РЕЛИГИОЗНЫЙ ГЕГЕМОНИЗМ, ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПРОГРЕСС

Перейти вниз

РЕЛИГИОЗНЫЙ ГЕГЕМОНИЗМ, ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПРОГРЕСС

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 4:38 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

РЕЛИГИОЗНЫЙ ГЕГЕМОНИЗМ, ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПРОГРЕСС
(доли религии, науки и олигархов в управлении Россией)

При советской власти в СССР, а значит, и в его тогдашней Российской советской федеративной социалистической республике одна из разновидностей нерелигиозных взглядов на основы мироздания – атеизм, причем в его воинствующей форме был возведен в ранг официально-государственной идеологии, ущемлявшей религиозную свободу. Это обусловило активное обеспечение всей государственной властью развития и распространения атеизма, борьбы с религиозной верой, в том числе и с ее практическими формами (культовыми обрядами и сооружениями, подготовкой религиозных кадров и др.), а также с искренними верующими и служителями религий, в т. ч. путем жестоких репрессий. Организованно проводилась по партийной и государственной линии (напр., через общество «Знание») отчасти принудительная просветительская работа, направленная на преодоление религиозного мировоззрения. Притеснение религий и их адептов нарушало права верующих. В то же время в антирелигиозной пропаганде было свое рациональное зерно. Шло не только замещение религиозных взглядов на основы мироздания марксистским (диалектико-материалистическим) философским взглядом, а значит, шло не только замещение объяснения конкретных вещей посредством идеи безграничного всемогущего бога столь же не проверяемой идеей бесконечной материи. Одновременно проводилось также замещение религиозных взглядов на конкретные явления, процессы реальности научными взглядами. Формировался научный взгляд на природу, человека и общество. Это был прогрессивный момент в антирелигиозной пропаганде при советской власти.

Однако в области гуманитарных исследований научный взгляд на протяжении почти всего времени существования СССР, за исключением краткого периода конца советской перестройки (конец 80-х годов – 1991 г. XX ст.), завершившейся полным крахом СССР, социализма и его официальной марксистско-ленинской идеологии, был деформирован марксистским социально-идеологическим учением, которое сковывало развитие гуманитарных наук, что было реакционным. А в период сталинизма официальная марксистская идеология, особенно марксистская диалектико-материалистическая философия в ее вульгарном сталинском истолковании контролировала также важнейшие направления негуманитарных наук, деформируя их развитие (гонения на генетику, кибернетику, ряд научных направлений в физике, химии, математике и др.).

Притеснения в СССР официальной идеологией науки и ученых с помощью средств государственного насилия были обусловлены не тем, что эта идеология отстаивала атеизм, хотя воинствующие советские идеологи нередко привлекали для обвинения ученых и научных идей в антинаучности и несоответствии их будто бы подлинно научной и истинной марксистской философии ссылки на якобы влияние на них антиматериалистических религиозных взглядов. Фидеизм, поповщина были распространенными ярлыками, которыми идеологи наделяли преследуемых ими ученых. Но это была спекуляция идеологов на атеистическом отрицании религии.

Притеснение науки и ученых – это естественные издержки функционирования любой официальной идеологии, в которой жизненно нуждается всякое диктаторское государство, каким был и СССР. Приведем пример из современной жизни. Получившие сейчас преимущество в высшей власти и в экономике влиятельные гегемонисты-империалисты России, стремящиеся превратить ее в гегемонистскую сверхдержаву и в полюс создаваемого ими конфликтного многополярного мира и гнездящиеся в основном в номенклатуре государственной власти, иные из которых входят в управление сверхкрупными экономическими корпорациями с доминирующей государственной собственностью («новые бояре»), в экономике, в т. ч. в военном производстве (признавшие главенство политики и государственной власти над экономикой «новые олигархи»-империалисты, представляющие сверхкрупный частный и государственный монополистический капитал и заинтересованные в создаваемой диктаторской гегемонистско-империалистической власти, извлекающие выгоду из создаваемой из России нелиберальной, диктаторской империи), в спецслужбах, в армии, в РПЦ, отказались от балансирования между демократией и диктатурой и поспешно строят под свои интересы стандартное бюрократизированное диктаторское государство, но с современным псевдодемократическим флером, применяя с целью создания необратимости метод основанной на конкуренции между гегемонистами за диктатуру эскалации государственного насилия. Нынешние российские гегемонисты-империалисты заинтересованы в своем устойчивом политическом и экономическом доминировании в России и в мире, усматривая в экспансионистских гегемонистах-империалистах США своих главных соперников, и видят в диктатуре эффективный инструмент воплощения своих корыстных интересов в России и в мире. В мозговых извилинах идеологов этих гегемонистов уже вызревает утопический замысел подчинить их эгоистичным интересам общемировой исторический процесс. В этом замысле данные гегемонисты предстают советскими коммунистами-большевиками навыворот. Большевики стремились подчинить себе общемировой исторический процесс ради утопического пассионарного замысла построения на всей планете общества всеобщего счастья -- коммунизма. Если гегемонисты США нередко сопровождают экспансию в мире своих корыстных интересов экспортом, хотя и не всегда удачным, самого передового на данный момент либерального общественно-экономического строя, господствующего в США, в Евросоюзе, в ряде других стран, то гегемонисты России в состоянии экспортировать только то, чем они обладают и в чем заинтересованы -- архаичный империалистический общественно-экономический строй с создаваемым под него диктаторским политическим режимом с российскими особенностями, с господством сверхкрупного государственного и частного российского капитала в экономике и с идеологическим компонентом в виде российского великодержавного гегемонизма. Допускаю, что гегемонисты ускоренно варят в России настоящую диктатуру в основном независимо от того, желают или не желают ее В. Путин, а также рядовые избиратели, от которых сегодня не зависят главные рычаги высшей власти, и подберут диадоха Путина под то устройство диктатуры, которое у них получится, чтобы новый президент был совместим с созданной диктатурой и своевольно не экспериментировал с ней. Но если Путин не демиург зла, а историческая жертва контролирующих высшую власть гегемонистов, принудивших его не противиться, а помогать созданию диктатуры и быть почтальоном их зла, то допустимо предположить, что вознаграждение ему в виде обеспечения ему должности президента и высокого престижа внутри страны сочтено ими столь большим, что создание ему высокого международного авторитета сочтено ими лишним для него. Если подчиненные Путина цинично лепят не совместимый с его рациональным сознанием внерациональный культ его личности, что объяснимо использованием его как орудия чужих интересов, а он не противится, то, возможно, он сильно зависим. Но каков тогда механизм склонения Путина к желаемым гегемонистам решениям, действиям, высказываниям, взглядам?

Заметно, как по мере сближения Русской православной церкви (РПЦ) с государственной властью и превращения русского православия в компонент создаваемой для формируемой диктатуры официальной идеологии экстремистские адепты РПЦ все более активно и масштабно преследуют несогласных с РПЦ философов, ученых, работников искусства и подозрительные с точки зрения трактуемых этими верующими интересов веры философские, научные и инженерные идеи, художественные произведения, привлекая на помощь силу государства, которое вразрез с подписанными Россией международно-правовыми документами о правах человека, с Конституцией все чаще становится орудием этих экстремистов.

По многим причинам влиятельные гегемонисты сращивают претендующую на роль и статус гегемона РПЦ с государством, властью и президентом и превращают русское православие (наряду с панрусизмом, панславизмом, великодержавным шовинизмом, мессианством, гегемонизмом и др.) в компонент создаваемой в их интересах официальной идеологии, названной вычурно, с использованием вразрез с рациональностью Путина внерациональной идеологической идеализации, «План Путина», словно это план бога, мессии или открывателя абсолютной истины. В частности, они хотят склонить с помощью власти: хотя бы к признанию как можно большим числом россиян своей верой русское православие; к подчинению РПЦ, лицемерно называемому ее покровительством, приверженцев иных конфессий, адептов нерелигиозных философий, а также не склонных к идеологической вере рационалистов; к подчинению с использованием силы РПЦ сознания всех россиян диктатуре и мировым экспансионистским целям гегемонистов, которые есть и в РПЦ. Повышение социального статуса РПЦ и укрепление ее с помощью президента и государства еще и просто полезно ей.

Не удивлюсь, если в России воинствующие активисты РПЦ во главе военизированных отрядов государства в сопровождении экстремистских адептов РПЦ, опираясь на помощь правосудия, спецслужб, чиновников и депутатов, начнут тотально уничтожать подозрительные им организации, книги, произведения искусства, закрывать не желаемые для них философские и научные исследования, инженерные разработки, водить по улицам несогласных с ними философов, ученых, инженеров, творцов искусства, повесив им на шею бирки с надписью «враг подлинной истины». В царской России широко применялось официальной православной церковью с помощью власти преследование, даже очень жестокое, инакомыслящих.

В отринувшей социализм и его официальную материалистическую идеологию новой России осуществляется активное укрепление и распространение при поддержке государственной власти русско-православной веры. РПЦ уже близка к обретению статуса государственной религии. Сращивание РПЦ с государством сопровождается усилением клерикализации (православной) всех государственных и контролируемых государством общественных институтов, в т. ч. государственного управления, культуры, науки, образования, армии, средств массовой информации, даже спецслужб, которые, говорят, теперь не идут на большое дело, не получив благословения православных священнослужителей, как при советской власти – одобрения коммунистических парторгов и партийных комитетов, и сильно ущемляет права не только адептов других религиозных конфессий, но и тех, кто не обладает религиозной верой, в т. ч. приверженцев нерелигиозных философских учений. Данный процесс называю государственно поддерживаемым возрождением значительных элементов средневекового мракобесия, тормозящим и искажающим прогресс России. Это мракобесие проявляется не только в том, что вопреки необходимости современного общественного прогресса, обусловливающей отделение религии от государства, Россия возрождает средневековую модель сращивания религии с государством. Возрождение мракобесия проявляется также в том, что консервативная и эгоистичная РПЦ с ее тотальным антиисторизмом навязывает современной России с помощью государственной власти в качестве идеала ценности средневековой крепостнической и экспансионистской Византийской империи и реакционной царской России, в которых православная церковь была официальной, обладала огромными привилегиями, богатством и влиянием на государство, на выработку и принятие властью управленческих решений.

Страх перед будущим, объективно грозящим РПЦ глубокими внутренними переменами, ересью, расколом и маргинализацией, побуждает ее актив всеми силами навязывать российской власти бесперспективную очень вредную для России утопию под названием «симфония церкви и государства», в которой власти надлежит оберегать церковь, а церкви надлежит духовно окормлять, т. е. идейно направлять власть посредством вовлечения ее в религиозную веру. А кто управляет посредством веры сознанием власть имущих, тот управляет государством. Ведь религиозная и любая идеологическая вера категорически предписывает ее искренним носителям видеть мир и действовать в нем сообразно содержанию порождающих веру идей. Повышенная вредность утопии «симфонии» в том, что при неосуществимом стремлении во что бы то ни стало ее реализовать с помощью РПЦ и государства неизбежно будет нанесен огромный, возможно, невосполнимый ущерб России, ее многоэтническому народу, ее будущему, ее прогрессу, ее жизнеспособности, а может, и другим странам, всему человечеству. При советской власти стремление во что бы то ни стало реализовать в бывшем СССР с помощью государства и марксистской идеологии неосуществимую коммунистическую утопию совершенного общества тоже неизбежно привело к огромным невосполнимым издержкам для страны, людей, прогресса, человечества. Стремление во что бы то ни стало реализовать с помощью государства любую утопию неизбежно приведет к огромному ущербу, даже если это утопия самого хорошего мира. Преобладание издержек– это закон неосуществимой реализации утопий.

Страхи, идеалы и мечты РПЦ, на мой взгляд, легко прочитываются в весьма противоречивых и основанных на утопиях «Основах социальной концепции Русской православной церкви», представляющей собой наспех сконструированную дилетантами, без долгосрочного научно обоснованного взгляда на современность и будущее попытку доминирующих в РПЦ консервативных активистов встроить свое нежелание осовременивать ее в формирующееся на основе доминирования интеллектуализированного труда общество, коренную специфику которого эти активисты РПЦ не понимают, и в мировые интеграционные процессы, законов которых они тоже не понимают (см.: Г. Антонюк. Строительство «симфонии» Русской православной церкви и государственной диктатуры // Kreml.org, 1. 12. 03).

Ни одна религия, сколь бы она ни приспосабливалась к науке, не в состоянии ее заменить в объяснении конкретных причин явлений и процессов реальности, определить разумные пути развития человечества и повышения его жизнеспособности. Поэтому наука, а не религия является непосредственной производительной силой. Если религиозная вера по настоящему овладевает личностью и государством, то она сковывает их прогресс. Когда религия пытается подменить науку в раскрытии причин конкретных явлений (напр., происхождения человека), в определении будущего человечества (напр., генеральной цели развития наций и человечества и путей их реализации), то она распространяет самое настоящее мракобесие. Ведь это привлечение к объяснению сущности конкретных вещей идеи вообще не уловимых наукой и потому вообще не проверяемых научными средствами бесконечных причин, что искажает научное познание и знание. В эпохи, когда наука была неразвитой, не были выявлены ее потенциальные возможности в осмыслении реальности и в решении проблем жизнеспособности человечества (например, в эпоху средневековья с его официальными религиями), религиозное объяснение отдельных конкретных явлений и процессов исторически в какой-то мере можно было понять. В нынешнюю эпоху масштабной научно-технической революции подмена религиозными взглядами научных является махровой реакцией, за которой нередко стоят интересы как самих активистов религиозных верований, так и власть имущих и даже оппозиционеров, использующих религиозную веру и ее приверженцев в качестве инструмента собственных интересов.

Если политик искренне верит в бога или в иные признаваемые религиями (напр., буддизмом) целевые безграничные первоначала, то обязательно обосновывает в силу категорически-императивной природы религиозной и любой идеологической веры, пусть даже про себя, свое существование, свои решения, действия, мир ограниченных чувственно воспринимаемых вещей и свои мысли вообще не проверяемой средствами науки и вообще не могущей быть общезначимой и объективно истинной религиозной идеей безграничной целевой первопричины. В целях своей безопасности от такого политика целесообразно держаться как можно дальше. От него целесообразно также держать подальше высшую государственную власть в целях безопасности государства. Невозможно проконтролировать, предсказать и проверить то, что ему «подскажет» безграничная целевая причина, в существование которой он безусловно верит и верой в которую непременно руководствуется. Такие политики есть и в российской власти, и в оппозиции.

Но если кто-то думает, что к таким политикам принадлежит нынешний российский президент В. Путин, то он ошибается. Полагаю, глава государства вразрез с закономерной мировой тенденцией строительства светского и вообще деидеологизированного государства, Конституцией России, интересам научно-технического прогресса и развития интеллектуализированных производительных сил оказывает государственную помощь, причем огромную, РПЦ, фактически сращивает ее с государственной властью. Укрепление РПЦ неизбежно ведет к ущемлению способной быть решающей производительной силой науки. Ведь любая религия категорически считает себя единственно истинной и потому считает себя вправе идейно направлять все общество. Обретя возможность влиять на государственную власть, религия получает возможность влиять в своих интересах с помощью власти на своего антипода -- рациональную науку, что пагубно для науки. Сегодня в России власть имущие активно обхаживают православие и пренебрегают наукой. Государственные учреждения, средства массовой информации, все общество заполонили раззолоченные поповские ризы и редко увидишь потрепанные лабораторные халаты ученых, стесняющихся своих научных взглядов и своего маргинального положения.

Однако я не заметил, чтобы глава государства принимал государственные решения, как верные, так и неверные, руководствуясь религиозным учением, верой в бога или в иную безграничную первопричину. Вижу, что его сознание исключительно рациональное. В нем нет места для религиозной или иной идеологической веры. Но это не означает, что он принимает крупные решения, строго опираясь на научное мировоззрение, на общественную науку и социальную инженерию, которые являются рациональными наряду со здравым смыслом. В современную эпоху принятие эффективных стратегических решений возможно лишь на основе общетеоретических научных концепций о мире и об обществе. А в научном сообществе России сейчас нет надежных общемировоззренческих и общесоциальных теорий. Зато много вненаучных идеологических теорий. Откуда тогда взяться большой науке в государственном управлении? Поэтому рациональные руководители государства опираются на здравый смысл, на личный опыт, личную интуицию, личные размышления и догадки, на предшествующий советский и новый российский опыт государственного управления, на опыт других стран, на локальные частнонаучные социологические, экономические, политические, психологические, правовые и др. теории, на сочинительства PR-технологов, профанов, шарлатанов и многое другое. А это ненадежные идейные инструменты увязанного с жизнедеятельностью всего человечества и нацеленного в далекое будущее стратегического управления государством.

Расположенность к безгранично идеализирующей мир идеологической вере и к рациональному, основанному на доказательстве практикой признанию возможности существования лишь ограниченных предметов, являются врожденными. А содержание сознания обоих типов зависит от индивидуального развития людей. Если человек по своей природе рационалист или склонен к вере, то только глубокие изменения в его психике могут вызвать, но не обязательно вызовут, переход его типа сознания в противоположный. Не заметил, чтобы за время работы Путина президентом нечто повлияло на изменение рационального строя его сознания. Оно работает как хорошо отлаженная логическая машина. А поддержка им РПЦ и демонстрация им будто бы своей искренней религиозной веры, которая видится мне неплохой игрой в роль верующего, полагаю, во многом вызваны утилитарными намерениями, считаю, ошибочными, способствовать этой поддержкой, которой, думаю, служит и его игра в веру, единству и прогрессу России. Не исключаю, что официальная поддержка Путиным РПЦ отчасти обусловлена сильным давлением на него влиятельных гегемонистских союзников РПЦ, которое он не в состоянии проигнорировать, а также обещанием иерархов РПЦ причислить его к лику ее святых.

Заметил, что логика рационального мышления Путина нейтральная по отношению к идеологическому, в т. ч. религиозному сознанию, т. е. она не направлена на активное противодействие ему. Это не заслуга Путина, так она устроена по природе. Работой над собой он мог ее только отшлифовать. Потому Путин разведчик, а я не разведчик, хотя у меня родственный тип мышления (отвлекаюсь при этом от других нужных разведчику качеств). Я не помог бы крепить РПЦ, даже если бы ее иерархи пообещали причислить меня к лику церковных святых. Думаю, такая врожденная нейтральность рациональной логики Путина к противоположной ей идеологической логике во многом позволила ему стать разведчиком и научиться в разведке убедительно вживаться в разные жизненные роли, помогла ему органично вжиться в роль эффективного президента России. Когда влиятельные отставные коллеги Путина из «братства чекистов» тайно убеждали его в конце XX ст. стать президентом России вместо действующего президента Б. Ельцина, продемонстрировав свои реальные возможности его замены, а Путин высказал сомнения в своей возможности быть президентом, ссылаясь на отсутствие у него необходимых способностей, желания, политического опыта, его коллеги твердо сказали ему: Вас, Владимир Владимирович, в разведке научили играть любую жизненную роль. Считаем, Вы сможете в интересах спасения России успешно сыграть роль российского президента, сыграть намного лучше, чем исполняет свои обязанности Б. Ельцин, а мы Вам поможем. Нейтральность рациональной логики Путина позволяет ему также весьма убедительно играть роль верующего, не насилуя при этом свою рациональную логику, не рождая в своем сознании антиномий.

Если рационально мыслящий глава государства руководствуется рациональными обоснованиями даже в случае его ролевой игры в верующего, но его рациональная логика нейтральная к идеологическому сознанию, то данная нейтральность способна нанести большой ущерб стране, если глава государства в силу этой нейтральности допускает к влиянию на государственную власть идеологию, в т. ч. религию, которые противоположны рационализму и руководствуются идеями вообще неосуществимых или не проверяемых практикой на осуществимость безгранично идеализированных предметов (всецело совершенное общество, всемудрый правитель, всемогущий бог, бесконечная материя и др.), категорически признаваемых ими осуществимыми. Пагубно обосновывать управление государством идеями вообще не осуществимых или непроверяемых практикой на осуществимость идеализированных предметов.

Сращивание с государством любой религии является реакционным. Сращивание многоконфессионального, многомировоззреческого и многоэтнического российского государства, власть которого объявила о строительстве многоэтнической нации россиян с равенством прав всех этнических общностей, религий и мировоззрений, и Русской православной церкви с доминирующей в ней гегемонистской установкой на одобрение реализации идеологических утопий панрусизма (великорускости), рассматривающего восточнославянские этносы как якобы ответвления русского народа, в наиболее чистом виде будто бы представленного в русском этносе, и замешенного на великорусской идее восточнославянского панславизма, а также веры во всемирное превосходство (от бога) русских и восточных славян как в России, так и в многоэтнических, многоконфессиональных и многомировоззренческих Беларуси, Украине, других странах бывшего СССР, во всем мире, считаю архиреакционной стратегической внутрироссийской и международной ошибкой российской власти.

Нет чисто русских и чисто славянских стран. В современную эпоху все страны являются родиной людей многих национальностей, многих этнических общностей. По мере усиления интеграции человечества и связанных с ней миграционных процессов перемешивание различных этнических общностей будет увеличиваться. Поэтому в современную эпоху кровно-этническое родство не только не способно быть существенным фактором интеграции народов, но даже попытка сделать его таким фактором реакционная и способна привести к социальным потрясениям, кризисам, конфликтам, войнам, к торможению объединения человечества. Стремление изобразить даже такие страны с преобладающим восточнославянским населением, как Беларусь, Россия, Украина, чисто восточнославянскими и русскими странами, а тем более сделать их таковыми или хотя бы абсолютизировать в них интересы русского этноса и восточнославянского суперэтноса неизбежно приведет к межэтническим осложнениям в них и даже к ослаблению самобытности их нерусских славянских и неславянских общностей в виде их искусственной «православной русификации». Уже по этой причине абсолютизация РПЦ русскости и восточнославянскости с помощью идеологических утопий панрусизма и восточнославянского панславизма видится вредной. Вредным полагаю и то, что Русская православная церковь, идеализируя упрощенно понимаемую ею канувшую в лету средневековую зыбкую федерацию т. наз. Киевской Руси, ориентируется на своеобразное воссоздание ее в виде утопического объединения земель восточных славян в общее государство, но под началом и вокруг России, ложно толкуя ее как подлинную носительницу и хранительницу рускости и восточнославянскости. А т. к. в нынешней России ведущими интересами реально являются интересы ее многоэтнических империалистов, в первую очередь доминирующего в ее экономике сверхкрупного, в т. ч. частного капитала, то с помощью идеологической утопии объединения восточнославянских земель РПЦ объективно служит целям как можно большего включения Беларуси, Украины в сферу доминирования интересов хищных крайне эгоистичных российских империалистов, которым уже тесно в России.

Использование гегемонистскими силами России сращенной с государством РПЦ для сплочения россиян и укрепления их патриотизма на основе поддержки ими диктатуры, тем самым подчиняя их диктатуре, и для установления великодержавного российского влияния в мире, нужного в первую очередь интересам российских империалистов, стратегически контрпродуктивно (см.: Г. Антонюк. Современный российский империализм и Беларусь // Kreml.org, 26. 10. 03). К тому же использование государственной властью РПЦ делает эту власть заложником вероучения, ценностей и интересов РПЦ, губительных, как и все религиозные вероучения, ценности и интересы, в качестве целей и обоснований управленческих решений о государстве и в целом об обществе и которые РПЦ проталкивает в государственную власть в качестве таковых.

Вижу, РПЦ торопится воспользоваться не только отмеченными выше причинами, по которым, полагаю, Путин поддерживает РПЦ, но и ситуацией скорого ухода Путина с должности президента, при которой он стремится оставить о себе как главе государства как можно лучшую память, в том числе и в мифах, у как можно большего числа соотечественников, в том числе и у РПЦ, к которой у него не наблюдаю личную неприязнь. Ее иерархи без стеснения следуют принципу «бери, пока он добрый» и стремятся выдоить из Путина как можно больше государственной поддержки РПЦ в виде создания постоянной ее системы, которую новый президент, если он будет ненавидеть РПЦ или вообще религию, не сможет без большого сопротивления РПЦ ликвидировать, а значит, сто раз усомнится, стоит ли это делать.

Только наука и социальная инженерия способны быть эффективными идейными инструментами управления государством. В них нуждается правовое государство, которому не нужна для управления им идеология, в т. ч. религия как ее разновидность. В полноценном, без архаичных диктаторских пережитков, правовом государстве невозможна государственная идеология, а значит, и государственная религия. Оно официально признает идеологию только личным делом ее адептов.

Данный материал - это личная попытка оценить особенности нового этапа развития России в 2007 г. относительно предыдущих этапов ее развития в 2003 г. (см.: Антонюк Георгий. Современный российский империализм и Беларусь // Kreml.org, 26. 10. 03) и в 2005 г. (см.: Антонюк Георгий. Религия, российское государство и президент России // Kreml. org, 20. 07. 05).

См. по теме также другие работы автора: Антонюк Георгий. Современный российский империализм и Беларусь // Kreml.org, 26. 10. 03; Он же. Рациональное государство и религия // Kreml.org, 28. 10. 03; Он же. Строительство «симфонии» Русской православной церкви и государственной диктатуры // Kreml.org, 1. 12. 03; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм (правителям государств на заметку) // Kreml.org, 1. 03. 04; Он же. Естественноисторическое развитие России // Kreml.org, 4. 09. 04; Он же. Президент и его мышление// Kreml.org, 8. 10. 04; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04; Он же. Россия, США и полярность мирового сообщества государств // Kreml.org, 28. 02. 05; Он же. Повышение жизнеспособности человечества // Kreml.org, 17. 03. 05; Он же. Российский гегемонизм и президент России // Kreml,org, 4. 07. 05; Он же. Религия, российское государство и президент России // Kreml. org, 20. 07. 05; Он же. Религия и рационализм в управлении государством и жизнеспособность человечества // Kreml.org, 11. 10. 05; Он же. Религиозная вера и политика // Expertby.org, 8. 05. 07.

28. 05. 2007.


Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Бывший адрес текста «ФОРУМ АНТОНЮК. ВМЕСТЕ СОЗДАЕМ ЛИЧНОЕ МИРОПОНИМАНИЕ»: http://demiurgos.communityhost.ru./

Нынешний адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения