БЕЛОРУСЫ И ЛИДЕРСТВО В СОЗДАНИИ МНОГОЭТНИЧЕСКОЙ НАЦИИ БЕЛАРУСИ

Перейти вниз

БЕЛОРУСЫ И ЛИДЕРСТВО В СОЗДАНИИ МНОГОЭТНИЧЕСКОЙ НАЦИИ БЕЛАРУСИ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 12:54 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

БЕЛОРУСЫ И ЛИДЕРСТВО В СОЗДАНИИ МНОГОЭТНИЧЕСКОЙ НАЦИИ БЕЛАРУСИ

Беларусь – это многоэтническая страна, несмотря на то, что примерно четыре пятых ее граждан составляют белорусы. Сейчас и в будущем Беларусь невозможно сделать моноэтнической, к тому же чисто белорусской. Поскольку повышение интеграции человечества и интенсификация связанных с ней миграционных процессов обусловливают возрастание численности небелорусов в Беларуси, то будут продолжаться кровное смешение многих белорусов с представителями других этнических общностей, перемешивание белорусской культуры с культурами других народов, формирование в Беларуси целостной многоэтнической культуры, усвоение частью белорусов культуры и языка других этносов в качестве полностью или частично своих, деэтнизация и космополитизация некоторых белорусов, что полезно для интеграции человечества, модификация и исчезновение ряда элементов нынешней белорусскости, формирование у белорусского этноса новых черт белорусскости или небелорусских черт, в т. ч. смешанных с белорусскими небелорусских языковых и культурных форм. Следовательно, будут усложняться и принимать иной, чем ныне, облик проблемы оптимизации межэтнических отношений в Беларуси.

За более чем пятнадцать лет государственного суверенитета Беларуси в ней не успела сложиться из всех или большинства ее граждан единая многоэтническая нация с развитым национальным самосознанием. В этот период Беларусь не попадала в такие экстремальные условия, в которых выживание всего ее народа напрямую зависело бы от степени его сплоченности в единую нацию (напр., не вела войну с сильным внешним врагом). А в не экстремальных условиях требуется смена многих поколений, чтобы от поколения к поколению постепенно сложилась единая многоэтническая общность с общими интересами, культурой, самосознанием, чертами характера. Такую возможную объединенную многоэтническую национальную общность Беларуси полагаю целесообразным называть нацией белоруссиян (белорусейцев) (см., напр.: Антонюк Г. А. Белоруссияне // Восточнославянские страны в эпоху глобализации: выбор путей развития. Материалы международной научной конференции 26-27 ноября 2003 г., Гродно. – Гродно, 2003).

Сегодня население Беларуси – это пока психологически и культурно разобщенный конгломерат. Большое число ее многоэтнических граждан, в том числе белорусов, чувствуют свою этническую ущемленность, не обладают сознанием и чувством исторического, культурного, гражданского родства со всем народом Беларуси и ответственности за его жизнеспособность. Многие все еще считают себя гражданами бывшего СССР, иные озабочены проблемами только своего этноса или только личными интересами. Поэтому у таких граждан нет возможности, желания и умения ответственно принимать судьбоносные решения в соответствии с критериями обеспечения жизнеспособности единой многоэтнической нации, поскольку ее нет, о выборе руководства страны, союзников Беларуси, путей ее развития, заботиться о ее процветании, поступаться своими интересами ради всего многоэтнического народа Беларуси.

Сейчас никто не сплачивает многоэтническое население Беларуси в единую многоэтническую нацию, не формирует у граждан разной этнической принадлежности сознание единства друг с другом, не обустраивает общество в направлении строительства такой нации.

Сменявшаяся государственная власть Беларуси за более чем пятнадцать лет ее независимости не только не создала закон о нации Беларуси и о межэтнических отношениях в ней, но и не выработала государственные проект такой нации и план ее строительства. В системе государственной власти отсутствуют даже четкие представления о том, какой должна быть единая нация Беларуси и не ставится вопрос о жизненной необходимости ее формирования. А официальные документы несут на себе печать противоречивых и бессистемных представлений власть имущих о желаемых национально-этнических отношениях Беларуси.

Нынешний политический режим сперва остановил, а потом фактически свел на нет проводившуюся государством в конце 80-х – начале 90-х годов XX ст. белорусизацию страны. Она была связана не с государственной установкой сформировать единую нацию Беларуси, а с реализовавшимся через острую борьбу этноцентристско-белорусских и советско-интернационалистских политических сил непоследовательно, противоречиво, коряво, не всегда согласованно, иногда принудительно и даже путем абсолютизации интересов белорусского этноса в ущерб другим этническим общностям Беларуси намерением различных звеньев власти и политиков укрепить самый многочисленный и коренной белорусский этнос. Белорусский этнос был в чем-то ослабленный, в чем-то недоразвитый, в чем-то ассимилированный, а в чем-то деэтнизированный во многом вследствие интенсивной полонизации, проводившейся в отношении белорусов в Речи Посполитой, ограниченной полонизации в течение некоторого времени в Российской империи после присоединения к ней земель этнических белорусов, затем вследствие интенсивной ассимиляционной русификации, проводившейся в отношении белорусов оккупационной властью царской России, а при советской власти вследствие деэтнизации белорусов с использованием ограниченной русификации, осуществлявшейся правившей коммунистической партией в соответствии с ее программной установкой на формирование единой интернациональной общности «советский народ». Одновременно нынешний режим остановил и свел на нет укрепление небелорусских этнических общностей в Беларуси (польской, украинской, западнополесской и др.), которое проводилось активистами этих общностей в тот же период, что и белорусизация, но в отличие от нее, в основном на общественных началах, отчасти с помощью негосударственных спонсоров, а также, возможно, с некоторой помощью иностранных государств, являющихся исторической родиной некоторых из этих этнических общностей, и при незначительной поддержке государственной власти Беларуси. Жизнеспособность белорусского этноса и других этнических общностей Беларуси фактически возвращена к тому уровню, на котором находилась при советской власти перед перестройкой в первой половине 80-х годов XX ст. Но такие действия нынешней власти Беларуси видятся частично обусловленными не желанием создать единую нацию Беларуси, а политическими интересами устранения помех осуществлению этой власти в виде сплоченности, особых интересов этнических общностей и отстаивающих эти интересы этнических активистов.

Отсутствие целенаправленной государственной программы формирования единой нации Беларуси отчасти можно также объяснить долговременной установкой ее нынешней государственной власти на интеграцию Беларуси с Россией. Влиятельные интеграторы Беларуси могли усмотреть в сплоченной нации Беларуси помеху созданию союзного государства. А если власть имущие России по явным и тайным каналам способны оказывать сильное влияние на решения высшего руководства Беларуси, то нельзя исключить, что гегемонистские политические силы в российской власти тоже мешали формированию властью Беларуси нации Беларуси и как нации белорусов, и как многоэтнической нации. Почему они могли мешать формированию нации Беларуси как нации белорусов, очевидно. Но почему они могли мешать формированию многоэтнической нации Беларуси? Во-первых, потому, что тоже могли видеть в cплоченной многоэтнической нации Беларуси помеху ее интеграции с Россией. Во-вторых, потому, что интегрированные в такую нацию многочисленные граждане Беларуси русской национальности (свыше 11% граждан Беларуси) будут рассматривать интересы своего государства Беларусь как более важные сравнительно с интересами России, в которой находится историческая родина русского этноса. В таком случае власть России лишится возможности сильно влиять на Беларусь через ее граждан русской национальности. Полагаю, для корыстного влияния на Беларусь российским гегемонистским силам полезнее этнически разобщенное население Беларуси. Но это не полное и предположительное объяснение отсутствия целенаправленного государственного формирования единой нации Беларуси.

Как сейчас сказать о Беларуси? Беларусь – это белорусское государство? Как сейчас сказать о желаемой нации Беларуси? Это белорусская нация? Тогда это будет оценка Республики Беларусь как этнического государства белорусов, а желаемой нации Беларуси – как нации только белорусов. Какое в таком случае место в государстве и нации отводится являющимся гражданами Беларуси полякам, русским и др. членам небелорусских этнических общностей? Если же Беларусь официально рассматривается как многоэтническое государство, то как называть ее многоэтнический народ? Как сказать о гражданах Беларуси? Как сказать о желаемой нации Беларуси? Они белорусы? Тогда поляки кто? Русские кто? Украинцы кто? И т. д. Польские белорусы? Или белорусские поляки? Русские белорусы? Или белорусские русские? И т. д.

Нередко название «белорусы» неофициально используется преимущественно в политике в надэтническом смысле для названия всего могоэтнического населения Беларуси. Однако такое его применение только запутывает этнические процессы в Беларуси, не приживается в качестве самоназвания граждан Беларуси, не считающих себя этническими белорусами, и способно размывать этническое самосознание не только не белорусов, но и этнических белорусов. Если этнические белорусы будут видеть, что многие называющие себя белорусами граждане следуют отличным от собственно белорусских обычаям, родным считают не белорусский язык, ориентируются на иные, чем у белорусов, ценности, то у белорусов поневоле будет размываться традиционное представление о белорусскости и о себе как о белорусах.  

Русские даже в России, в которой ее граждан официально называют россиянами, неофициально предпочитают называть себя русскими, даже если идет речь только об их гражданстве, хотя название «россиянин» надэтническое. Только полностью деэтнизированные или ассимилированные русские могут добровольно согласиться называть себя именем другого этноса. Русские, стиснув зубы, согласились называться именем другого народа только в Турции с ее сильно выраженным на государственном уровне турецким национализмом, где русских мало и куда влияние России по защите этнических прав русских пока не дотянулось. В Турции все ее граждане, независимо от их этнической принадлежности, до недавнего времени официально обязаны были именоваться турками. Для курдов до недавнего времени было сделано исключение. Им было разрешено называться «горными турками». Сомнительно, что обладающие сильным этническим самосознанием русские в Беларуси будут добровольно называть себя даже официально, а тем более добровольно считать себя белорусами или белорусскими русскими или русскими белорусами даже ради приспособления. Многих русских, живущих вне России, коробит даже от названия «русское меньшинство» в такой-то стране, хотя название «этническое меньшинство» признано термином международного права и несет только количественную нагрузку: меньшинство означает меньше по сравнению с самой многочисленной этнической общностью страны.

Используемые чисто казенные безликие термины типа «гражданин Республики Беларусь», «народ Республики Беларусь» и т. п., которые по своему общему значению не выражают приоритет какой-либо одной этнической общности в государстве и не противоречат стандартам цивилизованного передового многоэтнического государства, не удовлетворительные в живом общении. И затеняют реальную сложную систему межэтнических отношений. В то же время в преамбуле Конституции встречаем слово «белорусская государственность» в высказывании «опираясь на многовековую историю белорусской государственности», которое косвенно может дать основание истолковать Республику Беларусь как официально признаваемое белорусское, а не многоэтническое государство. А одноэтническая государственность и одноэтническая нация в многоэтническом обществе – это в современную эпоху есть ущемление узаконенных международным правом этнических прав тех людей, чью этническую общность официально не признали государственнообразующей.

Некоторые слова официального гимна также косвенно могут дать основание толковать Беларусь как официально признаваемое этническое государство белорусов (белорусское этническое государство), а нацию Беларуси – как одноэтническую нацию белорусов, и говорить об ущемлении этнических прав граждан других национальностей (по крайней мере, в официальном гимне):

Мы, беларусы – мірныя людзі
Сэрцам адданыя роднай зямлі
Шчыра сябруем, сілы гартуем
Мы ў працавітай, вольнай сям’і

Слаўся, зямлі нашай светлае імя,
Слаўся, народаў братэрскі саюз
Наша любімая маці Радзіма
Вечна жыві і квітней, Беларусь

Согласно первой строчке гимна «Мы, беларусы…» получается, что Республика Беларусь состоит из одних белорусов, что неверно, поскольку Беларусь многоэтническая, а значит, можно думать, что в гимне либо намек на перспективу изгнания не белорусов или лишения (ограничения) их гражданских прав, либо людей других этнических групп помимо их воли официально называют белорусами, подобно тому, как в Турции всех ее граждан принудительно-официально называют турками. Но и первое, и второе – это ущемление этнических прав не белорусов. В то же время гимн весьма противоречив в национально-этническом плане. Дальше в гимне, вразрез с первой строчкой, прославляется Беларусь как братский союз народов: «Слаўся, народаў братэрскі саюз». Почему в текст гимна вписаны слова «братский союз народов», если перед этим в гимне все граждане названы белорусами? Но если слова «Мы, беларусы…» являются началом перечисления в гимне всех этнических общностей Беларуси, о котором, возможно, как бы намекает последняя строчка абзаца «…Мы ў працавітай, вольнай сям’і”, начатого словами “Мы, беларусы…”, то почему нет продолжения «Мы, поляки…», «Мы, русские…», «Мы, украинцы…» и т. д.?

Полагаю, не обоснованное научно и во многом стихийное формирование межэтнических отношений при отсутствие государственной концепции строительства единой нации Беларуси и практического созидания такой нации обусловило создание нечеткого, очень неполного, бессистемного и частично противоречивого правового оформления межэтнических отношений, усилив их неупорядоченность. А она – один из сильных потенциальных источников межэтнических недоразумений, трений, конфликтов и т. п. Вспомним в связи с этим о межэтнических трудностях в Прибалтике, на Украине и др. Межэтнические отношения весьма чувствительные к обидам даже из-за нечеткого или неточного слова, обозначающего эти отношения. Налицо большое несовершенство устройства межэтнических отношений в Беларуси. Вижу острую нужду в оформлении правовых и иных документов Республики Беларусь на основе прогрессивной, соответствующей современным мировым тенденциям и международному праву концепции многоэтнической нации Беларуси. Такой концепции в системе государственной власти не видно. Если бы она была, то, думаю, повлияла бы на оформление правовых документов.

Но и в оппозиции власти, если брать оппозицию во всей ее совокупности, нет четкого представления о том, какой должна быть нация Беларуси. Наиболее четкое представление о нации Беларуси имеют политические организации, ориентированные на интересы белорусского этноса. Они рассчитывают сформировать нацию Беларуси как нацию белорусов. А политические организации, для которых этнические проблемы не первостепенные, не имеют четкого проекта строительства нации Беларуси. Плюрализм идей хорош при обсуждении проблем. Но если оппозиция в ее многообразии придет к власти, то ей потребуется принять в соответствии с законами социальной инженерии однозначное управленческое решение о содержании проекта подлежащей формированию единой нации Беларуси.

Мне видится перспективной идея формирования единой многоэтнической нации Беларуси. Например, в современной многоэтнической России, в которой сильно преобладает по численности и влиянию русский этнос, сейчас осознанно, активно и с участием государства формируется не русское (т. е. одноэтническое) государство и не русская (т. е. одноэтническая) нация (как было при царизме), а многоэтническое государство россиян и многоэтническая нация россиян. Правда, это формирование идет во многом стихийно, не всегда грамотно, весьма противоречиво, зачастую с вредными для сплочения многоэтнического российского народа чрезмерным выпячиванием интересов русского этноса и во многом обусловленным корыстными интересами российских империалистов раздуванием общероссийского патриотизма до великодержавного шовинизма, доходящего даже до ошибочного отождествления России с СССР и приписывания России применительно к периоду существования СССР достижений, в т. ч. вклада в разгром фашистской Германии, территории, богатства, народов, сателлитов, союзников, сфер влияния и статуса сверхдержавы всего интернационального бывшего СССР, в котором Россия была лишь одной из многих фактически лишенных государственности формально-юридически равноправных республик (см.: Г. Антонюк. Современный российский империализм и Беларусь // Kreml.org, 26. 10. 03). Созданию многоэтгнической нации россиян и российского государства как многоэтнического мешают также набравшие сейчас большое влияние в России архаичное стремление некоторых политических сил и религиозных организаций сделать идейным стержнем общероссийского патриотизма религию, к тому же только русско-православную, ретроградная идеализация царской империи, которая реально была тюрьмой нерусских народов (и простого русского народа тоже) с государственнообразующим только русским этносом и другие негативные факторы.

Реализации установки российской власти на строительство единой многоэтнической нации россиян не мешают ее декларации об «интеграции России и Беларуси». Более того, наличие официальной установки высшей российской власти на формирование многоэтнической (многонациональностной -- в смысле много национальностей) нации россиян является для меня еще одним подтверждением того, что даже если кремлевская власть с ее нынешним внешне- и внутриполитическим курсом согласится на интеграцию этих государств (а также с участием и других государств), она не примет модель объединения, которое будет затруднять: 1. создание единой многоэтнической нации россиян, а тесное объединение России с другими государствами сейчас будет сильно осложнять создание такой нации; 2. превращение России в самостоятельно играющую мировую державу, в один из центров мировой силы, которое рождает необходимость сплочения всех этнических групп России в единое целое, не раздираемое этническими конфликтами, т. е. в многоэтническую нацию. Убедился, нынешнее высшее руководство России осознает, что реализация модели «союзного государства» в любых ее вариантах будет мешать формированию многоэтнической нации россиян и становлению именно России, а не «союзного государства» одним из главных творцов мировой истории. Предыдущее союзное государство – СССР, устройство которого нынешний глава государства как-то Беларусь назвал хорошим ориентиром при создании союзного государства Беларуси и России, был построен большевиками во многом за счет фактической ликвидации российской государственности, которая при царе была русской этнической государственностью, уничтожения или изгнания за рубеж активных приверженцев русской государственности и лишения русских статуса единственного государственнообразующего этноса. Но любой тип «союзного государства» сильно ущемит суверенитет современной России и вынудит ее нацию и ее руководство делить свое мировое влияние с партнерами по «союзному государству». А сейчас Россия волей ее высшей власти и части влиятельных граждан хочет сама быть именным могучим фактором мировой истории, т. е. влиять на мир именно как нация России и как руководство России, а не как часть «союзного государства» и его руководства.

Я писал о стихийной противоречивой тенденции формирования многоэтнической нации россиян еще тогда, когда в России не было выработано понятие россиян как многоэтнической нации, а говорили и писали о россиянах лишь как о гражданах России (см. Антонюк Г. А. Национальная идея. // Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе. Материалы международной научной конференции 16 – 18 ноября 1999 года, Гродно. // Гродно, 2000, с. 85). Мной отмечено следующее. «Особняком стоит Россия. В ней только сейчас полуосознанно приступают к созданию из огромного многоэтнического конгломерата единой нации (“российского народа”, “россиян”). Однако в этом вопросе государственная власть нередко совершает ту же ошибку – абсолютизирует интересы самого многочисленного коренного этноса, в данном случае русского, а зачастую славянского (восточнославянского) суперэтноса, пытается строить Россию как русское или славянское государство, а нацию россиян -- на основе усиления русификации и славянизации других этнических общностей, что неизбежно ведет к ущемлению их интересов и к нарушению прав человека. Политика абсолютизации прав ведущих коренных этносов неизбежно затрудняет формирование единой нации из всех граждан, дестабилизирует межэтнические отношения и противоречит правам человека, мировой тенденции образования многоэтнических государств и их интеграции в многогосударственные союзы и в единое общепланетарное сообщество». Увы, в России и сейчас совершается названная ошибка различными звеньями государственной власти (где прямым действием, а где попустительством), а также некоторыми социальными, политическими группами, партиями, иными негосударственными объединениями.

В многоэтническом Казахстане, в котором численно преобладает коренной этнос – казахи, нынешняя власть страны, действуя дальновидно, не боится ставить задачу формирования многоэтнической нации казахстанцев.

Рассматривая в качестве высшей цели национального строительства в Беларуси укрепление белорусского этноса и создание нации («политической») Беларуси только из белорусов и белорусизированных граждан, белорусские этноцентристы создают для себя облегченный вариант своей ответственности за Беларусь. Ведь гораздо проще беспокоиться о том, чтобы только белорусы как этнос имели свою самобытность, свои особенные язык, культуру, чем проявлять заботу о всем многоэтническом народе Беларуси и о прогрессе каждой входящей в него этнической общности, сплачивать многоэтническое население Беларуси в единую многоэтническую нацию на основе передовых общечеловеческих ценностей, быть образцом общенационального единения и созидания передовых общечеловеческих ценностей, вести за собой весь народ Беларуси, добиваясь его активного участия в европейском и мировом сообществе, обеспечивая при этом равные права и возможности для каждого гражданина, независимо от его этнической принадлежности, для каждой ее этнической общности, для каждых ее этнических культуры и языка.

Можно было бы не предъявлять белорусским этноцентристам претензии за их преимущественную заботу о белорусском этносе, если бы они не претендовали на создание привилегированного положения белорусов в государстве, на свое преимущественное право в силу только принадлежности к белорусскому этносу главенствовать в определении судьбы всего народа Беларуси и всей Беларуси, на превращение государства Беларусь в белорусское этническое государство, а белорусов – в единственный государственнообразующий этнос. Готовы ли психологически белорусы стать лидером в определении судьбы многоэтнического сообщества Беларуси? В состоянии ли они по уровню своего культурного, интеллектуального, нравственного, научного, эстетического, технического, экономического развития уже сейчас или в ближайшем будущем стать таким лидером? Многие ли из активистов белорусского этнического возрождения, отстаивающих идею государства Беларусь как этнического белорусского государства, своей творческой деятельностью внесли и вносят свой вклад в общемировую культуру, что дало бы им моральное право именно как представителям белорусского этноса претендовать на то, чтобы возглавить строительство многоэтнической нации Беларуси и прогрессивное развитие Беларуси в качестве многоэтнического государства? На эти вопросы белорусским этноцентристам придется дать ответы.

Видится, цель, которую белорусские этноцентристы стремятся поставить перед государством, чрезмерно узкая, ограниченная, исключительно этноцентристская, даже без намека на надэтническую пассионарность, а потому для прогресса человечества неперспективная. Эта цель – развитие в Беларуси главным образом белорусов как этноса. Однако белорусы живут не в изоляции от других этнических общностей даже в рамках самой Беларуси. А следовательно, если они желают претендовать на решающую роль в определение судьбы Беларуси, то, руководствуясь общечеловеческой моралью, они обязаны взять на себя решающую ответственность за благополучие других проживающих в ней этносов. Легче всего замкнуться на интересах только своего этноса, а интересы других этнических общностей учитывать лишь по отношению к интересам своего этноса.

Раньше в Европе, когда государства строились преимущественно на этнической основе, когда в государствах кровно-этнические связи не были так сильно, как сейчас, размыты перемешиванием разных этносов, когда провозглашенные христианством принципы надэтнической морали, детерминированные многоэтничностью Римской империи, подхваченные исламом и приспособленные к его особенностям, развитые впоследствии марксизмом, частью европейской социал-демократии, анархизмом, закрепленные начиная с конца 40-х годов 20 в. в международных правовых документах о правах человека, еще не были преобразованы в правовые принципы государственной жизни европейских государств, когда идея равенства этносов еще не стала международно-правовой нормой, когда империализм и колониализм был доминирующей политикой сильных этнократических государств, проявление этноцентризма и ущемление интересов слабых этносов в пользу сильных рассматривались как естественные. Если бы тогда белорусские этноцентристы проводили идею этноцентризма и строили Беларусь как белорусское этническое государство даже в ущерб другим проживающим в Беларуси этническим общностям, то в тогдашней Европе это воспринималось бы как распространенная практика, осуждаемая только интернационал-моралистами. Однако ни в царской России, ни при советской власти в СССР, в составе которых была Беларусь, не было условий для активного проявления белорусского национализма. Он жестко подавлялся. На территории Беларуси в период ее существования в составе данных государств происходило ослабление жизнестойкости белорусского этноса. Поэтому белорусские этноцентристы не получили шанс для масштабного воплощения своих идеалов.

Несомненно, белорусский этнос нуждается в укреплении. И этноцентризм мог бы содействовать такому укреплению. Однако нынешние сложившиеся исторические условия, связанные с активной интеграцией человечества, мощными миграционными процессами, многоэтническим составом современных государств, в том числе и Беларуси, невозможностью основанного на интеллектуализированном труде научно-технического развития без соблюдения прав человека, в том числе полного этнического равенства, требуют ограничения всякого этноцентризма, в том числе и белорусского. Эти условия требуют, следовательно, поступиться частью возможностей укрепления белорусского этноса ради интеграции многоэтнического населения государства Беларусь и всего многоэтнического человечества, ради эффективного экономического, культурного и научно-технического развития Беларуси, повышения ее жизнеспособности. Потребности современного общественного развития не могут ждать, пока белорусский этнос полностью укрепится. Всякая задержка в экономическом и научно-техническом развитии Беларуси все больше уменьшает ее возможность догнать высокоразвитые страны. Противоречие между интересами этноцентризма и интересами создания единой многоэтнической нации неизбежно будет разрешаться, хотя и не оптимально, с издержками для прогресса, в пользу интересов создания многоэтнической нации Беларуси и обусловит признание белорусскими этноцентристами, возможно, с горечью, равного права белорусского этноса и небелорусских этнических общностей на государство Беларусь. В перспективе станет весьма актуальным противоречие между интересами белорусского этноцентризма и интересами сплочения всех европейских народов, включая белорусов, а затем и всего человечества в единое целое.

Консолидация многоэтнического народа Беларуси в единую многоэтническую нацию и подъем ее производительных сил тех направлений, которые способна реализовывать Беларусь, до уровня передовых стран – вот главные цели для Беларуси на сегодняшний день. Поэтому белорусским этноцентристам придется переформулировать свои цели и ставить вопрос не об укреплении белорусского этноса как главной цели, а о его участии в консолидации страны, в строительстве единой многоэтнической нации Беларуси, в обеспечении достижения Беларусью современного уровня развития производительных сил, ее полноценного участия в международном разделении труда, выявления и строительства ее ниши в мировом сообществе с целью эффективного влияния Беларуси на мировой исторический процесс. А вопросы укрепления белорусского этноса решать (естественно, в той мере, в какой они поддаются разумному решению) попутно, в процессе достижения данных главных целей.

К тому же важно иметь в виду, что нет вечного стандарта белорусскости. Белорусский этнос не существовал от века, а возник исторически в эпоху средневековья. Интеграция племен, являвшихся предками нынешних белорусов, в единый белорусский народ (этнос) также встречала активное сопротивление, поскольку вела к потере многих своеобразных черт культуры, языка и даже генотипа этих племен. Среди этих племен были свои племенные эноцентристы, предупреждавшие о грозившем исчезновении своих племенных народов вследствие их интеграции и противившиеся такому слиянию. Сейчас тоже идет историческая эволюция белорусского этноса (и будет идти, пока этот этнос будет жизнеспособным), в том числе под влиянием других народов, ведущая к потере или к сильной модификации ряда нынешних черт белорусскости и к обретению новых черт белорусскости или черт возникающего на его основе или с его участием нового этноса. Задача ученых, а не идеологов выявить, что в нынешнем состоянии белорусского этноса действительно является искусственно навязанным, а что есть следствие неизбежного естественноисторического качественного эволюционного развития белорусского этноса в иное состояние, а следовательно, что целесообразно устранить или уменьшить, как в случае с искусственно навязанным, а появлению или исчезновению чего целесообразно не противиться, а придать разумные формы.

Чтобы стать лидером в объединении всех граждан в единую многоэтническую нацию Беларуси, справиться с этой ролью, белорусам как самому многочисленному и коренному этносу Беларуси, внесшему решающий сравнительно с другими ее этническими общностями вклад в формирование и развитие страны, придется в массовом порядке и быстро выйти на самые передовые рубежи в общечеловеческой культуре, в науке, технике, экономике и др. Только так они смогут эффективно выполнить функцию общенационального лидера и объединителя, а не властным закреплением своего привилегированного положения в государстве и обществе в целом. Последний путь не требует от лидера работы над собой, но он ведет не к объединению всех граждан на основе передовых ценностей цивилизации, а к конфронтации лидера с небелорусами за свои привилегии.

Без обустройства Беларуси как общеэтнического Отечества, где будут учтены также особые интересы каждой его этнической общности (с учетом прав этнических меньшинств, к которым принадлежат все этнические общности Беларуси, за исключением белорусов, и прав коренных народов, которыми называют этнические общности, проживающие на какой-либо территории непрерывно со времени до начала ее промышленного или колониального освоения: к ним принадлежат белорусы и к ним могут быть отнесены другие, но не все этнические общности Беларуси), право каждого на выбор своей этнической принадлежности и на отказ от любой этнической принадлежности, а также без превращения всех ее граждан в равноправных соотечественников невозможно создать отвечающую международным стандартам прав человека и столбовому пути прогресса человечества единую многоэтническую нацию Беларуси. Ради сплочения в такую нацию каждому гражданину Беларуси, каждой ее этнической общности (белорусам, евреям, западным полешукам, литовцам, полякам, русским, татарам, украинцам и др.) придется поступиться частью своих эгоизма и этноцентризма. Беларусь стоит сейчас перед историческим выбором своей судьбы.

23. 05. 07.


См. также работы автора по проблеме формирования нации Беларуси, которые представляют собой поступательное развитие им своей концепции единой нации Беларуси: Антонюк Г. А. О формировании многоэтнической единой нации Беларуси. // Минск: «Збудiнне», 1992, № 22; Он же. О создании интернационального государства Беларусь. // Минск: «Збудiнне», 1993, №№ 1—2; Он же. Нация Беларуси // Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе (Гродно, 2000); Он же. Национальная идея // Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе. Материалы международной научной конференции 16 – 18 ноября 1999 года, Гродно. // Гродно, 2000; Он же. Белоруссияне // Восточнославянские страны в эпоху глобализации: выбор путей развития. Материалы международной научной конференции 26-27 ноября 2003 г., Гродно. – Гродно, 2003; Он же. Белорусы идут по России» // Kreml.org, 21. 02. 2004; Он же. Беларусь и белоруссияне // Kreml.org, 18. 09. 05.

.Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).


При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его нынешний адрес http://demiurgos.forum2x2 Философия и наука: миропонимание обязательна.


См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru) и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 236
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения