НАУЧНЫЙ ПОДХОД К СОЗДАНИЮ ФИЛОСОФИИ

Перейти вниз

НАУЧНЫЙ ПОДХОД К СОЗДАНИЮ ФИЛОСОФИИ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 5:06 am

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

НАУЧНЫЙ ПОДХОД К СОЗДАНИЮ ФИЛОСОФИИ

В данной статье мною применена и развита своя концепция чистого (пурического) рационализма, которую считаю научной. Согласно этой концепции, мышление при осмыслении мира непосредственно оперирует созданными им в качестве идеальных (нематериальных) заместителей (субститутов -- от лат. substitutum – поставленное взамен), моделей реальных предметов мысленными предметами, которым я даю рабочее название "эйдосы". Одновременно мысленные предметы являются образами реальности, инструментами познания и средствами мышления, т. е. обладают наряду с субститутивной функцией также когнитивной, методологической и когитивной функциями. Я выделяю два типа мышления – рациональное и идеологическое, которые противоположные, а также смешанное дуалистичное рационально-идеологическое мышление и два типа содержательных (предметных) логик -- рациональную и идеологическую. Дуалистичное мышление я не считаю отдельным типом мышления, поскольку оно не обладает особым типом содержательной логики, в нем присутствуют элементы противоположных рациональной и идеологической логик. Рациональное мышление реалистичное, оно признает осуществимыми только ограниченные предметы. На рациональном мышлении основаны здравый смысл, частично искусство, наука, инженерия. Наука и инженерия – это высшие проявления рациональной логики. Идеологическое мышление нереалистичное, оно признает осуществимыми безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированные предметы, которые не считает идеализированными. На идеологическом мышлении основаны идеологии – философия, теософия, религия, первобытные мифы, социальные идеологии. Философия – это высшее проявление идеологической логики. Рациональное мышление характерно для относительно самодостаточной личности, хотя оно не обеспечивает самодостаточность для всякой рациональной личности. Идеологическое мышление характерно для несамодостаточной личности. Я рассматриваю здесь с рационально-научной позиции проблему сознательного создания философских учений с помощью специальных научных знаний. Данное рационально-научное исследование осуществляется в отношении философии и ее отдельных существенных черт, в т. ч. философско-идеологического мышления, представленных в виде сконструированных мною научных абстрактных и безгранично идеализированных предметов.

Современная наука, являющаяся наиболее зрелым объективным рациональным взглядом на мир, развитая настолько, что уже в состоянии самостоятельно беспристрастно объяснять любые конечные предметы с помощью конечных причин без привлечения основанной на идеологическом мышлении философии с ее субъективно-ценностным идеологическим объяснением конечных предметов с помощью идеи о якобы существовании бесконечной основы мира и ее проявлении в конечных предметах. Две с половиной тысячи лет философы упорно, зачастую жертвуя собой, в т. ч. своей жизнью, создавали свои философские учения для всех людей, в том числе для ученых и для науки в качестве якобы необходимого методологического инструмента научного познания и абсолютной истины о бесконечной основе мира и ее проявлении в конечных предметах. Сейчас для ученых и для других рационалистов настала пора окончательно демонтировать философию в сферах научного познания мира и применения научных знаний, строго следуя принципу «где есть место науке, там нет места философии» (а также всякой идеологии). В философии нуждаются люди с идеологическим мышлением, расположенные к философии. Философские учения создают люди с идеологическим мышлением, обладающие способностью к философскому творчеству.

Сейчас встает вопрос о пользе научного подхода к созданию новых философских учений. Можно ли научиться создавать оригинальные философские учения? Возможно ли применить науку к созданию новых философских учений? Как научно создавать философские учения?  

Не вызывает сомнения возможность научиться проводить научные исследования и строить научные теории. Обучаются также тому, как сочинять произведения искусства в литературе, музыке, живописи, скульптуре и др. областях. Естественно, научиться этому могут лишь те, кто обладает соответствующими способностями к науке, искусству. А для выдающихся успехов в этих областях нужен талант. Способные люди могут овладевать мастерством самостоятельно, руководствуясь собственным умом, а не специальными знаниями. Таким был философ-самоучка рабочий-кожевник И. Дицген (1826 – 1888 ), который самостоятельно, хотя и не вполне профессионально, но творчески пришел к идее материалистической диалектики (см. «Сущность головной работы человека» -- 1869, «Аквизит философии» -- 1887 и др.). Однако использование специальных знаний по созданию различных произведений помогает творческим людям лучше раскрыть свой талант. Профессионально разработали материалистическую диалектику, используя знание сущности философии как мировоззрения, специализированного общефилософского категориального, терминологического и методологического аппарата К. Маркс (1818 – 1883 ) и Ф. Энгельс (1820 – 1995 ). Естественно, они обладали способностью к философскому творчеству. Диалектико-материалистическая философия получила второе философское название «марксистская философия».

Возможна ли специальная объективная, а значит общезначимая фундаментальная строгая наука о философии (научная теория философии), в которой были бы раскрыты с позиции рационального мышления сущность философии, законы устройства, зарождения, функционирования, поступательного развития и умирания философских учений, критерии прогресса и регресса в развитии философии, в отличие от нынешних толкований философии разными философскими учениями и течениями с собственной позиции? Только опираясь на настоящую науку о философии, если она возможна, можно разработать специальные принципы, методы и технологию построения философских учений и научиться их использовать для создания и совершенствования философских учений, если идеологическое мышление в состоянии использовать научные знания о философии. Следовательно, только опираясь на фундаментальные теоретические знания о философии возможно разработать своеобразную «инженерную» науку о создании и развитии философских учений.

Философия как разновидность мировоззрения представляет собой устойчивый обладающий границами, т. е. конечный предмет в виде системы множества  связанных живых и мертвых учений, имевших и имеющих как идейную сторону, так и материальную сторону, связанную с деятельностью людей по созданию и развитию конкретных философских учений, по их усвоению, защите, распространению, действия в соответствии с философскими учениями и др. Философия не была, не является и не способна быть наукой, она ей противоположная по многим характеристикам, в первую очередь по типам логики, лежащим в основе науки (рациональная) и философии (идеологическая). Философия осмысливается философскими учения каждым со своих позиций. Однако философия как устойчивый конечный предмет имеет поддающиеся фиксации конечные свойства, она устроена, функционирует и развивается в соответствии с определенными конечными законами и потому она поддается изучению средствами науки, как и сама наука, которую изучает науковедение. Науку о философии оправданно называть философологией (философоведением) (см. Г. Антонюк (Антонюк Г. А.). Крах претензии философии на общезначимость // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 01. 2012; Философология (философоведение) // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 03. 2012; Он же.; Он же. Философия не способна быть себе наукой // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 03. 2012 ).

Для получения фундаментальных теоретических знаний о свойствах и законах рождения, функционирования, развития, умирания философских учений, во-первых, нужно четкое уяснение того, что философия – это закономерное духовное явление общества, вызываемое к жизни устойчивыми потребностями людей с идеологическим мышлением и необходимо возникшее на определенном этапе прогрессивного интеллектуального развития общества, а именно, на этапе зарождения теоретической науки как попытка распространения ее теоретического подхода на мыслимые бесконечными основы мира и как попытка применения философских взглядов на основы мира к объяснению конечных предметов, а во-вторых, необходимо четкое определение особенностей философии как духовного явления со своими специфическими законами «жизни» по сравнению с другими явлениями духовной жизни – наукой, искусством, мифотворчеством, религией.

Пока создание оригинальных философских учений рассматривается как дело немногих людей, обладающим особым философским талантом. Такому рассмотрению способствует то, что за более чем две с половиной тысячи лет существования философии было создано очень мало оригинальных философских учений. Поэтому естественной является мысль о том, что к их построению не применима наука.

Чтобы понять необходимость знания творцом философии принципов, методов, технологии создания философских учений при их создании, нужно попытаться создать собственное философское учение, если вы обладаете идеологическим мышлением, склонным к философии, или построить его ограниченное рациональное подобие, если вы обладаете рациональным мышлением. При реализации такой попытки неизбежно встают вопросы о том, как устроена философия -- каковы ее основные компоненты, с какого краеугольного камня следует начинать создание философской системы, каковы законы устройства философии и др.

С позиции рационального мышления заметно, что философия построена на идеологической логике и представляет собой основанный на вере специализированный ценностный нереалистичный безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированный взгляд на мироздание, который конкретные философии и философы не считают безгранично идеализированным. То, что философия -- это ценностный взгляд на мир, выражающий в ценностном отношении к миру конкретного философского учения особенности творцов ее учений, в т. ч. их потребности и интересы, а также категоричная претензия каждого философского учения на безусловную истинность, порождают у приверженцев философии с их идеологическим мышлением убеждение в том, что невозможно научить созданию оригинальных философских учений. Несмотря на то, что многие философы рассматривали и рассматривают свои учения как научные, в том числе и потому, что философия создается в теоретикоподобном виде, в действительности философия противоположна науке, даже если ее пытаются рационализировать подобно науке (напр., Аристотель – 384 – 322 до н. э., Фома Аквинский – 1225/1226 -- 1274, Б. Спиноза – 1632 -- 1677, Ф. Энгельс). Философия – это разновидность идеологии, к которой относятся также религия, теософия, первобытные мифы, социальные идеологии. Согласно рациональному взгляду на идеологию, все идеологии построены из мысленно созданных, а точнее, сконструированных безгранично, в том числе бесконечно идеализированных предметов, которые идеологии не рассматривают таковыми и признают их абсолютно истинным мысленным воспроизведением реальности (напр., бесконечные бог, материя, абсолютно совершенное общество, богочеловек и др.). Безгранично идеализированные предметы являются кирпичиками идеологии, в т. ч. философии, причем они не только своим содержанием, но и своей логической формой выражают ценностное отношение творца идеологии и ее адептов к миру.

Признание творцами и приверженцами идеологий безгранично идеализированных предметов, которые они не рассматривают таковыми, абсолютно истинным мысленным воспроизведением реальности производится посредством веры как абсолютной убежденности в существовании безгранично идеализированных предметов, которое, т. е. их существование рациональное  мышление считает невозможным доказать ни логически, ни посредством практики и которые, т. е. безгранично идеализированные предметы оно либо признает неосуществимыми (конечные безгранично идеализированные предметы, напр., абсолютно совершенное общество в философских учениях), либо которые не способно содержательно мыслить (бесконечные, напр., бесконечная абсолютная воля) и о которых потому не в состоянии ничего сказать, относительно мнения о которых находится в состоянии абсолютной когнитивной неопределенности. Только идеологическое мышление способно мыслить осуществимыми безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированные предметы, при этом не считая их таковыми. Искренне создают философии и являются ее адептами лишь люди с идеологическим мышлением. В отличие от философии, наука и инженерия основаны на рациональном мышлении, признающем осуществимыми только ограниченные предметы.

Существующая система преподавания философии во многом носит схоластический характер, оторвана от жизни.  Это значит, что преподавание не учит тому, как создавать философские учения и как их совершенствовать, если существующие философские учения не отвечают личностному своеобразию и смысложизненным установкам приверженца философии. Она также не дает знание того, по каким критериям выбирать философские учения, отвечающие этим требованиям.

Философское образование построено таким образом, что оно дает знание содержания философских учений. Однако оно не дает знание о том, как нужно создавать оригинальные философские концепции. Творцы конкретных философских учений не учили и не учат этому, поскольку считают создание новых философских учений делом пустым, полагая, будто только их философия является единственно истинной. Последователи конкретных философских учений по той же причине не обучают этому. Платон (428/427—348/347 до н. э. ) в своей Академии не учил тому, как создавать философские учения, отличающиеся от его учения, и его ученик Аристотель создал свое философское учение вопреки желанию Платона, при этом тоже не учил в своем Ликее (перипатетической школе) тому, как создавать учения, отличные от его учения. К. Маркс и Ф. Энгельс также не учили тому, как создавать философские учения, отличные от их философии, а непримиримо идейно открыто боролись с другими философскими учениями и с их создателями и последователями и к такой борьбе призывали своих последователей. Любое философское учение, считая себя единственно истинным, категорически отвергает претензии других философских учений на истинность и открыто или скрыто, прямо или опосредованно непримиримо борется с ними. Ведь любое оригинальное философское учение исходит из своей идеи бесконечной основы мира как якобы безусловно истинной, которая не оставляет место для бесконечных идей основы мира с такими же претензиями на безусловную истинность из других философий. Каждый создатель своего философского учения абсолютно авторитарный (только свои идеи для него безусловно истинные) и категорически императивный в плане отстаивания и утверждения среди других философских учений своего учения.

Для обучения тому, как создавать оригинальные философские учения, необходимы специальные объективные научные знания о философии как специфическом мировоззрении, на основе которых возможно выработать методы и технологию создания новых философских учений. Никакому философу даже не приходит в голову мысль попытаться создать специальные научные знания о том, как создавать новые философские учения, которые неизбежно будут отвергать претензию на безусловную истинность учения, создателем или адептом которого он является, и сами будут претендовать на абсолютную истинность, справедливо исходя из того, что невозможны различающиеся абсолютно истинные идеи об одном и том же. Нет специальной науки о том, как создавать философские учения. Есть лишь констатация, что при наличии способности и вдохновения умение создать свое оригинальное философское учение создатели учений будто бы приобретают в ходе собственных размышлений о мире как самоучки или в процессе усвоения содержания философских концепций, условий их возникновения, истории развития философии.

Но в содержании конкретных философских учений непосредственно не содержатся технологии их совершенствования  и создания новых учений. Самое большее, что дает философское образование – это понимание того, какого способа решения основного вопроса философии, каких категорий, принципов, философских парадигм, методов желательно придерживаться, чтобы мыслить философски в рамках конкретных философских учений, какие вопросы в какой философской системе недостаточно проработаны с позиции ее основных положений и, следовательно, в каких аспектах конкретное учение может быть развито.

Однако есть проблемы использования специальных научных знаний для создания оригинальных философских учений.

1. Поскольку философия основывается не на рациональном мышлении, на котором основана наука, которая не в состоянии содержательно высказаться об идее существования бесконечной основы мира, признаваемой философией адекватной реальности, а на идеологическом мышлении, противоположном рациональному мышлению, то как возможно использование творцом философии специальных научных знаний для создания философии? Что может ему посоветовать наука в плане построения философского учения?

2. Поскольку каждое создаваемое оригинальное философское учение категорически заявляет о себе как абсолютно истинном, то как наука может помогать созданию философских учений с равной претензией каждого из них на безусловную истинность? Без такой претензии нет философии. Сколько философских учений, столько претензий на абсолютную истинность. Плюрализм отрицающих друг друга философских истин о бесконечной основе мира и о ее якобы проявлении в конечных предметах – это экзистенциальный закон философии, закон ее существования. Но поскольку философские учения существуют относительно друг друга, то они и их претензии на абсолютную истинность обусловливают существование друг друга. Причем в толковании истинности философских учений ее приверженцами и самими учениями исключена даже возможность сомнения, любая философия подает себя как категорически императивный взгляд на мир, как вечная и общезначимая истина для всех времен и народов. В отличие от философии наука признает возможность существования только одной истины, которую рассматривает как объективную и общезначимую и которая действительно является таковой, причем наука допускает возможность сомнения в адекватности любого знания.

3. Еще одна существенная проблема применения науки к созданию оригинальных философских учений – это то, что любое философское учение содержит сильный отпечаток особенностей психического склада создателя учения, ценностных ориентаций, потребностей, интересов этого создателя и сознательно или стихийно выражаемых им идеологизированных ценностей, интересов, потребностей, особенностей социальных групп, культуры общества и всего общества, исторической эпохи, всего человечества. Поскольку философия пристрастная и является ценностным взглядом на мир, то она не дает объективное и в силу этого общезначимое знание. Потому философию создают только люди, искренне видящие мир таким, каким они его изображают в философии. По этой причине существует много философских учений, каждое из которых категорически объявляет себя абсолютно истинным, и их не может не быть много, это объективная закономерность философии и в целом идеологии. В отличие от философии в науке ценностное отношение людей к миру, их пристрастия не влияют на объективность знания и не присутствуют в нем. Наука воспроизводит в знаниях мир таким, каким он существует безотносительно к желанию людей видеть его тем или иным. Потому наука только одна, в ней возможно различие гипотез, но гипотезы – это не доказанное знание. Философия и гипотеза несовместимые, философия не оперирует гипотезами.  

4. Еще одна существенная проблема применения специальных научных знаний для создания оригинальных философских учений – это то, что философские учения подают себя в качестве безусловно истинных с помощью веры. Творцу философской системы необходима вера, т.е. абсолютная убежденность в том, что создаваемое им философское учение безусловно истинное и потому якобы необходимо не только ему, но и человечеству. В отличие от философии наука исключает веру в качестве источника знания и опирается на доказательства с помощью логики и практики. Философы нередко встраивают научные знания в свои философские учения (напр., Ф. Бэкон – 1561 – 1626, Р. Декарт -- 1596 – 1650, И. Кант 1724 – 1804, Ф. Энгельс), но если эти знания чисто механически вмонтированы в философское учение, то они не приобретают философских признаков, а если они модифицированы с целью приспособления к философским идеям, то их научных характер деформирован и они теряют свою научность в первую очередь в аспекте потери сомнения, частичной потери адекватности отражения, объективности и общезначимости в силу включения в их содержание идеи о якобы существовании бесконечной основы мира как первоосновы конечного и приобретают ценностную окраску, которая присуща любому философскому взгляду на мир.

Человек с рациональным мышлением способен использовать научные знания, поскольку они рациональные, но он не в состоянии признать осуществимыми безгранично идеализированные конечные предметы (напр., абсолютно совершенное общество в философском учении Платона, в социальном учении Томаса Мора – 1478 – 1535, абсолютно твердое тело, точка в науке), используемые наукой и идеологией, в т. ч. философией, и не способен содержательно мыслить идеологические бесконечно идеализированные предметы, из которых строится философия (напр., бесконечные диалектические законы материи, абсолютная идея Гегеля). Рациональное мышление способно мыслить бесконечность только формально-логически посредством противопоставления конечному.

Однако человек с рациональным мышлением, обладающий научными знаниями о философии, способен имитировать создание философом философии, комбинируя формально-логически из различных компонентов философии ее формально-логическое подобие. Он способен с целью создания такого подобия придумывать, насколько позволяет его рациональное мышление, новые похожие на философские компоненты, используя знания о сущности философии, о законах ее устройства, функционирования, поступательного развития, отмирания, о методах и технологии создания оригинальных философских концепций. Это для него будет искусственный продукт его мысли, созданный им исключительно для определенных целей, напр., чтобы попытаться с помощью него манипулировать сознанием людей, склонных к философскому осмыслению мира. Возможно, кто-то из них может искренне воспринять это изобретение рационального мышления, если оно будет удачно имитировать настоящее философское учение, в качестве своего настоящего философского мировоззрения, и уверует в его безусловную истинность.

Человек с исключительно идеологическим мышлением не сможет широко использовать собственно научные знания о философии для преднамеренного создания оригинального философского учения, но научное знание об особенностях движения философской мысли он способен использовать при создании новых знаний. Философский творец способен также использовать знание им некоторых особенностей философии, полученные вследствие ее изучения, в качестве ориентира или парадигмы при построении своего философского учения. Это не будут строго научные знания, они будут содержать ценностно-философские черты, но это будут знания, частично обладающие признаками объективной истинности. С позиции рационального мышления заметно, что собственно философские взгляды тоже способны содержать элементы объективного отражения реальности, но не прямо, а опосредованно, в виде реальных ограниченных аналогов безгранично идеализированных предметов в философских учениях, которые в самих философиях рассматриваются не как безгранично идеализированные, а значит не как имеющие ограниченные аналоги в реальности, а как всецело реальные. Потому эти элементы объективного отражения не обладают признаками научности и их использование в качестве научного знания требует их предварительного очищения от философских черт и приведения их в соответствие требованиям научности. Это трудоемкий процесс, потому в наше время больших возможностей зрелой науки получать строгое объективное знание путем извлечения объективных знаний из философий неэффективно.

Если творческий философ решит во что бы то ни стало создать оригинальное философское учение, то он его создаст, хорошо или не очень, но создаст, даже не владея методами и технологией создания философских учений, а используя в качестве моделей созданные им или другими философами философские учения. Он может использовать также формально-логические методы, напр., абстрагирование, индукцию, дедукцию, анализ, синтез, обобщение, ограничение, собственно философские методы, напр., диалектику, метод аналогии сущего, категории, напр., пространство, время, необходимость, принципы, напр., развития, детерминизма.

Люди с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, каким было, напр., мышление Декарта, Канта, Маркса, могут частично использовать специальные научные знания для создания оригинальных философских учений. Но при этом они будут испытывать трудности раздвоения мышления, которые связаны с тем, что создавая с помощью идеологического мышления оригинальное философское учение, придется одновременно применять альтернативное рациональное мышление в виде научных знания о создании философских учений к создаваемому с помощью противоположного рациональному мышлению идеологического мышления философскому учению. Каким образом это возможно, только частично способен сказать человек с дуалистичным мышлением. Наука в состоянии это осветить не прямо, а косвенно, поскольку не способна непосредственно заглянуть во все нюансы процесса идеологического мышления. А само идеологическое мышление не в состоянии научно осмыслить себя и мир. Рациональное мышление способно детально осмыслить с помощью науки только себя.

Однако какими бы ни были трудности в применении специальных научных знаний для создания оригинальных философских учений, хотя бы частичное их применение возможно и оправданно. Потому оправданно создавать специальную науку о создании новых философских учений и учить с помощью нее создавать новые философские учения. Оправданно учить философскому творчеству не только людей с идеологическим мышлением, склонных к философии, но и людей с рациональным мышлением, способных создавать искусственные, не настоящие  философскоподобные учения, имитирующие философию. Обобщенные имитаторы философского учения могут использоваться людьми с идеологическим мышлением как при обучении философскому творчеству, так и в качестве ориентиров, парадигм при создании новых философских учений. А конкретные имитаторы философского учения могут быть использованы философами в качестве вспомогательных инструментов при создании нового философского учения.

Философия способна быть объектом научного осмысления, поскольку она как мировоззрение является конечным предметом, конечными предметами являются также законы ее бытия, ее категории, методы, принципы, философские идеи со стороны их логических форм (формально-логической и предметно-логической), а также частично со стороны их содержания в виде мысленных конечных предметов. Наука способна делать объектом своего исследования только то, что рациональное мышление мыслит как конечный предмет. Если человек желает создать новое философское учение и хочет научиться философскому творчеству, то ему нужно знать, что такое философия как специфическое мировоззрение, какими специальными научными знаниями о способах, методах, принципах, правилах построения нового философского учения ему целесообразно было бы руководствоваться, какие существуют законы возникновения, устройства, функционирования, развития, отмирания, построения философских систем, которые обязательно необходимо учитывать при создании оригинального философского учения.

Чтобы выработать специальные знания по созданию новых философских учений, необходимо во-первых, осмыслить особенности философии как специфического мировоззрения, т. е. законы ее бытия и ее существенные свойства безотносительно к их использованию для создания философских учений, а во-вторых, нужно их осмыслить под углом зрения их конструктивных возможностей, т. е. возможностей использования различных характеристик философии в сознательном создании оригинальных философских учений и на основе этих знаний необходимо выработать методы, принципы, технологию создания оригинальных философских учений. А это уже прикладные знания о философии, даже своеобразные философско-инженерные знания, знания философской инженерии, поскольку это знания о том, как намеренно создавать отвечающие заранее заданным требованиям философские учения. А первые знания, безотносительные к их практическому использованию – это фундаментальные знания о философии


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Апр 02, 2016 1:51 pm), всего редактировалось 8 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 5:08 am

* * *

Поскольку философы обладают внерациональным идеологическим мышлением, то они не в состоянии полноценно использовать классические рационально-научные знания для создания оригинальных философских учений. Потому целесообразно создать для них неклассические научные знания о философии посредством воспроизведения интеллектуального поведения философа в философии, но воспроизведения в неосуществимом, но способном иметь ограниченный аналог в реальности научном безгранично идеализированном виде, т. е. в виде научного безгранично идеализированного предмета, опираясь на который возможно выработать технологию создания оригинальных философских учений, отвечающих желаемым требованиям философа. Такое знание обладает для философа наглядностью, оно для него самоочевидное, поскольку поддается соотнесению с его собственным поведением в философии, и потому способно служить ему в качестве инструмента (метода, модели, идеала, ориентира, парадигмы) создания оригинальных философских учений.

Для получения рационально-научных знаний о философии, годящихся для использования их философами при создании ими новых философских учений и при обучении их такому созданию, нужно попытаться понять, как действуют чувства и мысли философов в процессе философского осмысления ими мира, как они обеспечивают философскость взгляда на мир, а потому необходимо попытаться проникнуть в идеологические логику и чувства, которыми руководствуются философы, а также в обусловленные идеологическими мышлением и чувствами философов, философски переживающих и мыслящих мир, устойчивые, законосообразные особенности движения их мыслей и чувств, знание о которых и о способах оптимизации которых можно использовать для обучения созданию оригинальных философских учений. Поскольку такие знания раскрывают философию через призму использования в ней идеологических логики и чувств философа, то такие знания философ способен использовать для создания новых философских учений, ведь это рационально-научные знания о нем самом, а не рационально-научные знания о философских идеях, которые идеологическому мышлению затруднительно использовать.

Философский взгляд на мир основан на специфических идеологической логике и идеологических чувствах и несет в себе особую организацию чувств и мыслей. Это не просто особые понимание мира и отношение к нему, это особая форма организации всего сознания философов, упорядочивающая его сознательное бытие и подчиняющая его тому философскому взгляду на мир, которым философы обладают. Содержание конкретного философского учения – это описание парадигмы, модели бытия обладающего данным учением философа, категорически считающего эту парадигму вытекающей из бесконечной сущности мироздания. Так, каждый древнегреческий философ стремился, словно только что обретший собственное Я ребенок, создать своим философским учением свою претендующую на единственную правильность модель бытия человека. Сейчас философия испытывает качественный кризис потери способности конституировать себя в качестве парадигмы бытия приверженцев философии, новые философские учения нередко представляют собой рационализированные имитаторы философии, квазифилософские учения, созданные рационалистами лишь сообразно внешнему подобию с философиями, к тому же без использования научных знаний о свойствах философии и о законах ее существования, но при этом не основанные на идеологических логике и чувствах, а потому не содержащие подлинной идеи существования основы мира и не являющиеся в силу этого носителями философско-идеологической веры.

* * *

Все философские учения, в том числе далекого прошлого и уже потерявшие приверженцев, вместе представляют собой относительно целостную систему, саморегулируемую стихийно. Философы намеренно создают свои философские учения, но они создают их по отношению к другим философским учениям как их альтернативу и все вместе философские учения участвуют в функционировании и развитии философии как коллективной формы мировоззрения людей, обладающих идеологическими чувствами, мышлением и склонностью к философии.

Существует большое разнообразие философских учений. Часть из них стала историей, наложив свой отпечаток на развитие философии. Однако постоянно создаются новые философские учения. И потому в каждый момент времени одновременно функционирует множество философских учений, каждое из которых имеет своих приверженцев и оппонентов. Причем приверженец «своего» учения только его считает подлинно истинным. Тот же, кто относится к философии как к гипотезе, не понимает сути философии и не обладает идеологическим мышлением. Невозможно мыслить в качестве гипотезы то, что вообще не проверяемо ни логически, ни с помощью практики. В конкретное философское учение можно либо верить, либо не верить, третьего не дано. Именно так относятся к ней склонные к философии люди с идеологическим мышлением. Однако даже не для всех людей с идеологическим мышлением философия понятная, поскольку они либо не знакомы с ней, либо у них нет способности к философскому мышлению. Люди с рациональным мышлением вообще не в состоянии признать ее объективным отражением мира и содержательно мыслить ее идею бесконечной основы мира и якобы проявление этой основы в конечных предметах. Потому многим людям с рациональным мышлением философия безразлична. Если вы встретите человека, который заявляет, будто является приверженцем нескольких однопорядковых самостоятельных философских учений, то это будет для вас свидетельством того, что либо у него расколото сознание на независимые части, либо каждое из этих учений для него – это лишь упорядоченный набор слов, смысла которых он не понимает.

Если же человек пытается из нескольких философских учений что-то комбинировать, то это уже будет попытка создания нового учения. Хорошая или плохая попытка – это уже другой вопрос. И в то же время ни основатели философских учений, ни их последователи вообще не в состоянии предложить объективные критерии истинности своих учений в целом и отдельных философских идей, в т. ч. идеи о якобы существовании бесконечной первоосновы реальности, которая в философии является определяющей. Ни практика, ни другие критерии истины, которые применяются в науке, в философии не применимы. Ведь любая философия базируется на идее существования бесконечной основы мира, которая не может быть проверена на предмет истинности никакими объективными средствами. Рациональное мышление даже не в состоянии мысленно представить возможность таких средств. Сторонник любой философии категорически считает свою философию абсолютно истинной, но объективно доказать это свою веру он вообще не в состоянии. У каждого философского учения свои критерии истинности и ложности философских идей. Это идеологические, а значит, ценностно пристрастные и потому субъективные критерии истинности.

Однако несмотря на субъективность с точки зрения рационального мышления критериев истинности философских идей, люди с идеологическим мышлением, отвергающим требования рационального мышления, обладающие склонностью к философии, выбирают разнообразные философские учения в качестве собственного глубокого убеждения, своей идеологической веры и создают новые основанные на вере философские учения. Чем же они при этом руководствуются, если реально они не в состоянии хотя бы для себя получить объективные доказательства истинности? Конечно, субъективно они могут считать определенные факты, логические рассуждения объективным доказательством. Однако как только они выходят за рамки субъективно-личного философского размышления и стремятся донести признанное ими безусловно истинным философское учение до других людей, они неизбежно сталкиваются с уязвимостью своих доказательств в аспекте их объективности. Ведь другие люди субъективно могут по иному воспринимать ценность тех аргументов, которые в качестве безусловно доказательных воспринимаются приверженцами данных философских учений (см., напр., доказательства существования материи Платоном, Аристотелем, диалектическим материализмом и неотомизмом). А объективные средства проверки данных аргументов вообще невозможны. Эту невозможность подтверждает также широкая дифференциация философских учений и их приверженцев. Если бы искренние приверженцы конкретных философских учений, созданных ими или другими людьми, не были лишены способности хотя бы к элементарной философской самокритичности, способности посмотреть на свои учения глазами приверженцев других учений или рационалистов, то они не могли бы не заметить неустранимую в силу особенностей философии слабость с точки зрения объективности своих доказательств в пользу своих философских учений. И тем не менее они остаются безусловно убежденными сторонниками своих учений.

Объективное знание – это такое содержание взглядов людей на реальность, которое не зависит ни от отдельного человека, ни от человечества. Это общезначимое знание, которое обусловлено его объективностью. Конечно, характерная для науки объективная истина содержит субъективный момент. Субъективный характер научной истины состоит в первую очередь в том, что об истинности или ложности суждений о реальности делает заключение субъект, доверяющий средствам доказательства и своим органам чувств. Однако эта субъективность не относится к содержанию суждений об объекте познания. Объективность содержания суждений о мире достигается возможностью, хотя бы безгранично идеализированной и в таком идеализированном виде не осуществимой, их проверки в конечном счете общезначимой практикой, в т. ч. возможностью найти истинным знаниям ограниченный аналог в реальности, если они выражены в форме научно-теоретических абстрактных и безгранично идеализированных предметов.

Философские же суждения не несут в себе возможность такой их проверки. Заключения субъектов об их истинности или ложности не имеют под собой объективной основы в виде возможности их объективной практической проверки, в т. ч. и другими людьми. Само содержание философских суждений носит ценностно-личностный характер. Это значит, что заключения об истинности или ложности суждений приверженцев философии о якобы существовании бесконечной основы реальности и ее проявлении в конечных предметах являются полностью личной верой, которая вообще не поддается практической проверке или безгранично идеализированной возможностью такой их проверки. Философская вера приверженца конкретного философского учения может лишь коррелироваться в смысле соотноситься с такой же верой других его приверженцев, укрепляться в силе, стойкости, но не обретать статус общезначимости и объективности в случае тождественности с верой других адептов (см. иное у К. Ясперса – 1883 – 1969, «Философская вера» -- 1948 ). Важно иметь в виду, что многие приверженцы философии не считают, что руководствуются философской (философско-идеологической) верой, о которой как о специфической разновидности веры впервые заговорил Ясперс, хотя веру в философии признавали, например, христианские философы, но рассматривали ее как распространение на философию религиозной веры.

Истинность конкретного философского учения для его приверженцев является истинностью для каждого из них персонально, но в отличие от научной истинности не совместной истинностью, несмотря на то, что они могут признавать значимыми какие-то общие для них принятые в конкретном философском учении правила доказательства его философских положений. Но это правила не общечеловеческие, а локальные, имеющие силу только для приверженцев конкретных философий, а потому с точки зрения рационально-объективного доказательства они являются условными. Сколько философских учений и течений, столько и систем доказательств истинности философских идей. Однако в философии доказательства являются не исходным пунктом принятия тех или иных философских положений в качестве истинных, а производными от изначального признания с помощью веры данных положений истинными. Это значит, что адепты философии сперва признают с помощью веры положения истинными, а в подкрепление своего признания принимают определенные условные системы якобы доказательств истинности этих положений как продуктивные, как будто бы способные обосновать истинность философских положений.

Приверженцы конкретной философии признают продуктивными доказательства только в том случае, если они служат обоснованию их философского учения (см., напр., метод аналогии сущего в неотомизме, человеческую практику в диалектическом материализме). Признание же склонной к философии личностью, которая еще не была приверженцем какого-либо философского учения, безусловно истинными положений какого-либо философского учения происходит путем личного выбора из множества философских учений, если она с ними знакома. Но склонная к философии личность, признав с помощью веры, руководствуясь перед этим личным выбором, конкретную философию безусловно истинной, после такого признания теряет возможность выбора, поскольку вера в истинность конкретного философского учения имеет для нее силу категорического императива. Переход от одной философской веры к другой обусловлен глубокой перестройкой личности. Все творцы оригинальных философских учений до создания своих философий были адептами чужих философских учений, даже не одного, которые они сменяли, напр., Платон -- 428/427 -- 348/347 до н. э. -- был сперва последователем Кратила – 2-я пол. 5 в. – нач. 4 в. до н. э., затем Сократа -- ок. 469 -- 399 до н. э., Маркс – сперва Г. Гегеля (1770 – 1831 ) (младогегельянцев), а затем Л. Фейербаха (1804 – 1872 ). Никто не в состоянии сразу стать творцом оригинального философского учения, каждый будущий создатель своего философского учения сперва становится адептом философии, созданной другими. Полагаю, это закон бытия философии.

Чем же в таком случае руководствуется конкретный склонный к философии человек при признании той или иной философии в качестве истинной и даже не просто истинной, а безусловно истинной, поскольку по крайней мере исходные философские положения предстают для приверженца конкретного философского учения безусловно или категорически истинными? С чем он соотносит философские положения, чтобы якобы убедиться в их истинности? Как происходит процесс будто бы убеждаемости в их истинности? Говоря обобщенно, каков механизм признания философской личностью философского учения в качестве безусловно истинного, в т. ч. того, которое он создает, если создает?

Несомненно, философская личность соотносит признаваемое ею в качестве своей веры существующее или создаваемое ею философское учение с наблюдаемой ограниченной реальностью. Однако в наблюдаемой реальности она не в состоянии по объективной причине найти безусловное эмпирическое доказательство истинности или ложности исходного философского положения о бесконечной основе мира и ее якобы проявлении в конечных предметах. Поскольку в наблюдаемой реальности ум способен эмпирически фиксировать только ограниченные предметы и причины, то эта реальность не способна служить приверженцу философии с ее идеей существования бесконечной основы мира и будто бы проявлением этой бесконечности в конечных предметах даже ограниченным аналогом бесконечной первоосновы. Никакие эмпирические инструменты не позволяют найти в конечных предметах бесконечность и невозможно хотя бы мысленно сконструировать такие инструменты. Бесконечность не способны эмпирически фиксировать ни прямо, ни косвенно как рациональный, так и идеологический ум, как рациональные, так и идеологические чувства, несмотря на признание философскими учениями будто бы проявления бесконечных предметов в конечных предметах (напр., общество как форма движения бесконечной материи).

Уязвимость чисто логических доказательств якобы существования бесконечного показал еще Кант (см. его антиномии). Но поскольку склонные к философии люди все же признают конкретные философские учения, адептами которых они являются, в качестве безусловно истинных и сочиняют новые философские учения в качестве безусловно истинных, то они не могут не соотносить их содержание с чем-то. Они не в состоянии их просто так считать истинными, иначе это будет очевидный даже для склонных к вере людей произвол. Принятие же конкретного философского учения в качестве безусловно истинного в силу высокого авторитета его создателя, красоты философского построения, его модности, степени распространенности, принуждения, полезности для самоутверждения в обществе, для самосохранения в нем – все это внешние по отношению к содержанию конкретного философского учения факторы, не способные придать человеку веру в его безусловную истинность.

Для человека, совершающего выбор конкретного философского учения или создающего конкретное философское учение, или отрекающегося от одного философского учения в пользу другого, якобы методологическая эффективность конкретного учения в качестве руководства в познании и практической жизни также является сугубо личной оценкой, поскольку между философским положением о бесконечной основе мира и конечными научно-познавательными действиями невозможно найти эмпирически фиксируемые научными средствами переходные звенья. Потому невозможно эмпирически и логически обосновать связь с бесконечной первоосновой конечных явлений, процессов. Вера в такую связь вытекает из веры в истинность философских положений о бесконечной основе мироздания. Вера в методологическую эффективность философии в качестве инструмента познавательной и практической деятельности также вытекает из веры в истинность философских положений о бесконечной основе мироздания.

Если в объективной реальности невозможно найти причину для безусловного убеждения, т. е. веры приверженцев конкретной философии в ее истинности, то необходимо поискать ее в сознании человека. Веру человека с идеологическим мышлением в истинность конкретного философского учения способно породить соответствие этого учения смысложизненным ориентирам, ценностным установкам, потребностям, интересам, фундаментальной организации чувств, мышления и в целом личностных особенностей приверженца учения. Склонный к вере человек не проверяет философские учения на истинность. В первый раз он выбирает себе философское учение в качестве безусловно истинного, он отрекается от одного философского учения в пользу другого философского учения как якобы безусловно истинного и создает новое философское учение в качестве безусловно истинного, если оно соответствуют его смысложизненным ориентирам, ценностным установкам, потребностям, интересам, фундаментальной организации чувств, мышления и в целом его личностным особенностям.

* * *

Особенность философии как идеологического мировоззрения состоит в том, что она является похожим на научную теорию специализированным взглядом на мир. Она строится с использованием специальных методов (напр., диалектика), похожих на всеобщие идей, принципов, категорий, иногда законов, абстрактных и безгранично идеализированных предметов, которые не осознаются в философии как абстрактные и безгранично идеализированные. В философии используется индукция (напр., для создания категорий -- пространства, времени, качества, для создания принципов -- детерминизма и др., для создания законов – единства и борьбы противоположностей и др.). Но это не поддающаяся завершению индукция, поскольку в философии содержание всех ее компонентов несет идею существования бесконечности (бесконечность пространства, качества, развития и др.), содержание которой, согласно рациональному мышлению, представляет собой безгранично (в данном случае бесконечно) идеализированный предмет, который философия не считает таковым.

Описание в философии фундаментальных черт реальности в рамках категорий, принципов и др. познавательных инструментов с использованием не поддающейся завершению индукции до момента применения к описанию безграничной идеализации предполагает применение метода создания абстрактного предмета. Например, создание в философии идеи объективного бесконечного пространства начинается с обобщения реальных пространственных отношений, а это требует рассмотрения пространства самого по себе как если бы оно существовало самостоятельно, т. е. требует мысленного создания пространства в виде неосуществимого абстрактного предмета. В науке рассматривается пространство как абстрактный предмет. Однако в реальных пространственных отношениях нет бесконечности и потому с помощью индукции невозможно создать идею бесконечного пространства как характеристики якобы бесконечной основы мира. Идея бесконечного пространства создается с помощью идеологической бесконечной идеализации. Мысленно созданный бесконечно идеализированный предмет в виде бесконечного пространства как бесконечность не имеет в реальности ограниченного аналога. Однако невозможно верить в существование общих, абстрактных и безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированных предметов, идеологическая вера конкретная и индивидуализированная. Поскольку философия основана на идеологической (философско-идеологической) вере, то используемые ею описания реальности не являются собственно теоретическими, как в науке, даже если какое-то философское учение считает себя теоретическим (напр., диалектико-материалистическая философия). Философия не считает свои компоненты общими, абстрактными и безгранично идеализированными, она является теоретикоподобной.

Создание философского учения начинается со строительства ее фундамента. Что является фундаментом философии, т. е. что придает взгляду на мир философский характер? Философы марксистской ориентации и не только они считают, что философия начинается с решения якобы основного вопроса философии о том, какой является мыслимая бесконечной основа мира – материальной (Маркс), идеальной (Гегель) или той и другой в их определенном соотношении (Аристотель). Но возможность вопроса об отношении материального и идеального в качестве бесконечной основы мира возник лишь со времени открытия Сократом и Платоном идеального как реальности в виде отношения телесного и бестелесного (идей, эйдосов). Однако философское истолкование бесконечной основы реальности действительно можно свести к рассмотрению ее как материальной и (или) идеальной, поскольку такая основа может мыслиться идеологическим мышлением только как нечто, как предмет, как бытие.

Идею бесконечного, абсолютного, чистого, беспредметного ничто, чистого небытия в качестве идеи основы мира не способно мыслить содержательно ни рациональное, ни идеологическое мышление и не в состоянии его чувственно переживать. Данная идея может быть создана только формально-логически в качестве противоположности идее бесконечного, абсолютного, чистого нечто, чистого бытия, которое представляет собой созданный идеологическим мышлением бесконечно идеализированный предмет, не мыслимый их создателями идеализированным, но мыслимый ими существующим (см. Парменида – ок. 540 – ок. 470 до н. э., Мелисса из Самоса – ок. 485 — ок. 425 до н. э. ).

Ни один человек, ни обладатель рационального мышления, ни обладатель идеологического мышления, не в состоянии мыслить себя не существующим и даже сомневаться в своем существовании, каждый человек верит в свое существование и потому не в состоянии содержательно мыслить бесконечное абсолютное ничто. Что касается идеи относительного небытия, то это описание поддающегося чувственному наблюдению небытия конечных предметов и превращения их в иные конечные предметы, которые философия способна истолковывать как материальные и (или) идеальные. Поэтому использование идеи абсолютного, бесконечного, чистого ничто, небытия в качестве идеи основы мира для философии и в целом для идеологии полностью неконструктивно. Потому идея абсолютного ничто в христианской религии («…Все сотворил Бог из ничего…» -- Библия, 2Мак.7:28 ) бессодержательная, внелогичная, оня является идейным спамом, деформирующим идеологическую логику предметного содержания религиозного учения и подрывающим веру, поскольку идеологическое сознание не в состоянии верить в существование абсолютного ничто.

Любое философское учение исходит из предпосылки, что есть бесконечная основа мира, но каждое философское учение описывает ее по разному. Материализм и объективный идеализм видят бесконечную основу мира вне сознания людей как идеального, а субъективный идеализм – в нематериальном сознании людей или даже только в собственном нематериальном сознании (Я) конкретного размышляющего человека (см. К. Брюне – XVII – XVIII вв.), которое (т. е. сознание) в этом случае неизбежно мыслится абсолютным, а значит, бесконечным в виде бесконечного переживания и мышления, в т. ч. творчества и исключающим существование чего-то иного помимо него. Однако субъективный идеализм по большей части является непоследовательным и сочетается с объективным идеализмом, как, напр., философское учение Дж. Беркли (1685 – 1753 ), признававшее объективное существование «бесконечного духа», бога как якобы творца множества «духовных субстанций». Последовательный солипсизм – это проявление у придерживающегося данного идеологического взгляда человека такого идеологического мышления, которое, пожалуй, отклонилось от нормы. В нем логическая форма мышления конечных предметов не-Я, содержание которой в нормальном идеологическом мышлении строго отграничено от содержания логической формы мышления конечного Я и даже в ценностном аспекте противопоставлено ей, слита с логической формой мышления Я, а логическая форма мышления Я, содержание которой в нормальном идеологическом мышлении находится в отношении абсолютной причинной обусловленности содержанием логической формы мышления бесконечного абсолюта, слита с логической формой мышления абсолюта, причем содержание логической формы мышления Я мыслится идеальным (нематериальным). Если сознание мыслится не идеальным, а материальным, как это было, напр., в учениях философов Древней Греции, включая Сократа, Платона, Аристотеля (384 – 322 до н. э.), в учении Тертуллиана (ок. 160 – после 220 ), считавших душу материальной, то в таком случае невозможно построить субъективно-идеалистическую философию. А идеальное как реальность, причем в неадекватной форме как объективная реальность было впервые открыто Сократом и Платоном. Ими был впервые создан объективный идеализм. Но до открытия ими идеального как реальности субъективный идеализм объективно был невозможен. Однако в западноевропейской философии, ведущей свое начало от древнегреческой философии, субъективный идеализм был создан лишь в XVIII в. Его основоположником был Дж. Беркли. Пожалуй, происходит отклонение идеологического мышления от нормы и не в виде субъективно-идеалистического проявления. Это совершается в том случае, если у обладающей идеологическим мышлением личности ее логическая форма мышления Я сливается с логической формой мышления бесконечного абсолюта и вследствие этого логическая форма Я ставится на верхнюю ступень в отношении абсолютной иерархии с логической формой мышления конечных предметов не-Я, а значит, содержание логической формы мышления Я не находится в отношении абсолютной причинной обусловленности с содержанием логической формы мышления бесконечного абсолюта, которая присуща нормальному идеологическому мышлению, но при этом содержание логической формы Я ставится в отношение абсолютной причинной обусловленности с содержанием логической формы конечных предметов не-Я, поскольку идеологическая личность не отрицает существование внешнего по отношению к своему сознанию и по отношению к себе в целом мира, в т. ч. идеального и (или) материального и может даже не считать свое сознание и в целом психику идеальными. Концептуально это проявляется в признании посредством веры идеологической личностью якобы наличия у себя черт бесконечного абсолюта, напр., путем обожествления себя, и в рассмотрении посредством веры мира конечных предметов как якобы причинно обусловленного ею. Однако, на мой взгляд, признание посредством веры одной идеологической личностью якобы наличия черт бесконечного абсолюта у другой личности, например, обожествление одной личностью другой личности – это не проявление нарушения ее идеологического мышления, это находится в пределах нормы идеологического мышления.

Идея существования конкретной бесконечной основы мира, которая в разных философиях трактуется как объективная, как субъективная и как объективная и субъективная реальность – это краеугольный камень любой философии, независимо от мнения на этот счет создателей и адептов философских учений. Данная идея является сущностью любой философии, в ней содержится как возможность в "свернутом" виде конкретное философские учение, которое раскрывается конкретным создателем философии и его учениками и иными последователями, из идеи этой первоосновы идейно выводится в философии объяснение мира конечных предметов. Бесконечная основа мира в любой философии не мыслится сама по себе, а мыслится в связи с якобы обусловливанием ею конечных предметов. В то же время в ней самой мыслятся бесконечные атрибуты (напр., движение, пространство, время). Философ, создавая идею бесконечной основы мира, закладывает в нее возможность желаемого для него объяснения конечных предметов, в т. ч. себя. Философы и в целом творцы идеологий создают идею бесконечной первоосновы относительно идеи бесконечной первоосновы в других системах идеологических взглядов, поскольку стремятся одолеть эти взгляды, лишив их приверженцев, и утвердить себя якобы единственно истинной идеологией, в т. ч. философией. Идеология, в т. ч. философия – это соотносительные взгляды, их создают, обеспечивают их функционирование и развивают относительно друг друга. Личности с идеологическим мышлением обычно создают и модифицируют философские и в целом идеологические взгляды, в т. ч. идею основы мира с учетом особенностей современной им эпохи и достижений в ней в науке, в культуре, в развитии общества, человечества, личности, мышления, но интерпретируя их с позиции идеологического мышления, включая эти интерпретации в создаваемые и модифицируемые ими идеологические системы.

Рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить в философских учениях не только идею бесконечной основы мира, но и все их идеи о будто бы проявлении в конечных предметах бесконечной основы мира, т. е. не в состоянии содержательно мыслить как конкретные философские учения, так и философию в целом. На взгляд рационального мышления, содержание идеи бесконечной основы мира в философии и в иной идеологии представляет собой бесконечно идеализированный предмет, который рациональное мышление не способно содержательно мыслить, но который идеологическое, в том числе философское мышление считает с помощью веры адекватным воспроизведением мыслью реальности. Безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированными являются, на взгляд рационального мышления, также конечные предметы, которые рассматриваются в философиях как проявления бесконечной основы мира, несущие ее следы и которые идеологическое, в том числе философское мышление считает посредством веры адекватным воспроизведением мыслью реальности, а потому рациональное мышление не способно содержательно мыслить конечные предметы со стороны будто бы проявления в них бесконечной первоосновы. Только идеологическое мышление способно содержательно мыслить философские учения, естественно, подготовленное к осмыслению философии.

Так называемый основной вопрос философии в приведенной интерпретации является вторичным по отношению к признанию посредством веры якобы существования бесконечной основы мира, а также является производным от признания посредством веры конкретной бесконечной основы мира, будь то материальная, идеальная или та и другая. Этот основной вопрос является лишь констатацией задним числом разделения философий на материалистические, идеалистические и дуалистические, но он не является кормчим, регулятором, направителем выбора, смены или построения философских учений. Он представляет собой лишь конкретизацию того, что в существующих и в создаваемых философских учениях первоосновой реальности признано материальное, идеальное или материальное и идеальное. Но содержание идей материального и (или) идеального философами, начиная с Сократа и Платона (до них вся философия была материалистической), обязательно используется в качестве главных для создания (на взгляд рационального мышления -- для конструирования, а на взгляд идеологического мышления – для адекватного воспроизведения в мысли реальности) содержания идеи бесконечной основы мира. Ориентация на материальность, идеальность или материальность и идеальность бесконечной основы мира определяется особенностями философской личности.

Особенности описанной в разных философских учениях якобы существующей бесконечной основы мира являются главным критерием для выбора философской личностью конкретной философии в качестве своего мировоззрения. Идея конкретной бесконечной основы мира создается философами таким образом, чтобы она, во-первых, позволяла создать на ее базе удовлетворяющее философов философское учение, а во-вторых, чтобы она соответствовала особенностям создателя, в т. ч. его ценностному отношению к миру, его потребностям, интересам, менталитету, характеру. Философский творец закладывает в содержание конструируемой им идеи бесконечной основы мира такие черты, которые позволяют ему объяснять мир конечных предметов в соответствии со своим ценностным отношением к нему. Фактически создаваемая творцом философии конкретная идея бесконечной основы мира выражает сущность идеологических взгляда на мир, оценки его и поведения в нем его и последователей его философии как идеологических личностей, а значит, является их существенной личностной чертой, обеспечивающей их самоопределение как личностей, существенной частью их Я, категорически императивно определяющей и регулирующей их смысложизненные мотивы поведения. Потому чье-либо принуждение искренне верящей идеологической, в т. ч. философской личности к отречению от своей идеологии тождественно для нее принуждению ее к отречению от себя как определенной личности и потому многие адепты идеологической, в т. ч. философской веры готовы пожертвовать и жертвовали даже своей жизнью ради подтверждения якобы абсолютной истинности своей идеологии (напр., Сократ – ок. 469 – ок. 399 до н. э., Иисус Христос, Джордано Бруно – 1548 – 1600 ). Философские личности создают идею такой будто бы существующей бесконечной основы мира и выбирают в качестве своего мировоззрения такую уже созданную идею будто бы существующей бесконечной основы мира, которая для них наиболее комфортная.


Последний раз редактировалось: Admin (Пт Май 03, 2013 10:09 am), всего редактировалось 17 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 5:10 am

Философское мышление ищет за ограниченными основами бытия конечных предметов бесконечную основу их бытия. Рассмотрение любого предмета приобретает философский характер, если его мысленно ставят в теоретикоподобной форме в отношение причинной детерминации (обусловливания) с мыслимой якобы существующей бесконечной основой мира (бесконечными материей, богом, абсолютной идеей и др.). Мышление основы мира как бесконечной – это рассмотрение ее как абсолютной по отношению к конечным, относительным предметам, т. е. рассмотрение ее полностью независимой от них и полностью детерминирующей их. Таким оно представимо в мысленно созданном созданном рационально-научными средствами в целях научного познания философии и в целом идеологии неосуществимом научном безгранично идеализированном предмете «абсолютный приверженец идеологической веры, абсолютный идеолог, абсолютный философ, абсолютный религиозный верующий или абсолютный приверженец религии». И. Христос с его монистичным идеологическим мышлением был сильно похожим в виде проявившейся в нем тенденции на абсолютного религиозного верующего. Сократ, Дж. Бруно с их монистичным идеологическим мышлением были сильно похожими в виде проявившейся в них тенденции на абсолютного философа. Однако не могу представить на месте Сократа и Джордано Бруно Иммануила Канта с его дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, который в ответ на проявление недовольства прусского монарха его сочинением "Религия в пределах только разума" (1793) пообещал ему впредь никогда не затрагивать вопросы религии, будь то его лекции или сочинения.  В созданной рационально-научными средствами в интересах научного познания философии основных чертах не осуществимого в качестве содержания реальной веры безгранично идеализированного предмета в виде философии (абсолютная философия) бесконечная основа мира, будь то монистичная или дуалистичная, рассматривается как абсолютный детерминант по отношению к относительным, конечным предметам (вещам, свойствам, процессам, отношениям естественного и созданного человеком материального мира, в т. ч. общества, а также к ощущениям, идеям и др. идеальным феноменам психики человека и к феноменам сознания общества). Данный детерминант может мыслиться как абсолютная причина, как абсолютное условие, как абсолютный источник, как абсолютная необходимость, как абсолютная сущность, как абсолютный образец, как абсолютная цель, как абсолютный смысл и предназначение ограниченных предметов и др. Мышление основы мира как бесконечной – это рассмотрение ее как абсолютной по отношению к конечным предметам, т. е. полностью независимой от них и полностью детерминирующей их. Бесконечная основа мира похоже рассматривается  во всех не философских идеологиях Бесконечная основа мира похоже рассматривается во всех не философских идеологиях и к их познанию тоже применимы научные безгранично идеализированные предметы в виде идеологических учений (напр., абсолютная идеология, абсолютная религия), не  способные стать содержанием реальной веры. Зрелая философия Г. Гегеля сильно похожа в виде проявившейся в них тенденции на абсолютную философию, зрелые религиозные взгляды Христа сильно похожи в виде проявившейся в них тенденции на абсолютную религию (в религиозных взглядах Христа, пожалуй, целесообразно различать этапы их поступательного развития с точки зрения критериев поступательного развития религии: его ранние религиозные взгляды, когда он только начинал их проповедовать, и его поздние религиозные взгляды незадолго до его казни имеют различия, перед казнью его религиозные взгляды более зрелые).

В разных философских учениях философы по разному описывают способы и формы якобы детерминации бесконечной основой мира конечных предметов -- от жестких до мягких в смысле признания большой свободы существования конечных предметов, которая при этом, однако, рассматривается как обусловленная бесконечной причиной. Но если конечный предмет мыслится независимым от бесконечной основы мира, то этим ему фактически приписывается бесконечность и статус одной из основ мира. Логика Идеологического мышления, на котором основана философия, построена на абсолютной иерархии двух форм мышления – бесконечного абсолюта и однозначно подчиненных ему конечных предметов. Она исключает возможность мышления безотносительных к абсолюту предметов. Это значит, что идеологическое мышление мыслит предмет либо абсолютной основой мира, либо ее конечным проявлением.

Любая конкретная философия начинается с мысленного конституирования философом якобы существующей с его точки зрения конкретной основы мира, описание которой он искренне считает адекватным мысленным воспроизведением реальности и чертам которой (напр., пространству, времени, количеству, качеству, причине, содержанию, форме, движению) он приписывает бесконечность. Философ может создать идею как одной основы мира, так и нескольких основ, между которыми он якобы усматривает определенные отношения детерминации. Идея первоосновы или основы мироздания как постоянного, единого в реальности с ее конечными, преходящими вещами, с ее изменчивостью имела и имеет различные абстрактные названия. Это субстрат, субстанция, сущность, первопричина. Но до такого конструирования идеи основы мира создателю философского учения приходится безусловно признать, он обязательно признает с помощью веры, что имеется некая первооснова реальности и что эта первооснова необходимо бесконечная.

Любая философия начинается с веры в то, что, во-первых, есть бесконечная основа мироздания, а во-вторых, что эта бесконечная основа мира обладает некими чертами. В философии создано много разных идей бесконечной основы мира. Сколько оригинальных философий, столько оригинальных идей основы мира. Оригинальной философией я рассматриваю ту, в которой есть идея бесконечной основы мира, существенно отличная от других идей основы мира. Философ, решивший построить свое философское учение, должен иметь веру в существование бесконечной основы мироздания, иначе у него не получится философия. Потому у человека, склонного к вере в существование бесконечной основы реальности, не может возникнуть вопрос том, существует или не существует такая основа. Если человек не склонен к вере в существование такой основы, а им может быть только человек с рациональным мышлением, то у него не возникает вопрос, существует ли бесконечная основа мира. Ведь рациональное мышление опирается в конечном счете на эмпирические факты, которые возможно получить только из изучения конечных предметов, в которых невозможно никакими средствами эмпирического познания обнаружить следы бесконечности, которых, с точки зрения рационального мышления, в них нет. Даже научные неосуществимые безгранично идеализированные предметы рациональное мышление создает хотя и с помощью логических инструментов, но в отношении конечных предметов (напр., прямая линия, машина Карно).

Признание философско-идеологическим мышлением основы мира конечной невозможно, поскольку устройство идеологической логики, основанной на абсолюте как логической форме мысли, неизбежно влекло бы его на поиск за этой якобы конечной основой бесконечной основы. Применение логической формы абсолюта к оформлению содержания мысли об основе мира неизбежно обусловливает мышление этой основы бесконечной. Идеологическое, в т. ч. философское мышление необходимо мыслит бесконечную основу мира существующей, причем имеющей определенные черты. Поскольку идеологическое мышление мыслит бесконечную основу мира, то оно не может не мыслить ее существующей, оно мыслит ее только существующей. Для рационального мышления идея бесконечности мира бессодержательная, поскольку оно мыслит осуществимыми только конечные предметы. В этом смысле антиномии Канта представляют собой описание логических противоречий, возникающих в таком изображенном им мышлении, которому он приписал способность признания каким-то образом без помощи веры существования бесконечной основы мира. Но такое признание присуще лишь идеологическому мышлению, которое Кант не замечал. Он считал мышление только рациональным, однако рациональное мышление не в состоянии признать существование бесконечной основы мира. Антиномии Канта неприменимы к рациональному мышлению, поскольку оно не способно содержательно мыслить бесконечность и потому не нуждается в использовании критерия антиномичности. Но антиномии неприменимы и к идеологическому мышлению, поскольку оно основано на использовании веры и не нуждается ни в эмпирических, ни  в логических доказательствах.

Вера в существование бесконечности мироздания – это необходимый явный или скрытый атрибут любого идеологического мышления, которое в силу этого неизбежно признает существование бесконечной основы мира. Потому И. Кант (1724 – 1804 ) со своими антиномиями хотя и был предтечей позитивизма  как формы рационализма, но частичной. Полагаю, правомерно сказать так. В отличие от предшествующих философов Кант хотя и признал наличие бесконечной основы реальности, однако он считал, что рациональное мышление (а он считал все мышление рациональным, как и все философы до него) не в состоянии детально высказаться, что собой представляет эта первооснова. Но в действительности своими рассуждениями об антиномиях он уже дал определенное представление о «вещи в себе». Это, например, признание того, что она существует, бесконечная, самодостаточная (causa sui), каким-то образом проявляется в конечных предметах. Но идея ограниченной непознаваемости «вещи в себе» в определенной мере способствовала формированию концепции позитивизма о ложности или бессмысленности с логической точки зрения постановки вопроса о бесконечной основе реальности.

Позитивизм выступил своеобразным радикальным, а точнее, ограниченно радикальным развитием идеи Канта об относительной непознаваемости «вещи в себе». Поскольку философская идея существования бесконечной основы мира не может быть доказана или опровергнута эмпирическими и логическими средствами, описанной в ней бесконечности невозможно найти даже ограниченный аналог в реальности и она является внеопытной, то позитивисты, опираясь на анализ законов построения и функционирования логических высказываний, пришли к выводу о ложности или бессмысленности идеи существования бесконечной основы реальности. Позитивисты не обнаружили идеологическое мышление и его существенное отличие от рационального мышления, к каждому из которых надлежит применять разные критерии их оценки, они признавали мышление только рациональным. Разграничение рационального и идеологического мышления проведено мною.

У позитивистов как теоретиков рационального мышления осмысленность высказываний связывается с принципиальной возможностью их эмпирического доказательства или опровержения. Это частично верный, но поверхностный взгляд на рациональное мышление. Уже при осмыслении научных безгранично идеализированных предметов проявляется уязвимость их критерия разграничения осмысленных и бессмысленных высказываний с помощью эмпирической проверки. Ведь для конечных безгранично идеализированных предметов (абсолютно черное тело, идеальный газ, машина Тьюринга и др.), создаваемых только мыслью, причем рациональной, вообще невозможно найти эмпирически фиксируемые  соответствия в объективной реальности. В ней возможно найти только их эмпирически фиксируемые ограниченные аналоги, связь которых с безгранично идеализированными предметами не эмпирическая и не является результатом обобщения эмпирических данных, поскольку при создании безгранично идеализированных предметов используется незавершенная и не поддающаяся завершению индукция. Эта связь закладывается априори изначально при конструировании научного безгранично идеализированного предмета и затем интерпретируется применительно к конкретным эмпирически наблюдаемым предметам. Но она и не логическая, она является концептуальной и методологической в смысле использования безгранично идеализированных предметов в качестве инструментов познания. Научные безгранично идеализированные предметы являются в некотором роде априорными. В идеологии идеологические безгранично идеализированные предметы со стороны их связи с эмпирически фиксируемыми реальными предметами тоже являются в некотором роде априорными, их связь с реальными предметами не эмпирическая и не логическая, а концептуальная, однако связь конечных безгранично идеализированных предметов с реальностью мыслится опосредованной бесконечно идеализированным предметом в виде бесконечной первоосновы, якобы обусловливающей бытие конечных предметов. Однако между научными безгранично идеализированными предметами как субститутами (заместителями) реальности и воспроизводящими в мышлении реальность научными не идеализированными мысленными предметами как субститутами реальности существует рационально-логическая связь, т. к. они являются компонентами рационального мышления. В идеологическом мышлении все мысленные предметы как субституты реальности являются безгранично идеализированными и между ними как компонентами идеологического  мышления существует идеолого-логическая связь.

Но несомненно, что эмпирические данные играют роль при формировании научных безгранично идеализированных предметов. В науке эти предметы конструируются тогда, когда при эмпирическом изучении реальности для ее объяснения требует выхода на самые фундаментальные законы и позволяет осуществить при создании безгранично идеализированного предмета незавершенную и не поддающуюся завершению индукцию, которая дополняется безграничной идеализацией. Что касается суждений о бесконечности, то признание их позитивистами бессмысленными в силу принципиальной невозможности найти им эмпирическое соответствие является свидетельством того, что на формально-логическом уровне размышлений их «эмпирическая» позиция заводит их в тупик. Данная позиция не позволяет даже отдаленно подойти к анализу идеи бесконечного. Здесь требуется не формально-логический, а содержательно-логический, предметно-логический подход, разработанный в моей концепции чистого (пурического) рационализма. А предметно-логический подход к идее бесконечного ведет к признанию того, что рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить бесконечное.

Суть предметно-логического подхода состоит в выделении в мышлении наряду с формально-логическими понятиями и высказываниями (суждениями) о предметах также мысленных предметов, которыми оперирует мышление, о которых оно выносит суждения и которые оно наделяет определенным статусом с точки зрения их осуществимости. Сегодня логики рассматривают понятия и суждения (высказывания) как образы реальности, непосредственно отнесенные к предметам реальности, о которых что-то мыслится (высказывается). Это могут быть предметы, находящиеся вне сознания, а могут быть явления самого сознания.

В действительности же содержание понятий, суждений описывает мысленные предметы как идеальные (в смысле нематериальные) мысленные аналоги,  модели осмысливаемых реальных предметов, как их заместители в мышлении, являющиеся также образами реальности, компонентами взглядов на мир, инструментами познания, компонентами логического устройства мышления, которые я называю эйдосами. Мысленные предметы и отношения между ними формируются мышлением не только в соответствии с реальностью, но и в соответствии с правилами предметной (содержательной) логики, отличной от формальной логики, оперирующей понятиями и суждениями.

С мысленными предметами-эйдосами, которые являются в мышлении заместителями реальных предметов, познающий субъект работает как если бы это были реальные предметы. К типам эйдосов я отношу безгранично идеализированные предметы, абстрактные предметы, ограниченно идеализированные предметы, неидеализированные неабстрактные предметы. В рациональном мышлении самыми многочисленными и базовыми предметами являются неидеализированные неабстрактные предметы. В идеологическом мышлении самыми многочисленными и базовыми предметами являются безгранично идеализированные предметы, но которые оно считает идеализированными, а адекватными реальности. Эйдосы представляют собой системно организованную устойчивую идеальную реальность в сознании, обладающую собственной предметной логикой, в которой я выделяю рациональную и идеологическую логику. Эта мысленная предметная реальность существует в виде многочисленных подсистем взглядов на мир. Именно к эйдосам непосредственно отнесены понятия и суждения, хотя у субъектов возникает иллюзия, будто понятия и суждения непосредственно отнесены к осмысливаемым реальным предметам. В науке только безгранично идеализированные предметы, а также абстрактные предметы признаны обладающими бытием в сознании, однако они рассматриваются как когнитивные образы реальности, и как методологические инструменты познания, компоненты взглядов на мир, но не как также мысленные заместители реальности в сознании и фундаментальные компоненты содержательного логического устройства мышления, которыми они являются наряду с неидеализированными неабстрактными предметами-эйдосами, выполняющими также когнитивную, логическую и методологическую функции. Эти мысленные предметы-заместители реальных предметов, эти эйдосы являются как бы тенями реальных предметов.

Анализ мною логики мышления, доведенный до осмысления предметных рациональной и идеологической логик, которые описаны мною в моей концепции чистого рационализма, показывает, что хотя в концепции позитивистов есть рациональное зерно, однако их подход к рассмотрению логики и в целом мышления ограничен. Данная ограниченность состоит в первую очередь в сведении ими осмысленности логических высказываний к их принципиальной эмпирической проверяемости или опровергаемости. Они не видят того, что в мышлении многих людей объективно имеется два типа мышления, каждый со своей специфической логикой. Первый – это рациональное мышление, второй – идеологическое. Рациональное мышление оперирует как осуществимыми ограниченными предметами, а идеологическое мышление оперирует как осуществимыми безграничными, в т. ч. бесконечными предметами. С точки зрения рационального мышления имеет смысл проверять на осуществимость лишь ограниченные мысленные предметы. Именно идеологическое мышление ориентировано на поиск основы мироздания и на признание основы бесконечной. Рациональное же мышление не занимается поиском основы реальности. Оно даже не способно вынести суждение о существовании или не существовании бесконечно основы мира, поскольку не в состоянии содержательно мыслить бесконечность.

Потому для человека с исключительно рациональным мышлением невозможна даже проблема существования бесконечных основ реальности. Что невозможно мыслить, о том невозможно содержательно рассуждать. Идея бесконечного выводится рациональным мышлением не из обнаружения бесконечного в реальности, поскольку такое обнаружение невозможно, а чисто логически посредством мысленного формально-логического конструирования предмета с чертами, противоположными конечному, т. е. оно мыслит бесконечное негативно. Поскольку рациональное мышление не в состоянии мысленно содержательно создать бесконечный предмет, то поэтому рациональная мысль о бесконечном является беспредметной, т. е. незавершенной и вообще не поддающейся завершению. Эта мысль есть чистая формально-логическая форма без мысленного предметного содержания. Идеологическое мышление, присущее философам, которые с помощью веры признают реальность бесконечности, побуждает рациональное мышление к формально-логическому формулированию бесконечности. Для рационального мышления существует не проблема существования бесконечности, а проблема выяснения причин и механизма признания с помощью веры существования бесконечности обладателями идеологического мышления.

Вера в существование бесконечной основы мира является результатом логического строя идеологического мышления, оперирующего безграничными, в т. ч. бесконечными предметами, и устройства безграничных, в т. ч. бесконечных идеологических чувств самих по себе, хотя философы по разному толкуют источник якобы адекватных знаний о будто бы существовании бесконечной основы мира и не все философы признают философско-идеологическую веру. Не содержание, а логические нормы основанного на вере идеологического мышления, логическое устройство этого мышления и формы идеологических чувств обусловливает мысль о существовании бесконечной основы реальности, вызывает ее к жизни. Можно даже сказать, что содержащаяся в вере категорически императивная мысль о якобы существовании бесконечной основы реальности – это необходимый компонент логической структуры идеологического мышления и идеологического чувства. Поскольку любая идеология открыто или завуалированно содержит идею бесконечной основы мира, то любая идеология категорически императивная.

Категорическая императивность идеологии выражается как понятийными средствами (напр., «это безусловная истина», «это единственно правильное…», «по другому и не может быть», «как сказал учитель…» и т.п.), так и логическими и чувственными средствами. Бесконечно идеализированный предмет имеет в идеологическом мышлении свой логический аналог в виде абсолюта как чистой логической формы, которая необходимо связана с существованием как логической формой и состоит в отношении однонаправленной иерархической причинности с конечными предметами как логическими формами, которые необходимо мыслятся как полностью определяемые, абсолютом, производные от него, ориентированные на него и т.п. Человек с идеологическим мышлением верит в истинность идеи бесконечной основы мира и создает конкретную идею бесконечной основы мира, руководствуясь абсолютом как логической формой мышления. Если рациональная логика относительная, то идеологическая логика абсолютная. В данной логике много форм выражения категорической императивности идеологии. Важно выявить эти формы, классифицировать их, обнаружить закономерности их использования.

Абсолют как логическая форма – это обязательный компонент идеологической (безгранично идеализирующей, сверхрациональной, экстрарациональной) логики, которая лежит также в основе философии. В отличие от рационального мышления, логика которого противопоставлена реальности как субъект объекту и которое способно мыслить предметы отдельно от мысли об их существовании (напр., на Солнце нет жизни), идеологическая логика не противопоставлена реальности как субъект объекту и потому не способна мыслить предметы отдельно от их существования. Существование является логической формой идеологического мышления, необходимо связанной с абсолютом как его логической формой, причем только существование, но не несуществование. Несуществование, ничто не является логической формой идеологического мышления. В идеологических взглядах способна использоваться и используется идея несуществования, ничто, но не как абсолютного, а как относительного. В рамках идеологического мышления мыслить бесконечную основу мира – это категорически мыслить ее существующей, но это мышление не способно мыслить бесконечную основу существующей, оно вообще не способно мыслить бесконечную основу как предмет, если не мыслит ее существующей.

Абсолют -- это логическая форма предметного содержания идеи бесконечной основы реальности, являющегося краеугольным камнем любой идеологии, в т. ч. философии. Бесконечная основа мироздания, поскольку она мыслится идеологическим сознанием, не может не мыслиться существующей. Причем мысль о существовании – это не предикат мысли о бесконечной основе реальности. Мысль о бесконечной первооснове невозможно сформулировать до мысли о ее существовании. А в рациональном мышлении мысль о конечных предметах, которыми оно оперирует, может быть создана до мысли об их существовании. Мысль идеологического мышления о бесконечной основе мира тождественна мысли о ее существовании. Мыслить бесконечную первооснову – это обязательно мыслить ее существующей. Таков механизм обеспечения абсолютной убежденности идеологического мышления в существование бесконечной первоосновы реальности, которую я называю идеологической верой.

Поскольку идеологическая личность, которая в состоянии мыслить бесконечную основу мира как причину конечных предметов только существующей, не может не мыслить себя хотя бы частично конечным предметом, даже если верит в то, будто является прямым воплощением бесконечной основы мира, как Александр Македонский, в конце своей жизни будто бы считавший себя земным воплощением бога Зевса, то она в силу особенностей идеологического мышления не в состоянии мысленно поставить себя в познавательное субъект-объектное отношение с бесконечной основой мира, она не в состоянии мыслить эту бесконечную основу в качестве объекта познания. Идеологическая личность даже при осмыслении себя не способна мыслить себя в качестве объекта познания и в состоянии мыслить себя только через призму причастности к проявлению бесконечной первоосновы. Существование других конечных предметов также мыслится ею через призму их причастности к проявлению бесконечной первоосновы и потому она не способна поставить себя в познавательное субъект-объектное отношение с ними и не способна мыслить отношение других людей к ней виде познавательного субъект-объектного отношения, как и не способна представить отношение якобы внечеловеческих разумных сил (напр., бога) к себе в виде познавательного субъект-объектного отношения.

Полагаю, Ф. Якоби (1743 – 1819 ), не подозревая очень точно выразил в близком к чистому виде одну из особенностей проявления логического отношения абсолюта как логической формы идеологического мышления в идее бесконечной основы мира, названной им абсолютом, и конечного предмета как логической формы этого мышления в идее мыслящей абсолют личности при описании им процесса осмысления идеологической, в т. ч. философской личностью основы мира и ее будто бы проявления в таком конечном предмете, как человек, хотя он не знал о существовании идеологического мышления, а говорил о личности, верящей в существование абсолюта. Согласно Якоби, человек чувствует себя поглощенным в абсолюте. Содержание мысли о чистом проявлении в философском учении абсолютно совершенной идеологической логики, которая у реальных людей не встречается и неосуществимая и которую в таком ее совершенном виде я сконструировал как научный конечный безгранично идеализированный предмет – это сконструированная мною абсолютно совершенная философия, представляющая собой неосуществимый научный конечный безгранично идеализированный предмет, необходимый для научного изучения реальной философии как обладающего чертами конечности одного из идеологических мировоззрений.

Согласно моей концепции разделения рационального и идеологического мышления, не рациональный, а именно идеологический человек чувствует себя поглощенным в бесконечном абсолюте и не только чувствует, но и с помощью идей осознает себя поглощенным в абсолюте, и одновременно чувствует и мыслит поглощенным в абсолюте не только себя, но и все предметы. Однако чувство и сознание поглощенности личностью себя в абсолюте предполагает мышление ею самого абсолюта как реальности. В реальных идеологических, в т. ч. философских взглядах проявление в близком к чистому виде многих особенностей логики идеологического мышления нередкое, особенно в некоторых религиозных философских учениях, например, в философии Фомы Аквинского (1225/1226 – 1274 ) и его неотомистских последователей, в философиях Б. Спинозы (1632 – 1677 ), Гегеля (1770 – 1831). Однако большинство взглядов на бесконечную основу мира находится с точки зрения чистоты проявления в них идеологической логики между учениями Ф. Якоби и И. Канта, Д. Юма (1711 – 1776 ), чье философское учение находится, на мой взгляд, на самом краю философии, экзистенциалистов (М. Хайдеггера -- 1889 – 1976, Ж. П. Сартра -- 1905 – 1980 и др.).

Позитивизм, который некоторые считают философией, в некотором роде предтечами которого были Юм и Кант – это уже антифилософский рационализм, повернувшийся к философии затылком, но этот рационализм во всех его разновидностях непоследовательный, не полный, не чистый. Формально-логический подход позитивизма к оценке философских и в целом идеологических основоположений не в состоянии обеспечить эффективную когнитивную и когитивную (логическую) критику познавательной возможности философии, вследствие чего возник кризис позитивизма как антифилософии. Он побудил неудовлетворенных позитивизмом как рационализмом рационалистов-постпозитивистов, принявших ограниченность его формально-логического подхода к оценке философии и в целом объективного знания и познания за объективную ограниченность рационализма вообще, повернуться к философии, но не лицом, а профилем, следовательно, неполно. . Постпозитивисты сочли возможным использовать философию в границах, не влияющих на объективность научного знания, т. е. не как источник объективного знания, а лишь утилитарно как в некотором роде методологический образец для научного поиска целостности, единства объективного научного знания и как чисто внешний по отношению к науке искусственный интегратор научного знания. Последовательно рационалистическая позиция изложена в моей концепции чистого (пурического) рационализма.

Поэтому идеологическая личность, признающая существование бесконечной основы мира и при этом мыслящая себя конечным предметом, в состоянии осмысливать эту основу только «изнутри» основы, мысля себя в ней как бесконечной, а не мысля ее как отграниченный от конечного познающего субъекта конечный предмет, противопоставленный субъекту в качестве познаваемого объекта. Если субъект мыслит себя в качестве конечного предмета, то он неизбежно мыслит себя причастным к проявлению бесконечной основы как абсолютной причины, условия, субстрата себя и любого конечного предмета. Поскольку идеологическая личность  не может не мыслить себя существующей, то она с необходимостью мыслит существующей бесконечную основу мира.

Выведение идеи существования бесконечной первоосновы осуществляется философско-идеологической личностью через осмысление ею самой себя. Именно это осмысление дает ей ответ на вопрос о существовании бесконечной первоосновы в том смысле, что делает этот ответ безусловно положительным, оно необходимо задает ей этот ответ. Что же такое видит идеологическая личность в себе, что убеждает ее в безусловном существовании бесконечной первоосновы? Для идеологической личности, создающей новое философское учение, причиной категорического признания ею существования бесконечной основы мироздания являются существование у нее безграничных, в т. ч. бесконечных чувств и мышления, являющихся ее фундаментальными свойствами. Такая личность неизбежно переживает и мыслит предметы реальности безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированными, при этом не осознавая их таковыми и веря в их осуществимость, но которые рациональное мышление вообще считает неосуществимыми. Люди с идеологическими чувствами и мышлением не могут не переживать и не могут не мыслить реальность бесконечной в силу самого устройства их чувств и мышления. Их аргументация кратко может быть выражена в формуле: я переживаю, я мыслю бесконечное – следовательно, я абсолютно убежден, я верю, что оно существует, что оно не может не существовать, что оно безусловно существует. Вот формула веры идеологической, в т. ч. философской личности в якобы существование бесконечной реальности.

Мышление личностью с идеологическим сознанием бесконечной основы мира существующей производится посредством мышления ею своего существования и существования других конечных предметов как полностью лишенных собственной основы бытия, посредством мышления ею неспособности себя и других конечных предметов, в т. ч. других людей, всего общества к самосуществованию при одновременном признании ею существования бесконечной основы всех конечных предметов, в том числе и ее. При мышлении личностью с идеологическим мышлением бесконечной основы как абсолюта имеет место отрицательная безграничная идеализация ею себя и других конечных предметов в аспекте мысленного полного элиминирования ею собственной основы существования и собственной основы существования других конечных предметов, которая реально есть, в то время как рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить абсолютной, бесконечной основу существования конечных предметов, в том числе и личностей, а мыслит основу существования конечных предметов конечной и присущей как каждому конечному предмету, так и относительной, реализующейся путем взаимовоздействия предметов. Идеологическая логика придает мышлению абсолютную убежденность, т. е. обладающей категоричностью веру в существование бесконечной основы мира и якобы производных от нее безграничных конечных предметов, которые необходимо мыслятся идеологическим мышлением содержащими в себе черты бесконечности и которые в таком их виде рациональное мышление считает неосуществимыми безгранично идеализированными конечными предметами, якобы существующие бесконечные черты которых оно не способно содержательно мыслить.

Идеологическая личность потому верит в осуществимость безгранично идеализированных конечных предметов, которые она не считает таковыми, что она верит в осуществимость бесконечного абсолюта, в котором видит абсолютную причину существования всех конечных предметов, в т. ч. себя. Формы идеологической логики категорически направляют личность с идеологическим мышлением смотреть на мир, относиться к нему и действовать в нем сообразно содержанию своего идеологического мировоззрения, в абсолютную истинность которого она верит. У идеологической личности нет предрасположенности к конкретной вере. На выбор ее веры влияет много факторов, в том числе культурная среда, особенности характера личности, но они не предписывают жестко выбор определенного содержания веры. Однако когда личность сделает идеологический выбор, он становится для нее безусловным и категорически повелевает ею.


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Апр 02, 2016 1:59 pm), всего редактировалось 31 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 5:15 am

* * *

Основа бытия конечных предметов – это генеральная причина, в силу которой конечные предметы существуют. Согласно рациональному мышлению, каждый конечный предмет, поскольку он существует, существует как в силу определенных внешних конечных причин, которые его породили, условий, которые способствовали его возникновению, предпосылок его возникновения (то, что называют возможностью), многообразных законов реальности, внешних условий его существования в дальнейшем, так и в силу внутренних конечных причин -- механизмов, законов, свойств, присущих каждому возникшему предмету. Поскольку конечный предмет появился, он обретает собственные конечные основы бытия, присущие только ему и несводимые ни к каким внешним конечным основам его существования. Можно сказать так, что конечные предметы существуют в силу собственных и не собственных конечных причин. Существование ни одного конечного предмета не может быть сведено к другим конечным предметам как причинам существования и не может быть объяснено ими, ни один конечный предмет не может быть абсолютной причиной существования себя и другого конечного предмета. Конечные предметы перестают существовать, погибают, преобразуясь в иные предметы, в силу внутренних, внешних, внутренних и внешних причин.

Идеологическая личность, в том числе философ, обладает способностью мыслить и чувственно (в смысле эмоционального отношения к миру) переживать существование бесконечной основы мира, поскольку она обладает бесконечными идеологическими мышлением и чувствами. При этом бесконечно идеализирующие (бесконечные) чувства переплетены с бесконечно идеализирующим (бесконечным) мышлением, составляя единое целое. В изложенном в письменном или устном виде идеологическом, в т. ч. философском учении их идеологическая чувственная сторона может не присутствовать. Но в использовании идеологической личностью конкретных идеологических взглядов в качестве своей веры, в т. ч. и при их создании идеологические чувства обязательно присутствуют как необходимость. Вера представляет собой единство идеологических мышления и чувств. Чувства предметны, т. е. направлены на предмет и содержат в себе эмоции и мысли о предметах. Идеологические чувства представляют собой страсть. Страстью являются чувства исключительной силы стойкости, длительности, выражающиеся в направленности помыслов и сил на единую цель. Страсть предметная и содержит не только безграничные, в т.ч. бесконечные эмоции, но и безграничные, в т. ч. бесконечные идеи предметов, которые она ценностно переживает. Это абсолютные чувства, подчиняющие себе личность. В идеологическом отношении человека к миру присутствуют абсолютные чувства. Безгранично идеализирующее мир мышление само по себе, отдельно от безгранично идеализирующих мир чувств не способно действовать. Оно действует, поскольку пронизано безграничными чувствами, «насыщено» ими. Невозможно холодное, бесстрастное идеологическое мышление. Страсть – это мотор идеологической личности, это безграничное ценностное переживание идеологической личностью мира и себя в мире. Мышление бесконечной основы мира носит категорически императивный характер в силу того, что оно интегрировано с бесконечно идеализирующими реальность страстными бесконечными чувственными переживаниями мира. Их категоричность определяет категорическую императивность безграничных мышления и переживаний якобы проявлений бесконечной основы мира в конечных предметах.

Однако есть объяснительная проблема – каким образом происходит мысленное и чувственное отвлечение философской личности от конечных основ существования конкретных конечных предметов и как происходит замещение в чувствах и в мыслях элиминированных конечных основ бесконечной основой в виде конкретной бесконечной основы мира, т. е. каков механизм этих действий?

Сенсорные органы («органы чувств») человека воспринимают только ограниченные  предметы. Полученные с помощью них ощущения являются материалом для создания в сознании мысленных конечных предметов. Однако мышление не способно построить мысленный бесконечный предмет с помощью данных сенсорных органов и не может построить его с помощью мысленных операций, как, например, создаются с помощью обладающих границами мысленных операций бесконечные, а в действительности неопределенно конечные математические предметы, в частности, натуральный ряд чисел, поскольку невозможно даже мысленно представить конечные операции, позволяющие посчитать натуральный ряд чисел.

Невозможно создать из ощущений и из обладающих границами мысленных операций даже отдаленный аналог бесконечного предмета, даже его ограниченный аналог. Но как в таком случае идеологическое мышление мыслит существование бесконечного и как идеологические чувства переживают его существование? Это мышление и переживание отсутствия всяких границ у мыслимого в качестве основы мира предмета (временных, пространственных, количественных и др., но обязательно временных и пространственных, если предмет обладает пространственной характеристикой, напр., идеальное как нематериальное не обладает пространственной характеристикой). Если создателем идеологического учения бесконечная основа мира рассматривается хотя бы в чем-то конечной, то это свидетельство некорректного строительства идеи основы мира. Так, Парменид не был последовательным в создании бесконечности мира, он мыслил мир в виде шара, но бесконечного во времени. Его ученик Мелисс его уточнил, признав бесконечность мира и в пространстве. Мыслить существование бесконечного способны только бесконечное идеологическое мышление и переживать бесконечное способны только бесконечные идеологические чувства. Расположенностью к таким способностям обладают все новорожденные дети, но не у всех она сохраняется в зрелом возрасте. Применительно к внешним основам бытия конечных предметов – это переживание и мышление отсутствия у этих причин границ. Применительно к внутренним основам существования конкретных предметов – это переживание и мышление отсутствия внутренних причин  их бытия.

Как удается личности с идеологическим мышление мысленно отвлечься от конечных внутренних основ существования себя как конечного предмета?. Это осуществляется посредством мысленного абстрагирования идеологической личности как конечного предмета от своих конечных внешних и внутренних основ бытия, их элиминацией в чувствах и мышлении. Однако идеологическое сознание рассматривает это процесс не как абстрагирование, а как адекватное воспроизведение реальности.

Абстрагирование, осуществляемое идеологической, в т. ч. философской личностью посредством мысленного отвлечения от конечных основ своего бытия, -- это отвлечение ее от себя как уникальности, неповторимости, от своей автономности в мире и рассмотрение себя как причастной к конкретной бесконечной сущности, как абсолютно производной от нее, как полностью, без остатка поглощенной ею. Потому идеологическая личность – это не самодостаточная личность, в отличие от рациональной личности, способной быть относительно самодостаточной в той мере, в какой она обладает собственными ограниченными основами своего бытия и осознано опирается на них. По аналогии с отвлечением от конечности основ своего бытия идеологическая личность мысленно абстрагируется от конечных основ бытия других конечных предметов, как людей, так и неличностных предметов. Идеологической, в т. ч. философской личности посредством рассмотрения мира конечных предметов, в т. ч. себя, как проявления, как следствия единой бесконечной первоосновы -- сущности, причины, субстанции удается переживать и мыслить бесконечное как реальность, ибо оно переживается и мыслится через личное бытие. Поскольку каждая личность переживает и мыслит себя безусловно существующей, то с неизбежностью безусловно существующей переживается и мыслится бесконечная основа мира, которая  рассматривается личностью как основой ее существования. В таком случае бесконечная основа предстает как то, что содержит в себе все конечное, что объемлет собой все конечное. Ведь невозможно мыслить ни одно конечное, которое вбирало бы в себя без остатка все иное конечное. Конечные предметы мыслятся ограничивающими друг друга. Имеет место переживание и мышление бесконечной основы как бы изнутри этой основы как всего, а значит, как ничем не ограниченного, следовательно, как бесконечного (во времени и др.) предмета. Поэтому для идеологической, в т. ч. философской личности существование бесконечной основы выглядит самоочевидной данностью, тем, что не может не существовать, поскольку эта личность мыслит себя существующей.

Поскольку для идеологической, в т. ч. философской личности признанная ею  конкретная бесконечная основа мира предстает базисом ее бытия, мыслится и переживается существующей, то вера в ее существование является основой ее самоопределения, ее самосознания, ее сущностной чертой. Поэтому мыслимая существующей бесконечная первооснова переживается и мыслится этой идеологической личностью только в неразрывной связи с мышлением и переживанием ею своего существования  и своей сущности как проявления этой первоосновы. Конкретная бесконечная основа мира не может переживаться и мыслиться идеологической личностью отдельно от переживания и мышления ею своего существования и своей сущности. Точно также идеологическая личность не может переживать и мыслить себя, свою сущность отдельно от переживания и мышления себя существующей. Ведь идеологическая личность не в состоянии рассматривать себя в качестве объекта познания и потому не способна мыслить и переживать себя и свою сущность отдельно от своего существования. .Мышление и переживание идеологической, в т. ч. философской личностью своей сущности, себя в целом возможно только в единстве с мышлением и переживанием своего существования.

Собственное существование предстает для идеологической, личности, как и для рациональной личности, самоочевидной данностью. И та, и другая личность верит в то, что существует. Для рациональной личности это единственная вера. Пока личность сознает себя, она переживает и мыслит себя только существующей. Не только идеологическая личность, но и рациональная личность не способна переживать и мыслить себя не существующей. Однако идеологическая, в т. ч. философская личность, в отличие рациональной личности, признающей осуществимыми только конечные предметы, мыслит посредством веры свои сущность и существование как причинно обусловленные якобы существующей конкретной бесконечной основой мира, которая для нее является такой же самоочевидной данностью.

Безусловная уверенность идеологической, в т. ч. философской личности в существовании не только бесконечной основы мира, но конкретной бесконечной основы выступает для нее абсолютной истиной. Однако эта якобы истина носит личностный характер, она сущностно связана с существованием этой личности, связана в том смысле, что личность осознает и сознательно влияет на свое существование, организует его, направляет, ставит перед собой цели, определяет себя как такую-то и такую-то и требует или ожидает, что ее будут видеть именно такой, какой она сама себя определяет, что ее будут оценивать как она сама себя оценивает, что будут считаться с ней как она хотела бы, чтобы с ней считались. И в конституировании идеологической, в т. ч. философской личностью своих сущности и существования входит признание ею в качестве их основы якобы существующей конкретной бесконечной основы мира. Поскольку идеологическая, в т. ч. философская личность переживает свое существование в мире, мыслит его, проектирует и организует свое существование, утверждает себя в мире, в т. ч. среди людей, сообразно принятой ею идеей конкретной бесконечной основы мира, то покушение на данную признанную ею безусловную истинность ее идеологии, в т. ч. философии, требование к ней отказа от свой идеологии, в т. ч. от философии – это требование отказа данной личности от себя.

Для цельной идеологической, в т. ч. философской личности нет экзистенциального разрыва между ее сущностью и существованием, поскольку она не может не мыслить себя существующей.  Ее существование с точки зрения собственного самосознания – это обладание ею соответствующими качествами. Однако для нее есть различие между конечными, текучими модусами ее существования и признаваемой ею конкретной бесконечной их основой, их бесконечной сущностью. Разные философские личности по-разному мыслят свои модусы, связанные с конечным существованием, в зависимости от того, насколько значимыми для них являются различные стороны своего конечного бытия. Для одних идеологических, в т. ч. философских творцов значимой является материальная сторона жизни человека, а для других – духовная. Но и по поводу толкования этих сторон жизни человека существуют различия между идеологическими,  в т. ч. философскими личностями.

5. 03. 2013

См. также по теме работы автора: Антонюк Г. А. Социальная идеализация // Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Тезисы докл. республ. межвузовской научн. конференции 19 -- 21 мая 1992 года. -- Гродно, 1992, Ч. II; Он же. Ідэалізацыя // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, 1998, Т. 7; Он же. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1997, № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, Беларуская энцыклапедыя, 1998, Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007 (Идеология, идеализация и вера // Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. -- Гродно, 1998, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 06. 2007; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 4 (11), Demiurgos.communityhost.ru, 6. 06. 2007; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1999, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Kasparov.ru, 3. 01. 2008, Lebedev.ru, 15. 01. 2008; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). -- Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (особенности и значение в управлении обществом и человечеством) // Demiurgos.communityhost.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) // Demiurgos.communityhost.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры // Demiurgos.communityhost.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 09. 2007; Он же. Рациональный и идеологический подходы в управлении Россией // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 12. 2007, Kasparov.ru, 19. 12. 2007; Он же. Современные российские правители и идеология // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 04. 2008, Kasparov.ru, 12. 04. 2008; Он же. Правитель, идеология, рационализм и наука // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 2007, Lebedev.ru, 15. 04. 2008; Он же. Наука, идеология и общая теория идеализации и идеализированного предмета // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 06. 2008; Он же. Введение в науку о мировоззрении (эйдологию) // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 09. 08, Heorhi.ru.gg, 27. 09. 08, Lebedev.ru, 28. 09. 08; Он же. Мышление и идейная суверенность личности // Demiurgos.communityhost.ru, 2. 11. 08, Lebedev.ru, 2. 11. 08, Heohi.ru.gg, 2. 11. 08, heorhi.livejournal.ru, 2. 11. 08; Он же. Вера и духовная свобода воли // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 06. 2010; Он же. Свобода выбора веры // Demiurgos.communityhost.ru, 08. 01. 2011; Он же. Вера человека в свое существование // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 12. 23011; Он же. Регулятивная способность мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 12. 2011; Он же. Мысль человека о своем существовании как логическая форма мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 24. 12. 2011. Он же. Особенности идеологического и рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 25. 12. 2011; Он же. Черты идеологической и рациональной логик // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 12. 2011; Он же. Предметная логика // Demiurgos.communityhost.ru, 31. 12. 2011, demiurgos.sosbb.ru; Он же. Когитивный антагонизм и когитивная терапия // Demiurgos.communityhost.ru, 3. 01. 2012; Он же. Рациональное и идеологическое мировоззрение // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 01. 2012; Он же. Крах претензии философии на общезначимость // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 01. 2012; Он же. Закон  абсолютной когнитивной неопределенности рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 01. 2012; Он же. Идеологический и рациональный методологические подходы // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 01. 2012; Он же. Несовместимость философско-идеологической веры и теоретичности философии // Demiurgos.communityhost.ru, 23. 01. 2012; Он же. Эволюционная неприспособленность мышления к познанию идеального // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 02. 2012; Он же. Сократ и Платон – первооткрыватели идеального как реальности // Demiurgos.communityhost.ru, 7. 02. 2012: Он же. Мышление бесконечного в науке и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 02. 2012; Он же. Философология (философоведение) // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 03. 2012; Он же. Философия не способна быть себе наукой // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 03. 2012; Он же. Неосознанное применение Кантом безграничной идеализации и абстрактных предметов для построения когнитивных оснований науки и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 06. 2012; Он же. Полифункциональность идеи основы мира в виде вещи в себе в трансцендентальной философии Канта и рационально-идеологический дуализм его мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 11. 2012; Он же. Кант – первооткрыватель категорической императивности, сознательный первосоздатель квазиреальности и рациональная немыслимость его категорического императива // Demiurgos.communityhost.ru, 1. 02. 2013.


Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: НАУЧНЫЙ ПОДХОД К СОЗДАНИЮ ФИЛОСОФИИ

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения