РЕЛИГИЯ, РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ

Перейти вниз

РЕЛИГИЯ, РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 5:04 pm


ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

РЕЛИГИЯ, РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПРЕЗИДЕНТ РОССИИ
(личный фрагментарный взгляд, не для аналитиков правительств и разведок)

Религиозная вера – это интимное состояние мышления и чувств верующего человека. Поэтому лишь верующая личность в состоянии признать безусловно истинным и полезным то и только то религиозное вероучение, адептом которого она является, причем каждая верующая личность способна признать его таковым только для себя, но не для другого человека. Всякое не только принуждение другого к религиозной вере, но убеждение другого и даже намеки другому любым человеком в истинности конкретного религиозного вероучения и в его полезности для него противоречит интимной природе этой веры.

Религиозная вера – это категорический императив, который склонная к вере личность, пребывая в состоянии своей полной внутренней духовной свободы, выбирает сама для себя в качестве однозначной необходимости, которой она непреложно подчиняет сообразно канонам вероучения свои мысли, чувства, оценки и действия. Обретя веру путем свободного выбора, при следовании ей верующая личность ради подтверждения для себя своей веры обречена непрерывно воспроизводить свой свободный выбор. Всякая помощь кого бы то ни было любому предрасположенному к вере индивиду при обретении им религиозной веры и при следовании ей является ограничением его свободы выбора веры, а значит, навязыванием ему веры. По своей интимной природе религиозная вера – это раздельное, а не совместное руководство верующих личностей. Применение религиозного вероучения в качестве проекта и регулятора социальных отношений также противоречит интимной природе религиозной веры.

Сегодня в России многие церкви и иные объединения приверженцев религий стремятся повысить свое влияние относительно других духовных факторов общества, особенно науки и социальной инженерии, на устройство общества, на его развитие и управление им, но не все из них стремятся прямо влиять на политику, в том числе на государство. Стремление религиозных организаций влиять на обустройство общества и на управление им противоречит потребностям общественного прогресса, особенно потребностям недопущения религиозного контроля над государством и властью, над наукой и инженерией, над образованием и воспитанием, над общественным и индивидуальным сознанием, потребности использования науки и социальной инженерии в качестве главных идейных инструментов управления функционированием и развитием общества. Вижу, сильно стремится прямо влиять на политику самая крупная (по числу приверженцев) церковь в России и среди верующих русской национальности в ней -- Русская православная церковь (РПЦ). В царской России она была государственной, а в СССР религия была отделена от государства. В конституции нынешней России тоже установлен прогрессивный светский характер государства. Но в ней не предусмотрен механизм строгого обеспечения светскости государства и препятствования ползучему сращиванию религии с государством.

Сейчас в России клерикализм растет стремительно, в основном за счет РПЦ. Клерикализм (ср.-лат. clericalis церковный) – это усиление влияния религий, их организаций и служителей культов в общественной жизни, в том числе в культурно-духовной и политической, включая государственную. Клерикализм -- это также идеологическое. политическое, церковное, нравственное течения, нацеленные на усиление влияния религии на общество. Он очень негативно воздействует на прогресс общества, научного познания, на духовно-творческое развитие личности, ее знаний и познания, на ее интеллектуальную свободу и критический взгляд на мир. Ведь религиозная вера категорически запрещает ее адепту критику догматов своего вероучения и сомнение в них. Вера в религии и вообще в идеологии, разновидностью которой является религия, категорически предписывает видеть мир, объяснять и оценивать его, относиться к нему так и только так, как предписано в канонах вероучения. Поэтому всякая религиозная и в целом идеологическая вера тоталитарная и жестко ограничивает интеллектуальную свободу личности. Адепт идеологической веры есть ее духовный раб.

В активизации клерикализма в России ясно виден корыстный групповой (корпоративный, классовый) интерес, в т. ч. служителей культа; проявление присущей всем самоорганизующемся системам, к которым принадлежат также религиозные организации, функции сохранения и повышения жизнеспособности таких систем; естественное стремление искренних адептов веры (искренних верующих в любой массовой религии предположительно не больше 10—12 %) укрепить и расширить влияние своих религий. Возможно, часть рядовых верующих желает укрепить свой социальный статус повышением влияния своей религиозной организации. Активизации клерикализма в России способствует боязнь несправедливо правящих власть имущих, а также неправедно наживших капиталы бизнесменов массовых протестов, бунтов, восстаний, социальных революций, побуждающая их использовать религиозную веру для удерживания в узде недовольных властью людей. Активизации клерикализма способствует также стремление различных политических сил и политиков искать поддержку верующих и религиозных организаций для обретения государственной власти и борьбы с соперниками. Активизации клерикализма способствуют также ослабление в обществе роли науки и ученых, их авторитета вследствие научно-технического упадка России и вредное для прогресса почти полное исчезновение научного просвещения населения, пропаганды среди масс новейших достижений и авторитета науки, целенаправленного нерелигиозного воспитания, которые активно проводились в СССР, но с диалектико-материалистической позиции.

Активизации клерикализма в России способствует также массовый приход в ее государственную власть волюнтаристов. Волюнтаризм (лат. voluntas воля) в управлении – это субъективистские методология познания, решения и практические действия, основанные на отрицании существования в обществе объективных тенденций, закономерностей, без учета которых невозможно эффективно управлять обществом и его прогрессивным развитием и знание о которых дает наука. Волюнтаристы ориентируются на использование в управлении обществом не науки и открываемых ею объективных законов (руководившая СССР партия коммунистов признавала необходимость использования науки в управлении обществом), а силы, подкупа, обмана, произвола, а значит, на использование армии, полиции, спецслужб, чиновников, денежных мешков, многообразных инструментов манипулирования сознанием и поведением людей в желаемом властью направлении, антинаучных, ненаучных, лженаучных и околонаучных взглядов и их распространителей -- магов, экстрасенсов, астрологов, идеологов разных мастей, в том числе творцов и проповедников религиозных учений и др. Возможно, сегодня власть имущих не консультируют чародеи, астрологи и им подобные антиученые, как это было при президенте Б. Ельцине, но заметно быстрое увеличение антинаучного сближения власть имущих с религиями, их организациями и служителями культов, особенно с РПЦ. Реакционные власть имущие и служители РПЦ превращают русское православие в один из компонентов создаваемой ими идеологии для государства, пока официально не признанной. Официальное признание идеологии в качестве государственной венчает создание системы тоталитаризма, нуждающейся в идеологии. При ликвидации социализма выбросили такие его прогрессивные установки, как непременные опора на науку в управлении обществом, научное устройство такого управления, обязанность власти всегда говорить народу правду, какой бы тяжелой она ни была. Так и писали – научное управление обществом и открытая политика. Но правившие коммунисты нарушали эти передовые установки.

Советская власть использовала марксистскую социологию. Какой общесоциологической теорией руководствуется нынче государственная власть России всех уровней? Какой носитель власти может сказать, что он всегда говорит народу правду? Но даже если бы он хотел сказать правду, всю правду он не знает, поскольку не опирается на фундаментальную социологию. Где гаснет свет науки, туда вползают оккультизм, религия и им подобные антинаучные силы, там правят бал невежи и произвол. В нынешней России государственная власть и наука полностью разошлись. Чиновники не только произвольно определяют устройство общества, но и сращиванием религии с государством они фактически устанавливают для граждан России в качестве истинного антинаучный религиозный взгляд на мир. Видится, все управление обустройством России после обретения ею суверенитета – это цепь очень затратных экспериментов над страной, народом. Процесс ее строительства осуществляется без фундаментальных научных обоснований и социально-инженерных расчетов, а путем проб и ошибок, экспромтом, на ощупь, своевольно.

Россия стала игрушкой в руках политиков, чиновников, использующих ее для реализации своих интересов, для воплощения в ней своих утопических фантазий и неэффективных проектов. Сейчас в управлении Россией не просматривается единая долговременная направляющая стратегическая цель, обоснованная научной теорией объективных законов и тенденций общественного развития и поэтапно реализуемая сообразно конкретной программе. А послание президента России 2005 г. Федеральному Собранию, которое он предлагает рассматривать вместе с посланием 2004 г. «как единую программу действий» «на ближайшее десятилетие», по своему строению выглядит скорее кратким изложением взглядов В. Путина на некоторые проблемы России, не предполагающим их обязательное воплощение. Думаю, такая дескриптивная, а не директивная форма послания Путина есть его компромисс с реакционерами. Ему дано вербально показать себя сторонником демократии, напр., словами «главной политико-идеологической задачей считаю развитие России как свободного, демократического государства», но не дано практически продвигать демократию в России и в странах СНГ.

Весь период общего развития суверенной России с 1991 г. – это хаотичные, слабо увязанные или не увязанные друг с другом социальные изменения. Каждое решение об изменениях высшая власть как будто принимала осознанно, а общий итог складывался стихийно и был неоптимальным. Есть прогресс в продвижении приватизации, свободы предпринимательства и рынка, но он шел и идет с огромными издержками, с частичными отступлениями назад, а в реализации демократии -- плюрализма, гласности, свободы слова, прав человека, гражданского общества, правового государства нынешняя Россия, видится, в целом отступила назад по сравнению с достигнутой демократией в последние годы перестройки в СССР (конец 90-х годов XX ст.) и в годы правления Ельцина. Произошла частичная реакционная реинкарнация духа тоталитаризма, но в основном на базе частной собственности и с примесью православной теократии.

Как методолог социального проектирования, формулирую правило социальной инженерии – если общество нуждается в перестройке, но вы не знаете точно, что и как в нем перестраивать, то перестраивайте то и так, как перестраивали те, у кого это хорошо получилось. А хорошо получилось у развитых западных стран, намного опередивших Россию по прогрессивности общественного строя.

Запад на разных культурах испытал свою либеральную модель устройства общества (в США, в Японии, в Западной Европе и др.) и сделал ее весьма эффективной. Например, неизвестно, что получится из предпринимаемой гегемонистами России попытки создать из нее мирового гегемона и во что обойдется стране эта попытка. Но Германия, Япония демонстрируют, что получается из страны с большим производительным потенциалом, если она отказывается от стремления стать центром мировой силы, иметь свою сферу мирового влияния, занять конфронтационную позицию и концентрирует свои усилия на обеспечении прогресса науки, техники, экономики, здоровья и благосостояния граждан, демократии, прав человека, на создании условий для формирования высокообразованной и высококвалифицированной, творческой и высоконравственной личности, на сближении и сотрудничестве с самыми передовыми и перспективными странами, особенно со странами Запада, на заботе о всем человечестве. А свою военную защиту Россия, полагаю, могла бы экономно и эффективно обеспечить интеграцией своих вооруженных сил с вооруженными силами Запада, в частности, с НАТО. Целесообразно составить рассчитанный на обозримый срок план приведения России в соответствие с основными передовыми стандартами Запада и действовать сообразно ему, а не повторять, что Россия не нужна Западу, что он хочет ее ослабить или погубить. Когда общественный строй России станет сродни западному, вопрос о том, нужна ли Россия Западу, отпадет. Их будут сплачивать не только взаимная выгода, но и достижение общечеловеческих ценностей.

За счет неоправданного повышения с помощью государства или при его попустительстве социального статуса и влияния на государство и на все общество религий, их организаций и служителей культа неизбежно принижается социальный статус и влияние на общество и государство науки и ученых, которые в развитых демократических странах являются существенными движителями общественного прогресса и в силу своей природы ослабляют влияние религий и их организаций на жизнь общества, в т. ч. на государство, хотя могут и не уменьшать число религиозных верующих. Но наличие большого числа адептов у конкретной религии не обязательно обусловливает большое влияние ее на государство и общество. Ведь для многих адептов разных религий их вера – это их личное дело. Они не пытаются обустраивать государство, общество, человечество, других людей сообразно своему вероучению. Такая их позиция в век НТР, когда наука стала непосредственной производительной силой, а религия вообще не способна ею быть, видится самой разумной. Верю, но никому не мешаю!

В чем нынче при расцвете науки и инженерии, в т. ч. социальной состоит движущая роль в социальном прогрессе религий? Как движут они прогресс таких жизненно важных факторов общества, как экономика, наука, техника, право, военное дело, государственные управление и строительство, управление бизнесом, освоение космоса, образование, медицина, инженерия, социальные отношения, социальная структура? Если от них есть польза для прогресса, то она столь малая, что может быть сделана без них, она меньше вреда от их вмешательства в обустройство общества и не сопоставима с положительным вкладом в социальный прогресс науки и ученых.

Научный и религиозный логико-методологический и гносеологический подходы к отражению мира, к его описанию и объяснению вообще несовместимы. Наука совсем не нуждается в религии. Даже нравственные ценности ученые способны вырабатывать сами. Так, этика ученого выработана и развивается самими учеными. Ученые вносят существенный вклад в разработку этики бизнеса, управленческой этики, экологической этики и др. Как только ученый становится истовым (искренним) верующим, он неизбежно отступает от принципа научной объективности, теряет качества ученого и деформирует научный подход, научное знание и научное познание в направлении приспособления их к усилению обоснования или демонстрации якобы истинности непроверяемых практикой религиозных догматов. Религии же, их организации и служители, если они считаются с успехами науки, не по чину стремятся осуществлять мировоззренческое, методологическое и даже нравственное руководство наукой и учеными.

Воинствующе атеистическая советская власть в бывшем СССР показала возможность обходиться при управлении прогрессом общества без религий и религиозных организаций. Коммунисты в СССР также показали, что и при формирования высокой морали тоже можно обходиться без религии. Основой коммунистической морали стала вера в возможность построения коммунизма. С позиции науки основа коммунистической морали неосуществимая, поскольку коммунизм – это идеализированное общество. Но эта основа поддается практической проверке на осуществимость и потому она земная, в отличие от основы религиозной морали. Основа религиозной морали – это вера в существование безгранично идеализированной первоосновы реальности (бога и др.), которая вообще не поддается проверке практикой. В коммунистической морали есть много поддающихся воплощению ориентиров. Во время Великой Отечественной войны миллионы воспитанных в духе социалистических патриотизма и гуманизма граждан СССР проявили такие героизм и самопожертвование, перенесли такие страдания во имя спасения своего тогдашнего Отечества, его граждан и всего человечества от порабощения или уничтожения их фашизмом, перед которыми меркнут и в нравственном смысле, и в смысле пользы для выживания человечества самопожертвование и страдания распятого Христа во имя созданной им религиозной веры и искупления им абстрактных грехов абстрактных людей, как если бы за кого-то можно искупить вину.

Обеспечение жизнеспособности человечества требует персонифицированной и адресной морали. Кто виновен, тот и отвечает, тот и искупает вину. Служителям религий целесообразно изучить опыт высокого проявления мирской морали во 2-й мировой войне (и не только) и не прославлять как высокий моральный подвиг самозаточение кого-то из истовых верующих во имя своей веры в яме, в монастыре, в ските и т. п. Несравнимые вещи. Повышение жизнеспособности человечества как высшей ценности для людей, а также нации как основной на сегодня ячейки человечества, тянущей в будущее нить его жизни – вот основа жизненной морали. А следование ей состоит не в молитвах и постах, не в богослужениях и проповедях, не в религиозном самопожертвовании, а в полезном участии в делах нации и человечества, как это делала, напр., верующая мать Тереза.

Коммунисты в СССР потерпели поражение из-за недостатка не религиозной веры, а науки, т. е. потому, что строили безгранично идеализированное, совершенное, и значит, неосуществимое коммунистическое общество. Основанное же на вере в осуществимость неосуществимого стремление во что бы то ни стало воплотить в жизнь неосуществимое неизбежно обусловливает применение насилия над закономерно сопротивляющейся жизнью – над людьми, над обществом, над историческим процессом. Но в основе всех(!) религий также лежат безграничные идеализации (всемогущий бог и др.), которые вообще не поддаются проверке практикой на предмет осуществимости. Однако если марксизм с его теорией коммунизма содержит много элементов науки и декларирует ориентацию только на науку, без которой невозможно повышение жизнеспособности человечества, то все религии сплошь состоят из безграничных идеализаций, а так называемые традиционные религии в их классическом виде не содержат ни грана научного знания и если признают его значимость, то как низшее, менее надежное знание сравнительно с религиозными идеями.

Российские СМИ увлеклись под влиянием власти пропагандой религий, преимущественно РПЦ, чьи служители вальяжным видом напоминают подлинных хозяев жизни, как если бы Россия провалилась нынче в мрачное раннее средневековье вместе со всеми средствами массовой информации и с власть имущими, сообща впавшими в мракобесие. И очень редко мелькают в СМИ оголодавшие российские служители науки, униженно благодарящие власть за жалкие подачки, их действительно величественные деяния и неустроенные храмы науки. Видится, РПЦ в лице ее служителей, безосновательно приписывая себе якобы данные Богом способности в позитивном обустройстве общества и государства, пытается взять на себя ту роль, которую играла в бывшем СССР партия коммунистов, т. е. стремится стать руководящей идеологической силой для всего населения России, в т. ч. для ее высшей власти. Один из каналов ее идеологического руководства – это духовники при власть имущих. Но при этом РПЦ, в отличие от коммунистов, даже формально не заявила о своей готовности отвечать за неуспехи и за вред от своих действий, уклоняется от ответственности за них, представляя себя всегда правой и полезной людям, обществу, государству, нации, человечеству. С позиции социальной инженерии, люди и организации с таким типом поведения -- это ненадежный компонент устройства общества, на него опасно опираться в экстремальных условиях.

Заметно неоправданное заигрывание государственной власти России с религиями, особенно с РПЦ, напр., в заявлении (10. 06. 2005) российского президента о том, что «государство еще в долгу перед религиозными организациями, объединениями, церквами». Власть выделяет средства на строительство религиозных храмов, укрепляет репутацию религий, впускает их в армию, в образование и др. сферы общества, особенно РПЦ. Если религия отделена от государства, то государство не обязано помогать ей создавать у людей веру в то, о чем наука не в состоянии что-либо сказать. К тому же среди граждан много сторонников не только религий, но и нерелигиозных мировоззрений. Разве может демократическое государство поддерживать религии, их организации и служителей за счет людей с нерелигиозными взглядами без их согласия? Если же президент имел в виду вину государства за преследование бывшей советской властью религий, их организаций, служителей, рядовых верующих, то религия находилась не в худшем положении сравнительно с другими областями духовной жизни – наукой, особенно социальной, философией, искусством, литературой, образованием, которых эта власть жестко контролировала и многих представителей которых за тягу к свободомыслию необоснованно репрессировала, особенно в эпоху сталинизма. Новое российское государство их, в отличие от религий, не балует. Перед ними оно в долгу? А перед всем пострадавшим от советской власти и от власти современной России народом оно в долгу? Нынешнее российское государство за действия СССР, Советской России, Временного правительства в 1917 г., царской России не отвечает. У него нет с ними преемственности, т. к. российского государства фактически не было с 1922 г. по 1991 г. А вот существование РПЦ не прерывалось. Но она не оценила критически свое прошлое, не искупила свои грехи и не покаялась. На нынешней РПЦ лежит отблеск вины за участие РПЦ в эксплуатации народа в царской России, за поддержку монархии, ее имперской политики, завоевательных войн, крепостничества, подавления царизмом восстаний против социального и национального гнета, за признание сталинского режима и др. РПЦ в большом долгу перед людьми за свои грехи в прошлом и за нынешние грехи, напр., за торговлю табаком, спиртным, за поддержку диктатора Беларуси, за гонение своих оппонентов.

СМИ редко показывают Путина посещающим научные учреждения, советующимся с учеными о путях развития России и человечества, выясняющим проблемы развития научного познания, но зато часто показывают его склонившим свою голову перед культовыми атрибутами РПЦ и ее служителями, мнящими себя наместниками Бога среди людей и носителями «абсолютной божественной истины», как если бы в России все еще имеют правовую силу Кормчие книги, основанные на византийском праве с его дуализмом церковного и светского права. Такое отношение президента к религии похоже на опасную для государства и для него ролевую политическую игру в религиозную веру, которая может стать для них ловушкой, т. к. из игры в религиозную веру трудно выйти. Думаю, служители РПЦ будут всячески удерживать в своих сетях заманенные в них государство и такую важную и полезную для них фигуру, как его президент.

Полагаю, для Путина это потому игра в религиозную веру, что он, по моему наблюдению, обладает последовательно рациональным сознанием. Такое сознание способно создавать мысленные образы только ограниченных предметов и считать возможным существование только ограниченных предметов. Для рационального сознания высказывания о безграничных основах мироздания (о боге, материи, абсолютной идее и др.) представляют собой, либо лишь языковые знаки, которыми, с их точки зрения, религиозные верующие и приверженцы философий обозначают свои безгранично идеализирующие мир идеи о якобы существующих безграничных основах мира, признаваемые адептами религий и философий (идеи – Г. А.) посредством своей веры безусловно истинными, либо созданные посредством только формально-логического формулирования черт, противоположных чертам ограниченных предметов, идеи безграничных основ мироздания, которые вообще невозможно соотнести с реальностью и проверить на истинность.

.Думаю, что нынешнее находящееся в нормальном рабочем состоянии сознание В. Путина в силу его природной расположенности не способно обладать верой в существование безграничных первооснов мироздания (бесконечной материи, всемогущего бога и т. п.). Полагаю, что рациональное сознание Путина, пребывая в положении искренности, в ответ на вопрос о том, способно ли оно хотя бы предположить, что какая-либо изображаемая философскими и религиозными учениями безграничная первооснова мироздания (бог, материя и др.) существует, в состоянии лишь молчать. Что невозможно соотнести с реальностью, о том невозможно высказаться! Особенностью рационального сознания является наличие в нем самоограничителей, «тормозов», которые участвуют в создании и проверке образов предметов. Потому оно при любых обстоятельствах способно допускать существование лишь всецело ограниченных предметов, предметов с границами (количественными, качественными, пространственными, временными и др.), в отличие от сознания религиозного верующего, не имеющего внутренних самоограничителей и потому способного верить в существование беспредельной первоосновы мира.

Рациональное сознание не способно мыслить осуществимыми никакие безграничные идеализации (напр., абсолютно совершенного общества, мессии), а значит, не способно обожествлять что-либо, создавать культы, фетиши. Рациональное сознание – это необходимое качество ученого, инженера и просвещенного правителя. На нем основываются наука, инженерия, здравый смысл.

Полагаю, в рациональном сознании Путина потому не возникает антагонизм из-за выполнения не свойственной ему роли религиозного верующего, что он был обучен в разведке методике выполнения социальных ролей, противоречащих особенностям его характера, мышления, мировоззрения. Но идеологическая, в т. ч. религиозная вера – это фундаментальное свойство сознания, склонного к ней. Поэтому длительная игра в нее личности, расположенной к рациональному сознанию, неизбежно обусловливает приспособление этого сознания к ней, а значит, и его деформацию. По внешним признакам рационального сознания Путина пока не вижу, что его игра в религиозную веру внесла в его мышление сбои, но ведь Путин не сегодня уходит с должности президента. А вот в чувственной стороне его сознания наблюдаю появление тенденции как бы к удвоению ВВП. Вижу, Путин выявляет чувство удовольствия от участия в глобальной политике сообществ развитых, рационально устроенных демократических государств и их руководств, но стало также заметным, что он испытывает чувство релаксационного психологического комфорта в сообществах правителей диктаторских идеологизированных государств.

Считаю, поскольку Путин в силу изначальной рациональной природы своего сознания не обладает склонностью к религиозной и даже к философской вере, то его политическая игра в религиозную веру и, вижу, вступающее даже в конфликт с конституцией (впрочем, Конституционному суду виднее) его сотрудничество с религиями, особенно с РПЦ, покровительство его (а значит, государства) религиям и их организациям, служащие примером для низших звеньев власти, обусловлены отчасти его непродуктивным желанием получить поддержку религиозных верующих и религиозных организаций, особенно РПЦ, а отчасти его вынужденной уступкой обладающей большим влиянием на высшую государственную власть реакционной политической силе – гегемонистам, реализующим многозатратный утопический проект превращения России в такую могучую мировую силу, в такой мощный центр мирового контроля, в такого величественного мирового гегемона, чтобы все преклонялись перед этим гегемоном и чтобы он была способен создать мировую сферу своего влияния и противостоять Западу, западной демократии и экспансии ее основных стандартов в Россию и на весь недемократический мир. Полагаю, продвижение представителями спецслужб В. Путина взамен Б. Ельцину на должность президента России было частью данного проекта. Дадим американцам по ушам; создадим стратегический союз России и Китая против Запада и остального мира; расколем Евросоюз созданием оси Москва — Париж — Берлин и нанижем на нее США; если диктатор является врагом Запада, то он наш потенциальный союзник; территории бывшей Российской империи и бывшего СССР, не вошедшие в нынешнюю Россию – это традиционные территории ее преимущественного влияния; с помощью нефти и газа привяжем к России страны СНГ; поставим перед Россией европейских союзников США на колени, а остальную Европу заставим ее полюбить -- это вульгаризировано изложенные мною волюнтаристские конфронтационные внешнеполитические установки российских гегемонистов.

К внешнеполитическому гегемонизму (гр. hēgemonia господство, первенство, предводительство) принадлежат взгляды и соответствующий им внешнеполитический курс, состоящие в ориентировании страны или объединения стран на распространение ими своего влияния на мир, на присоединение ими к себе других стран, на их господство над другими странами или на контроль над ними, на их управление ими, на определение ими их внутренней и внешней политики, их общественного устройства и судьбы. Полагаю, поддерживая РПЦ, гегемонисты стремятся использовать ее в качестве одного из инструментов воплощения мирового российского гегемонизма, поскольку у нее много собственных интересов вне России, и для противодействия торжеству западной демократии как во всем мировом сообществе, так и в России, для установления в ней системы тоталитаризма, диктатуры. Пока в ней лишь ее элементы. Считаю, в создании системы диктатуры и в превращении с помощью нее России в мирового гегемона часть гегемонистов усматривают средство якобы спасения России и россиян (иные возвышают русских, славян, адептов РПЦ). Видится, к тому же гегемонисты и служители РПЦ рассчитывают через контакт президента с РПЦ поймать его сознание в сети православия и с помощью него управлять им в отмеченном гегемонистском направлении. Думаю, одновременно гегемонисты и служители РПЦ хотят сращиванием РПЦ с государством, с его властью и с президентом превратить русское православие в один из компонентов (наряду с панрусизмом, панславизмом, великодержавным шовинизмом, гегемонизмом и др.) создаваемой ими официальной идеологии и с помощью нее подчинить своим гегемонистским целям сознание всех граждан России. Повышение с помощью президента и государства социального и политического статуса РПЦ еще и просто полезно ей.

Заметно, гегемонисты сильно мешают демократизации России и толкают ее к борьбе с Западом и к ограничению его влияния на Россию и мир. Гегемонисты сейчас нуждаются в как можно большей концентрации государственной власти в их руках для того, чтобы с помощью административно-властных рычагов надежно обеспечить на будущих президентских выборах победу своего представителя. В создании задолго до выборов президента такой концентрации власти в свою пользу они рассчитывают опереться на президента Путина. Полагаю, эти гегемонисты, используя РПЦ, хотят вовлечением Путина в православную веру и в тесное сотрудничество с РПЦ побуждать его с помощью «божественных аргументов» концентрировать в своих руках власть, создавая автократию для реализации их интересов. Но, думается, интересы Путина сейчас коренным образом расходятся с интересами гегемонистов. У него осталось мало времени для того, чтобы успеть до завершения своего президентства войти в российскую и мировую историю в качестве великой исторической личности и после этого заняться наднациональной мировой политикой в роли мирового влиятельного деятеля.

Видится, при Путине сделано для России и для человечества немало прогрессивного, хотя нередко в незавершенном, непоследовательном виде и вместе с регрессивным, напр., уменьшены в России, но не искоренены хаос, произвол власти, укреплена целостность страны, начато сознательное формирование многоэтнической нации россиян, экономику грамотнее либерализуют и она устойчиво растет, хотя все еще об улучшении своей жизни говорят меньше россиян, чем об ухудшении, завершается превращение России в новое суверенное государство, повышен ее статус в мире, расширено и сделано более фундаментальным ее сотрудничество с США, с Евросоюзом, она активно участвует в борьбе с терроризмом, с распространением ядерного оружия и др. Но Россия еще далека от передовых стандартов Запада, в устройстве государства и в управлении им много жестокости и несправедливости, власть частично отступила даже от ранее достигнутой в России несовершенной демократии и политический режим завис между демократией и диктатурой бюрократии, сотрудников спецслужб и новой аристократии, уменьшилось гражданское общество и стремительно растет число сервильных журналистов и политологов, вопреки принципам правового государства усиливается подчинение законодательной и судебной властей распорядительной власти, во внешней политике наметилась тенденция противоборства России Западу, а в экономике рождается архаичный аристократический экономический уклад, которому соответствует зарождающийся аристократический политический режим.

Admin
Admin

Сообщения : 236
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 5:12 pm

Так, в России ослаблена архаичная олигархия, но она пока не преодолена, а стала скрытой -- днем правит Путин, а ночью олигарх. Взамен олигархии власть строит архаичную аристократию. Это строй, в котором власть наделяет высших российских чиновников и (или) их близких участием в управлении, используемом ими и в своих корыстных интересах, сильно влияющими на государство и общество крупными хозяйственными организациями (пока с государственной собственностью), которое может быть сохранено за ними и их близкими после их ухода с государственной службы, а потому они заинтересованы в своей диктатуре. На основе обладания властью государства сейчас в России создаются знать с ее влиянием и богатством (новые аристократы, бояре, новый класс) и политико-экономические структуры, роднящие ее с древнекиевским и др. первогосударствами и с нынешними среднеазиатскими государствами из СНГ. Полагаю, среди этой новой аристократии немало гегемонистов. Думаю, В. Путин уже войдет в историю России и мира своими и успехами, и непоследовательностью, и отрицательными результатами, однако пока не как великий творец российской и мировой истории, а как ординарный правитель. В отличие от М. Горбачева, ему еще не удалось совершить или способствовать совершению таких глубоких передовых перемен в стране и в мире, которые ввели бы его в сонм очень крупных позитивных исторических личностей России и мира и затмили бы негативные следствия его правления. Но он не оказал и огромное негативное влияние на Россию и мир.

Вижу, Путин понимает, что положительный вход в мировые историю и политику возможен лишь через западный путь развития, а не через навязываемый гегемонистами России утопичный путь развития, основанный на российскоцентричном гегемонистском курсе внешней политики и на диктатуре, создающей сильный контроль государства над экономикой, в т. ч. частной, и над всем обществом. Сейчас Россия находится на ступени становления, а с этой ступени удобно входить в большую историю.

Полагаю, сильно влияющий на высшую власть российский гегемонизм является великодержавным и основан на российскоцентризме (нациоцентризме). Российскоцентризм состоит в оценке российскими гегемонистами российских национальных ценностей и интересов, как они их понимают, в качестве высших, в полном предпочтении ими российских ценностей и интересов ценностям и интересам других стран, народов, наций и всего человечества, в ориентации гегемонистов исключительно на национальный индивидуализм, эгоизм, на заботу лишь о российской корысти, пользе, выгоде, и в игнорировании ими общечеловеческих ценностей и интересов или в их принижении сравнительно с национальными, в недопущении ориентации нации на жертвы ради человечества, на ее подчинение, если нужно, интересам человечества. Этот гегемонизм крайне эгоистичный и сродни империализму. С позиции же общечеловеческих интересов действовал пассионарный гегемонист СССР, воплощавший оказавшийся утопией проект всемирного коммунизма, так поступает нынче пассионарный гегемонист США, продвигая во всем мире демократию, либеральный общественный строй.

Видится, что гегемонисты находятся на всех уровнях власти России. Они пытаются строить ее внешнюю политику столь эгоистично, что кажется, будто забежали в сообщество цивилизованных государств из давних дикого леса или дикого поля, где подобно только что создавшим государство и не умеющим с ним грамотно обращаться своим предкам вели беспощадную борьбу за свое выживание и господство, а потому не привыкли ни к равенству прав и интересов всех наций, ни к заботе о человечестве в целом и к реализации как в России, так и во всем мире жизненно необходимых для прогресса человечества общечеловеческих целей и ценностей (к соблюдению приоритета общечеловеческих ценностей и интересов над национальными и государственными, к равенству интересов всех наций, к обеспечению прав человека, демократии, к помощи в либерализации отсталых стран и др.), которые государства зрелой демократии стремятся воплощать наряду с национальными ценностями и интересами и даже вопреки им.

Названные гегемонисты проводят идеологизированный экстремистско-утопический внешнеполитический курс на переход от интеграции России с Западом к наступлению России во всемирном масштабе с целью достижения ее доминирование в мире после возрастания ее мощи. Проводившееся доселе сближение России с Западом гегемонисты объясняют как временное, якобы вызванное нуждой иметь поддержку Запада при строительстве ее суверенитета и накоплении сил, а основанные на правах человека западные ценности они оценивают как якобы проявление не общемировой закономерности развития, а лишь как проявление своеобразия западноевропейской культуры, будто бы не превосходящей другие мировые культуры в политике и гуманитарной сфере. Приход к власти в России гегемонистов, намеренных установить в ней тоталитаризм и превратить ее в эгоистичного мирового гегемона со своей сферой мирового влияния, сделает ее очень опасной для Запада, стран СНГ, всего человечества. Тогда Запад вынужден будет применять силу, железный занавес и гонку вооружений для препятствования гегемонистам России подчинять мир ее интересам, а точнее, ее власть имущим и возникнет жесткая конфронтация Запада и России. Гегемонисты уже толкуют требования политиков, руководства, правозащитников стран Запада, международных организаций к руководству России обеспечить в ней основанную на правах человека демократию как ущемление ее суверенитета, хотя согласно международным конвенциям о правах человека эти права являются объектом заботы всего мирового сообщества. Гегемонистам нужен свой сильный президент-диктатор. Думаю, они уже пытаются под видом подготовки патриотов, борцов с фашистами, защитников Путина, конституционного строя легализовать подготовку своих «штурмовиков», в т. ч. из молодежи для овладения высшей властью, в частности, на выборах президента. Контрреволюционеры-гегемонисты готовы ради обретения власти над Россией развязать в ней гражданскую войну?

Российские гегемонисты пытаются навязать либеральным странам и всему миру характерную для эпохи варварства анахронистскую индивидуалистскую, эгоистичную модель международного поведения, обусловленную узкокорыстными общенациональными и сильно влияющими на государство групповыми интересами, согласно которой государство государству – не друг, а отношения государств строятся на господстве и подчинении, на борьбе за сферы влияния, на жестком противоборстве сообразно узкокорыстным интересам государств, на превосходстве интересов государств над общечеловеческими интересами. Но она негодная для нынешней либеральной эпохи с присущими ей интенсивной интеграцией человечества в единое мировое сообщество, тесным сотрудничеством, взаимопомощью либеральных государств, помощью этих государств прогрессивным силам недемократических государств в построении демократии, поддержкой богатыми либеральными странами слаборазвитых стран. Невозможно было бы существование устойчивых ассоциаций либеральных стран (Евросоюза, НАТО, сотрудничества стран ЕС с США и др.) только на основе корыстных интересов членов этих ассоциаций, без совместной ориентации их на обеспечение в них и с помощью них во всем мире высоких общечеловеческих ценностей, в т. ч. мира, демократии, прав человека, свободы, жизнеспособности человечества. А российские гегемонисты все еще пытаются создать несбыточное устойчивое объединение стран СНГ во главе с Россией только на основе корыстных интересов России и этих стран. Даже СССР объединял свои республики не только силой и корыстью, но и общечеловеческой целью, правда, утопичной, направленной на построение в нем и во всем мире коммунизма.

Полагаю, для Путина, если он стремится стать великой исторической личностью мирового масштаба, поучительна ситуация с Горбачевым, который вошел в мировую историю как очень крупная положительная историческая личность мирового масштаба именно за свой позитивный вклад в глубокое прогрессивное изменение мира преобразованием социализма в направлении либерального общества западного типа в бывшем СССР (ошибочно полагая, что строит демократический социализм) и в преодоление противоборства его с Западом, но не имеет авторитета у огромной части бывших граждан СССР. Видится, Путин умственно тяготеет к западным либеральным ценностям. Но как ему избежать в случае углубления им либеральной перестройки России и интеграции ее с Западом такого большого недовольства им населения страны, какого не сумел избежать Горбачев?

Считаю, что реакционные гегемонистские политики и служители РПЦ, замыслившие обратить Путина в религиозную веру с целью последующего манипулирования им с помощью этой веры в своих интересах, столь же просчитались, как в свое время просчитались олигархи, которые вместе со спецслужбами продвигали В. Путина в президенты на смену Б. Ельцину, рассчитывая манипулировать им в своих интересах. Олигархи не учли врожденный пассионарный характер Путина, обточенный советским воспитанием и спецслужбами (набиравшими к себе молодежь с пассионарным характером) в направлении советского патриотизма, с муками переросшего после распада СССР, допускаю, не полностью (думает о России, а переживает за СССР – не как социализма, а как страны), в российский патриотизм, который (пассионарный характер) неизбежно проявился после продвижения Путина в президенты России и подчинил надиндивидуальным патриотическим интересам, как они понимались им и его соратниками, частные интересы его и других индивидов и социальных групп. Видится, врожденной является также расположенность Путина к чисто рациональному сознанию, которое, возможно, поддастся изменению после глубокой деформации нынешнего строя его сознания. Но сейчас, вижу, его мышление работает как отлаженная рациональная машина и потому не поддается привитию ему религиозной или иной идеологической веры.

Если гегемонисты и Путин сохранят сильную устремленность к достижению ими своих целей, или если одна из сторон окажется слабее другой стороны, или если у одной из сторон сникнет устремленность к своей цели, то предвижу в недалеком будущем возможность нарушения нынешнего промежуточного между демократией западного типа и диктатурой, между тенденциями к интеграции и противостояния России с Западом равновесного состояния либо в сторону ускорения либерализации России и сближения ее с Западом с целью завершения в основных чертах либеральной революции (мыслю, к этому тяготеет Путин), либо в сторону усиления диктатуры и противоборства России Западу, вызванных давлением гегемонистов на Путина с целью побуждения его к усилению им концентрации власти в своих руках в их интересах или к досрочному уходу его в отставку с передачей им своих полномочий президента их представителю для временного исполнения им этих полномочий до выборов президента (думаю, к этим двум вариантам тяготеют гегемонисты). Отстранение гегемонистами Путина от власти силой видится возможным, но маловероятным. При любом из названных вариантов возможны серьезные кадровые изменения в государственной власти. Если же у обеих сторон ослабнет стремление к своим целям или если их силы будут равными, то промежуточное состояние России между диктатурой и демократией, между ее сближением с Западом и противоборством с ним, возможно, сохранится до окончания президентства Путина.

Допускаю, что некоторые влиятельные гегемонисты состоят в сильном неформализованном тайном обществе «декабристов», ярко явившем свою мощь социального спасателя и творца высшей власти обеспечением склонения Б. Ельцина к отречению от власти в пользу В. Путина в декабре 1999 г., но до этого апробировавшем себя продвижением В. Путина в премьер-министры. Если оно создано, то состоит преимущественно из отставных и действующих представителей спецслужб, есть в нем военные и гражданские лица, оно может иметь в Украине, в Беларуси и в др. странах СНГ членов, филиалы, контакты, в т. ч. в высшем руководстве Беларуси и оно способно быть подлинной партией власти, императивно советующей президенту России по ее внутренней и внешней политике, по кадрам. Могут использоваться скорее неформальные и даже опосредованные способы передачи советов. Возможно, в этом предполагаемом тайном обществе есть приверженцы западных ценностей и интеграции с Западом, но насколько они влиятельные?

Если у Путина возобладает ориентация на завершение либеральной революции в России и на объединение ее с Западом, то возникает вопрос, на какие силы он будет опираться при ее воплощении в жизнь?

Для меня очевидно, что Путин, во-первых, враг стихийности в общественных преобразованиях, во-вторых, противник самодеятельного преобразования массами общества, их самовольного творчества в историческом процессе и отстаивает сознательно управляемые преобразования, но преимущественно с помощью власти государства, в-третьих, поборник того, чтобы все общество жило и изменялось упорядоченно, по однозначным правилам, но устанавливаемых государством, в-четвертых, приверженец широкого охвата жизни общества контролем государства, в-пятых, последователь твердой государственной власти, выраженной в строго иерархическом соподчинении всех звеньев государственной власти и в ее способности держать в узде важнейшие общественные процессы. Полагаю, Путин считает, что реальный источник государственной власти -- не стихийный народ, а организованная сила государства – армия, спецслужбы, полиция. Мыслю, его особая забота – сохранение целостности России. Он помнит об опыте Горбачева, следствием демократических реформ которого стал распад СССР. Он не хочет быть правителем, развалившим Россию. Считаю, ради сохранения ее целостности Путин готов ввести жесткую диктатуру и широко применить вооруженную силу. Вижу, его опасение распада России в ходе и после ее демократизации и интеграции с Западом частично ограничивает его желание ее либерализовать и интегрировать с Западом. Но по характеру Путин, полагаю, не расположен к автократии. Думаю, если бы он имел твердые гарантии сохранения единства России в ходе и после ее глубокой демократизации, то он активнее чем сейчас, стремился бы приблизить ее к основным стандартам Запада.

Революцию невозможно полностью вести в рамки правил и до мелочей контролировать государством. Полагаю, Путин преувеличивает целесообразность сознательного управления, да еще государством общественных преобразований и это преувеличение тоже сковывает совершение им глубоких изменений, в т. ч. кадровых, во многом делает их непоследовательными, половинчатыми, противоречивыми. Но очевидно, что революция будет идти оптимально, если ею управляют в основном сознательно и с участием гражданского общества.

Полагаю, если у Путина сохранится ориентация на либерализацию, демократизацию, то в их осуществлении он неизбежно будет опираться преимущественно не на гражданское общество, не на самодеятельность масс, а на бюрократический аппарат, чиновничество. Возможно, по этой причине он бережно относится к чиновникам, даже к тем, на которых негде ставить пробу. Но бюрократия удушает любую революцию. Когда-то это ее свойство отметил В. Ленин. Это понял М. Горбачев вскоре после начала им перестройки. Поэтому он как опытный партийный лидер, следуя принципу коммунистического управления, требующего вовлекать народные массы в историческое творчество и направлять его на коммунистические цели, начал вовлекать народные массы в перестройку, добиваться поддержки ими перестройки и давления их на партийную и государственную бюрократию с целью обновления партийно-государственного аппарата управления. Но при этом Горбачев стремился к тому, чтобы социальное творчество масс шло под руководством пришедших на смену консерваторам передовых партийных и государственных функционеров и в направлении демократического социализма. Однако вовлечение народных масс в историческое творчество создало такое развитое и влиятельное гражданское общество, позже утерянное суверенной Россией (множество политических партий, движений, союзов, независимых СМИ, потерявших чувство страха граждан и др.), которое вышло из-под контроля партийно-государственных чиновников и Горбачева и навязало им преобразования, приведшие к революционной перестройке социализма в направлении либерального общественного строя.

В. Путина разведка СССР готовила не к работе с массами, а к тонкой работе с отдельными личностями. Полагаю, отчасти поэтому он не владеет методами комиссара, трибуна, вожака масс. Но и характер у него, кажется, не комиссарский. Возможно, он даже не «полевой командир». Думаю, Путин как руководитель больше расположен к тихой кабинетной, штабной работе в стабильных условиях с распоряжениями, с действующими по строгим правилам и неукоснительно выполняющими поручения вышестоящих начальников чиновниками. Но т. к. ему знакома беспринципная, вороватая, продажная, кумовская природа нынешних российских чиновников, то он предпочитает ставить над ними на ключевые должности командирами и контролерами своих коллег с родственным ему пассионарным характером из спецслужб, которым (как и армии) в силу особенностей их деятельности требуются люди с пассионарным характером. Однако, думаю, бюрократия быстро перестраивает представителей спецслужб сообразно своим нормам жизни.

Возникает противоречие, связанное с тем, что Путин, полагаю, скроенный для стабильных времен, вынужден заниматься либеральными революционными переменами. Не он их начинал, но ему выпало их осуществлять. Россия объективно нуждается в них и уже прошла, шарахаясь из стороны в сторону, большой путь в либерализации -- в экономике примерно две трети пути, а в политике – около половины пути. За двадцать лет народ очень устал от крутых перемен, от революции. Эта его усталость объективно навязывает Путину в качестве существенной цели его правления завершение (но не прекращение и не остановку) хотя бы в основном либеральной революции. А для ее качественного завершения уже недостаточно знания потребностей, интересов, мотивов поведения масс людей и вредно применение в управлении ими обманных пиар-технологий. Нужны научная теория исторического процесса для объективного обоснования развития России, которую дает фундаментальная социология, а также политическая воля для того, чтобы направлять массы по избранному научно обоснованному пути. Горбачев начал либеральную революцию, Ельцин радикально ее ускорил, а Путину остается успешно ее завершить, максимально устранив ее негативные последствия. Но если Путин приступит к завершению либеральной революции, то оно родит еще одно противоречие. Склонность Путина держать революционные преобразования под контролем государства будет побуждать его опираться при завершении революции на бюрократию и на спецслужбы как мотор, контролер и кнут чиновников. Однако для профессиональных чиновников революционные перемены несут ежеминутную угрозу потери должности (хотя возможны и крутые возвышения), сложившихся корыстных связей, в том числе и с бизнесом, и возможностей обогащения, а потому они неизбежно будут тормозить демократизацию. Но продолжающееся зависание России между демократией и диктатурой, полагаю, свидетельствует и о том, что не только профессиональная бюрократия, но и многие контролирующие ключевые рычаги государства представители спецслужб и армии не заинтересованы в победе демократии, а попытки ряда представителей высшей российской власти реализовать конфронтационные гегемонистские установки свидетельствуют о сильном влиянии на высшую российскую власть гегемонистов.

Если могущественный правитель государства обладает подлинной религиозной верой, то существует реальная опасность, что он во имя веры может пожертвовать и гражданами государства, и государством, и всем человечеством и даже может использовать ради нее оружие массового уничтожения, если оно есть. Ведь для искренне верующего его вера – это обладающая для него силой категорического повеления высшая, абсолютная ценность, которой ему надлежит неукоснительно следовать, догмы которой ему надлежит безусловно соблюдать. Например, вдруг такому правителю почудится, будто бог поручил ему уничтожить источник зла в какой-нибудь точке планеты превентивным ядерным ударом. Если бы у Жанны Д’Арк вместо меча была атомная бомба, то она могла бы ее применить? Полагаю, целесообразно в странах, обладающих оружием массового поражения (ОМП), максимально удалять религии, их организации и их служителей от власти государства и от правителей, а также целесообразно создать надежные международные препоны обретению ОМП странами с теократией, т. к. религиозная вера может создать угрозу уничтожения с помощью ОМП человечества. Вижу, правитель с истовой религиозной и любой идеологической верой опасен для своей страны и для других стран.

Попытки религиозных организаций и их служителей, особенно РПЦ вмешиваться в общественную, особенно в политическую жизнь, их страстное стремление срастись с государственной властью создают весьма нежелательные проблемы для России, особенно в области оптимизации межэтнических, межмировоззренческих, в том числе и межрелигиозных отношений. Напр., какие бы примирительные заявления ни делали активисты Русской православной церкви, они неизбежно будут создавать конфронтацию в обществе до тех пор, пока вопреки объявленному конституцией России идейному, в том числе религиозному плюрализму, свободе веры и вообще мировоззрений будут продолжать свои нынешние попытки стать государственной церковью или хотя бы главной церковью, покровительствуемой государством, и использовать государственную власть: для превращения РПЦ в доминирующую идеологическую силу России; для закрепления за РПЦ России как якобы канонической территории РПЦ, на которой она будто бы имеет преимущественное относительно других религий и нерелигиозных мировоззрений право распространять свои влияние и веру; для утверждения РПЦ ведущей религией России и для конституирования верховенства РПЦ над терпимыми ею религиозными организациями; для обретения РПЦ права распространять ценности православных панрусизма и панславизма среди ее приверженцев и среди всех граждан в качестве определяющих этнических ценностей России. Полагаю, особое покровительство властью и Путиным РПЦ, усиливающие амбиции ее, ее руководства и ее служителей, нарушают положения конституции о равенстве прав всех религий перед государством и законом, об отделении религии от государства, не способствуют сплочению граждан разной религиозной веры и не исповедующих никакую религиозную веру. Срастание РПЦ с властью также ущемляет свободу слова, совести, мировоззрений и ведет к установлению в России православной теократии.

Религии не способны быть надежным руководством в обустройстве общественной жизни, в т. ч. и в принятии управленческих решений, потому, что в основе религий лежат идеи о беспредельных первоначалах мироздания, которые не поддаются логической и практической научной проверке на истинность и которые наука, являющаяся высшей формой рационального познания, вообще не в состоянии соотнести с реальностью, но которыми религии в конечном счете объясняют ограниченные вещи, процессы, ситуации, действия, причины, напр., все от бога.

Религиозные организации не в состоянии быть не только производителем надежных знаний, но и эффективно выполнять роль нравственного наставника, которую они стремятся себе полностью присвоить. У всех религиозных организаций неизбежна двойная мораль. С одной стороны, есть та мораль, которую они хотят привить всему человечеству и которая сформулирована в их вероучениях. Во многих религиях присутствуют общечеловеческие нравственные принципы, отвечающие требованиям прогресса. Одни из них творцы конкретных религий создали сами, другие -- взяли из жизни, третьи -- перенесли из других религий, из философских учений. В то же время есть писаная или неписанная корпоративная мораль религиозных организаций, в частности, церквей, направленная на обеспечение их жизнедеятельности. Корпоративная мораль – это неизбежный компонент любой организации и предназначена для обеспечения ее целостности и жизнеспособности. С религиозно-корпоративной точки зрения нравственно то, что способствует существованию и влиянию данного религиозного вероучения и его религиозной организации, что полезно им, а безнравственно то, что вредит им. Нередки ситуации, когда общечеловеческие нормы морали, содержащиеся в вероучениях, вступают в конфликт с корпоративной моралью их религиозной организации. При таком конфликте служители культа предпочитают отдавать приоритет корпоративной морали, подрывая этим моральные принципы вероучений. Так, любая церковь, в т. ч. христианская одобряет принесение ее адептами в жертву своей жизни ради своих веры и церкви. А, напр., христианская заповедь «не убий» не может не включать требование к верующему не убивать и себя, в т. ч. сознательным принесением в жертву своей жизни ради своих веры и церкви. Корыстные интересы многих служителей культа и рядовых верующих во всем мире, в т. ч. и в нынешней России тоже вступают (и вступали в течение всего времени существования религий) в конфликт с высокой моралью религий и подрывают моральный авторитет религиозных организаций как претендентов на роль создателей, хранителей и наставников высокой морали. Не вижу в религиозных организациях России образцы для нравственного подражания.

Религии и их организации не годятся также на роль эффективных социальных объединителей. Объединяя единоверцев, они разъединяют людей разной веры и вообще разных мировоззрений. Ведь каждая религия и ее организация категорически считают именно свое вероучение единственно истинным. По этой причине единая религия невозможна. Но невозможно также всех людей обратить в религиозную веру. Всегда рождается много людей, расположенных как к вере в существование безграничных первооснов мироздания, так и к рациональному мышлению. Среди расположенных к вере формируются адепты религий и атеисты, а со времени рождения философии также постоянно формируется много людей, тяготеющих к философской нерелигиозной вере. Религии не способны обеспечить преодоление глубоких социальных противоречий между единоверцами. Они не годятся на роль социальных объединителей также потому, что задают людям основанные на вере в существование безграничного целевого первоначала реальности (бога и др.) идейные ориентиры, не поддающиеся контролируемой и общезначимой логической и практической проверке на истинность. Тот, кто следует таким ориентирам и тем более жертвует во имя них своими судьбой, жизнью, не ценит себя. Безответственна власть, использующая для организации социальной жизни религии, опирающиеся на не поддающиеся научной проверке идеи. Если же власть намеренно использует религии для обмана людей в желаемом ей направлении, в т. ч. и для того, чтобы держать их в подчинении, то это еще и циничная власть.

Вопреки демократическим принципам свободы слова, критики, идейного, в т. ч. религиозного плюрализма, в России и в Беларуси немало служителей и рядовых адептов религий, особенно Русской православной церкви, отождествляют право на свободу религиозной веры с правом на свободу от критики религий и нередко ожесточенно преследуют людей, критикующих их.
Так, в большом отряде тех, кто в угоду президенту Беларуси рьяно незаконно увольнял меня с кафедры философии Академии наук Беларуси за жесткую критику мною автократии президента Беларуси, его официальной идеологии и поддержки его руководством РПЦ в Беларуси, особенно истово увольнял меня неофит и активист РПЦ заведующий кафедрой А. Осипов, одновременно сохранявший привитую ему ранее веру в первичность материи. А в борьбе с моим коллегой, стойким атеистом, активно противостоявшим Осипову и религии, и совестливым свидетелем участия спецслужб в незаконном увольнении меня из Академии, видимо, так переусердствовали в этом году, что он скончался. Думаю, диктаторский готов применить для самозащиты любые доступные ему средства, а критерий его морали следующий: нравственно все, что способствует его сохранению. Но поддерживающего РПЦ автократа Беларуси восхваляют руководство и служители РПЦ в ней и вопреки заповедям своей веры о любви и др. игнорируют ущемление им многих законных прав ее граждан и применение им репрессий против многих тысяч людей, недовольных его диктатурой. Напомню и об адептах православия, громивших выставку в Москве «Осторожно, религия!».

Основное предназначение государства состоит в содействии обеспечению жизнеспособности наций и человечества. Главными в этом обеспечении являются ученые, инженеры, врачи, педагоги, творцы искусства, организаторы, производители материальных благ, а не создатели и проповедники религиозных учений. Власть России обязана строго исполнять конституцию, отделившую религию от государства, и вернуть священника на его профессиональное рабочее место -- в храм.

Наука и инженерия – вот главные идейные опоры эффективного управления прогрессом государства, общества, личности, нации, человечества. Россия остро нуждается в научном обосновании и в социально-инженерном обеспечении управления ее поступательным развитием. Власть, которая в эпоху НТР не опирается на науку, в т. ч. на фундаментальную социологическую теорию и на сильных теоретиков-социологов, а также на социальную инженерию, не внушает доверие.

18. 07. 2005.

Помещено: Антонюк Георгий. Религия, российское государство и президент России (личный фрагментарный взгляд, не для аналитиков правительств и разведок) // Kreml.org, 20.07.05.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Бывший адрес текста «ФОРУМ АНТОНЮК. ВМЕСТЕ СОЗДАЕМ ЛИЧНОЕ МИРОПОНИМАНИЕ»: http://demiurgos.communityhost.ru./

Нынешний адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 236
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения