МЕТОДЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ АДЕПТАМИ ИДЕОЛОГИЙ ПОДЛИННОСТИ СВОЕЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРЫ

Перейти вниз

МЕТОДЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ АДЕПТАМИ ИДЕОЛОГИЙ ПОДЛИННОСТИ СВОЕЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРЫ

Сообщение автор Admin в Вт Мар 12, 2013 8:37 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

МЕТОДЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ АДЕПТАМИ ИДЕОЛОГИЙ ПОДЛИННОСТИ СВОЕЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРЫ


Данная работа -- это применение и развитие моей концепции чистого (пурического) рационализма.

Есть люди, расположенные к рациональному взгляду на мир. Он основан на признании возможности существования только ограниченных предметов. Можно с уверенностью предположить, что людей с рациональным сознанием большинство. На рациональном взгляде основаны наука, инженерия, здравый смысл и частично -- искусство. Но есть много людей, расположенных к безгранично идеализирующему мир взгляду на него и верящих в существование бесконечных первооснов мира. Это идеологический взгляд на мир (религиозный, философский и др.). Люди с таким взглядом обладают безгранично идеализирующим мир идеологическим, т. е. внерациональным сознанием. Опирающееся на практическое доказательство рациональное сознание считает безгранично идеализированные предметы, которые идеологическое сознание посредством веры категорически признает осуществимыми, вообще либо неосуществимыми (конечные, напр., абсолютно совершенное общество), либо не поддающимися практической проверке на предмет осуществимости (бесконечные, напр., беспредельные первоосновы мироздания -- материя, бог, абсолютная идея и др.).

С позиции рационально-научного подхода все идеологии – это системы идей, в которых умом творцов идеологий безгранично идеализированы в положительную, в отрицательную или в ту и другую стороны жизненно значимые (ценностные) для многих людей предметы мироздания и в которые творцами идеологий заложено категорическое утверждение об осуществимости безгранично идеализированных ими жизненно ценностных (значимых) предметов (совершенного общества, мессии, всемудрого правителя, бесконечной материи, мирового зла и др.). С позиции рационального сознания, которое признает возможность осуществимости только ограниченных предметов и считает практику, т. е. предметно-чувственную деятельность основой познания и решающим критерием истины, в идеологиях жизненно значимый для людей мир изображен в неосуществимом виде (напр., абсолютно совершенное общество) или в недоказуемом логически и практически на предмет осуществимости виде (напр., безграничный мировой дух), поскольку идеологии изображают этот мир безмерно идеализированным в хорошую, в плохую или в ту и другую стороны. Однако идеологические идеи, которые с позиции рационального сознания есть мысленно сконструированные безграничные идеализации предметов мироздания, в идеологиях рассматриваются не как сконструированные умом творцов идеологий идеализации, а как абсолютно истинные образы и абсолютно правильные проекты осуществимых предметов: или существовавших, или существующих, или поддающихся осуществлению. А поскольку вообще невозможно логически и практически доказать осуществимость безгранично идеализированных предметов, то в содержание идей конкретных идеологий заложено инициирование веры в их истинность как средства категорического признания адептами конкретных идеологий осуществимости безгранично идеализированных в этих идеях предметов.

Вера адептов идеологий в истинность специфических для каждой идеологии идей о существовании безграничных первооснов мироздания и(материи, бога, абсолютной идеи, мирового ума, безграничной жизни, ничто, бытия, божественной воли, кармы, дао, законов диалектики и др.) и в то, что эти первоосновы являются первопричинами ограниченных предметов, превращает этих адептов в функцию реализации идеологических идей, а значит, идеологических замыслов творцов этих идей.

Наиболее распространенные, но не единственные разновидности идеологии – это непрерывные во времени и саморазвивающиеся религиозные и философские взгляды.

Люди, полагающие, что они верят в существование безграничных основ (первосущностей, первопричин, первооснов и др.) мироздания (в существование всемогущего бога, бесконечной материи и др.) и в необходимое проявление этих первооснов в конечных вещах (в обязательное пришествие царства божьего на Земле, в неизбежность возникновения якобы обусловленного диалектическими законами бесконечной материи абсолютно совершенного коммунистического общества, в свое или чужое мессианское предназначение и др.), могут попытаться проверить подлинность своей веры с помощью предлагаемых мною описанных ниже методов, учитывая при этом, что невозможны абсолютно точные средства проверки подлинности своей идеологической веры.

1. МЕТОД, ОСНОВАННЫЙ НА ВЫБОРЕ ЛЮДЬМИ, ПОЛАГАЮЩИМИ, ЧТО ОНИ ОБЛАДАЮТ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРОЙ, МЕЖДУ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНЬЮ И СВОЕЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРОЙ (РЕЛИГИОЗНОЙ, ФИЛОСОФСКОЙ ИЛИ ДР.).

Подлинная (искренняя) идеологическая вера имеет для адепта идеологии (религии, философии и др.) силу категорического повеления (императива). Безусловное повеление (категорический императив) является непреложным законом идеологической веры. Непреложность влиянии подлинной веры на верующего сродни непреложности действия инстинктов у животных. Если вы, являясь искренним адептом конкретной идеологии (религии, философии и др.), в ситуации намеренного принуждения вас кем-то для вас неодолимым к свободному выбору вами между уничтожением вас этой силой в случае вашего нежелания отречься от своей веры и сохранением этой силой вашей жизни при условии отречения вас от своей веры, предпочитаете умереть, но не отрекаться от своей веры подобно тому, как предпочли умереть, но не отреклись от своей веры основатель христианской религии Иисус Христос и основатель оригинального философского пантеистического учения Джордано Бруно, то такое предпочтение вами преданности своей вере сохранению своей жизни, полагаю, способно быть свидетельством того, что вы обладаете подлинной верой.

В отличие от искренних адептов идеологий нормальные рационалисты, в частности, нормальные ученые в ситуации намеренного принуждения их кем-то для них неодолимым к свободному выбору ими между уничтожением их этой силой в случае их настаивания на истинности даже самых доказанных научных идей об объективной реальности, истинность которых надежно подтверждена практикой, и сохранением этой силой их жизни, если они объявят такую концепцию ложной (даже если втайне они сохранят уверенность в истинности этих научных идей), предпочтут сохранить свою жизнь путем отказа от настаивания на истинности данных научных идей. Хотя иные из таких ученых готовы пожертвовать (и жертвуют) своей жизнью для получения истинного знания в процессе научного познания. При выборе нормальными учеными сохранения своей жизни путем объявления ложными, но в действительности истинными и тайно признаваемыми ими истинными научными идеями они оправданно руководствуются следующими доводами.

Во-первых, невозможно абсолютно доказать истинность рационального отражения объективной реальности и потому любое рациональное знание содержит возможность сомнения в его истинности. Ведь заключение об истинности или ложности отражения делает мышление. А оно непосредственно не взаимодействует с объективной реальностью и вынуждено полагаться на показания органов чувств как решающий источник познания. Потому в научном познании даже теоретическое мышление вынуждено полагаться на доверие к органам чувств как инструментов познания. Однако органы чувств как инструменты познания не обладают абсолютной надежностью. Поэтому доверие рационального мышления к ним не в состоянии быть абсолютным и содержит возможность его сомнения в их показаниях. Есть лишь один предмет, в существовании которого не сомневается мышление конкретных людей с нормальной психикой. Этим предметом является для конкретного мышления существование обладающего им индивида. Не может быть абсолютным и содержит возможность сомнения также доверие рационального мышления к себе как инструменту познания объективной реальности и как оценщика полученных знаний об объективной реальности на предмет истинности. Не может быть также абсолютным доверие нормального рационального мышления конкретного субъекта познания к самому себе как инструменту рационального самопознания и рационального познания остальной психики этого субъекта познания, а значит, и к полученным рациональным мышлением данных о себе и об остальной психике данного субъекта познания. Мышление конкретного рационального человека содержит возможность сомнения в себе как инструменте познания себя и остальной психики этого человека.

Во-вторых, если уже есть инструменты научного познания, которые позволили открыть объективные законы реальности, получить истинное знание о ней, то объявление ученым в качестве ложной доказанной истинной концепции уже не изменит общий ход научного познания. Как научное знание, так и методы его получения являются объективными и общезначимыми, а значит, обезличенными. Если научная концепция получила известность, то другие ученые применят научные методы и подтвердят ее истинность. А если научная концепция не получила известность и после отречения ученого от нее сведения о ней были уничтожены, то все равно кто-то и когда-то получит это же истинное знание, откроет эти же объективные законы. Если созданы объективные инструменты познания, позволяющие по мере надобности подтверждать истинность тех или иных научных идей, то эти идеи являются истинными независимо от того, признает или не признает их истинность тот или иной ученый. Галилео Галилей под угрозой присуждения его к смерти судом инквизиции отрекся от прежнего признания им в качестве истинной созданной Николаем Коперником гелиоцентрической концепции, истинность которой Галилей подтвердил опытным путем. Но это отречение Галилея лишь притормозило, однако не остановило прогресс науки. Гелиоцентрическая концепция впоследствии все равно стала частью науки. Пока сохраняется объективная тенденция поступательного развития человечества, прогресс научного познания неумолим.

В-третьих, истинные рациональные, в частности, научные идеи являются объективными, т. е. независимыми от воли и желания субъекта познания видеть мир тем или иным. Они являются также общезначимыми, т. е. они являются истинными для всех людей, безотносительно к тому, кто получил эти истинные идеи. Поэтому содержание истинных рациональных идей безличное, не связано с сущностью рационально познающей личности и с ее отношением к этим истинным идеям, в т. ч. и личности, получившей конкретное истинное знание. Потому отказ рациональной личности от настаивания на истинности конкретных истинных рациональных идей и даже ее согласие объявить их ложными при одновременной тайной уверенности в их истинности не связан с отречением этой личности от самой себя.

В-четвертых, уверенность рационально мыслящих людей в истинности рациональных идей основана на доказательствах и не обладает силой не только категорического повеления, но и вообще повеления. Поэтому рационалисты свободны в своем отношении к истинному знанию. Уверенность не является препятствием для публичного отречения от признания истинного знания истинным в условиях выбора между жизнью и уверенностью в истинности конкретных рациональных идей.

Рациональные идеи являются жизнестойкими, если они обладают чертами объективной истины. Решающим средством доказательства истинности или ложности рациональных, в т. ч. научных идей является практика. В отличие от рациональных идей, идеологические, в т. ч. религиозные идеи подтверждают свою жизнестойкость тем, что имеют приверженцев, верящих в их безусловную истинность. Нет объективных средств, которые позволяли бы доказать объективную истинность идей о существовании безграничных первооснов (первосущностей, первопричин и т. п.) мира и его устройства и о якобы их неизбежных проявлениях в ограниченных предметах. С помощью практики как объективной целенаправленной материальной предметно-чувственной деятельности человека эти идеи вообще невозможно проверить на истинность и ложность. На основе практики эти идеи невозможно даже создать. Но невозможно проверить истинность или ложность этих идей и с помощью такого субъективного средства познания, как логика. Поэтому идеи о существовании безмерных первооснов и их якобы проявлении в ограниченных предметах вообще не способны обладать свойством объективной истинности. Они обладают свойством субъективной, личной истинности. Они являются истинными, причем безусловно истинными лишь для того, кто верит в существование безграничных первооснов. Верю, следовательно, безусловно истинно. Безусловно истинно, потому верю.

Идеологическая вера имеет глубоко личностный характер, сущностно слита с верующей личностью, является основой ее самоопределения. Она тотально и категорически повелительно властвует над сознанием верующей личности, над ее чувствами, мышлением и волей. Подлинно верующая личность не может не подчинять себя полностью следованию основополагающим идеям своей идеологии, которые она считает единственно истинными. К таким основополагающим идеям относятся идеи о существовании безграничных первооснов мира. Принуждение верующей личности к отречению от своей веры тождественно для нее принуждению ее к отречению от себя как личности. Если адепты какой-то идеологии жертвуют свой жизнью во имя своей веры, то их жертва способна служить для других склонных к вере людей весомым аргументом в пользу безусловной истинности идеологии, ради которой приносится жертва.

Если бы Христос предпочел смерти за свою веру сохранение своей жизни посредством отречения от своей веры, даже если бы тайно он сохранил свою веру, то, возможно, христианства сейчас не было бы. Однако не каждый приверженец идеологий (религий, философий и др.) попадает в ситуацию выбора между жизнью и верой, а значит, не каждый человек, полагающий себя верующим, в состоянии таким путем проверить подлинность своей веры. Искусственно же ставить себя в ситуацию такого выбора для выявления подлинности своей идеологической веры будет нелепо, поскольку после таких проверок некому будет верить, т. к. погибнут все, кто обладает подлинной верой. Ведь идеологическая вера существует в конечном счете не для того, чтобы ее проверять, а для того, чтобы адепты веры руководствовались ею. В то же время можно мысленно смоделировать ситуацию выбора между жизнью и верой и проанализировать свои ум и чувства на предмет готовности, в случае реального возникновения такой ситуации, пожертвовать своей жизнью ради своей веры. Если вы приверженец христианства, то представьте мысленно, что вы И. Христос, а если вы приверженец идей Дж. Бруно, то мысленно представьте себя Дж. Бруно… Но не слишком увлекайтесь достижением полноты такой мысленной идентификации, чтобы у вас осталась психологическая возможность по завершении самопроверки вернуться к самому себе.

В то же время любая идеология, в т. ч. религиозная в целях укрепления своей жизнестойкости нуждается в публичной демонстрации адептами идеологий подлинности своей веры, а значит, и якобы абсолютной истинности основополагающих идеологических идей путем сознательного принесения ими в жертву своей жизни ради своей веры. Известны случаи, когда все адепты некоей религии сознательно жертвовали своей жизнью ради своей веры. Но чаще для такой демонстрации бывает достаточно сознательного принесения в жертву своей жизни ради своей веры немногими подлинно верующими, но видными, влиятельными, напр., творцами идеологий, учениками творцов идеологий, продолжателями идей творцов идеологий, пропагандистами (проповедниками) идеологий.

2. МЕТОД, ОСНОВАННЫЙ НА ВЫБОРЕ ЛЮДЬМИ, ИМЕЮЩИМИ СОВЕСТЬ И ПОЛАГАЮЩИМИ, ЧТО ОНИ ОБЛАДАЮТ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРОЙ, МЕЖДУ СВОЕЙ СОВЕСТЬЮ КАК ЧУВСТВОМ ЛИЧНОЙ МОРАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЕРЕД ЛЮДЬМИ ЗА СВОИ ПОСТУПКИ И СВОЕЙ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРОЙ.

Если люди, имеющие совесть и полагающие, что они обладают идеологической верой, в ситуации выбора между своей совестью и ценностями своей идеологической веры не готовы поступиться своей совестью ради ценностей своей веры, то они не обладают подлинной верой, поскольку для их совести люди являются высшей инстанцией. Если же люди, имеющие совесть и полагающие, что они обладают идеологической верой, в ситуации выбора между своей совестью и ценностями своей идеологической веры готовы подчинить свою совесть ценностям своей веры, то для их совести люди являются не высшей, а относительной инстанцией и их вера искренняя, поскольку для них ценности их веры являются высшими.

3. МЕТОД, ОСНОВАННЫЙ НА ПОИСКЕ ПОДОБИЯ МЕЖДУ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРОЙ ЛИЧНОСТИ, ПОЛАГАЮЩЕЙ, ЧТО ОНА ВЕРИТ, И БЕЗУСЛОВНОЙ УВЕРЕННОСТЬЮ ЭТОЙ ЛИЧНОСТИ В ТОМ, ЧТО ОНА СУЩЕСТВУЕТ.

Более совершенный, доступный и гуманный способ проверки людьми, полагающими, будто они верят, подлинности своей идеологической веры (религиозной, философской и др.) – это мысленное сравнение адептами идеологий своей веры в существование безграничных первооснов мироздания (бога, материи и др.) со своей безусловной уверенностью в собственном существовании.

Каждый рационально мыслящий человек способен сомневаться в существовании любого внешнего для его сознания ограниченного предмета, поскольку у него нет и не может быть полного доверия к органам чувств, с помощью которых он отражает объективную реальность. Люди, обладающие идеологической верой, также способны сомневаться в существовании любого внешнего для их сознания ограниченного предмета, за исключением тех ограниченных предметов, вера в существование которых предписана их мировоззрением. Люди в основном доверяют показаниям органов чувств, иначе они не выжили бы. Но любой человек сталкивался с тем, что его органы чувств могут давать в силу разных причин ненадежные показания. Поэтому люди, особенно наука и инженерия создавали и создают многочисленные средства проверки и перепроверки показаний органов чувств.

Однако есть один обладающий границами предмет, в существовании которого люди как с рациональным, так и с идеологическим сознанием при нормальной работе их сознания не способны сомневаться ни при каких обстоятельствах. Таким предметом для них являются они сами вместе с их сознанием. Собственное существование не является для человеческих индивидов объектом доказательства. Невозможно мысленно представить себя несуществующим (-ей) или предположительно существующим (-ей) применительно ко времени своего существования. Поскольку мы себя сознаем, мыслим, то мы безусловно, бесспорно сознаем, мыслим себя существующими. Для нашего мышления наше существование не нуждается в доказательствах и не поддается им. Для мышления любого человека невозможны никакие прямые доказательства существования человека. Человек с помощью мышления способен непосредственно наблюдать свое мышление, но такое наблюдение не дает для человека прямые доказательства его существования, поскольку он не в состоянии прямо соотнести свое мышление ни с какой реальностью, кроме как со своим мышлением. Это непосредственное наблюдение дает основание лишь сделать следующий вывод: я мыслю, следовательно, я мыслю. Поэтому каждый человек посредством веры, т. е. посредством безусловной, абсолютной категорически императивной уверенности несомненно признает себя существующим. Я верю, что я существую -- это своеобразная аксиома для каждого человека с нормальным мышлением. Не «cogito, ergo sum» лат. – «мыслю, следовательно существую» (Р. Декарт), а «ego sum!» лат. -- «я существую!», «я живой!» Наша полная, абсолютная уверенность в своем существовании, которое мы мыслим и переживаем – это то, что всегда с нами, пока мы себя сознаем, мыслим. Полная категорически императивная уверенность личности в своем существовании – это исходный пункт ее самосознания. Без самосознания нет личности. Но вера современных людей в свое существование является продуктом длительного исторического рождения человечества и его поступательного развития, в процессе которых формировалась способность людей к самосознанию, а также является продуктом социализации людей, в ходе которой осуществляется превращение юного человеческого индивида в личность, в т. ч. складывается его самосознание.

Если для человека, полагающего, что он искренне верит в истинность конкретной идеологии, уверенность в существовании бесконечных основ мироздания (бога, материи и др.), идеи о существовании которых лежат в основе идеологий, является столь же безусловной, как и его уверенность в собственном существовании, то это, думаю, способно быть для него свидетельством того, что он обладает подлинной идеологической (религиозной, философской или др.) верой. Если же для него его уверенность в существовании бесконечных первооснов не обладает такой же безусловностью, несомненностью, бесспорностью, как уверенность его в собственном существовании, то он не обладает подлинной идеологической верой и положения идеологии, приверженцем которой он будто бы являются, не обладают для него истинностью и не имеют для него императивной (повелительной) силы. Ведь конкретная идеологическая вера обладает для ее носителей силой категорического императива. Она категорически предписывает ее обладателям мыслить мир, оценивать его и практически действовать в нем в соответствии с исповедуемой ими идеологией.

4. МЕТОД, ОСНОВАННЫЙ НА ВЫЯВЛЕНИИ КОГНИТИВНОГО ДИССОНАНСА ВСЛЕДСТВИЕ ВЫНУЖДЕННОГО ДЕЙСТВИЯ ВОПРЕКИ ИСПОВЕДУЕМОЙ ИДЕОЛОГИИ.

Когнитивный диссонанс – это, проявляющееся в сильном психическом дискомфорте противоречивое состояние психики, которое порождается несовместимостью между присущими личности в данный момент ценностными установками, потребностями, интересами, намерениями, убеждениями, мировоззренческими взглядами как побудителями действий и ее реальными вынужденными действиями. Если человек, который полагает, что он искренне привержен определенной идеологии, не испытывает нетерпимого психического противоречия в случае вынужденного действия (по принуждению, из чувства страха и др.), идущего вразрез с исповедуемой им идеологией (религией, философией и др.), в т. ч. в случае вынужденного публичного отречения от всей исповедуемой идеологии или от какой-то ее существенной части, то это будет свидетельством того, что он не обладает подлинной идеологической верой. Полагаю, что Сократ, И. Христос, Дж. Бруно, оказавшись перед выбором сохранения верности своей идеологии и вследствие этого расставания со своей жизнью или отречения от нее и вследствие этого сохранения своей жизни, при одной только мысли о возможности вынужденного отречения от своей идеологии испытывали такой нетерпимый психический дискомфорт вследствие возникающего при этом когнитивного диссонанса, что предпочли сохранить верность своим идеологиям даже за счет своих жизней. Эти люди обладали основанными на вере исключительно идеологическим мышлением и исключительно идеологическими чувствами. А вот обладавший дуалистичными рационально-идеологическим мышлением и рационально-идеологическими чувствами И. Кант, применивший рациональное мышление вопреки его возможностям для конструирования своего будто бы усовершенствованного христианского религиозного учения, основанного не на вере, а на рациональных обоснованиях («нравственной религии»), по замыслу якобы способной быть общезначимой и служить универсальной идейной основой выработанного им нравственного категорического императива («Религия в пределах только разума», 1793), в ответ на выражение прусским монархом в королевском указе неудовольствия этим творением Канта в названном сочинении пообещал впредь не касаться вопросов религии в своих лекциях и сочинениях. Рациональное сознание Канта с его рациональными мышлением и чувствами не могло испытывать нетерпимый психический дискомфорт вследствие отказа от публичного отстаивания своих идей, а прусский король не был настолько жестким, чтобы с помощью религиозных священнослужителей потребовать от него под угрозой его казни отречения от своих идей (покаяния). Трудно найти приверженца идеологии, который в своей жизни не оказывался перед выбором между верностью исповедуемой идеологии и совершения вынужденных действий, противоречащих ей.



5. МЕТОД, ОСНОВАННЫЙ НА СВОБОДНОМ ВЫБОРЕ ЛЮДЬМИ, РАСПОЛОЖЕННЫМИ К ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВЕРЕ, НАИБОЛЕЕ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО ИМ ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ В ВИДЕ УЖЕ СУЩЕСТВУЮЩЕГО ЛИБО В ВИДЕ СОЗДАНИЯ НОВОГО ПОСРЕДСТВОМ ПОЗНАНИЯ ВСЕХ СОЗДАННЫХ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ МИРОВОЗЗРЕНИЙ.

Идеологическая вера – это интимное состояние сознания верующего человека, его мышления и чувств, не нуждающееся в обоснованиях и не рожденное ими. Оно внеопытное, экстрарациональное, а потому не способно передаваться от одного верующего к другому не только с помощью рациональных доказательств, но и путем внушения. Источник веры каждого верующего в существование безграничных целевых первоначал мира, категорически признаваемых идеологическими воззрениями, находится только внутри него, точнее, в его личном сознании. Потому всякое не только принуждение одними людьми других людей к идеологической вере, но и попытки одних людей убедить других людей в безусловной истинности конкретных идеологий и в их полезности для них и даже намеки одних людей другим людям в истинности и в полезности для них конкретных идеологий противоречат интимной природе идеологической веры.

Даже если конкретная личность убедилась, что обладает идеологической верой, то это еще не означает, что та идеологическая вера, которой она обладает, является ее искренней верой. Верить или не верить не является свободным выбором склонной к вере личности, а зависит от врожденных особенностей устройства мышления и чувств личности. Если личность предрасположена к идеологической вере, то она неизбежно верит в существование каких-то безграничных первооснов реальности и в их воплощение в мире реальных ограниченных предметов.

Однако нет однозначной предрасположенности обладающей склонностью к идеологической вере личности к признанию ею безусловно истинным какого-то конкретного идеологического взгляда на мир.

На признание конкретной личностью определенных идей о безграничных первоосновах мира в качестве своей идеологии влияет много факторов, в том числе особенности характера этой личности, ее мышления и чувств, особенности ее судьбы, специфика социально-культурной среды и ее истории, в которой она воспитывалась, живет, работает, своеобразие конкретно-исторической эпохи, к которой она принадлежит, особенности конкретного идеологического мировоззрения и многое другое. Однако эти факторы не предопределяют однозначно выбор или создание личностью в качестве своей идеологии определенного идеологического взгляда на мир.

У любого расположенного к идеологической вере человека всегда остается возможность свободного выбора идеологического мировоззрения в виде уже существующего либо в виде создания нового. Чтобы склонная к вере личность могла совершить свободный выбор своего идеологического мировоззрения, ей необходимо знание всего многообразия уже созданных идеологических взглядов, которое позволит ей свободно выбрать из существующих или создать подходящее ей мировоззрение, в которое она будет искренне верить. Если конкретная личность не знакома со всеми идеологическими воззрениями, то нет гарантии, что та идеология, в которую она уверовала или собирается уверовать, наиболее подходящая для нее.

Если расположенный к вере индивид осмыслил все наличные идеологические мировоззрения и после этого выбрал или создал наиболее подходящую ему идеологию, то можно уверенно считать, что он является искренним приверженцем конкретной идеологической веры. Но поскольку практически невозможно обстоятельно познать все огромное многообразие созданных человечеством идеологических мировоззрений, многие из которых к тому же полностью или частично исчезли, к иным нет доступа, а у подавляющего большинства расположенных к идеологической вере людей недостает способностей и знаний для понимания созданных идеологий, то за исключением возможности редкого случайного овладения отдельными личностью наиболее соответствующей им идеологией вера остальных приверженцев конкретных идеологий не вполне искренняя и содержит по меньшей мере в скрытом виде сомнение, антагонистичное искренности веры.


* * *

Если тот, кто полагает, что он верит, увидел отсутствие у себя подлинной идеологической веры (религиозной, философской или др.), то он поступит разумно, если не будет загружать зря свои ум и чувства идеологией, а осознанно станет на рациональную позицию.  

10. 08. 2008.

В первоначальный текст внесены уточнения.

См. основные научно-теоретические работы автора по идеологии, которые представляют собой поступательное развитие им своей концепции сущности идеологии: Антонюк Г. А. Социальная идеализация // Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Тезисы докл. республ. межвузовской научн. конференции 19 -- 21 мая 1992 года. -- Гродно, 1992, Ч. II; Он же. Ідэалізацыя // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, 1998, Т. 7; Он же. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1997, № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, Беларуская энцыклапедыя, 1998, Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007 (Идеология, идеализация и вера // Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. -- Гродно, 1998, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 06. 2007; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 4 (11), Demiurgos.communityhost.ru, 6. 06. 2007; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1999, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Kasparov.ru, 3. 01. 2008, Lebedev.ru, 15. 01. 2008; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). -- Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (логические особенности и значение для управления государством и человечеством) // Demiurgos.communityhost.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) // Demiurgos.communityhost.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры // Demiurgos.communityhost.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 09. 2007; Он же. Идеология и рациональность в управлении Россией // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 12. 2007, Kasparov.ru, 19. 12. 2007; Он же. Современные российские правители и идеология // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 04. 2008, Kasparov.ru, 12. 04. 2008; Он же. Введение в науку о мировоззрении (эйдологию) // Demiurgos.communityhost.ru, 04. 05. 2008; Он же. Российская история и стандартизация России // Demiurgos.communityhost.ru, 09. 05. 2008, Lebedev.ru, 10. 05. 2008; Он же. Наука, идеология и общая теория идеализации и идеализированного предмета // Demiurgos.communityhost.ru, 05. 06. 2008.


Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Бывший адрес текста «ФОРУМ АНТОНЮК. ВМЕСТЕ СОЗДАЕМ ЛИЧНОЕ МИРОПОНИМАНИЕ»: http://demiurgos.communityhost.ru./

Нынешний адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).


Последний раз редактировалось: Admin (Пт Авг 26, 2016 9:41 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения