ИДЕОЛОГИ И ПРАВИТЕЛИ

Перейти вниз

ИДЕОЛОГИ И ПРАВИТЕЛИ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 8:42 am

Г. А. АНТОНЮК

ИДЕОЛОГИ И ПРАВИТЕЛИ
(антиидеологическая защита государства и его правителей)


В данной статье я применяю для исследования разработанную мною научную концепцию чистого (пурического) рационализма, а также излагаю ряд основных положений этой концепции.

* * *

Рациональный взгляд на идеологию не может не отличаться, причем существенно, от идеологического взгляда на нее. Применение рационального подхода к изучению идеологии позволяет заключить, что в основе идеологий лежат категорически императивные для искренне верящих приверженцев идеологий идеи о безгранично идеализированных положительных и отрицательных общественно значимых ценностях, которые люди с рациональным типом мышления мыслят вообще неосуществимыми (конечные, напр., «полное социальное равенство») или вообще недоказуемыми в аспекте их осуществимости (бесконечные, напр., «всемогущий бог» многих религий, «бесконечная абсолютная идея» Гегеля, «бесконечная материя» философии марксизма, и конечно-бесконечные со стороны их бесконечности, напр., «общество как проявление бесконечной материи», «мессия как ниспосланный всемогущим богом спаситель человечества»), а адепты идеологий посредством идеологической веры непреложно мыслят осуществимыми. Это идеи о безграничных бытии и небытии, материи и духе, добре и зле, равенстве и неравенстве, справедливости и несправедливости и др., а также идеи о проявлении, воплощении данных и др. безгранично идеализированных ценностей в охватываемом человеческой практикой мире конечных предметов (напр., безгранично идеализированных устройств общества «царство божье», «коммунистический строй»). Идеология – это религия, философия, теософия, нерелигиозные мифологические взгляды на мир, социальные утопии и др. основанные на безграничных идеализациях взгляды. Если идеализирующее мир идеологическое мышление базируется на вере в осуществимость безгранично идеализированных предметов, то рациональное мышление реалистично и мыслит возможность осуществимости лишь всецело ограниченных предметов.

* * *

Если верховные правители племени или государства признают официальной определенную идеологию, то они категорически вынуждены хотя бы в некоторых частях следовать ей, в противном случае их будут к этому побуждать различными средствами официальные идеологи и остальные ее приверженцы (частыми были случаи отстранения правителей от власти и даже их физического устранения официальными идеологами). Проводя во что бы то ни стало во имя идеологической веры (которая по своей природе категорически повелительная) в жизнь то, что вообще не поддается осуществлению или осуществимость чего вообще недоказуема рационально, т. е. на основе практики, правитель неизбежно вынужден будет применять неоправданное насилие по отношению к закономерно сопротивляющейся жизни, принося горе людям и заводя общество в тупик, и все равно в конечном счете потерпит поражение. Наличие официальной идеологии также необходимо связано с меньшим или большим принуждением, не исключающим применение грубой силы, официальной властью граждан к согласию с официальным идеологическим взглядом на мир и на способы практического отношения к нему, с дискриминацией и подавлением других идеологий, а также рационального мировоззрения. Ведь придание определенной идеологии статуса официальной доктрины превращает ее в официальную директиву, т.е. в предписываемые официальной властью в качестве безусловно обязательных для всех подвластных и для власти, включая неверующих, понимание мира и действия в соответствии с официальной идеологией. Идеология -- это тотальная духовная власть веры и идеологов («жрецов») над верующей личностью. Официальная идеология -- это духовная власть, подкрепленная практической официальной властью и стремящаяся распространиться с помощью нее на все общество. Она бывает открыто узаконенной официальной властью и не узаконенной ею открыто. Первая более жестко использует официальную власть, чем вторая.

Вся сорокатысячелетняя история родоплеменной, а затем государственной организации общественной жизни вплоть до наших дней связана с функционированием во всех конкретных обществах признаваемых открыто или завуалировано всей официальной властью или ее частью, в том числе верховными правителями племен и государств, единственно истинными и полезными для общества и для официальной власти определенных идеологических взглядов, идей, которые в силу этого являются официальными. Официальная идеология -- это идеологические взгляды, идеи, концепции (первобытные мифы, религиозные взгляды, светские философии и социальные идеологические учения и др.), признаваемые официальной властью и ее носителями безусловно истинными и общественно полезными, которыми они руководствуются, которые поддерживают, охраняют, распространяют. Она может влиять на официальную власть и общество тотально или частично, грубо или тонко. Официальные идеологи -- это те идеологи, которые признаются официальной властью создателями, совершенствователями, хранителями, защитниками и распространителями официальной идеологии, а также «кормчими», направителями ее проведения в жизнь и контролерами за этим проведением и за соответствием общества, государства, деятельности правителей и остальных членов общества официальной идеологии. Идеологи -- это те, кто создает, совершенствует, развивает идеологии, а также более или менее специализированно, профессионально занимается непосредственным обеспечением их функционирования, главным образом специфическими средствами самой идеологии. В древности их роль выполняли шаманы, а затем их сменили образованные идеологи, в первую очередь религиозные жрецы, духовенство, светские идеологи, в том числе философы.

Государство с официальной идеологией является идеологическим (идеологизированным). В зависимости от влияния на него официальной идеологии идеологическое государство бывает сильно, средне и слабо выраженным. В сравнительно спокойные периоды жизни даже сильно выраженных идеологических государств защита государственной властью официальной идеологии может носить относительно мягкий характер и допускать в некоторых пределах инакомыслие. Но поскольку официальные идеологи, государственная власть и правители государства усматривают в официальной идеологии существенный гарант обеспечения жизнеспособности общества, государства, сохранения власти определенных социальных сил, идеологов и правителей, то в экстремальных условиях, от которых никакое общество не застраховано и которые бывают гораздо чаще, чем спокойные периоды, у официальных идеологов и правителей всякого идеологического государства неизбежно появляется соблазн предотвратить закономерно возникающее в любых условиях идеологическое и антиидеологическое инакомыслие и применить жесткие меры для защиты официальной идеологии, а если идеологическое государство слабо выраженное, перевести его в разряд сильно выраженных. Так, согласно Плутарху, перед началом пелопонесской войны (ок. 431 г. до н. э.) государственной властью в Афинах было решено считать государственными преступниками тех, кто не почитает богов по установленному обычаю. В соответствии с этим решением философ Анаксагор, помощник, оппонент и учитель Перикла, был обвинен, вопреки Периклу, государственной властью в безбожии, приговорен к смертной казни и спасся бегством (или изгнан). Через 32 г. философ Сократ был обвинен ею в том, что он "не признает богов, признаваемых государством" (Ксенофонт Афинский), вводит новые божества и развращает молодежь в новом духе и приговорен к смертной казни (отказался бежать и был казнен -- принял яд цикуты). Почти через 2500 лет советская власть в бывшем СССР, в «дохрущевское время» даже расстреливавшая заподозренных в антисоветских взглядах, после кратковременной легкой терпимости к свободомыслию в период «хрущевской оттепели» почти до своей гибели преследовала некоммунистическое инакомыслие как идеологическую диверсию против официальной марксистско-ленинской идеологии. Постсоветское диктаторское государство нынешней Беларуси тоже преследует не согласных с официальной идеологией, в т. ч. уволило меня, философа, с преподавательской работы на кафедре философии Национальной Академии наук за несоответствие моих научных идей, включая антиидеологические, личному мнению главы государства и официальной идеологии.

«Вечное согласие» между любыми пересекающимися как официальными, так и неофициальными идеологическими учениями при сохранении ими своих идейных основ вообще невозможно, поскольку каждое такое учение сообразно природе идеологии категорически претендует на безусловную истинность. Потому две и больше двух пересекающихся идеологий не смогут ужиться в качестве официальных. Пересекающиеся идеологии -- это те, которые осмысливают одни и те же стороны реальности. Возможно лишь относительное перемирие между ними при сохранении соперничества. «Кто не со мною, тот против меня» -- это категорический императив не только Христа, но всех идеологических вер, которые бескомпромиссно борются со всяким, кто подозрительно вертится вокруг веры. Например, неукоснительное следование Ленина объявленному им принципу коммунистической идеологии «кто не с нами, тот против нас» осуществлялось в полном соответствии с законами идеологической веры. Может варьироваться в зависимости от обстоятельств лишь внешняя форма проявления имманентной нетерпимости идеологических вер друг к другу и к исключительно рациональному мировоззрению -- от открыто агрессивной до завуалированной корректностью.

Подавление с помощью грубой силы одной официальной идеологией других официальных идеологий в условиях диктатуры, где грубая сила -- главный инструмент власти, закономерно, поскольку по самой своей природе каждая идеология претендует на безусловную истинность, а следовательно, на единовластие в государстве, если идеология официальная. Например, в начальный период советской власти в условиях государственной диктатуры существовало парализующее государственную власть закономерное противостояние признанных государственной властью официальными большевистской, левоэсеровской и левоанархистской идеологий. Данный конфликт был решен диктаторскими методами -- более сильные и проворные приверженцы большевистской идеологии с помощью грубой силы отстранили от государственной власти приверженцев других официальных идеологий и лишили эти идеологии статуса официальных. Жестким насилием решался вопрос о преодолении в условиях диктатуры антагонистического конфликта между несколькими официальными идеологиями не только большевиками. Достаточно вспомнить диктатуру эпохи Великой французской революции, начало фашистской диктатуры в Германии.

* * *

Только со второй половины XX ст. североамериканские и наиболее цивилизованные западноевропейские государства начали коренной, качественный, революционный переход к неидеологической государственности, но осуществляют его стихийно, «на ощупь», с колебаниями, зачастую с последующими не узаконенными открыто реставрациями определенных идеологий в качестве официальных (напр., идеологий антикоммунизма, консерватизма, некоторых разновидностей идеологизированного либерализма). Однако данные государства на тот момент уже не имели целостной, к тому же открыто узаконенной официальной идеологии. Поэтому их деидеологизация шла и идет сейчас не одновременным и относительно быстрым скачком к рациональному подходу во всем государстве, а постепенно, отчасти синхронными, отчасти асинхронными скачками к рациональному подходу в отдельных областях государственной власти, нередко во многом автономно использующих самостоятельные идеологии, особенно относительно не пересекающиеся. Данная деидеологизация -- это цепь одновременных и неодновременных скачков от конкретных официальных идеологических взглядов в различных областях государственной власти к рациональному подходу к этим областям.

Закрепление деидеологизации происходит официальным признанием не подлежащих коренному изменению сообразно идеологическим взглядам правителей государств более или менее научно обоснованных стандартов в важнейших областях общественной жизни (в экономике, в области прав человека, в образовании, в политической демократии, в социальной сфере и др.) и тем самым сужением возможностей применения идеологии; ограничением вмешательства в общественную жизнь государства, используемого официальной идеологией в качестве средства своей власти, и выработкой разумного общественного самоуправления; отказом государственной власти, правящих партий от выдвижения социальных целей, выходящих за рамки возможностей их достижения (сравни «коммунизм как идеологическая цель»); созданием средств против доминирования в государственной власти в качестве официальных универсальных идеологий, поскольку они предрасположены к всевластию (напр., коммунистической); максимальной деидеологизацией правящих партий, чиновничества; отходом от правового закрепления в качестве официальных любых идеологических взглядов; переходом от идеологизированных структур государственного управления, признающих официальной определенную идеологию и использующих ее в качестве идейной основы своих решений, к рациональным структурам, не руководствующихся идеологией в выработке и реализации решений и лишенных средств государственного принуждения к идеологической вере; принятием государственных законов и иных правовых решений, отделяющих идеологию от государства; созданием работающих государственных механизмов обеспечения свободомыслия.

Сейчас пока невозможно найти такое передовое рационализированное государство, в котором в той или иной форме не сохранялись бы следы, остатки, «родимые пятна» идеологической государственности, в высшую власть которого не проникали бы идеологические ценности и иные идеологические предрассудки (напр., концепции элиты, идеи шовинизма, консерватизма, национализма, утопии из концепций постиндустриального общества, религиозные ценности). Даже не узаконенные открыто в качестве официальных, они все равно негативно влияют на государственных правителей и на управление государственной жизнью, на внутреннюю и внешнюю политику государств. А, например, в передовой Англии даже сохраняется в качестве узаконенной официальной церкви англиканская церковь, формальный глава которой английский король. Но эта огосударствленность церкви и ее веры такой же преимущественно формальный атрибут государства, как и институт королевства, палата лордов. Все вместе они являются пережитками феодальной эпохи, а потому не образцы для подражания. Не может быть образцом и сохранение в передовых государствах даже не закрепленных решениями государственной власти «родимых пятен» идеологической государственности. Полностью рационализированное, отделенное от идеологии и опирающееся в управлении на науку и социальную инженерию государство -- вот разумный и в своей основе осуществимый идеал государственного устройства.

Начало перехода к неидеологическим, деидеологизированным государствам было положено в некоторых наиболее передовых для своего времени европейских странах еще в эпоху антифеодальных революций, которые привели к отделению от государства или к превращению в формальный государственный институт религии, этой очень ярко выраженной идеологии, являвшейся до этих революций основой официальных идеологий. Однако после антифеодальных революций официальные религиозные идеологии были заменены не узаконенными открыто светскими официальными идеологиями, имевшими менее яркую идеологическую окраску в силу прикрытости внешней рациональностью, хотя формально-юридически официальные религии, не оказывающие существенное влияние на государство, есть и сейчас в некоторых западноевропейских странах (напр., в Англии, Греции, Дании, Норвегии, Швеции). Не предусматривалось также специальное положение официальных идеологов в системе государственной власти. Их не узаконенную открыто роль зачастую стали исполнять «штатные профессора» учебных заведений, представители идеологизированных партий и других общественно-политических организаций и движений, участвующих в государственной власти. Они гораздо меньше ограничивали рациональное государственное управление и свободомыслие.

Рационализированная форма сменивших религии новых, нерелигиозных и не узаконенных открыто официальных идеологий, которые в своей основе внерациональные, в передовых европейских странах стала скрытой реализацией закономерной деидеологизации государства, продолжающейся в качественно ином виде и сейчас. К особенностям этих новых идеологий можно отнести преимущественную ориентированность на общественные проблемы (напр., идеи «общественного договора», «консерватизма», идеологизированного «либерализма»), отсутствие в них органичной целостности. Они обрели облик меняющейся плюралистической смеси не только относительно не пересекающихся взаимодополняющих, однако зачастую внутренне слабо связанных или вовсе не связанных едиными принципами, но даже пересекающихся и конфликтующих идеологических учений (напр., элементы идеологий консервативной и лейбористской партий в системе государственной власти Англии), во многом автономно используемых в различных областях государственной жизни (напр., идеологии «общественного договора» во внутренней и «шовинизма» во внешней политике). Однако при не узаконенной открыто, к тому же нецелостной официальной идеологии намного шире возможности рационального государственного управления и границы духовной свободы, чем при открыто узаконенной, да еще универсальной идеологии, хотя и та, и другая их ограничивает.

В XX ст. идеология как социальный институт, не прошедшая до этого все закономерные фазы своего исторического развития в качестве официальной и потому не исчерпавшая свой жизненный потенциал как официальная вера, с неизбежностью породила «идеологический Ренессанс» и создала во многих странах качественно новые партийно-идеологические государства (напр., социалистические, фашистские) с законодательно установленными государственной властью в качестве ее идейной основы высокоцелостными универсальными нерелигиозными и псевдонерелигиозными официальными идеологиями. Для данных государств характерна узаконенная официальной властью единственность или подавляюще доминирующая роль их и их партийных идеологов в системе данной власти. Это ярко тоталитарные государства с тотальным подчинением официальной власти и правителей государства этим идеологиям и идеологам, замещением в главных вопросах государственной жизни рациональных целей вообще неосуществимыми внерациональными идеологическими целями и очень сильным подавлением свободомыслия.

* * *

Первые попытки теоретического обоснования гносеологической и методологической несостоятельности общемировоззренческих форм идеологии как специфического явления общественного сознания были предприняты еще в первой половине XIX ст. Основанный в 30-х гг. О. Контом позитивизм провозгласил подлинным, положительным знанием только полученное с помощью науки эмпирическое знание. Однако позитивизм рассматривал как ложные или бессмысленные не только относящиеся к идеологии религиозные и всякие философские, в том числе идеалистические и материалистические умозрения о бесконечных основах бытия, которые вообще невозможно обосновать эмпирически, но и научные идеализированные предметы (напр., связанные с понятиями причины, закона, сущности), которым в том виде, в каком они идейно оформляются в науке, вообще невозможно найти эмпирическое соответствие в реальности, а можно найти лишь ограниченные эмпирические прототипы, но которые являются необходимыми компонентами высокой научной теории. Позитивизм частично подорвал, однако не преодолел общемировоззренческие и общеметодологические основы всякой идеологии. Во-первых, его идея о ложности или бессмысленности исходных категорических положений религии и философии о существовании бесконечных первоначал сама не поддается эмпирической проверке и для своего принятия в качестве истинной требует веры, подобной философской и иной идеологической вере, которая антагонистична позитивизму, и потому эта идея делает антиидеологическую позицию позитивизма незавершенной, уязвимой и недостаточно эффективной. Во-вторых, абсолютизированная эмпирическая ориентация позитивизма, не отграничивающая религиозные и философские категорические идеи о существовании беспредельных первооснов реальности, являющиеся с рациональной точки зрения идеализацией мироздания и вообще не поддающиеся практической проверке, однако признаваемые посредством идеологической веры истинными, от изначально признаваемых в науке вообще неосуществимыми научных идеализированных предметов и тем самым отвергающая положительную ценность основанной на научных идеализациях развитой научной теории, не позволяет раскрыть как весь диапазон рационального осмысления реальности, так и точные границы идеологии. Поэтому позитивизм как вид рационализма не смог стать полной альтернативой идеологии.

В 40-х годах XIX ст. К. Маркс и Ф. Энгельс сделали для себя повлиявший на все их последующее интеллектуальное творчество вывод о том, что идеология является иллюзорным, ложным сознанием и отождествляли ее с религией и с идеалистическими философскими взглядами. Согласно Марксу и Энгельсу, в соответствии с этими взглядами мир предстает в искаженном, перевернутом виде и рассматривается как воплощение абсолютно самостоятельных идей (напр., бога, абсолютной идеи). Такому своему пониманию идеологии они противопоставляли научное сознание, остающееся «на почве действительной истории» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 37). Создавая диалектико-материалистическое понимание реальности в целом и общественной истории, в частности, они считали, что создают научный подход и называли свою концепцию научной теорией. Однако ограниченное, не доходящее до выявления подлинной сущности, хотя и частично верное понимание Марксом и Энгельсом идеологии, не позволившее выработать строгие логические критерии отличения научного знания от идеологических идей, помешало им преодолеть идеологизированный подход к реальности. Ориентируясь на создание, в противовес религии и философскому идеализму, рационально-научного материалистического мировоззрения, они в действительности создали новую, в своей основе внерациональную диалектико-материалистическую идеологию, основанную на такой мыслимой посредством веры безусловно осуществимой идеализации, как бесконечность материального мира, и вывели как абсолютную истину из ими посредством веры приписываемых этому миру бесконечных диалектических законов идею о безусловной необходимости возникновения сконструированного ими же идеализированного «совершенного коммунистического общества». Ограниченность понимания Марксом и Энгельсом сущности идеологии позволила Ленину с целью утверждения доверия к марксистской идеологии крайне упрощенно переинтерпретировать их взгляд на идеологию, определив ее как идеи, выражающие классовые интересы, и ввести идеологически идеализирующее марксизм понятие научной идеологии применительно к марксизму, якобы органично совмещающему пролетарский классовый интерес с объективно-научным взглядом на реальность. Чтобы убедиться в поверхностности такого понимания идеологии, достаточно посмотреть на упрощенно-прямолинейные объяснения с классовых позиций Лениным и его последователями природы религии и философии.

В XX ст. в научном сознании наиболее свободомыслящих народов приобретает острую актуальность вопрос о том, целесообразно ли использовать какую бы то ни было идеологию, какие бы цели она ни ставила и какой бы научной, истинной или эффективной она себя ни считала, в качестве идейной основы управления государством и обществом. Острая актуальность этого вопроса сформировалась под влиянием научно-инженерного прогресса и на основе учета практики господства и крушения официальных универсальных псевдонерелигиозных и нерелигиозных идеологий тоталитарных государств (фашистских, социалистических), тотально подчиняющих государство целям коренного преобразования с помощью него общества в соответствии с их утопическими безгранично идеализирующими общество проектами «совершенного общества», реализация которых неизбежно приводит к огромным человеческим страданиям и жертвам, к угрозе жизнеспособности человечества. Противоречиво пробивает себе дорогу, пусть и не в адекватной научной форме, понимание (напр., в концепциях К. Манхейма, деидеологизации, критического рационализма) того, что в своей основе любой идеологический взгляд на реальность не поддается объективному рациональному и даже вообще рациональному обоснованию, а потому не в состоянии быть эффективной идейной основой государственного управления. Понимание же подлинной сущности идеологии и более или менее строгие логические критерии отличения идеологии от неидеологических взглядов выработаны, на мой взгляд, в моих концепции «чистой, последовательной идеологии», которую рассматриваю как базирующийся на идеализирующем мышлении взгляд на мир, состоящий в вере в осуществимость безгранично идеализированных предметов и в их статус абсолютных основ и детерминант ограниченных предметов, и концепции «чистого, последовательного рационализма», который рассматриваю как базирующийся на неидеализирующем мышлении взгляд на мир, состоящий в доказуемом практически признании осуществимости лишь всецело ограниченных предметов и неспособности ни одного из них быть абсолютными основой и детерминантом других ограниченных предметов.

Однако во многих государствах и сейчас узаконены играющие очень большую роль в государственной жизни официальная религиозная идеология (напр., мусульманская религия) и официальные религиозные идеологи (духовенство), оказывающие огромное негативное влияние на прогресс этих государств, зачастую тотально подчиняющие себе государственную власть и жестко подавляющие свободомыслие.


Последний раз редактировалось: Admin (Пт Мар 15, 2013 12:06 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 8:42 am

* * *

В силу узаконенного участия идеологии и идеологов на протяжении всей истории человечества в организации и осуществлении официальной власти эта история, начиная с первичных родоплеменных сообществ, характеризуется активной борьбой, зачастую очень жестокой, официальных идеологов за влияние, свое и проводимой ими официальной идеологической веры, первоначально на догосударственную, а затем на государственную власть с целью использования ее для своего контроля общества (я здесь отвлекаюсь от борьбы неофициальных идеологий и идеологов за эту власть). Фанатичное упорство, изощренность и коварство идеологов в проведении ими своих веры и влияния общеизвестны. К ним располагают ориентированные на идеологические хитросплетения их вера и мышление. Эта борьба сильно влияла и влияет на общественную жизнь, на исторический процесс.

В идеологических догосударственной организации и государстве центральными объектами влияния официальных идеологов всегда были и будут официальная организационно-практическая власть и ее главные носители: в родоплеменных сообществах — вожди, а в государствах -- верховные правители государств. Отношения между официальными идеологами и правителями племен и государств никогда не были и не будут приязненно партнерскими, а всегда были и будут отношениями доминирования и подчинения. Для данных отношений характерна перманентная скрытая и открытая борьба, нередко кончавшаяся смертями с обеих сторон. Достаточно вспомнить, сколько настрадались от религиозных жрецов древнеегипетские фараоны, сколько натерпелись европейские короли от Ватикана, как бесцеремонно распоряжались государственной властью партийные коммунистические идеологи в социалистических государствах.

Если официальные идеологи, которые ориентированы, как и все идеологические верующие, на вообще неосуществимые или вообще недоказуемые рациональным путем на предмет осуществимости безгранично идеализированные ценности, цели и веру в их осуществимость, выражают в идеологическом государстве внерациональное начало, то правители племен и государств в силу изначального функционального предназначения практической родоплеменной и государственной власти призваны выражать рациональное начало. Конкретные ограниченные и измеримые, а следовательно, рациональные проблемы, которые выдвигает перед правителями жизнь, в первую очередь проблемы повседневного обеспечения жизнеспособности племен и государств, обычно либо способствовали выдвижению на роль высших руководителей людей с исключительно рациональным мышлением, либо побуждали правителей даже с выраженным идеологическим мышлением ограничивать влияние идеологической веры и идеологов на управление племенем и государством во имя достижения ограниченных, т.е. рациональных целей. Только ограниченные проблемы и цели, хотя и не все, поддаются решению.

Можно выделить три главных типа реальных отношений официальных идеологов и правителей в племенах и государствах с официальной идеологией: подчинение правителей идеологам, исполнение ими их воли и идеологических целей; подчинение идеологов правителям, использование правителями идеологии и идеологов как вспомогательных инструментов государственного управления с целью манипулирования сознанием и поведением людей; исполнение правителями функций верховных идеологов. В первом и особенно в последнем случае родоплеменные сообщества и государства неумолимо двигались к катастрофе, поскольку рациональное решение жизненно важных проблем неизбежно заменялось вообще неосуществимыми идеологическими целями. Примеры последнего отношения -- сталинизм, маоизм, полпотизм, гитлеризм как политические режимы. Даже если правители пытаются использовать официальную идеологию только в качестве инструмента управления сознанием людей, а не как идейную основу решения практических проблем, невозможно предотвратить влияние ее и идеологов на практические решения и ограничение официальными идеологией и идеологами свободомыслия. Официальные идеология и идеологи и в этом случае будут нарушать эффективность рационального управления, поскольку у них есть свои идеологические интересы и свое, зачастую скрытое, влияние на официальную власть и правителей.

Идеологическая вера и искренние идеологи в силу самой природы идеологии ни при каких обстоятельствах не в состоянии признавать свою вторичность по отношению к рациональным практическим правителям и управлению, рациональным взглядам и рациональному отношению к реальности или равенство с ними. Вера -- это внерациональная абсолютно императивная убежденность в вообще недоказуемой рациональным путем осуществимости безгранично идеализированных мыслью предметов. Идеология категорически повелительно формулирует для верующих как непреложную истину взгляд, безгранично идеализирующий основы реальности, которыми объясняет остальную реальность. Такова ее природа. Поэтому она не может не рассматривать себя высшей инстанцией в выработке взглядов на реальность и на способы отношения к ней. Соответственно, идеологи как высшие создатели, носители, хранители и толкователи идеологической веры категорически оценивают себя при осмыслении существенных сторон реальности и человеческого бытия высшими судьями в вопросах о том, что безусловно истинно, а что неистинно, что безусловно должно делать, а что не должно, к чему безусловно следует стремиться, а чему следует противодействовать.

* * *

Идеологии, сменившие первобытно-мифологические идеологии, обычно имеют фиксированные имена (иногда вымышленные) своих основателей и творческих преемников, хотя не все эти имена сохранились в памяти человечества. В рамках идеологических отношений приверженцев конкретного вероучения отношения между его создателем и последователями носят характер абсолютного императивного духовного авторитета творца вероучения — учителя и искренних, неукоснительно следующих его учению учеников-проповедников, пропагандистов и остальных верующих, безапелляционно признающих его единственно способным на личное выражение непреложных истин. Данный безусловный духовный авторитет учителя выражается в категорическом императиве «Учитель сказал!» (напр., «Сам сказал!» -- так относились ученики к Пифагору, «Как сказал Карл Маркс!» -- так апеллировали к Марксу последователи его .коммунистического вероучения). Если же ученик позволил себе категорическое утверждение «Учитель, ты не прав!», то это означало, что он отошел от канонов созданного учителем вероучения и впал в ересь, а следовательно, или вообще вышел из веры, или перешел в иную идеологическую веру, или создал частично или полностью самостоятельное вероучение. Если же верующими признается, что ученик в строгом соответствии с основными положениями идеологического вероучения учителя развивает это вероучение, то в системе отношений данной веры он приобретает статус подлинного творческого преемника создателя учения, и соответственно, безусловно признается другими учениками единственно верным толкователем и продолжателем учения учителя, посвященным во все его тонкости, абсолютно авторитетным посредником (медиумом) между учениками и учителем, несущим в себе его причастность к безусловной истине и способность к ее выражению, а следовательно, абсолютно авторитетным посредником между учениками и верой. Возможны как основанная на признании верующими строгая иерархия отношений между идеологическими преемниками (напр., Маркса — Ленин и Сталин), так и острая конкурентная борьба между ними (напр., Маркса — Плеханов и Ленин) и их сторонниками.

* * *

Поскольку любая идеологическая вера имеет категорически повелительный характер, то она не констатирует, подобно науке, а безусловно предписывает мыслить, что мир именно такой и только такой, каким он изображается в ее идеологии, а не иной, и что поэтому к нему следует относиться так и только так, как это показывается ее идеологией, а не иначе, и следовательно. категорически повелительно утверждает, навязывает себя при любых обстоятельствах в качестве единственно верных понимания реальности и руководства в жизни. Поэтому она по самой своей природе наступательная, экспансионистская, конфликтная и иной не может быть. Данная наступательность реализуется в первую очередь в направлении непреложного утверждения безусловной приоритетности идеологической веры по отношению к рациональному подходу по крайней мере в существенных взглядах на мир и в решении существенных вопросов практической жизни. Но каждая идеологическая вера категорически оценивает только себя абсолютно истинной.

Официальные идеологи при всех обстоятельствах устремлены на подчинение государственной власти идеологии и идеологической вере. К этому безусловно повелевает их идеологическая вера. От особенностей личности идеологов зависят только их большие или меньшие активность, умение, настойчивость и т. п. при утверждении примата веры и идеологов над рациональным подходом, над правителями и властью государства. Подчиненная идеологии и идеологам государственная власть существенно повышает их возможности утверждать с помощью нее свое влияние в обществе. Поэтому в идеологическом государстве невозможно вообще равноправное сотрудничество правителей государства и государственных идеологов. При сильном влиянии государственной идеологической веры в обществе даже выраженные волевые рациональные правители государства могут вынужденно подчинять свою власть влиянию идеологов. Даже если влияние государственной идеологии на государственную власть официально ограничено определенными пределами и ей отказано в ее использовании при принятии решений по существенным практическим вопросам, а официальным идеологам отведена второстепенная роль в иерархии государственной власти, в силу категорически императивной природы идеологической веры они неизбежно будут стремиться любыми доступными средствами расширять свое влияние на государственную власть. В любой идеологии нравственно все, что служит ее вере, утверждению ее ценностей. Например, Ленин, категорически предписывал своим ученикам, что «в основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма».

* * *

В обусловленных научно-техническим прогрессом (НТП) на основе современной научно-технической революции (НТР) деидеологизируемом и неидеологическом государствах государство и его руководство нуждаются в антиидеологической безопасности и, соответственно, в активной антиидеологической защите. Эта защита связана с идейным, правовым, нравственным, организационным и иным избавлением их от идеологии и от влияния на них идеологов и с обеспечением предотвращения их идеологизации. Всегда будет существовать потенциальная опасность проникновения идеологии в государственную власть через идеологизированные правящие партии, правителей, иных носителей государственной власти и открытого или скрытого, преднамеренного или непреднамеренного использования ими идеологических подходов к управлению государством.

Идеологические ориентиры могут непреднамеренно использоваться субъектами государственной власти уже хотя бы потому, что отсутствуют четкие количественные критерии разграничения идеологических и неидеологических взглядов на мир, к тому же существует острый дефицит рационально мыслящих специалистов, способных квалифицированно провести оценку идейных взглядов на предмет их идеологичности: их считанные единицы в мире, в то время как идеологов — в огромном избытке. На осуществление идеологизации сознания государственного руководства могут также влиять идеологические установки рядовых граждан, интересы которых учитывает власть, оппозиционных партий, не участвующих в государственной власти, иных общественных организаций (напр., церкви), идеологов, находящихся вне власти или оказывающих ей идейную помощь. На проникновение определенной идеологии в государственную власть может также повлиять опасный соблазн рационально мыслящих правителей кощунственно (по морали веры) использовать ее в качестве средства манипулирования сознанием и поведением масс, включая сознание искренних приверженцев такой идеологии, в корыстных интересах, в т. ч. и в качестве средства обретения доверия у ее приверженцев, борьбы с оппонентами.

Даже в идеологическом государстве необходима антиидеологическая защита с целью обеспечения антиидеологической безопасности государства и его руководства, если руководство вопреки идеологической функции государства обладает выраженным рациональным подходом к управлению государственной жизнью. Она нужна в первую очередь для того, чтобы предотвратить хотя бы при решении существенных вопросов превращение государственной идеологии в идейную основу государственного управления, чтобы воспрепятствовать установлению тотального контроля официальной идеологии над управленческими решениями и официальных идеологов над государственной властью и государственным руководством.

Полноценное демократическое, правовое государство строится только на рациональном идейном фундаменте и не нуждается в официальной идеологии. В нем идеология отделена от государственной власти, которая опирается в управлении только на рациональные, в первую очередь научные и социально-инженерные знания, на рационально обоснованные достижимые ценностные ориентиры, нормы, идеалы, цели, проекты, планы, программы. А поскольку всегда будут находиться люди, предрасположенные к идеологической вере, то демократическое государство гарантирует идеологический плюрализм в сфере гражданского общества и право не исповедовать никакую идеологию, свободу науки, инженерии, искусства. Если в тоталитарном идеологическом государстве, где даже наука, инженерия, искусство подчинены целям официальной идеологии, главную идейную роль в управлении им выполняют официальные идеологи, которые в силу категорически повелительной природы идеологии, не терпящей никакого сомнения в ее претензиях на непреложную истинность, фанатично устремлены на тотальный контроль государственной власти и всего общества в направлении обеспечения их соответствия своей идеологии, то главное идейное обеспечение демократической государственной власти создают ученые и социальные инженеры, являющиеся лишь ее помощниками. Рациональная, не обладающая категорической императивностью природа научного и инженерного знания, которая изначально явно или в потенции содержит сомнение, сама по себе не способна категорически побуждать ученых и социальных инженеров к контролю ими государства, его власти, правителей и общества с целью обеспечения безусловного соответствия их определенным научным и социалъно-инженерным идеям. В демократическом государстве идеология -- это исключительно частное дело, а наука и инженерия по отношению к государственной власти – это лишь эффективные инструменты управления государством, а не сама эта власть, каковой является официальная идеология в идеологическом государстве.

Опубликовано: Антонюк Г. А. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. Минск, 1999, № 2 (13). С. 44—56.

Автор внес в первоначальный опубликованный текст статьи уточнения.

См. основные научные работы автора по идеологии, которые представляют собой поступательное развитие им своей концепции сущности идеологии:
Антонюк Г. А. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. Минск, 1997, № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. Мн., Беларуская энцыклапедыя, 1998. Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. Минск, 1998. № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007 (Он же. Идеология, идеализация и вера // Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007); Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. Гродно, 1998, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 06. 2007; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. Минск, 1998. № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 6. 06. 2007; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм (правителям государств на заметку) // Kreml.org, 1. 03. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (логические особенности и значение для управления государством и человечеством) // Demiurgos.communityhost.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) // Demiurgos.communityhost.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры // Demiurgos.communityhost.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 09. 2007, Он же. Идеология и рациональность в управлении Россией // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 12. 2007, Kasparov.ru, 19. 12. 2007.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Бывший адрес текста: «ФОРУМ АНТОНЮК. ВМЕСТЕ СОЗДАЕМ ЛИЧНОЕ МИРОПОНИМАНИЕ»: http://demiurgos.communityhost.ru./

Нынешний адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).


Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения