объективной реальностью в божественных эйдосах-мыслях и в характеристиках реальных материальных предметов, побудило Канта разработать свою концепцию категорий, не принимая идею эйдосов как якобы объективных идей-прообразов конечных материальных предметов, но приняв идею категорий. Он отбросил идею объективности аристотелевских категорий и использовал в преобразованном им виде идею аристотелевских субъективных категорий как мысленных образов для создания предметной (содержательной) рациональной трансцендентальной логики, не выходящей за границы человеческого мышления и за границы мышления конечных предметов. А Гегель, в отличие от Канта, нередко использовавшего при построении своих идей метод творческой оппозиции (противоположения) своих идей существующим идеям, применял творческий синтетический метод, основанный на использовании в творчески переработанном и развитом виде существующих идей, и опирался и на идеи Канта о категориях, ти на идеи Сократа и Платона об эйдосах, и на идеи Аристотеля о боге-уме как эйдосе эйдосов при создании своей концепции предметной (содержательной) логики человеческого мышления, которая согласно моим критериям рационального и идеологического мышления является идеологической. Кант и Гегель осознанно осмысливали и развивали предметную логику, при этом не разграничивая ее на рациональную и идеологическую, однако в выделенных ими уровнях (ступенях) мышления в виде рассудка и разума присутствуют четкие элементы рационального мышления (рассудок) и идеологического мышления (разум), поскольку рассудок они связывали с мышлением конечного, а разум – с мышлением бесконечного. Однако разум они рассматривал не как противоположный реалистичному рациональному рассудку нереалистичный идеологический тип мышления, а как более высокую ступень мышления, чем рассудок.


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Дек 24, 2016 4:06 pm), всего редактировалось 2 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Сообщение автор Admin в Чт Дек 22, 2016 7:35 pm

III.

Не только Аристотель, а также прямые последователи Платона раннего и среднего платонизма и неоплатонизма, в том числе его основатель Плотин в том или ином виде развивали объективно-идеалистические идеи Сократа и Платона об эйдосах, но и представители патристики и схоластики переработали идеи Платона об эйдосах для нужд христианского богословия, тем самым неосознанно расширяя высвечивание содержательной логики.

Полагаю, весь догегелевский объективный идеализм, начало которому положили Сократ и Платон (они и Аристотель были дуалистами, признававшими наряду с якобы существованием бесконечного идеального первоначала также бесконечное материальное первоначало), в той или иной мере неосознанно высвечивал, т. е. делал зримой предметную (содержательную) логику, но высвечивал не всю содержательную логику, а лишь предметную идеологическую логику, причем лишь частично. Объективный идеализм до Гегеля делал зримой предметную логику потому, что освещал, хотя и неосознанно и неадекватно, созданные человеческим мышлением мысленные предметы в виде содержания якобы объективно существующих идей, т. е. идей не как образов мыслимых предметов, а как якобы объективных идейных прообразов реальных конечных материальных предметов. Человеческие мысли в виде понятий этот идеализм рассматривал лишь как копии будто бы объективных идей и их якобы воплощений в конечных материальных предметах, а человеческое мышление рассматривал не как самодеятельный творчески активно осмысливающий мир организм, а лишь как пассивный инструмент получения им самим или внешними для него путями их копий (напр., так называемее врожденные идеи, идеи посредством божественного откровения). Объективный идеализм категорически считает с помощью идеологической веры основой мироздания якобы идеальный, т. е. нематериальный бесконечный как минимум во времени мысленный предмет, будто бы проявляющийся в конечных предметах реальности, в том числе в мышлении (напр., вечные эйдосы в философии Сократа и Платона, вечный бог-ум в философии Аристотеля). И идея идеального бесконечного бога в христианстве формировалась философами-идеалистами, хотя учение самого Христа опиралось на идею якобы существования бесконечного всемогущего материального бога, описанного в Ветхом завете. Идеалистические философы идейно преобразовали изложенную в Ветхом завете идею материального бога Ветхого завета в идею нематериального бога, но при этом сохранили идею Ветхого завета о якобы прямо творящей мир всемогущей бесконечной божественной субстанции. Идейное преобразование материального бога Ветхого завета философы-идеалисты осуществляли на основе идеи об идеальном (нематериальном) эйдосе всех эйдосов в виде бесконечного бога-ума в философии Аристотеля, а сам Аристотель создал идею бога как универсального эйдоса на основе концепции эйдосов Сократа и Платона, у которых бог как ум-творец материальный и будто бы творит мир, взирая на первообразы (эйдосы). Аристотель пошел дальше Сократа и Платона в создании философской концепции якобы объективно-идеального первоначала мироздания наряду с пассивной бессущностной материей, будто бы являющейся одной из первооснов. Он построил свою философию на основе идеи универсального бесконечного нематериального бога-ума, якобы являющегося перводвигателем бессущностной совечной ему пассивной материи, формирующей каким-то образом из пассивной материи в соответствии с создаваемыми им эйдосами-мыслями как потенциальными сущностями создаваемых конечных материальных вещей, в которых эти эйдосы воплощаются в качестве сущностей. Не всякое догегелевское объективно-идеалистическое учение является одинаково масштабным по высвечиванию содержательной логики человеческого мышления.  Однако, на мой взгляд, все объективно-идеалистические философские концепции до Гегеля представляют собой, во-первых, далеко не полное высвечивание содержательной, но идеологической логики мышления и, во-вторых, во всех все этих концепциях не присутствует осознание того, что они высвечивают, хотя и неадекватно, содержательную логику мышления, объективированную ими вместе с идеями в виде черт содержания объективированных  идей.

Разрабатываемая схоластами в рамках объективного идеализма логика была продолжением разработок формальной логики Аристотеля, а содержательная (предметная) логика тогда не была открыта, но поскольку они, как и Аристотель, пытались неосознанно приспособить ее к обоснованию содержания идеологических идей, то неосознанно подчиняли, как и Аристотель, неизвестную им, но реальную содержательную идеологическую логику формальной логике. Это, в частности, проявилось в реализме, крайние представители которого считали универсалии (от лат. universalis — общий – термин средневековой философии эпохи схоластики) подлинной реальностью сравнительно с существующими конечными предметами и рассматривали их как существующие до конечных предметов общие понятия, которые они, однако, описывали такими, что они были подобны эйдосам Сократа, Платона и Аристотеля, а потому в действительности не были общими идеями, поскольку лишь частично создавались с помощью обобщения, а главным образом создавались с помощью безграничной, с помощью безграничной, в том числе отчасти бесконечной идеализации и их содержание представляло собой безгранично идеализированные предметы. Однако схоласты-реалисты, в отличие от Сократа и Платона, рассматривали универсалии, подобно Аристотелю, не как «ничьи» объективные нематериальные идеи-эйдосы, а как изначально мысленные предметы, но в виде мыслей будто бы существующего идеального бога как якобы абсолютной причины. В этом сходство данных универсалий с эйдосами Аристотеля. Не осознаваемая схоластами-реалистами высвеченность в смысле зримости элементов содержательной логики мышления присутствует в содержании разрабатываемых ими объективных универсалий в виде объективных универсальных предметных форм, которые имеются в содержании объективных категорий Аристотеля, а неосознаваемая объективнаая логическая нормативность этих универсалий проявляется, на мой взгляд, в рассмотрении реалистами их воплощения в конечных отдельных материальных предметах посредством обладающего абсолютной необходимостью божественного разума, чьими мыслями универсалии, согласно их взглядам, будто бы являются. Но по сравнению с объективными категориями Аристотеля, которые как потенция содержатся в божественных мыслях-эйдосах, представители патристики и схоласты-реалисты рассматривали объективные категории как отдельные универсалии-эйдосы, воплощаемые богом в конечных отдельных материальных предметах. Однако содержательная логика в универсалиях схоластов-реалистов  имеет черты идеологической логики, присущей идеологическому мышлению. В последующем Кант и Гегель осознанно используют идею категорий как предметных логических форм: Кант -- как предметных логических форм человеческого мышления, а Гегель – как объективных предметных логических форм диалектического саморазвития абсолютной идеи и как предметных логических форм диалектического человеческого мышления, в котором, согласно ему, проявляется объективная логика абсолютной идеи.

Как и самый яркий представитель патристики Аврелий Августин (Блаженный Августин) (354 – 430), представители схоластики Иоанн Скот Эриугена (ок. 810—877) и Ансельм Кентерберийский (1033 – 1109) считали, что универсалии изначально представляют собой мысли бога, якобы реально существующие также вне божественного разума отдельно от реальных конечных единичных (отдельных) предметов и от человеческого сознания (universalia sunt realia) и будто бы являющиеся первообразами отдельных существующих конечных предметов, представляя собой их универсальные сущности, т.е. фактически считали их изначально мысленными предметами, но в виде мыслей якобы божественного разума. Даже сторонники умеренного реализма Альберт Великий (ок. 1200, —1280) и Фома Аквинский (ок. 1225 – 1274), которые не признавали существование универсалий вне божественного разума и вне реальных конечных единичных (отдельных) предметов, сущностью которых они считали универсалии, фактически рассматривали универсалии как отчасти подобные по содержанию эйдосам Сократа, Платона и Аристотеля мысленные предметы-первооборазы существующих конечных предметов и их черт и рассматривали универсалии как якобы изначально существующие до существования отдельных предметов в божественном разуме в виде мыслей бога. Они не рассматривали содержание созданных мышлением человека якобы посредством отражения объективных универсалий общих понятий в качестве мысленных предметов, адекватных мысленным предметам в содержании объективных универсалий. а считали якобы усмотрение мышлением человека универсалий в вещах как обычные общие понятия-копии объективных универсалий.

В идеологических взглядах схоластов-реалистов объективно проявилась неэффективность применения аристотелевской формальной логики для осмысления содержания универсалий как якобы первообразов, к которым они пытались применять аристотелевскую силлогистику с целью выведения из содержания универсалий-первообразов единичных (отдельных) предметов, что не удавалось без привлечения идеи божественного творения конечных отдельных (единичных) предметов в соответствии с универсалиями как якобы объективными общими понятиями, хотя причина этой неэффективности применения формальной логики не осознавалась философами до Канта, который рассматривал проблему общего как проблему человеческого мышления. Кант с позиции рационального мышления, которым он обладал наряду с идеологическим мышлением, осознал ограниченность возможностей формальной логики для формирования содержания общих понятий с помощью индукции и получения выводов из них с помощью дедукции и пришел к заключению о необходимости применения для этого содержательной (предметной) логики (по Канту, трансцендентальной логики). Однако опыт применения схоластами-реалистами формальной логики к обоснованию содержания объективных универсалий был полезным тем, что он высветил ограниченность ее возможностей для формирования содержания понятий с помощью формально-логических индукции и дедукции. Сократ, Платон, Аристотель, представители патристики и схоластики неосознанно не только высветили, но и развили своими концепциями предметную (содержательную) логику мышления, хотя и не в адекватном виде. Понять идеи объективных идеалистов до Гегеля об идеальной реальности как неосознаваемые ими идеи о содержательной (предметной) логике мышления, хотя их идеи не только высвечивают содержательную логику мышления, и понять развитие объективными идеалистами до Гегеля идей об идеальной реальности как неосознаваемое развитие познания содержательной логики мышления и как развитие самой содержательной логики мышления стало возможным с позиции моей концепции чистого рационализма.

Осмысление содержательной (предметной) логики было сознательно и целенаправленно осуществлено Кантом в его учении о трансцендентальной логике, которую я считаю рациональной, причем с элементами научности. Он сосредоточил основное внимание на содержательных логических формах мышления в виде категорий.  Но он, на мой взгляд, некорректно рассматривал содержательную (предметную) логику как якобы особую более высокую и значимую ступень мышления, чем формальная логика.  Согласно определению Кантом границы между общей (по его терминологии), т. е. формальной логики и содержательной, т. е. предметной (по его терминологии, трансцендентальной) логики, «границы же логики (формальной – Г. А.) совершенно точно определяются тем, что она есть наука, обстоятельно излагающая и строго доказывающая одни только формальные правила всякого мышления (безразлично, априорное оно или эмпирическое, безразлично, каково его происхождение и предмет…)» (Кант И. Критика чистого разума. -- М.: 1994. -- С. 14). «Но так как существуют и чистые и эмпирические созерцания…, можно ожидать, что и мыслить предметы можно различно… В таком случае должна существовать логика, абстрагирующаяся не от всякого содержания познания…» (Кант И. Критика чистого разума. -- М.: 1994. – С. 72—73).

Полагаю, рассмотрение Кантом содержания выделенных им категорий рассудка (который в концепции Канта фактически редставлял собой рациональное мышление в моем его понимании) как мысленных предметов натолкнуло его на мысль о существовании в человеческом мышлении содержательной (предметной) логики. Каким образом Кант усмотрел мысленные предметы в мышлении человека, хотя он их так не называл? На мой взгляд, он непреднамеренно создавал в мышлении на основе чувственных данных с помощью мысленных универсальных форм предметности, называемых им категориями рассудка и выполняющих в его концепции функцию логических предметных форм мышления, не просто копии реальности, а мысленные предметы, которые в мышлении воспроизводили реальность, т. е. были, согласно моей концепции чистого рационализма, ее имитаторами и выполняли функцию субститутов, т. е. заместителей реальности в мышлении. Предполагаю, что он осознавал эту мыслительную созидательную деятельность не так четко, как я написал. Полагаю, для мысленного создания  как бы реальных предметов, т. е. фактически заместителей реальных предметов в мышлении Канту потребовалась содержательная (предметная) логика. Она существует в мышлении всегда, но возможность обнаружить ее, на мой взгляд, у него появилась вследствие создания им существенно новой когнитивно-методологической позиции познания мира. Категории как якобы априорные предметно-логические формы рассудочного мышления Кант построил, по мнению И. Фихте (1762 – 1814), произвольно, будто бы беря их из готовых суждений, а не выводя из «единства сознания», т. е. будто бы случайным образом выбрал категории количества (единство, множество, цельность), категории качества (реальность, отрицание, ограничение), категории отношения (присущность и самостоятельное существование (substantia et accidens), причинность и зависимость (причина и действие), общение (взаимодействие между действующим и подвергающимся действию), категории модальности (возможность и невозможность, существование и несуществование, необходимость и случайность). Содержание этих категорий как мысленных универсальных формы предметности в функции логических форм якобы рассудочного мышления Кант рассматривал как якобы внеопытные будто бы изначально присущие рассудку, и потому, полагаю, он не смог для себя четко уяснить, являются ли мысленные универсальные предметные формы в виде содержания категорий, выполняющие функцию логических форм мышления, лишь субъективными предметными формами или их прообразы наличествуют объективно в реальности. Кант, взяв идею аристотелевских категорий как предметных форм,  использовал идею категорий не так, как их использовал Аристотель, т. е. он считал их не объективно присущими в качестве потенции создаваемым богом–умом эйдосам универсальными предметными формами, воплощаемыми им в конечных реальных предметах и отраженными в мышлении в качестве их копий, а присущими мышлению априорными предметными формами, организующими чувственный опыт человека в виде конечных предметов, и он не дал четкий ответ, имеют ли они реальные прообразы в объективном мире. Но Кант сделал огромный позитивный шаг вперед по высвечиванию содержательной логики мышления, сознательно выявив ее элементы в человеческом мышлении, причем настолько субъективировав ее, что исключил возможность, опираясь на концепцию Канта, искать ее элементы вне мышления в объективном мире в будто бы объективных идеях.

По Канту, «до сих пор считали, что всякие наши знания должны сообразоваться с предметами. При этом, однако, кончались неудачей все попытки через понятия что-то априорно установить относительно предметов, что расширяло бы наше знание о них. Поэтому следовало бы попытаться выяснить, не разрешим ли мы задачи метафизики более успешно, если будем исходить из предположения, что предметы должны сообразоваться с нашим познанием, — а это лучше согласуется с требованием возможности априорного знания о них, которое должно установить нечто о предметах раньше, чем они нам даны. Здесь повторяется то же, что с первоначальной мыслью Коперника: когда оказалось, что гипотеза о вращении всех звезд вокруг наблюдателя недостаточно хорошо объясняет движения небесных тел, то он попытался установить, не достигнет ли он большего успеха, если предположить, что движется наблюдатель, а звезды находятся в состоянии покоя. Подобную же попытку можно предпринять в метафизике, когда речь идет о созерцании предметов. Если бы созерцания должны были согласоваться со свойствами предметов, то мне не понятно, каким образом можно было бы знать что-либо а priori об этих свойствах; наоборот, если предметы (как объекты чувств) согласуются с нашей способностью к созерцанию, то я вполне представляю себе возможность априорного знания. Но я не могу остановиться на этих созерцаниях, и для того, чтобы они сделались знанием, я должен их как представления отнести к чему-нибудь как к предмету, который я должен определить посредством этих созерцаний. Отсюда следует, что я могу допустить одно из двух: либо понятия, посредством которых я осуществляю это определение, также сообразуются с предметом, и тогда я вновь впадаю в прежнее затруднение относительно того, каким образом я могу что-то узнать а priori о предмете; либо же допустить, что предметы, или, что то же самое, опыт, единственно в котором их (как данные предметы) и можно познать, сообразуются с этими понятиями. В этом последнем случае я тотчас же вижу путь более легкого решения вопроса, так как опыт сам есть вид познания, требующий [участия] рассудка, правила которого я должен предполагать в себе еще до того, как мне даны предметы, стало быть, а priori; эти правила должны быть выражены в априорных понятиях, с которыми, стало быть, все предметы опыта должны необходимо сообразоваться и согласоваться. Что же касается предметов, которые мыслятся только разумом, и притом необходимо, но которые (по крайней мере так, как их мыслит разум) вовсе не могут быть даны в опыте, то попытки мыслить их (ведь должны же они быть мыслимы) дадут нам затем превосходный критерий того, что мы считаем измененным методом мышления, а именно что мы а priori познаем о вещах лишь то, что вложено в них нами самими» (Кант И. -- Соч. Т. 3. – М., 1964. – С.87 -- 88 ). Полагаю, когнитивно-методологическая позиция Канта, исходящая из того, что познание как копирование предметов реальности не дает полное знание о предметах и что поэтому знание о реальности оправданно искать также в мышлении самом по себе, в чистом абстрагированном от мыслей о конкретных предметах мышлении, побудила его намеренно осмысливать категории как априорные формы предметности в функции логических форм, с помощью которых действительно мысленно создаются конкретные реальные предметы, но в идеальном виде как их имитаторы (модели), выполняющие в мышлении функцию заместителей реальных познаваемых предметов. Кант абсолютизировал априоризм всеобщих мысленных предметных форм рассудочного мышления в виде содержания категорий. В силу этого описанные в концепции Канта содержательные логические формы рассудочного мышления, функцию которых выполняют всеобщие мысленные предметные формы, тоже представлены в ней как априорные и Кантом не дано четкое разъяснение, детерминированы ли они объективной реальностью.

На мой взгляд, заслугой Канта является то, что он открыл содержательную логику, которую он назвал трансцендентальной, но которая, согласно моим критериям рационального мышления, является лишь одной из разновидностей содержательной логики, а именно, рациональной логикой, присущей только рациональному мышлению, причем не только открыл, но и развил ее. И независимо от того, как он ее осмысливал и как потом она осмысливалась другими, он был первым. Он дал рационально-научное, хотя и не полностью научное частичное описание рациональной содержательной логики. Кант выявил ряд логических форм предметной рациональной логики, поскольку он рассматривал описанные им в качестве форм мышления категории как внеопытные априорные формы мышления в виде рационального рассудка (рационального с позиции моей концепции чистого рационализма), с помощью которых, согласно его концепции, мышление как бы учреждает предметы реальности путем придания данным органов чувств подобия внешних познаваемых предметов, т. е. в действительности посредством имитирования в мышлении этих внешних предметов в виде мысленных предметов, выполняющих функцию заместителей в мышлении предметов объективной реальности. Такой взгляд Канта на содержательную логику мышления, на мой взгляд, является абсолютизированным субъективированным истолкованием им содержательной логики как якобы обусловленной только особенностями субъекта мышления, т. е. человека, хотя Кант не говорит о том, откуда и по какой причине у мышления имеются его содержательные логические формы. Он определил границы рациональной логики с помощью антиномий в виде невозможности опытного рационального доказательства существования и несуществования бесконечного, а априорные предметные формы рассудка в содержании категорий, выполняющие в концепции Канта функцию логических форм мышления, рассматриваются им как относящиеся к конечному опыту. И хотя это не точные границы рационального мышления, поскольку сохраняется элемент неопределенности, но они определяются Кантом, на мой взгляд, в правильном направлении. Однако он не полностью последовательный в определении границ рационального мышления. Согласно моей концепции чистого рационализма, рациональное мышление оперирует только идеями конечных предметов.

Выявленное Кантом направление определения границ рационального мышления развил позитивизм, не выделявший, как и Кант, наряду с рациональным мышлением идеологическое мышление и сделавший упор на невозможности доказательства существования бесконечного, но он, как и Кант, не отверг мысль о якобы реальности бесконечного, поскольку, как и Кант, рассматривал границы рационального мышления лишь с позиции возможностей познания, а не с позиции возможностей рационального мышления мира. Возможности мышления в конечном счете определяют возможности познания. Потому позитивизм тоже не сделал точными границы рационального мышления, поскольку не нашел чисто рациональной когнитивно-методологической позиции для полного исключения в рациональном мышлении мысли о бесконечном в реальности и в силу этого не стал полностью последовательным в определении границ рационального мышления. Точный критерий границы рационального мышления я вижу в признании возможности рационального мышления мыслить бесконечное только в формально-логическом аспекте как понятие, противоположное понятию конечного безотносительно к соответствию содержания данного понятия бесконечного реальности, а в аспекте реальности рациональное мышление не в состоянии мыслить бесконечное как реальность. Говоря фигурально, рациональное мышлении в состоянии только молчать о бесконечности в реальном аспекте.

В то же время Кант неосознанно высветил возможность существования отличной от содержательной рациональной логики содержательной логики, которую я называю идеологической, но которую он называл разумом. Согласно ему, «всякое наше знание начинается благодаря чувствам, переходит затем к рассудку и заканчивается затем в разуме, выше которого нет в нас ничего для обработки материала созерцаний и для подведения его под высшее единство мышления». Согласно ему, разум пытается осмыслить бесконечное в качестве безусловного основания бытия. В качестве априорных идей чистого, не опирающегося на опыт разума Кант, например, использует идеи бесконечных вещи в себе, бессмертия души, бесконечного нравственного бога, абсолютной свободы, безусловно необходимой сущности как причины мира. Но поскольку, согласно Канту, нет возможности с помощью опыта получить свидетельство существования их прообраза в реальности, то, по мысли Канта, «стало быть, мы не можем даже утверждать, что познаем и усматриваем возможность этих идей, не говоря уже об их действительности» (Кант. Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука. – Соч. в 6 т., т. 4, ч. 1. -- М., 1965. -- С. 314). Однако в концепции Канта данные идеи разума нужны в качестве регулятивных принципов, которые обеспечивают синтез многообразие знания в единое целое. Но содержание данных идей разума настолько бедное, что в них присутствует лишь такая общая для них мысленная форма предметности, как бесконечность, которая способна выполнять функцию логической формы мышления разума в виде обладающей слабой нормативностью регулятивности, обусловленной потребностью субъекта в единстве знаний о мире. Однако концепция Канта не признает средств, которые позволяли бы мышлению доказательно судить как о существовании объективных ноуменов, так и о том, как связаны объективные ноумены, т. е. вещи в себе, идеи о которых являются лишь умозрительными, внеопытными, с объективными явлениями, данными в чувственном опыте. и потому бесконечность как мысленная форма предметности в виде логической функции разума применима к явлениям лишь внешне на уровне обеспечения единства знания.

Поскольку относительно существования бесконечности невозможно построить даже гипотезу, т. к. никакими эмпирическими средствами невозможно увидеть в конечном бесконечное, то создание Кантом идеи якобы существования бесконечной вещи в себе в ее разнообразных видах, полагаю, основано на неосознаваемой Кантом идеологической вере как абсолютной убежденности, т. е. эта идея является исключительно внеопытной. Однако в концепции Канта данная вера, которую он не называет верой, выглядит нетвердой, что противоестественно для идеологической веры, в отношении которой невозможно даже сомнение, поскольку нет возможности эмпирически дать основание сомнению в существование бесконечной основы мира или конкретной бесконечной основы мира. Вера либо есть, либо ее нет, вера либо в это, либо в то. Причиной как бы нетвердости, а в действительности, на мой взгляд, стесненности проявления идеологической веры Канта является, на мой взгляд, наложенное учением Канта о границах рассудка и разума, которая которую он видит в невозможности в опыте доказать как якобы существование бесконечной вещи в себе в ее различных видах, так и проявление вещи в себе в явлениях, в потому идеологическая вера в якобы существование бесконечности оказывается наедине с собой, изолированной от мира конечных предметов, с помощью которых идеологическая вера в различных идеологических учениях себя воспроизводит и демонстрирует. Как в дуалистической рационально-идеологической концепции Канта о мышлении, так и в дуалистическом рационально-идеологическом мышлении Канта вера идеологического мышления в виде разума стеснена, ограничена доказательным рациональным мышлением в виде рассудка. В то же время вера идеологического мышления в концепции и в мышлении Канта отчасти ограничивает доказательство рационального мышления в концепции и в мышлении Канта. Полагаю, в любом дуалистичном рационально-идеологическом мышлении оба эти антагонистические компоненты ограничивают друг друга и потому в нем ни идеологическая вера, ни рациональное доказательство проявляются не в полном, а в стесненном виде. Однако в концепции практического разума, в которой Кант не ограничен необходимостью использования доказательств с помощью рационального мышления в виде рассудка, он в полной мере, хотя и стихийно опирался на наблюдаемую им в своем мышлении логику идеологического мышления и попытался с помощью своей теоретической концепции усовершенствовать религиозную идеологию в виде христианства строго в соответствии с целесообразностью, предполагающей веру в будто бы существование бесконечного нравственного бога, якобы способного проявиться в высоконравственном поведении уверовавших в этого бога людей, следующих категорическому нравственному императиву как безусловной модели такого поведения. Полагаю, Кант не без основания считал, что поскольку возможно намеренно создавать философские концепции, то  возможно столь же преднамеренно совершенствовать «естественные» и создавать новые религиозные учения. За это свое «богостроительство» Кант получил выговор от короля Пруссии Фридриха Вильгельма II (1744 – 1797). Подобное намеренное «богостроительство» с помощью теории ранее осуществил Ж.-Ж. Руссо (1712 – 1778).

Хотя бесконечность как понятие в концепции Канта создано с помощью обобщения, однако оно создано главным образом посредством бесконечной идеализации и вещь в себе в концепции Канта представляет собой бесконечно идеализированный предмет, а потому понятие бесконечности – это не общее (всеобщее) понятие, а универсальное понятие согласно моей классификации. Концепция Канта так разделяет рассудок и разум, что фактически превращает их в отдельные антагонистически противоположные конфликтующие автономные мышления в мышлении одного человека, делая его фактически не только дуалистичным, но и раздвоенным на две автономные противоборствующие части, действующие самостоятельно на основе своих логических форм, законов, принципов, не подчиняясь друг другу, а ограничивая и подавляя друг друга, хотя и рассматриваемые Кантом как низшая (рассудок) и высшая (разум) ступени одного мышления. Из концепции Канта вытекает, что не только рассудок, ориентированный на мышление конечных предметов опыта, впадает в антиномии, пытаясь постигнуть вещи в себе, но и разум, ориентированный на мышление бесконечного в виде вещей в себе, впадает в антиномии, пытаясь мыслить конечные предметы, для мышления которых в концепции Канта не предусмотрены когнитивные средства.


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Фев 04, 2017 4:21 pm), всего редактировалось 9 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Сообщение автор Admin в Чт Дек 22, 2016 7:38 pm

Но существенная ограниченность Канта в понимании им рассудка и разума состоит в том, что он пытается провести границы между ними с помощью когнитивных (познавательных) средств, в том числе посредством логических доказательств в антиномиях, а не с помощью выявления особенностей логики рассудка и разума, ведь логические возможности осмысления мышлением мира первичнее когнитивных средств его осмысления. Прежде чем выяснить, как мы можем познавать мир, целесообразно выяснить, как возможно его мыслить. Есть еще один фактор, влияющий на возможность осмысления человеком мира – это природа осмысливаемых предметов реальности. Кант этот фактор учел в виде признания невозможности познания в опыте, т. е. посредством познания конечных предметов бесконечной вещи в себе, а значит, и невозможности доказательства посредством опыта ее будто бы существования, хотя при этом он признавал якобы способность вещи в себе проявляться в явлениях, не признавая возможности доказательства в опыте ее проявления. Полагаю, не только признание Кантом существования бесконечной вещи в себе неосознанно опирается на веру, но и признание им ее будто бы проявления в конечных предметах тоже неосознанно опирается на веру. Похоже на то, что Кант в своей концепции рассудка и разума фактически воссоздал дуализм в виде раздвоенности на самостоятельные части своего мышления, которое, полагаю, было рационально-идеологическое. В концепции Канта содержательная идеологическая логика присутствует в содержании идей-ноуменов разума лишь в зародышевом виде, что дает основание предположить о слабой развитости у Канта идеологического мышления. Полагаю, если бы оно было сильно развито, то Кант с его способностью наблюдать собственное мышление осветил бы глубоко. Основательно идеологическая логика была развита Гегелем. Но зато Кант внес большой вклад в разработку рациональной логики, которая, по-моему, преобладала в мышлении Канта.

С точки зрения моих критериев рациональной и идеологической содержательной логики полагаю, что Кант фактически наметил специфические черты рациональной логики, хотя не заметно, чтобы он сознательно выделил идеологическую логику и намеренно отграничил от нее рациональную логику. Но у Канта дуалистичное рационально-идеологическое мышление и рациональная сторона его мышления проявилась в выявлении и осмыслении им рациональной содержательной (предметной) логики. В его трансцендентальной логике предметами мышления являются конечные предметы, а это основная черта рационального мышления. Однако категории, которые Кант рассматривал в качестве всеобщих форм предметного мышления, скрыто являются в его концепции также не общими, а универсальными понятиями потому, что по содержанию они являются отчасти бесконечно идеализированными мысленными предметами и неосознанно созданы Кантом с помощью бесконечной идеализации, хотя и частично с помощью обобщения, но бесконечная идеализация является содержательно неопределенной в том смысле, что хотя Кант считает их применимыми к конечному чувственному опыту, однако в описанном им содержании категорий отсутствует указание на то, что они применимы только к конечному опыту. С помощью антиномий Кант попытался показать, что будто бы возникают противоречия в случае попытки выйти с помощью категорий за пределы чувственного конечного опыта и мыслить бесконечное, однако Кант не отвергает с позиции рационального мышления реальность бесконечного и в то же время не утверждает, что она существует. Так, согласно 3 и 4 антиномиям, в отношении которых он допускает возможность того, что и тезис, и антитезис могут быть истинными при определенных условиях, а именно, если тезис отнести к миру ноуменов, а антитезис – к миру феноменов: 3) причинность по законам природы не есть единственная причинность, из которой могут быть выведены явления мира в целом. Для их объяснения необходимо признать еще и свободную причинность – нет никакой свободы, но все в мире происходит исключительно по законам природы; 4) в мире есть нечто, что либо как часть мира, либо как его причина есть безусловно необходимая сущность – не существует вообще никакой безусловно необходимой сущности, ни в мире, ни вне мира в качестве его причины” (Кант И. -- Критика чистого разума.--  Соч. в 6 т., т. 3. М., 1964. -- С. 389 – 500). Согласно Канту, «понятие ноумена, т.е. вещи, которую следует мыслить не как предмет чувств, а как вещь в себе... не заключает в себе никакого противоречия» (Кант И. – Критика чистого разума. -- Соч. в 6 т., т. 3. М., 1964 -- С. 309). По канту ноумены как вещи в себе являются предметом мышления разума.

Концепция Канта о трансцендентальной логике преимущественно похожа на рациональную с элементами научности, исходящую из признания с помощью рациональных доказательств существования только конечного, пусть даже неопределенно конечного, но она немного похожа также на идеологическую, основанную на неосознанном признании с помощью идеологической веры будто бы существования бесконечного, которое в философии Канта является особенностью признанной им не доказуемой рациональным путем вещи в себе. Определение Кантом экзистенциального статуса сформулированных им категорий как априорных форм рассудка и неопределенность его позиции относительно того, имеют ли они прообраз в реальности и исключают ли они реальность бесконечного, позволяет заключить, что он не только неосознанно использовал метод создания абстрактного предмета в виде изложенных в содержании категорий моделей (имитаторов) черт реальных предметов (качества, количества и др.), мыслимых им отдельно от реальных предметов, но и приписал им якобы априорное существование по не разъясненной им причине в рассудочном мышлении, не сказав при этом, признает ли он наличие их прообразов вне мышления в конечных предметах реальности.

Объективный идеалист Гегель, развивая концепцию Канта о содержательной логике, в своей концепции содержательной логики десубъективировал содержательную человеческую логику, рассмотрев ее не как логику мышления только человека, какой ее видел Кант, а как будто бы объективную присущую якобы существующей вне сознания человека абсолютной идее объективную логику, будто бы представляющую собой абсолютно необходимое движение в соответствии с диалектическими законами и принципами логики бесконечной объективной абсолютной идеи в чистых категориях объективной мысли, которые согласно его концепции являются объективными чистыми предметными формами, выполняющими функцию объективных логических форм объективной мысли, и проявляющуюся в процессе саморазвития абсолютной идеи в виде логики мышления человека. Он не только существенно развил сравнительно с Кантом учение о категориях как логических формах содержательного мышления, но и сформулировал законы и принципы содержательной логики в виде законов и принципов диалектики, однако и формы, и законы, и принципы содержательной логики, разработанные в учении Гегеля, были бесконечно идеализированными и потому отчасти спекулятивными, если смотреть на них с позиции рационального мышления, а значит, присущими не доказательному рациональному мышлению, а спекулятивному идеологическому мышлению. Полагаю, Гегель внес огромный вклад в высвечивание, осмысление и развитие идеологического мышления, которое он называл разумом. Он называл разум бесконечным мышлением, которое согласно моим критериям при такой его характеристике является идеологическим, в противопложность рассудку, который он считал  конечным мышлением и которое согласно моим критериям при такой его характеристике является рациональным.

Гегель в некотором роде вернулся к идее Сократа и Платона о якобы самостоятельно существующих эйдосах и к идее Аристотеля о боге как эйдосе эйдосов, но переосмыслил их в виде абсолютной идеи как чистой мысли, мысли самой по себе, обладающей лишь чистым логическим бытием. Зародыш идеи абсолютной идеи как чистой логики особенно отчетливо возможно усмотреть в идее Аристотеля об эйдосе эйдосов (боге-уме). Гегель фактически неосознанно описал в чистом виде идеологический тип содержательной логики, которую он считал принадлежащей разуму, противопоставляемому им рассудку. Тем самым рассудок он фактически рассматривал как мышление, которое по моей классификации является рациональным. Если Кант рассматривал сформулированные им преимущественно похожие на рациональные формы, принципы, законы  содержательной логики рассудка как априорные и потому как изначально субъективно нормативные, то Гегель неосознанно рассматривал формы, принципы, законы содержательной логики разума, противопоставляемого им рассудку в качестве высшего мышления относительно него, как идеологические (с точки зрения моего критерия идеологического мышления, поскольку он не называл их идеологическими) и потому как категорически императивные (категорически нормативные) в силу того, что они будто бы изначально присущи объективной бесконечной абсолютной идее, якобы с абсолютной необходимостью проявляющейся в мышлении человека, а категорическая нормативность содержательной логики разума, согласно концепции Гегеля ориентированного на мышления бесконечного, предстает обусловленной проявлением в разуме абсолютной необходимости абсолютной идеи.  Если отвлечься от будто бы объективного существования идеологической содержательной логики в виде якобы логики разума, то изложение этой логики как логики мышления человека очень четкое и весьма развитое. На мой взгляд, по Гегелю оправданно изучать идеологическую логику, не только по его специальным работам, освещающим эту логику (напр., «Наука логики»), но и фактически по всем его работам, в построении содержания которых она проявляется в виде идеологической логики самого Гегеля, который, на мой взгляд, обладал развитым монистичным идеологическим мышлением.

Полагаю, Гегель усмотрел в эйдосах Сократа, Платона, Аристотеля носителей содержательной логики, к осмыслению которой его явно побудили идеи Канта о содержательной логике, и осознанно развил как бы объективные логические формы эйдосов в логику якобы объективно существующей  абсолютной идеи, которая в его философии является будто бы бесконечным абсолютным объективным нематериальным эйдосом эйдосов, как у Аристотеля, но в отличие от бога-ума Аристотеля содержащим в себе все бытие и якобы представляющим собой первооснову мироздания и проявляющимся в человеческом мышлении. В отличие от целенаправленного преимущественно рационального осмысления главным образом рациональной содержательной логики рассудка Кантом Гегель преимущественно осуществил целенаправленное идеологическое осмысление содержательной идеологической логики, которую он счел якобы принадлежащей не только объективной абсолютной идее, но и разуму, отталкиваясь от учения Сократа и Платона об эйдосах, от учения Аристотеля о боге как эйдосе эйдосов и об эйдосах конечных предметов как якобы мыслей бога и от развивающих его концепцию учений средневековых схоластов, а также от концепции содержательной рациональной трансцендентальной логики Канта. В концепции Гегеля мысленные предметы – это объективные проявления чистой мысли в виде абсолютной идеи, которая воплощается в человеческом мышлении, создающем мысленные предметы как образы объективных мысленных предметов абсолютной идеи и их проявлений в конечных предметах.

Марксистская (диалектико-материалистическая) философия в ее классическом виде тоже осознанно осмысливает содержательную (предметную) логику, опираясь на идеи Гегеля, но в отличие от Гегеля рассматривает ее как присущую только человеческому мышлению. Она осмысливает ее на основе познания предметов, но не мысленных предметов, а материальных предметов, существующих вне мышления, объективной материальной реальности, исходя из первичности якобы бесконечной материи и вторичности идеального человеческого мышления. Она высвечивает, осмысливает и развивает содержательную логику посредством мысленного уподобления универсальных форм, принципов, законов логики содержательного мышления предметным формам, диалектическим законам и принципам якобы бесконечной объективной материальной реальности, руководствуясь материалистически истолкованным принципом тождества мышления и бытия. Диалектико-материалистическая философия раскрывает содержательную (диалектическую) логику на основе диалектико-материалистического взгляда на мир и считает ее отражением в сознании объективной материальной реальности, полагая, что повторяющиеся образы ее наиболее общих черт в сознании и познавательные действия людей закрепились в мышлении в виде устойчивых логических форм, законов, принципов. В качестве форм содержательной логики она рассматривает отражающие материальную действительность категории, а в качестве ее законов и принципов – отражающие материальную действительность законы и принципы диалектики. Но поскольку диалектико-материалистическая философия категорически императивно признает с помощью неосознаваемой ею идеологически-философской веры бесконечность материи как основы мира, то формы, законы и принципы содержательной логики мышления в диалектико-материалистической философии являются бесконечно идеализированными и потому отчасти спекулятивными, как и в учении Гегеля, а диалектико-материалистическая философия является, как и философия Гегеля, отчасти спекулятивной. Поскольку диалектико-материалистическая философия увязывает диалектичность логики мышления с проявлением диалектических законов якобы бесконечной материи, свойством одного из высокоразвитых проявлений которой диалектико-материалистическая философия считает сознание, то осмысление ею содержательной логики мышления, полагаю, носит неосознаваемый ею рационально-идеологический характер и включает рассмотрение ею компонентов содержательной рациональной логики, ориентированной на осмысление конечного, и содержательной идеологической логики, ориентированной на осмысление бесконечного, как взаимосвязанных, взаимообусловленных и нуждающихся друг в друге уровней содержательной логики в одном мышлении. Однако фактически диалектико-материалистическая философия описывает антагонистически противоречивое дуалистичное рационально-идеологической мышление. Рассмотрение диалектико-материалистической философией содержательной логики лишь отчасти носит научный характер, а именно, в той мере, в какой оно опирается на идеи конечных предметов, и в то же оно время носит противоположный научному идеологический характер в той мере, в какой оно опирается на категорическое признание, на мой взгляд, посредством неосознаваемой в диалектико-материалистической философии идеологически-философской веры якобы существования бесконечной материи и ее бесконечных диалектических законов, будто бы проявляющихся в конечных предметах. Классической диалектико-материалистической философии, как и Гегелю, не удалось разграничить рациональное и идеологическое мышление как противоположные типы мышления и не удалось по той причине, что она категорически признает якобы существование бесконечной основы мира и ее будто бы проявление в конечных предметах, а значит, неизбежно признает бесконечное мышление, которое согласно моим критериям является идеологическим, в качестве будто бы более высокого уровня мышления, чем конечное мышление, которое, согласно моим критериям, является рациональным.

Фактически в рамках диалектико-материалистической философии рассматривается смешанное дуалистичное рационально-идеологическое предметное мышление, содержащее компоненты рациональной и идеологической логики, однако данная дуалистичность не осознается этой философией, поскольку она тоже не разграничивает рациональное и идеологическое мышление. Такая дуалистичность классической диалектико-материалистической философии обусловлена, на мой взгляд, тем, что ее основатели К. Маркс и Ф. Энгельс обладали дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, причем с сильным доминированием рационального компонента над идеологическим, особенно в мышлении Энгельса. Сама диалектико-материалистическая философия, являющаяся в своей основе идеологией, поскольку категорически признает будто бы существование бесконечной материи как основы мироздания и ее будто бы проявление в конечных предметах, в том числе в виде мышления, одновременно содержит сильно выраженные существенные рациональные, в том числе научные компоненты. Эта философия декларирует ориентацию на научный подход к осмыслению мира. а ее приверженцы считают ее  научной,. Она создавалась и развивалась в значительной мере в соответствии с требованиями, предъявляемыми  к науке, привлекала в число своих приверженцев людей с рационально-идеологическим, в том числе с научно-идеологическим мышлением и потому проблемы содержательной логики разрабатывались в ее рамках такими людьми, которые и по другим вопросам вносили в философские концепции рациональные, в том числе научные компоненты, конфликтующие с их идеологическими идеями. В силу рационально-идеологической дуалистичности марксистской философии разрабатываемая в ее рамках концепция содержательной логики тоже дуалистичная рационально-идеологическая, а потому внутренне противоречивая, как и марксистская философия в целом. По своей рационально-идеологической дуалистичности и потому противоречивости диалектико-материалистическая философия частично похожа на дуалистичную рационально-идеологическую философию Канта. Полагаю, бесконечно идеализированные формы мышления в виде содержания категорий, мысленные предметы в виде бесконечно идеализированных диалектических законов и принципов в функции содержательных логических форм, законов и принципов мышления, взятые диалектическим материализмом у Гегеля и творчески им переработанные и развитые на материалистической основе, могут быть присущи людям с развитым идеологическим диалектическим мышлением, признающим истинность диалектико-материалистической философии, и могут быть присущи людям с развитым рациональным диалектическим мышлением, если они в состоянии придать содержательным бесконечно идеализированным диалектическим логическим формам, законам, принципам идеологического мышления вид конечных неидеализированных содержательных диалектических форм, законов, принципов рационального мышления. На мой взгляд, возможно и оправданно творчески развить, в том числе дополнить эти содержательно-логические разработки классического диалектического материализма с целью научно обоснованного совершенствования содержательной логики рационального мышления.

Позитивизм как неосознанная отрицательная реакция на идеологическую логику, получившую особенно яркое выражение в спекулятивной немецкой идеалистической философии Гегеля, неосознанно попытался найти методологический критерий содержательного рационального мышления посредством поиска границы рационального познания мира. Такую границу он увидел в эмпирическом исследовании (имеется в виду научное исследование), сочтя эмпирическое исследование единственным источником получения истины, а взгляды (понятия, идеи, концепции) о якобы реальном бесконечном считает ложными или лишенными смысла, поскольку, согласно ему, они вообще ни при каких возможных обстоятельствах не поддаются эмпирической проверке (доказательству или опровержению). Ограниченность позитивистского методологического подхода к раскрытию содержательной логики состоит в первую очередь в отождествлении ее только с рациональным мышлением, т. е. при определении границ рационального познания мира, а значит, и при определении границ содержательной рациональной логики позитивизм не видит реальность идеологической логики, присущей многим людям, обладающим как монистичным идеологическим мышлением, так и дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, и непрерывно создающей философские, религиозные и иные идеологические концепции, признающие якобы существование бесконечной основы мироздания, несмотря на неприятие идеологических концепций рациональным мышлением. Ограниченность позитивистского методологического подхода к раскрытию содержательной логики в раскрытии содержательной (предметной) логики состоит также в том, что в самом позитивистском критерии рационального взгляда на мир содержится незавершенность, состоящая в неэмпирическом, спекулятивном, полагаю, основанном на неосознаваемой в позитивизме вере признании невозможности доказательства эмпирическим путем якобы несуществования бесконечности и в спекулятивном признании неэмпирических высказываний о якобы существовании бесконечного ложными или лишенными смысла.

Полагаю, сознательный рациональный взгляд (Кант, диалектический материализм, позитивизм) и сознательный идеологический взгляд (Гегель, хотя Гегель, как и Кант, и диалектический материализм, и позитивизм, не выделял ни идеологический взгляд, ни идеологическую логику) на предметную (содержательную) логику был недифференцированный, т. е. не были выделены ее рациональная и идеологическая разновидности, в которых возможно усмотреть полное проявление ее сущности. Предметная (содержательная) логика не была ими раскрыта всесторонне, а рассмотрены недифференцированно без разделения на рациональную и идеологическую логику  лишь ее отдельные аспекты, в частности, ее логические формы мышления, законы, принципы, ее связь с познанием, с формальной логикой, с объективной реальностью и с человеческой психикой.

13. 12. 2016


См. также по теме работы автора: Антонюк Г. А. Социальная идеализация // Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Тезисы докл. республ. межвузовской научн. конференции 19 -- 21 мая 1992 года. -- Гродно, 1992, Ч. II; Он же. Ідэалізацыя // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, 1998, Т. 7; Он же. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1997, № 4, http://demiurgos.forum2x2.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, Беларуская энцыклапедыя, 1998, Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2, http://demiurgos.forum2x2.ru, 4. 06. 2007 (Идеология, идеализация и вера) http://demiurgos.forum2x2.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. -- Гродно, 1998, http://demiurgos.forum2x2.ru, 8. 06. 2007; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 4 (11), http://demiurgos.forum2x2.ru, 6. 06. 2007; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1999, № 2, http://demiurgos.forum2x2.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 15. 01. 2008; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм http://demiurgos.forum2x2.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). -- Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, http://demiurgos.forum2x2.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (особенности и значение в управлении обществом и человечеством) http://demiurgos.forum2x2.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) http://demiurgos.forum2x2.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры http://demiurgos.forum2x2.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок http://demiurgos.forum2x2.ru, 19. 09. 2007; Он же. Рациональный и идеологический подходы в управлении Россией http://demiurgos.forum2x2.ru, 19. 12. 2007; Он же. Современные российские правители и идеология http://demiurgos.forum2x2.ru, 12. 04. 2008; Он же. Правитель, идеология, рационализм и наука http://demiurgos.forum2x2.ru, 8. 09. 2007, Lebedev.ru, 15. 04. 2008; Он же. Наука, идеология и общая теория идеализации и идеализированного предмета http://demiurgos.forum2x2.ru, 5. 06. 2008; Он же. Введение в науку о мировоззрении (эйдологию) http://demiurgos.forum2x2.ru, 27. 09. 08, Heorhi.ru.gg, 27. 09. 08, Lebedev.ru, 28. 09. 08; Он же. Мышление и идейная суверенность личности // http://demiurgos.forum2x2.ru, 2. 11. 08, Lebedev.ru, 2. 11. 08, Heohi.ru.gg, 2. 11. 08, heorhi.livejournal.ru, 2. 11. 08; Он же. Вера и духовная свобода воли http://demiurgos.forum2x2.ru, 26. 06. 2010; Он же. Свобода выбора веры http://demiurgos.forum2x2.ru, 08. 01. 2011; Он же. Вера человека в свое существование http://demiurgos.forum2x2.ru, 13. 12. 23011; Он же. Регулятивная способность мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 21. 12. 2011; Он же. Мысль человека о своем существовании как логическая форма мышленияhttp://demiurgos.forum2x2.ru, 24. 12. 2011. Он же. Особенности идеологического и рационального мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 25. 12. 2011; Он же. Черты идеологической и рациональной логик http://demiurgos.forum2x2.ru, 26. 12. 2011; Он же. Предметная логика http://demiurgos.forum2x2.ru, 31. 12. 2011, http://demiurgos.forum2x2.ru; Он же. Когитивный антагонизм и когитивная терапия http://demiurgos.forum2x2.ru, 3. 01. 2012; Он же. Рациональное и идеологическое мировоззрение //http://demiurgos.forum2x2.ru, 8. 01. 2012; Он же. Крах претензии философии на общезначимость http://demiurgos.forum2x2.ru, 12. 01. 2012; Он же. Закон абсолютной когнитивной  неопределенности рационального мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 13. 01. 2012; Он же. Идеологический и рациональный методологические подходы http://demiurgos.forum2x2.ru, 21. 01. 2012; Он же. Несовместимость идеолого-философской веры и теоретичности философии http://demiurgos.forum2x2.ru, 23. 01. 2012; Он же. Эволюционная неприспособленность мышления к познанию идеального /http://demiurgos.forum2x2.ru, 5. 02. 2012; Он же. Сократ и Платон – первооткрыватели идеального как реальности http://demiurgos.forum2x2.ru, 7. 02. 2012: Он же. Мышление бесконечного в науке и философии http://demiurgos.forum2x2.ru, 27. 02. 2012; Он же. Философология (философоведение) http://demiurgos.forum2x2.ru, 12. 03. 2012; Он же. Философия не способна быть себе наукой http://demiurgos.forum2x2.ru, 21. 03. 2012; Он же. Неосознанное применение Кантом безграничной идеализации и абстрактных предметов для построения когнитивных оснований науки и философии http://demiurgos.forum2x2.ru, 19. 06. 2012; Он же. Полифункциональность идеи основы мира в виде вещи в себе в трансцендентальной философии Канта и рационально-идеологический дуализм его мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 13. 11. 2012; Он же. Кант – первооткрыватель категорической императивности, сознательный первосоздатель квазиреальности и рациональная немыслимость его категорического императива http://demiurgos.forum2x2.ru, 1. 02. 2013; Он же. Научный подход к созданию философии http://demiurgos.forum2x2.ru, 5. 03. 2013; Он же. Отношение личности и мировоззрения как объект мировоззренческой инженерии http://demiurgos.forum2x2.ru, 13. 03. 2013; Он же. Ученый и религия http://demiurgos.forum2x2.ru, 18. 03. 2013; Он же. Особенности рационального и идеологического методологических подходов в осмыслении мира и в деятельности http://demiurgos.forum2x2.ru, 19. 03. 2013; Он же. Проблема научного познания идеологического мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 16. 04. 2013; Он же. Идеологическая вера и рациональная уверенность http://demiurgos.forum2x2.ru, 17. 04. 2013; Он же. Ценностная природа философии и философская вера http://demiurgos.forum2x2.ru, 22. 11. 2013; Он же. Эйдосы как субституты рационального и идеологического мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 13. 03. 2014; Он же. Закон абсолютной когнитивной определенности идеологического мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 2. 04. 2014; Он же. Идеологическая вера присуще интеллектуально несамодостаточным личностям http://demiurgos.forum2x2.ru, 5. 12. 2014; Он же. Научное знание и религиозная вера http://demiurgos.forum2x2.ru, 6. 01. 2015: Он же. Безгранично идеализационная парадигма понимания науки http://demiurgos.forum2x2.ru, 19. 01. 2015; Он же. Особенности научного мировоззрения http://demiurgos.forum2x2.ru, 1. 02. 2015; Он же. Способность идеального в виде мышления и в целом психики к неопределенно длительному существованию http://demiurgos.forum2x2.ru, 11. 02. 2015; Он же. Особенность логики идеологической веры относительно логики рациональной уверенности http://demiurgos.forum2x2.ru, 28. 11. 2015; Он же. Отражательно-конструктивная и субститутная функции эйдосов рационального и идеологического мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 15. 12. 2015; Он же. Нравственный категорический императив и нравственная свобода воли http://demiurgos.forum2x2.ru, 31. 12. 2015; Он же. Императивный  мысленный образ причинности как определяющая логическая форма мышления в предметной логике http://demiurgos.forum2x2.ru, 23. 01 2016; Он же. "Коперниканский переворот" как общекогнитивный и общепрактический метод http://demiurgos.forum2x2.ru, 30. 01. 2016; Он же. Бесконечное переживание как необходимая предпосылка логики идеологического мышления http://demiurgos.forum2x2.ru, 16. 03. 2016.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Адрес текста ФИЛОСОФИЯ И НАУКА: МИРОПОНИМАНИЕ http://demiurgos.forum2x2.ru.

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.forum2x2.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru) и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЭТАПЫ НЕОСОЗНАННОГО ВЫСВЕЧИВАНИЯ И ОСОЗНАННОГО ПОЗНАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРЕДМЕТНОЙ (СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ) ЛОГИКИ

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения