РАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИЯ

Перейти вниз

РАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИЯ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 4:30 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

РАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И РЕЛИГИЯ
(на примере ретроградного опыта Беларуси, возможно, полезного России и ее руководству в качестве антиобразца)


В данной статье исследование проведено с использованием разработанной мною научной концепции чистого рационализма.

* * *

Управление государством – это слишком судьбоносное для нации дело, чтобы ставить его решения даже в малейшую зависимость от обоснования их вообще не поддающимися научным проверкам и расчетам религиозными догматами и от воли опирающейся на эти догматы церкви и ее идеологов (духовенства, теологов, конфессиональных философов).

Религия – это разновидность идеологии, наряду с философией, социальными идеологиями и др. Все идеологии основаны на безграничных идеализациях (безграничных преувеличениях) в хорошую, плохую или в ту и другую стороны значимого для людей мира, которые, т. е. безграничные идеализации, будучи вообще неосуществимыми (напр., совершенное общество, мессианский правитель, империя зла и т. п.) или будучи вообще рационально, т. е. логически и практически, недоказуемыми на предмет осуществимости (безграничные первоосновы мира и их атрибуты, проявления, напр., бог, материя. абсолютная идея, бесконечное движение как атрибут материи и др.), приверженцами этих идеализаций посредством веры непреложно мыслятся осуществимыми. Любое идеологическое учение категорически императивно настаивает на такой осуществимости, а следовательно, на абсолютной истинности своих основных положений. Идеологи и идеологизированные правители государств через свою идеологическую веру прямо управляют сознанием и поведением людей, уверовавших в безусловную истинность идеологии этих идеологов и правителей, побуждают людей к построению во что бы то ни стало общества и государства в соответствии с безграничными идеологическими идеализациями, в несомненную осуществимость которых они верят, или к признанию людьми соответствия существующих государства, власти, идеологов, правителей, общества той идеологии, искренними приверженцами которой они являются и которой руководствуются идеологи и правители. Для правителей наиболее удобно использование в качестве инструмента управления сознанием и поведением людей идеологии, имеющей статус официальной.

Основная идея в религии -- о несомненном существовании объективной безграничной (бесконечной, всесильной и т. п.) целевой причины (по преимуществу «всемогущих богов, бога») как первоосновы мира, которая будто бы целенаправленно управляет бытием и судьбой каждого человека. Подтвердить или опровергнуть рациональным путем (логическими доказательствами или практикой) идею существования безграничной первоосновы мира (бога, материи и др.) вообще невозможно. Поэтому данную идею ее приверженцы, в том числе в религии, мыслят абсолютно истинной посредством внерациональной веры. Верю, потому что вообще недоказуемо рациональным путем. Из безграничной целевой причины, непреложно признаваемой религией существующей, религия выводит мир ограниченных вещей и отдельного человека, судьбу человечества, ею обосновывает в качестве абсолютно правильных те нормы поведения и жизни человека, которые она формулирует. При этом каждое религиозное учение только себя категорически считает единственно истинным. А потому в любом из них внутренне содержится, хотя не всегда открыто демонстрируется, нетерпимость к иным религиозным учениям и к нерелигиозному мировоззрению.

Всегда были и будут люди, склонные в силу врожденной предрасположенности своих мышления и чувств либо к вере в безграничные первоначала реальности (всемогущий бог, абсолютная идея, неисчерпаемая материя и т. п.), либо к рационализму, который считает возможной осуществимость только ограниченных предметов и причин и опирается на логические доказательства и практику. Рациональны наука, инженерия, здравый смысл. Многие же люди обладают одновременно обеими способностями, сожительствующими в их сознании весьма нескладно, нередко конфликтно. Правовое государство всем им гарантирует интеллектуальную свободу.

Использование религиозной веры в качестве инструмента управления государством очень опасно для его жизнеспособности. Неразумно и безответственно руководствоваться тем, что вообще невозможно осмыслить с помощью науки, инженерии или хотя бы здравого смысла и что совсем не поддается контролируемой проверке общественной практикой. Ведь религия не ограничивается самой по себе верой в существование безграничной целевой причины. Она стремится, причем категорически (гипотезы в фундаменте любого религиозного учения исключены), с позиции этой вообще не доказуемой средствами науки, инженерии и здравого смысла безграничной первопричины обосновать мир ограниченных предметов как такой и только такой, а не иной, задать безусловные ориентиры и нормы жизни отдельному человеку и человечеству.

Поскольку творцы и проповедники религиозных учений стремятся сделать их жизненным руководством для верующих, то многие из них вмонтируют в свои учения полезные для повседневной жизни людей и проверенные практикой рациональные идеи, преобразуя их и подчиняя своим идеологическим обоснованиям. Так, в нынешних мировых религиях есть нормы морали, которые полезны для жизни общества. Однако они обосновываются в них идеей рационально не проверяемой безграничной целевой причины, выводятся из нее. Далеко не все нормы морали конкретных религиозных учений – это оригинальные открытия их творцов. Многие нормы заимствованы ими из стихийно сложившихся систем морали, из обычаев, из преобразованного в мораль права (например, законы против воровства), из повседневного опыта, из этических правил, разработанных во многих нерелигиозных философских и этических учениях, из конкурирующих религий.

Но эти же нормы поддаются объяснению потребностями обеспечения жизнеспособности человечества как вида жизни Homo sapiens, поддержания целостности конкретных сообществ людей. В действительности данные потребности и являются основной причиной названных норм. В историческом процессе любой общественный ориентир и любая моральная и иная социальная норма оказывались в конечном счете жизненными постольку, поскольку они в худшем случае не вступали в конфликт с названными потребностями, а в лучшем – содействовали им. Наука обладает способностью объективно оценить и измерить эти потребности как последнюю причину данных ориентиров, нравственных и иных норм и сами эти нормы, условия и границы их эффективности, грамотно определить условия, пути и средства нравственного и иного совершенствования общества в соответствии с данными потребностями.

Поскольку религиозная идея безусловного существования безграничной причины мироздания, человека, человеческих ориентиров, норм вообще не поддается научной оценке и измерению, то она очень опасна как база для обоснования (напр., божественной волей) и принятия оптимальных государственных управленческих решений, разработки и оценки ориентиров, норм, целей эффективного государственного управления обществом. А судьба государства, действия и воля государственной власти и правителей при таком использовании религий ставятся в зависимость от их создателей и проповедников, от их веры, от истолкования ими своих учений.

Использование определенной религии и церкви государственной властью неизбежно обусловливает, в ущерб интересам общественного прогресса, ориентацию власти: на реализацию специфических целей и интересов, в том числе материальных, церкви; на использование ее критериев, целей и интересов в оценке деятельности государства и власти, в организации государственной власти, в проведении внутренней и внешней политики государства, в подборе и расстановке управленческих кадров, в контроле церкви над государственной властью. Яркие примеры такой ориентации в России, Беларуси – это пропаганда православной веры в государственных организациях, в частности, воинских, что в условиях авторитаризма к тому же фактически является косвенным принуждением к вере; привлечение государственных средств и создание экономических и иных привилегий для поддержки деятельности Русской православной церкви (РПЦ); принятие парламентом реакционного закона «О свободе совести и религиозных организациях», в котором задано привилегированное положение РПЦ среди других конфессий и закреплена ее «определяющая роль» в «развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа», а значит, ее якобы необходимая с позиции власти ведущая функция в названных областях общественной жизни.

Сращивание определенной религии с государственной властью с неизбежностью ведет к официальному навязыванию с помощью всех инструментов власти всем гражданам ее учения в качестве единственно верного и к соответствующему ограничению или даже запрещению всеми инструментами власти функционирования других религиозных учений и соответствующих церквей, нерелигиозного мировоззрения и вообще всяких идей, действий, а также их носителей, способных нанести ущерб официальной или официально поддерживаемой властью религии и ее церкви. Нынешний президент Беларуси, будучи фактически единоличным субъектом высшей государственной власти, активно демонстрирует приверженность власти «христианским ценностям», особенно в форме православия, как будто бы подлинно истинным. Это считаю фактическим навязыванием «христианских ценностей» с помощью авторитета власти как якобы безусловной истины и ущемлением прав сограждан из числа сторонников не только других религий, но также атеизма и вообще нерелигиозных взглядов. Последних, кстати, не меньше, а возможно, гораздо больше, чем религиозных верующих. А ведь президент Беларуси не так давно публично заявил себя «православным атеистом» и не отрекся от этого взгляда на себя. Полагаю, не без поддержки власти в мировоззрении массового общественного сознания Беларуси религиозные взгляды близкие к доминированию или даже доминируют, а среди них наиболее распространена православная религия. Поскольку любая идеологическая вера, в том числе православная, по своей идейной организации тоталитарная и категорически запрещает своим приверженцам сомнения и критическую оценку ее догматов как ведущих к ереси, то сросшаяся с властью церковь с неизбежностью будет стремиться придать с помощью государственной власти сознанию государственного руководства и всему общественному сознанию родственную тоталитарную форму, естественно, на базе своей веры.

Изначальное объективное назначение государств – быть средством обеспечения жизнеспособности первичных ячеек человечества (сегодня наций). В интересах успешного обеспечения этой жизнеспособности государственной власти целесообразно опираться только на те идеи, которые поддаются научным и социально-инженерным обоснованиям и проверкам, устанавливать только такие параметры устройства общества, выдвигать только такие цели, которые можно осуществить в конкретные сроки и с помощью поддающихся расчету сил и средств и для которых можно изыскать такие время, силы и средства. Это и есть научно-рациональный подход к управлению государством. Только он способен быть эффективным инструментом государственного управления.

Какие бы идеи о безграничной первооснове мира люди ни создавали, законы повышения жизнеспособности человечества как вида жизни Homo sapiens в конечном счете обусловливают обустройство ими своего бытия на основе рациональных знаний, которые поддаются проверке, просчитываются. Но так бывает не всегда. И сейчас есть теократические государства. В них официальные религиозная вера и ее идеологи (духовенство, теологи, конфессиональные философы) сильно направляют жизнь государств, подчиняя их внерациональной вере. Даже ограниченная теократия -- это всегда духовная и государственная диктатура религии и духовенства, ущемление прав человека, религиозно-идеологическое государство, социальный тупик. В конечном счете выживание наций и человечества в целом происходит не благодаря религиозным объяснениям и целям, а вопреки им, за счет принятия рационально обоснованных управленческих решений.

Воплощающиеся в жизнь и определяющие облик нынешней западной цивилизации, а в перспективе – также всего человечества идеи правового государства и прав человека ведут свое начало от альтернативной «христианским ценностям» рациональной светской теории общественного договора, особенно от идей Ж. Ж. Руссо (XVIII в.). Согласно ей государство и власть – это не завет бога человеку. Они рождаются из отношений между людьми. И соответственно, права и свободы в государстве – это чисто человеческое дело.

Религия в корне противоположна научной концепции прав человека. Согласно последней, источник прав и свобод человека, а также их ущемлений и гарантий – это сам человек, изначально организованный в общество. Видится, непосредственная жизненная необходимость именно государственного обеспечения прав и свобод человека в развитых демократических странах порождена в первую очередь коренными потребностями современного экономического и научно-технического прогресса, основанного на массовом интеллектуализированно-творческом труде. Необходимым условием такого труда является заложенная в фундамент правового государства неотчуждаемая социальная и интеллектуальная свобода, независимость личности, организованная в соответствии с закрепленными в международно-правовых актах правами человека. Это означает, что в охраняемых всей мощью государственной власти широких общественных границах, определяемых юридическими актами о правах человека, подкрепленными соответствующими им моральными установками граждан, личность всецело принадлежит себе, является полным хозяином своих мыслей, чувств, воли и действий. Таково полноценное правовое государство. Здесь государственная власть и руководство – не источник, не даритель и не распорядитель свобод человека, а лишь технический инструмент их реализации. Высшая же причина, породившая необходимость государственного обеспечения прав человека – это потребности дальнейшего повышения жизнеспособности человечества на основе рожденных современной научно-технической революцией интеллектуализированных производительных сил, реализация которых (потребностей) без данных прав не будет эффективной.

А, например, библейский взгляд на человека как на «раба божьего» является рафинированной идеологией рабства. Это означает, что согласно христианской вере каждый человек производный от высшей целевой причины (Бога) и потому всецело принадлежит ей всем своим бытием. Она определяет возможности, условия и границы его бытия и личной свободы в соответствии с собственными помыслами, волей и средствами. А каковы ее помыслы, воля и средства, кто их проводники среди людей -- это сочиняют «богоизбранные» творцы и толкователи религиозного учения. За личным выбором «рабов божьих», способностью к которому, согласно данному учению, их наделяет та же целевая причина, оставляется лишь возможность влиять в допустимых этим высшим творцом границах на свою судьбу и свободу своими заслугами (сообразно требованиям веры) перед ним как абсолютным господином. Но ведь христианство возникло на рубеже перехода от рабства к крепостничеству. И выразило массовые психологию и ценности той эпохи. А сейчас эпоха научно-технической революции и рожденного ею массового интеллектуализированного труда, требующего социально свободной творческой личности.

Исключительно рациональные правовые и нравственные нормы из научной концепции прав человека – эти главные ценности постиндустриальной эпохи, вызванные к жизни современными потребностями прогресса человечества, -- разработаны конкретными специалистами, учеными, а не святыми и теологами. Возведенные в ранг юридических и моральных норм права человека содержат в себе в осовремененном и преобразованном виде в качестве составной части общечеловеческое содержание норм морали, которые имеются в религиях. Но права человека далеко не сводятся к ним и тем более не содержат категорических религиозных обоснований этих норм безграничной целевой причиной. Они обосновываются потребностями обеспечения жизнеспособности человечества как высшей их причиной.

Полноценные демократия, правовое государство и любая официальная идеология, включая религиозную, несовместимы. Права человека и религия по своему исходному отношению к человеку и его свободе также несовместимы. Даже если какие-то религии, желая идти в ногу со временем (не все религии стремятся идти), пытаются приспособить к своим учениям такие ценности, как права человека, правовое государство, то они все равно не в состоянии разумно увязать их с естественными потребностями повышения жизнеспособности человечества. Ведь религия не может не обосновывать данные ценности идеей вообще не поддающейся научной проверке внечеловеческой безграничной целевой причины и не может не ставить их обеспечение в зависимость от истолкования данной целевой причины духовенством, теологами, конфессиональными философами. К тому же у каждой религии свое отношение к этим ценностям.

Глубокое влияние христианской религии на западноевропейские цивилизацию и государства (хотя и не исключительное, иначе не было бы развития науки, техники) с исторической неизбежностью закончилось несколько сот лет тому назад. Завершение существенного влияния христианства на государственную жизнь и цивилизационные устои в Беларуси (и в России) исторически сильно запоздало по сравнению с Западной Европой. Потому в ускоренной, с грубым насилием ликвидации этого влияния большевиками в XX ст. после их прихода к власти в бывшей Российской империи содержался элемент исторической необходимости.

Видится, сегодня РПЦ активно пытается реанимировать такой свой статус в Беларуси, который хотя бы частично был бы сопоставим с ее рангом официальной церкви в бывшей Российской империи. Если она не откажется от этих претензий, то после установления демократии у нее с высокой степенью вероятности снова могут возникнуть неприятности. Стремление возродить сейчас в качестве норм обустройства государства «христианские» (или иные) религиозные ценности и образ жизни, которые даже при полном господстве христианства в качестве официальной религии в средневековье по большей части вели к удушающему прогресс тотальному диктату религиозной веры, церкви и ее духовенства, теологов, религиозных философов над государством, властью, обществом, личностью, общественным прогрессом, является очень вредным для Беларуси и представляет собой мракобесие.

Обеспечить ощутимый контроль той или иной церкви над государством и посредством него над полимировоззренческим обществом можно только ее большим или меньшим огосударствлением или сращиванием с властью. А это неизбежно требует диктатуры. Видится, потому и пытаются руководство и духовенство РПЦ прельстить авторитарного президента Беларуси якобы безусловной полезностью христианской религии и РПЦ для поддержки его авторитарной власти, а также для обустройства государства и управления им, что желают использовать государство и президента для усиления влияния РПЦ и ее духовенства на общество. И уже используют. В свою очередь руководство и духовенство РПЦ активно поддерживают личную диктатуру президента, в том числе посредством религиозных обоснований ее, включающих оправдание его власти ссылками на божественную волю. Идет активное сращивание РПЦ с государственной властью и президентом. Закон Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях», исходящий из «признания определяющей роли Православной церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа», уже частично подчиняет государство религиозной вере и церкви, наделяет его элементом теократии, власти духовенства РПЦ над государством и его гражданами. Это одно из проявлений идеологического тоталитаризма.

Заметно, если продлится стремление президента Беларуси к сохранению и укреплению своей диктатуры, то будет повышаться его зависимость от поддержки РПЦ, и соответственно, руководство и духовенство РПЦ будут все больше прибирать к своим рукам государство, а также ум, чувства и волю президента. Митрополит Филарет уже выразил пожелание, чтобы в создаваемом Лукашенко таком атрибуте диктатуры, как государственная идеология, «идеологические построения учитывали»… «христианские ценности» («Аргументы и факты в Белоруссии», 2003, № 38 ). Зависимости президента Беларуси от РПЦ будет способствовать отсутствие в его идейном арсенале мощного рационально-научного мировоззрения. Вижу, сейчас искреннее решение им для себя общемировоззренческого вопроса «Что первично?» имеет для него и для управляемой им страны судьбоносное практическое значение. От того, как он решит для себя этот вопрос, зависит, поведут ли его за руку в будущее идеологи, в том числе православное духовенство, или он пойдет в него как самодостаточная личность, свободно принимающая государственные решения на основе науки и социальной инженерии.

За спиной православной церкви на восточнославянских землях многовековой византийский, а также свой тысячелетний опыт умелого управления диктаторскими правителями государств (князьями, монархами, тиранами) -- открытого и скрытого, грубого и изощренного, льстивого и коварного, мягкого и безжалостного. Только перед диктатурой большевизма РПЦ спасовала. Большевизм был вооружен гораздо более современным и мощным, чем религия, мировоззрением, хотя тоже идеологическим – диалектико-материалистическим. В эпоху бурного развития науки оно более соответствовало особенностям мышления тех интеллектуалов, которые были склонны к идеологической вере, чем религиозное мировоззрение. Они возглавляли Октябрьскую социалистическую революцию 1917 г. Но марксизм-ленинизм (большевизм) как официальная идеология, как и всякая официальная идеология, тоже закономерно потерпел крах в качестве идейной основы эффективного государственного управления прогрессивным развитием общества.

Вижу, сегодня Русская православная церковь как идеологическое вероучение и как организация, им вооруженная, частично оправившись от поражения, нанесенного ей семидесятитрехлетним правлением большевистской коммунистической партии, решительно поставила перед собой корыстную реакционную цель занять ее место хотя бы возле руля государственной власти. Поскольку она, в отличие от ряда мусульманских церквей (напр., шиитской, ваххабитской), не была способна раньше и не способна сегодня к самостоятельному завоеванию и удержанию государственной власти, то нуждается для достижения данной цели и для сохранения и укрепления своего обретенного влияния на государственную власть в подконтрольной ей политической диктатуре. Мыслится, диктатура президента Беларуси – это совместное дитя его и Русской православной церкви. Усматриваю, президент Беларуси – отец своей диктатуры, а Русская православная церковь – мать ее.

Полагаю, проводимая ныне президентом Беларуси исторически устаревшая реакционная идеологизация государственной власти (к тому же сильно эклектичная и примитивная по идейному содержанию и основанная не на идеологии в точном смысле, а на идеологоподобных рекламно-пропагандистских суждениях), ведущая страну тупик, уже настолько глубоко проникла в поры власти и обвешала ее столь многочисленной ратью вредных для прогресса страны штатных и нештатных официальных идеологов вкупе с корыстно использующим власть духовенством РПЦ, что только последовательной и решительной антиидеологической революцией во всей системе этой власти можно открыть идейный простор для научно обоснованного обустройства Беларуси в соответствии с проверенными Западом на практике и выявившими свою эффективность самыми передовыми стандартами.

Думается, президенту Беларуси хватило бы оставшихся до завершения президентских полномочий трех лет для решительного поворота Беларуси на апробированный западными странами путь, засверкав на мировом политическом небосклоне сверхновой звездой -- если он пассионарен и озабочен судьбой Отечества. Большевики за три года успели коренным образом преобразовать досоветскую Россию и существенно изменить ход мировой истории: совершили социалистическую революцию (захватили власть), создали качественно новую советскую систему власти, полностью коммунизировали всю страну (военный коммунизм), отбили массированную интервенцию, победили в жестокой гражданской войне, полностью разгромили господствовавшие классы досоветской России, при этом физически уничтожив многих, и подчинили себе мировое коммунистическое движение.

Но, возможно, президент Беларуси обуреваем жаждой окончательно погрязнуть во всепоглощающей изнурительной, мелочной, склочной, не имеющей успешного конца, ибо каждый человек смертен, и в итоге бессмысленной и бесславной борьбе со всеми за сохранение и укрепление своих личных могущества и власти. Наполненной смыслом эта борьба президента является только для тех, кто извлекает выгоду из его власти. «Борись, Лукашенко, до потери пульса. Мы будем тебя нахваливать, звать богоизбранным, мессией, спасителем славян и православия, благодетелем народа, батькой нации, как хочешь, так и назовем, голову пред тобою склоним, если повелишь, покаемся, ежели потребуешь, а сами будем так жрать от пуза, что за ушами затрещит». Тем, кто апеллирует к «христианским ценностям», напомню золотое правило нравственности, выведенное еще в глубокой древности (см., напр., высказывание древнегреческого философа-софиста Антифонта (V в. до н.э.): "Не унижайте людей, если вы не хотите, чтобы унизили вас", мысль древнегреческого оратора, публициста Исократа (436–338 до н. э.) в речи "К Никоклу": "На что вы гневаетесь, терпя это от других, того и другим не делайте", а также афористичное высказывание авторитетного комментатора Ветхого завета во время правления царя Ирода I и законоучителя Гиллеля, примененное им к оценке сути Торы: «Не делай другому то, что ненавистно тебе самому») и использованное Христом в качестве будто бы Богом данного нравственного категорического императива своей веры: «…Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними…» («Евангелие от Матфея»).

В полноценном правовом государстве идеология, в том числе религиозная вера, – это исключительно личное дело. Вижу, правовому государству, строго отделяющему идеологию, в том числе религию, от государства, целесообразно сотрудничать с религиозными организациями по решению различных практических проблем жизни общества. Но только как с исключительно частными организациями и только в тех рамках, в которых это их сотрудничество с государством не может быть использовано ими для усиления своего влияния на государство и общество, для демонстрации, укрепления и распространения своих учений и веры. Есть много общественно значимых вопросов, в решении которых церковь в состоянии участвовать совместно с государством, не апеллируя к своей вере и не демонстрируя ее, а исходя исключительно из общегражданской и общечеловеческой позиций. Это, например, то, что связано с проявлением естественного человеческого сострадания, с консолидацией граждан, с защитой Отечества, с воспитанием патриотизма, с объединением человечества, с гуманизацией общества, с защитой культурных ценностей, с укреплением всеобщего мира, с преодолением несправедливости, бедности, с укреплением здоровья населения, с утверждением высокой морали, прав человека и демократии, с обеспечением жизнеспособности нации, человечества.

Разве потребности повышения жизнеспособности человечества как самоценности, абсолютной, высшей ценности для человечества не являются достаточным основанием для общественно значимых свершений людей? Или человечество уже потеряло инстинкт и волю к жизни, внутреннюю жизненную энергию и нуждается в оправдании своего существования внешними для него причинами? Ведь при наличии у него инстинкта и воли к жизни, жизненной энергии оно не нуждается во внешнем оправдании своего желания жить. Эти его инстинкт и воля к жизни, жизненная энергия и есть для него достаточное основание борьбы за свою жизнеспособность. К какой же разновидности разумного, живого и вообще реальности причисляют себя те приверженцы религий, которые ищут достаточные основания для деяний во благо обеспечения жизнеспособности человечества вне самого человечества, а именно, в признаваемой ими посредством веры якобы несомненно существующей высшей целевой причине, будто бы целенаправленно управляющей бытием и судьбой каждого человека? Считаю очень безответственным отношением к человечеству тех религиозных идеологов (служителей культа, теологов, религиозных философов), а также уверовавших в религию или спекулирующих на ней правителей государств, которые используют государственную власть для подчинения судеб отдельных людей, народов, наций, государств, общества, всего человечества не поддающимся рациональному доказательству религиозным ориентирам, целям, нормам, проектам, образцам, обоснованиям, объяснениям, основанным на внерациональной вере в существование безграничной целевой причины реальности.

Невозможно успешно идти вперед с повернутой назад головой!

13. 09. 03

Помещено: Антонюк Георгий. Рациональное государство и религия (на примере ретроградного опыта Беларуси, возможно, полезного России и ее руководству в качестве антиобразца) // Kreml.org, 28. 10. 03.

Автор сделал в данной статье правки, не меняющие ее основное содержание.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Бывший адрес текста «ФОРУМ АНТОНЮК. ВМЕСТЕ СОЗДАЕМ ЛИЧНОЕ МИРОПОНИМАНИЕ»: http://demiurgos.communityhost.ru./

Нынешний адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения