ЦЕННОСТНАЯ ПРИРОДА ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФСКАЯ ВЕРА

Перейти вниз

ЦЕННОСТНАЯ ПРИРОДА ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФСКАЯ ВЕРА

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 19, 2013 3:06 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

ЦЕННОСТНАЯ ПРИРОДА ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФСКАЯ ВЕРА


Данная научная работа является применением и развитием моей концепции чистого (пурического) рационализма.


В данной работе я с позиции рационального мышления научно-теоретически исследую философию и в целом идеологию, науку, идеологическое и рациональное мышление, идеологическую и рациональную логику в мысленно сконструированном мною безгранично идеализированном виде, т. е. как научные безгранично идеализированные предметы, которые с точки зрения рационального мышления в таком виде неосуществимые, но имеют реальные ограниченные прообразы. Этот научный безгранично идеализирующий данные предметы взгляд позволяет познать их природу в чистом, не искаженном различными реальными факторами виде и применить это знание к осмыслению реальных неидеализированных философии и в целом идеологии, науки, идеологического и рационального мышления, идеологической и рациональной логик, в которых возможно только ограниченное проявление их сущности. При этом важно иметь в виду, что рациональными, в т. ч. научными средствами вообще невозможно сконструировать настоящие научные безгранично идеализированные предметы из идеологических предметов (философии, религии, мифов и др.) в силу коренной противоположности рационального мышления, на котором основана наука, и идеологического мышления, на котором основана идеология, не позволяющей осуществить рациональное моделирование идеологии, а безграничная идеализация в научном познании является разновидностью научного моделирования. Потому наука способна создать лишь внешнее подобие научных безгранично идеализированных предметов из реальных ограниченных идеологических предметов (философии, религии и др.). А имеющая ценностный характер безграничная идеализация в идеологии, опирающаяся на идеологическую веру в осуществимость мысленно сконструированных безгранично идеализированных предметов, рассматриваемых идеологическим мышлением как якобы воспроизведение им реальности, не поддается ее использованию в объективном научном познании.

Я, будучи рационалистом, потому понимаю сущность идеологии и идеологического мышления, что одно время у меня была расположенность к идеологическому мышлению и к идеологическому взгляду на мир наряду с рациональным мышлением и рациональным взглядом на мир. После революционного преобразования моего дуалистичного рационально-идеологического мышления в монистичное рациональное мышление у меня все же сохранилась память об особенностях моего исчезнувшего идеологического мышления, которое я сейчас в состоянии осмысливать рационально, в то же время как бы обладая им и как бы непосредственно наблюдая его. Естественно, чтобы мое научное осмысление идеологического мышления было эффективным, мне понадобилось выработать новые и творчески переработать имеющиеся научные концептуально-когнитивные, когитивные и методологические средства его познания. У некоторых людей с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, в том числе у некоторых ученых бывает противоположное контрреволюционное преобразование их дуалистичного мышления в монистичное идеологическое мышление. Такое преобразование губительное для личности и представляет собой ее болезнь, в отличие от врожденного обладания личностями монистичным идеологическим мышлением, монистичным рациональным мышлением и дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, которые изначально являются их естественными мышлениями. Рациональное мышление реалистичное, а идеологическое мышление нереалистичное и потому как врожденное  рациональное мышление, так и возникшее рациональное мышление являются реалистичными, а следовательно, полезными для жизнедеятельности личности.

* * *
С точки зрения моей концепции чистого рационализма безгранично идеализированные предметы – это сконструированные рациональным и идеологическим мышлением и способные существовать только в виде содержания идей предметы, все или только некоторые черты которых мыслятся лишенными границ их проявления, представляя собой мысленно доведенные в сознании до полного проявления реально проявленные ограниченные черты существующих, способных существовать, мыслимых существующими, а также поддающихся созданию и мыслимых поддающимися созданию конечных предметов (вещей, свойств, отношений, идей, ощущений, чувств, ценностей, сообществ, целей, личностей, деятельности и др.), а также сконструированный только идеологическим мышлением и способный существовать лишь в виде содержания идей абсолютный предмет, т. е. бесконечный предмет (напр., бесконечная материя как основа мира), по отношению к которому всякие существующие, способные существовать и мыслимые существующими конечные предметы рассматриваются этим мышлением как его проявления. Безгранично идеализированные предметы являются идеализацией, а точнее, безграничной идеализацией, результатом которой является абстрактный предмет. С точки зрения научной концепции безграничной идеализации любые конечные безгранично идеализированные предметы вообще неосуществимые, а об осуществимости бесконечно идеализированных предметов рациональное мышление не в состоянии высказаться, поскольку оно не в способно их содержательно мыслить, а в состоянии только молчать, следовательно, оно не в состоянии их конструировать. Безграничность в рациональном безгранично идеализированном предмете – это мысленно сконструированное будто бы проявление природы (сущности) конечного предмета в чистом виде, отвлеченное от любых факторов, которые в реальности ограничивают ее чистое проявление. Один из примеров такой безграничной рационально-научной идеализации – это первый закон И. Ньютона (1643 – 1727 ), который гласит: «Всякое тело продолжает удерживаться в состоянии покоя или равномерного и прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными силами изменить это состояние» (И. Ньютон. Математические начала натуральной философии). Однако невозможен реальный предмет, на который не воздействовали бы какие-либо силы.

В методологии науки распространено понятие «идеализированного объекта», содержание которого сходно с содержанием введенного мной понятия «безгранично идеализированного предмета», но в данном мной названии этого предмета более точно отражена его суть, т. к. создают также ограниченно идеализированные предметы (напр., в политической пропаганде, торговой рекламе), представляющие собой мысленное частичное преувеличение или преуменьшение ценности каких-то предметов, которые будучи неосуществимыми в одних условиях, могут быть осуществимыми в других условиях. Теоретическое осмысление безграничной идеализации в идеологии не осуществлялось наукой, а для самой идеологии проблема безграничной идеализации вообще не существует в силу ее сущности.

Для названия полного проявления природы предмета используются также синонимы «полностью», «чисто», «всецело», «абсолютно», «идеально», напр., «абсолютно твердое тело», «идеальный газ». Мыслить предмет безграничным – это мыслить его без факторов, ограничивающих чистоту проявления его природы (свойств, устройства, закономерностей и др.). С точки зрения рационального мышления это не означает мышление безгранично идеализированного конечного предмета без границ, а означает мышление его как бы существующим вне связей с факторами, мыслимыми как ограничивающие чистоту его осуществления (чистоту проявления его сущности). В этом плане он является разновидностью абстрактного предмета. Еще одной разновидностью абстрактного предмета являются неидеализированные предметы (напр., время, движение, противоречие). Абстрактные предметы – это мысленно выделенные из связанных друг с другом предметов путем абстрагирования предметы реальности (свойства, отношения, состояния и др.), реально существующие в связях с другими предметами, имеющие их носителей, которые в интересах познания мысленно рассматривают так, как если бы они существовали отдельно от других предметов (напр., пространство, причина, социальное отношение, благо и др.), осознавая при этом, что они обособленно, вне связей не существуют. В реальности абстрактные предметы невозможны и рационально-научное мышление исходит из такого понимания особенности безгранично идеализированного предмета. Однако идеологическое (внерациональное, экстрарациональное) мышление, даже теоретикоподобное (философское, теософское), создавая подобие безгранично идеализированных и иных абстрактных предметов, не осознает их таковыми и мыслит их не как абстрактные и идеализированные предметы, а как конкретные реальные предметы мироздания, будто бы устроенного посредством абсолютно иерархического причинного отношения в виде бесконечной основы мира и ее якобы проявлений в конечных предметах.

Полагаю, целесообразно выделить два типа мысленных безгранично идеализированных предметов – это конечный безгранично идеализированный предмет (напр., абсолютно черное тело) и бесконечно идеализированный предмет (напр., бесконечная материя). Возможны также ограниченно идеализированные в положительную или отрицательную стороны ценностные предметы, когда какому-то являющемуся ценностным предмету приписываются лучшие или худшие, но не безгранично хорошие и не безгранично плохие черты, которыми он не обладает и не способен обладать, но которыми способны обладать или обладают другие предметы. Безгранично идеализированные предметы являются не только ценностными, но и ценностно нейтральными (напр., идеальный газ в химии), однако они вообще неосуществимые в силу безграничной  идеализации. Конечные мысленные безгранично идеализированные предметы создаются рациональным и идеологическим мышлением, а мысленные бесконечно идеализированные предметы создаются только идеологическим мышлением. Содержание используемого наукой понятия бесконечного (напр., бесконечное множество) в действительности является  операциональным бесконечным, представляющим собой как бы безгранично идеализированный конечный процесс осуществления мысленных операций как бы создания предмета, формально-логически противоположного конечному предмету, напр., путем непрерывного мысленного прибавления, в действительности неосуществимого в силу ограниченности операциональных возможностей конечного человека. Реальным результатом мысленного построения операционального бесконечного является неопределенно конечное. Поскольку рациональное мышление не в состоянии содержательно, т. е. предметно мыслить бесконечность, то оно мыслит ее лишь формально-логически как логическую противоположность понятию конечного.  В отличие от рационального мышления идеологическое мышление в силу особенностей его идеологической логики мыслит бесконечность только как предмет, мыслит ее только существующей и не способно мыслить несуществующей, при этом рассматривая себя и другие конечные предметы как ее проявление.

Мыслимый предмет (т. е. то, что мыслят) в виде его мысленного образа составляет содержание мысли.  Мыслить предметно – это мыслить предмет. Я использую понятие предмета в качестве наиболее общего в формально-логическом смысле понятия для отражения любого обладающего определенными чертами компонента отношений, для отражения отдельного, выделенного, обладающего своеобразием. Относительное ничто для рационального мышления и абсолютное ничто для идеологического мышления – это тоже предметы. Невозможно существование предмета самого по себе как обособленной от всяких отношений реальности, предмет обязательно существует в связях с другими предметами. Потому понятие предмета соотносительное, т. е. каждый субъект мыслит любой реальный предмет относительно других мыслимых предметов и в конечном счете относительно мыслимого им себя как безусловного для себя предмета, в существование которого он верит, который он не в состоянии мыслить несуществующим, в существовании которого он не в состоянии даже сомневаться. Предметом являются любые компоненты реальности, как объективной, так и субъективной: материальные вещи, свойства, процессы, отношения, законы, идеи, логические формы мысли, чувства и др. Потенциальными предметами являются возможные предметы. Бывшими предметами являются исчезнувшие предметы. Нулевым предметом является ничто. Сознание воспроизводит эти реальные предметы в виде мыслей о них. С точки зрения моей концепции чистого рационализма непредметной (беспредметной) реальности ни как действительности, ни как возможности, ни как ничто нет, непредметность (беспредметность) – это не разновидность реальности, а немыслимость предметно. Полагаю, исходя из концепции чистого рационализма, что для рационального мышления непредметной является только мысль о бесконечности, напр., мысль о бесконечной основе мира, поскольку оно не в состоянии предметно мыслить бесконечность, а в состоянии мыслить ее непредметно лишь как формально-логическую противоположность понятию конечного и потому оно не в состоянии ничего сказать о ее существовании или несуществовании, т. к. эта непредметная формально-логическая мысль рационального мышления не соотносима ни с мыслимыми реальными предметами, ни с мыслимыми нереальными предметами и в конечном счете не соотносима рациональным субъектом с мыслимым им своим бытием. В отличие от рационального мышления идеологическое мышление мыслит только предметно, в том числе оно мыслит предметно бесконечность, напр., оно предметно мыслит бесконечную основу мира. В качестве предметов я рассматриваю также мыслимое в качестве предметов, но с точки зрения рационально-научного мышления (науки) осуществимое лишь в будущем или вообще неосуществимое: неосуществимые безгранично идеализированные предметы рационального мышления и идеологии, кроме бесконечности, о которой рациональное мышление не в состоянии ничего сказать, неосуществимые бесплодные фантазии и художественные вымыслы, осуществимые и неосуществимые проекты. Некоторые из таких предметов мыслятся существующими, например, идеологические предметы идеологическим мышлением мыслятся существующими. Но здесь я рассматриваю проявление монистичного рационального и идеологического мышления людей. Однако если люди обладают дуалистичным мышлением, то они могут создавать внутренне антагонистичные комбинации мыслей, например, в виде попытки рационально доказать, в частности, логически или с помощью рационально-научной теории существование бесконечной основы мира или при попытке мыслить непредметной якобы существующую бесконечную основу мира, которую идеологическое мышление посредством веры предметно мыслит существующей.

Создаваемые рациональным мышлением безгранично идеализированные предметы намеренно используются в науке, инженерии в интересах познания и практики (напр., прямая линия, абсолютно твердое тело, идеальный газ, машина Карно, машина Тьюринга, полное социальное равенство, чистая красота, абсолютно последовательная философия). Рациональные безгранично идеализированные предметы изначально мыслятся этим мышлением вообще неосуществимыми, а научные и инженерные безгранично идеализированные предметы имеют или способны иметь ограниченные аналоги («прообразы») в реальности. В науке и инженерии безгранично идеализированные предметы выполняют вспомогательную функцию. Рациональное и инженерное мышление осознают, что конструируют предметы, которых не было, нет и которые вообще невозможны, но конструируют их на основе знаний о реальных предметах и в направлении наиболее глубокого познания реальных предметов и наиболее эффективного построения новых предметов для нужд практики. Конструируемые идеологическим мышлением безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированные предметы используются в идеологии (в философии, религии, теософии, мифотворчестве и в др. разновидностях идеологии) и изначально категорическим мыслятся этим мышлением, а значит, его носителями осуществимыми и посредством идеологической веры категорически признаются основанными на этом мышлении конкретными идеологиями осуществимыми (существовавшими, существующими, осуществимыми в будущем). Создание безгранично идеализированных предметов в идеологии рассматривается не как конструирование, а как отражение реальности, а безгранично идеализированные предметы не рассматриваются как безгранично идеализированные. В идеологии безгранично идеализированные предметы являются основными кирпичиками, из которых она строится, и составляют главное ее содержание.


* * *

Любая философия является продуктом идеологического мышления и ее способно содержательно воспринимать только идеологическое мышление. Идеологическое мышление основано на имеющей силу категорического императива вере, т. е. противоположной сомнению абсолютной убежденности обладающей этим мышлением личности в осуществимости созданных мыслью безгранично идеализированных конечных предметов (напр., абсолютно совершенное общество) и бесконечно идеализированных предметов (напр., бесконечная основа мира), существование которых как идеологическое, так и рациональное мышление не в состоянии доказать ни логически, ни практически, причем бесконечно идеализированные предметы рациональное мышление вообще не в состоянии содержательно мыслить, а конечные безгранично идеализированные предметы оно считает неосуществимыми. Потому идеологическое мышление нереалистичное, но оно категоричное, в отличие от рационального мышления, которое реалистичное, хотя не всегда адекватно отражает реальность, и некатегоричное, оно необходимо содержит в себе возможность сомнения. В силу категоричности идеологического мышления его носители рассматривают ту идеологию, приверженцем которой каждый из них является, как якобы единственно истинную (об идеологическом и рациональном мышлении см.: Антонюк Георгий. Особенности идеологического и рационального мышления // demiurgos.sosbb.ru, 25. 12. 2011; Он же. Черты идеологической и рациональной логик // demiurgos.sosbb.ru, 26. 12. 2011; Он же. Философология (философоведение) http://demiurgos.sosbb.ru, 12. 03. 2012 и др. работы автора на сайте demiurgos.sosbb.ru и на др. сайтах, а также изданные работы на бумажных носителях).

В основе любой философии в точном смысле понятия философии лежит идеологическая идея бесконечной основы мироздания (материальной, идеальной, материально-идеальной), которую не в состоянии содержательно мыслить рациональное мышление, при этом считающее, что содержание данной идеи – это описание идеологическим мышлением неосуществимого бесконечно идеализированного предмета, в осуществимость (в существование) которого оно верит (бесконечное единое начало, первоначало, первопричина, первооснова, единая сущность). Научно-теоретический взгляд на философию позволяет заключить, что в абсолютно совершенной в смысле абсолютно последовательной философии т. е. в безгранично идеализированной, но неосуществимой философии мышление бесконечной основы мира обладающими абсолютно совершенной идеологической логикой философскими личностями – это рассмотрение ее как абсолютной по отношению к конечным, относительным предметам, т. е. рассмотрение ее полностью независимой от них и полностью детерминирующей их.
 
В любой философии бесконечная основа мира рассматривается не сама по себе, а как якобы абсолютная причина конечных предметов. Вне идеи этой абсолютной детерминации идея бесконечной основы мира не представляет ценности для идеологического мышления. В то же время в ней самой мыслятся черты, хотя бы такой минимум черт, как бесконечность, причина самой себя (causa sui) и абсолютная каузальность по отношению к конечным предметам, рассматриваемым в философии как проявление бесконечной основы. Поскольку основа мира в философии (и в любой идеологии) мыслится бесконечной, т. е. безгранично идеализированной, то якобы обусловленное ею конечные предметы не могут не рассматриваться безгранично идеализированными как будто бы причастные к бесконечной основе мира, как содержащие в себе ее черты. Рассмотрение любого конечного предмета приобретает чисто философский характер, если его мысленно ставят в теоретикоподобной форме в отношение абсолютной причинной детерминации (обусловливания) с мыслимой посредством философско-идеологической веры якобы существующей мысленно сконструированной идеологическим мышлением в теоретикоподобной форме, но категорически мыслимой существующей бесконечной основой мира (бесконечными материей, абсолютной идеей и др.). 

Философия выражает ценностное отношение обладающих теоретикоподобной способностью идеологических личностей к мирозданию с помощью идеи бесконечной основы мира, как сугубо индивидуальное, так и общее для многих из них, потому она не дает объективный взгляд на мир и на его основу, но в таком виде она косвенно отражает черты идеологических личностей, их безграничных идеологических побуждений и мышления, ту культуру и то общественное устройство, в т. ч. экономическое, то состояние человечества, в которых действовали и мыслили эти личности. Но она не дает объективное знание об идеологических личностях и о внешнем по отношению к ним мире. Однако хотя философия, точнее, конкретная философия в силу ее идеологического характера значима только для людей с теоретикоподобным идеологическим мышлением, способными быть адептами конкретной философии, причем она категорически значима, она все же сыграла огромную роль в создании когнитивного (познание), когитивного (мышление), методологического и мировоззренческого фундамента рационально-научного познания мира.

Идейную основу любой философии и иной идеологии составляют безгранично идеализированные предметы, поставленные в отношения иерархической детерминации одними безгранично идеализированными предметами других безгранично идеализированных предметов, абсолютно доминирующим среди которых рассматривается бесконечная основа мира. Любой мысленный неидеализированный, а значит рациональный конечный предмет (напр., содержание идей реальных конечных предметов), используемый философией и иной идеологией, ими, точнее, их творцами закономерно, т. е. в силу сущности идеологий обязательно модифицируется, в т. ч. путем его безграничной идеализации с целью приспособления его к системе философских или иных идеологических идей. Говоря образно, все, к чему идейно прикасается идеология, ею безгранично идеализируется. Наука тоже использует для своих нужд изначально мыслимые в ней неосуществимыми безгранично идеализированные предметы, однако в ней нет бесконечно идеализированных предметов, а конечные безгранично идеализированные предметы (идеальный газ, машина Тьюринга, абсолютная социальная справедливость и др.) хотя и играют важную роль в научном познании и в построении научного знания, поскольку без них не в состоянии обойтись научная теория и теоретическое знание, однако являются дополняющими научное познание и знание, основанные на практическом и логическом доказательствах.

В разных философских учениях основа мира мыслится монистической, дуалистической и плюралистической, как, напр., в древнегреческих материалистических философиях, которые в качестве материалистических все же монистические. Так называемая «плюралистичная» основа мира в философских учениях в действительности либо монистичная, либо дуалистичная. Напр., Эмпедокл (490 – 430 до н. э.) исходил из того, что все вещи состоят из четырех элементов (стихий) (от др.-греч. στοιχεῖον — «элемент, стихия») – земли, воды, воздуха и огня. Но Эмпедокл был материалистом, поскольку рассматривал эти элементы как материальные, следовательно, он был в конечном счете монистом. Аристотель (435 – 355 до н. э.) признавал пять вечных элементов материальных вещей и единого нематериального бога-ума в качестве совечной материи нематериальной целевой причины, которую он рассматривал как эйдос эйдосов (форму форм), будто бы обладающей созидательной активностью в отношении материи, в противоположность якобы абсолютно пассивной материи. Согласно Аристотелю, бог или ум "есть вечная, неподвижная и обособленная от чувственно воспринимаемых вещей сущность;... эта сущность не может иметь какую-либо величину, она лишена частей и неделима; ...эта сущность не подвержена ничему и неизменна, ибо все другие движения -- нечто последующее по отношению к пространственному движению". Потому Аристотель был в конечном счете философским дуалистом.

В отличие от нереалистичного идеологического, в т. ч. философского мышления рациональное, в т. ч. научное мышление как реалистичное признает осуществимыми только всецело ограниченные предметы. Рациональное мышление, особенно в науке и инженерии конструирует и использует для разных нужд безгранично идеализированные конечные предметы (напр., абсолютно твердое тело, машина Карно), но не признает их осуществимыми. Однако оно содержательно не использует бесконечно идеализированные предметы, поскольку не в состоянии их содержательно мыслить, и потому оно способно их создавать лишь формально-логически путем мысленного противопоставления чертам конечного предмета, не соотнося их с реальностью и не наполняя мысленно даже выдуманным содержанием. Это формально-логическая бесконечность. Рациональное мышление считает такой созданный формально-логически бесконечно идеализированный предмет неосуществимым. А используемое в науке содержание идеи бесконечного предмета (напр., в математике «бесконечного множества») в действительности является не настоящим бесконечно идеализированным предметом, а квазибесконечно идеализированным предметом, т. е. как бы бесконечно идеализированным операционально-мысленным предметом, конструируемым посредством мысленных операций как бы создания бесконечно идеализированного мысленного предмета, вообще не поддающегося завершению в силу рациональных логических особенностей понятия бесконечного предмета как полностью противоположного рациональным логическим особенностям понятия конечного предмета и ограниченности возможностей конечного человека по совершению мысленных операций построения бесконечности, т. е. научная идея бесконечного предмета в действительности является идеей неопределенно конечного предмета. Поскольку рациональное мышление не способно содержательно мыслить бесконечное, то при попытке мыслить основу мира бесконечной оно логически впадает в состояние полной, абсолютной когнитивной неопределенности. Это я называю проявлением закона абсолютной когнитивной неопределенности рационального мышления (см. об этом законе: Антонюк Георгий. Закон абсолютной когнитивной неопределенности рационального мышления // demiurgos.sosbb.ru, 13. 01. 2012 и др. работы автора).

Не только по отношению к решению вопроса о том, бесконечна ли основа мира, но и по отношению к решению вопроса о том, конечна ли основа мира  (бесконечен или конечен мир) рациональное мышление пребывает в состоянии полной, абсолютной когнитивной неопределенности и способно лишь молчать. Существование этой абсолютной познавательной неопределенности рационального мышления я сформулировал в виде закона абсолютной когнитивной неопределенности рационального мышления. Суть этого закона в полном виде (возможны его формулировки в неполном виде, напр., в отношении только идеи бесконечности) в следующем. Рациональное мышление не в состоянии мыслить основу мироздания конечной или бесконечной и в случае попытки мыслить основу мира конечной или бесконечной оно неизбежно попадает в состояние абсолютной когнитивной неопределенности в отношении возможности создания такой мысли. Оно не способно мыслить основу мира конечной потому, что мышление каждого конечного предмета возможно только относительно других конечных предметов, обусловливающих границы друг друга, т. е. конечные предметы мыслятся только относительно конечных предметов и мышление конечного предмета безотносительно к другим конечным предметам невозможно, следовательно, попытка мыслить основу мира конечной требует мышления другой конечной основы мира, в отношении которой возможно мыслить ее границы и так неопределенно много раз. Рациональное мышление не способно содержательно мыслить бесконечный предмет потому, что его логика является соотносительной, в ней отсутствует логическая форма бесконечного абсолютного детерминанта логических форм конечных предметов и она оперирует только логическими формами обусловливающих друг друга конечных предметов, мыслимых существующими относительно друг друга и ограничивающими друг друга. Потому рациональное мышление не способно создать идеи таких мысленных предметов, как конечная и бесконечная основа мироздания, и следовательно, не способно мыслить о том, является основа мира конечной или бесконечной.

Рациональное мышление даже с помощью научного познания вообще не способно создать ни сейчас, ни в будущем относительно завершенное рациональное, в том числе научное мировоззрение, в основе которого лежало бы хотя бы относительно завершенное объективное знание об основе мироздания. Невозможно даже помыслить возможность создания рациональным мышлением мировоззрения, основанного на идее конечной или бесконечной основы мира. В отличие от рационального мышления идеологическое мышление своим категоричным признанием посредством идеологической веры существования бесконечной основы мира придает взгляду на него завершенность и тем самым придает ему абсолютную определенность. Существование абсолютной когнитивной определенности в объяснении идеологическим мышлением мира как завершенного целого с помощью категорически мыслимой им безусловно истинной идеи существования бесконечной основы мира я называю законом абсолютной когнитивной определенности идеологического мышления. Но такая абсолютная когнитивная определенность идеологического мышления существует только для обладающих идеологическим мышлением приверженцев конкретной идеологии. Адептам каждой идеологии присуща своя абсолютная когнитивная определенность их идеологического мышления. Идеология, в том числе философия одних обладающих идеологическим мышлением людей является в своей основе абсолютно ложной для обладающих идеологическим мышлением адептов другой идеологии, в том числе философии.

Одной из существенных черт философии является ее частичное подобие по логической форме на теорию, поскольку в ней используется целостная система компонентов, похожих на теоретические, в действительности являющихся лишь теоретикоподобными. Она использует похожие на научные методы (напр., метод аналогии сущего в философиях Платона -- 4528/427 – 348/347 до н. э., Аристотеля, Августина Блаженного -- 354 – 430, Фомы Аквинского --1225/1226 – 1274, неотомизма, диалектический метод в философиях Гераклита -- ок. 544 – ок. 483 до н. э., Гегеля -- 1770 – 1831, Маркса -- 1818 – 1883; похожие на всеобщие понятия категории (напр., время, качество, количество как якобы неотъемлемые свойства бесконечной основы мира, которые идеологическое мышление считает не всеобщими, а отражением реально существующих конкретных предметов; термины, обозначающие специальные философские понятия, причем, как и философские понятия, имеющие полностью или частично особые значения в разных философских системах, но однозначные в рамках конкретной философии; безгранично идеализированные предметы, которыми является содержание всех собственно философских идей о предметах мироздания, напр., идей бесконечной основы мира, форм движения бесконечной материи, абсолютно совершенного общество) и которые похожи на мыслимые неосуществимыми научные безгранично идеализированные предметы, однако в отличие от них не мыслимые идеологическим мышлением безгранично идеализированными предметами и им категорически мыслимые будто бы осуществимыми конкретными предметами; абстрактные предметы (напр., причина, справедливость, красота и др.), похожие на научные абстрактные предметы, однако мыслимые, в отличие от мышления абстрактных предметов в науке, осуществимыми как якобы конкретные проявления якобы существующих предметов с безграничными чертами; логические методы, похожие на формально-логические методы индукцию, дедукцию индуктивноподобные и дедуктивноподобные методы и др. Однако содержательно философия не является теорией в точном смысле, подобной научной теории, поскольку она основана на признанных ее приверженцами с помощью идеологической веры осуществимыми безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированных предметах, а в научной теории признается существование только конечных предметов,  в ней не признаются осуществимыми и безгранично идеализированные,  и  ограниченно идеализированные предметы и она опирается на доказательства в конечном счете с помощью практики, а не на веру. Соответственно философская вера осуществляется с помощью средств, подобных на те, которые используются для построения теории, т. е. она детерминирована безграничными побуждениями, в т. ч. чувственными, безграничной логикой идеологического мышления и его теоретикоподобным содержанием, в отличие от религиозной веры, которая детерминирована безграничными побуждениями, в т. ч. чувственными, безграничной логикой идеологического мышления и его нетеоретическим полностью (напр., христианство, ислам) или в своей основе содержанием, которое может также иметь элементы теоретикоподобности (напр., конфуцианство, буддизм). Частично похожей на теоретикоподобную философскую веру является идеологическая вера в имеющей теоретикоподобные элементы теософии (теософская вера) и идеологическая вера в имеющей теоретикоподобные элементы теологии. Способ существования и действия веры в теологиях ряда религий (напр., в христианстве) и веры в изначальных нетеоретикоподобных догматах этих религий отличается. Возможно, оправданно говорить об особенностях теологической веры.

Философия как разновидность идеологии основана на признанных ее адептами с помощью идеологической веры осуществимыми безгранично идеализированных предметах. Полноценная, подлинная философия строится только из идей безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированных предметов, поскольку она исходит из якобы существования бесконечной основы мира, будто бы абсолютно причинно обусловливающей мир конечных предметов. Создатели философских учений нередко вмонтируют в свои учения научные идеи, однако они их противоестественно приспосабливают к обслуживанию мыслимых ими осуществимыми базовых безгранично идеализированных предметов, причем приспосабливают путем деформирования научных знаний, напр., включая их в философские идеи о якобы существующей причинной детерминации конечных предметов бесконечной основой мира, безгранично идеализируя отражаемую в них реальность, напр., какую бы часть реальности ни отражала наука, философия интерпретирует эту часть реальности как якобы проявление бесконечной основы мира, а следовательно, как будто бы наличие в них природы этой бесконечной основы.


Последний раз редактировалось: Admin (Пн Фев 01, 2016 4:44 pm), всего редактировалось 55 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 19, 2013 3:07 pm

Однако люди с идеологическим мышлением, в т. ч. искренние приверженцы философии не рассматривают используемые в философии и в целом в идеологии безгранично идеализированные предметы как идеализации и считают используемые ими категории отражением конкретных отдельных предметов, а не общими понятиями в формально-логическом смысле, поскольку невозможно верить в существование общего предмета, который является исключительно продуктом мысленного обобщения отдельных предметов и существует только в мысленном виде. В последовательной философии и иной идеологии используются идеи лишь о таких предметах, в осуществимость которых идеологическое мышление способно верить. И Аристотель, и И. Кант (1724 – 1804 ), и Г. Гегель считали общими в формально-логическом смысле лишь те понятия, которые образованы путем формально-логического обобщения (напр., абстрактно всеобщее у Гегеля). Так, Гегель различал подлинное конкретное всеобщее (идею), которое он рассматривал как закон существования и развития единичного, как «душу» единичного, как его основу, субстанцию, и просто общее или абстрактно всеобщее понятие как форму человеческого представления, т. е. как формально-логическую обобщенность тождества ряда явлений друг другу по некоторым признакам, полученную с помощью абстрагирования, которую Кант рассматривал как будто бы понятие рассудка, основанного на формальной логике. Используемые философами понятия общего (всеобщего) лишь в названии имеют сходство с формально-логической формой общности и всеобщности, а в действительности они являются не абстрактными, а конкретными понятиями, якобы отражающими конкретные реальные предметы.

Только марксистская (диалектико-материалистическая) философия, представляющая собой эклектичную смесь рациональных, в том числе научных идей и понятий и чисто философских идей, в которой содержание рациональных, в т. ч. научных понятий противоестественно подчинено посредством его деформирования содержанию чисто философских понятий и служит обоснованию идеологической идеи бесконечной материи, осознанно, однако некорректно распространяет присущую теоретической науке рациональную формально-логическую общность понятий на философско-идеологические понятия (напр., некорректно считая понятия бесконечной материи и якобы ее законов – единства и борьбы противоположностей и др. -- всеобщими в формально-логическом смысле), рассматривая философию как разновидность теоретической науки, а подлинной наукой она считает лишь себя. Но философия марксизма является продуктом людей с выраженным дуалистичным рационально-идеологическим мышлением -- К. Маркса и Ф. Энгельса (1820 – 1895 ). Кант тоже обладал дуалистичным рационально-идеологическим мышлением и его философия также представляет собой эклектичную смесь философско-идеологических и рациональных, в том числе научных и идей и понятий, которые он противоестественно подчинял обеспечению философских идей, деформируя этим их, но он все же общее относил к области нефилософских «понятий рассудка», а философию он связывал с деятельностью разума, хотя при конкретном использовании понятий ему не всегда удавалось удерживать общие понятия в таких нефилософских границах. Это, на мой взгляд, было обусловлено тем, что он не осознавал рационально-идеологический дуализм своего мышления, проявившийся в дуалистичном научно-философском характере его учения, которое потому не является последовательной, полноценной философией, как и диалектико-материалистическая философия, творцы которой также не осознавали рационально-идеологический дуализм своего мышления, обусловивший рационально-философскую природу их учения. Выявление особенностей рационального и идеологического мышления осуществлено мною.

С точки зрения философско-идеологического мышления существуют только конкретные предметы и оно не оперирует абстракциями, в т. ч. общими понятиями, абстрактными и безгранично идеализированными предметами. А если некоторые из приверженцев философии используют общие понятия в формально-логическом смысле, оперируют абстрактными и безгранично идеализированными предметами как неосуществимыми, автономно используют научные знания, то это является свидетельством того, что их мышление дуалистичное и что они одновременно обладают рациональным и идеологическим мышлениями, либо существующими параллельно в их сознании, либо взаимодействующими и взаимовлияющими. Однако в случае их взаимодействия идеологическое мышление в конечном счете доминирует над рациональным мышлением. Оно автоматически стремится придать созданным рациональным мышлением с помощью отражения неидеализированным конечным предметам как заместителям (субститутам) в сознании реальных предметов безгранично идеализированный вид, при этом не считая их идеализациями и веря в их осуществимость. Взаимодействующее с рациональным мышлением идеологическое мышление включает созданные мыслью неидеализированные конечные предметы посредством их безграничной идеализации и с помощью веры как якобы адекватно воспроизводящие реальность в признаваемую, преобразуемую или создаваемую им идеологическую, и в частности, в философскую мировоззренческую систему.

С точки зрения рационально-научного мышления формирование в философии и в любой идеологии безгранично идеализированных предметов, кроме создания бесконечно идеализированных предметов, осуществляется с помощью индукции, образующей общие понятия, однако это ограниченная, незавершенная и не способная завершиться индукция, т. к. создание самой безграничности происходит не с помощью индукции, а путем мысленного лишения границ проявления природы мыслимых неидеализированных конечных предметов или путем мысленного создания полной проявленности природы мыслимых неидеализированных конечных предметов абстрагированием от факторов, рассматриваемых в качестве ограничивающих ее проявление в реальных предметах. Что касается способа создания идеологическим мышлением обладающего содержанием бесконечно идеализированного предмета, то с позиции рационально-научного мышления оно выглядит формированием понятия предмета, содержательно противоположного понятию конечного предмета. Но идеологическое мышление не рассматривает индуктивное с рациональной точки зрения движение мысли как формально-логическую индукцию, поскольку не признает нужность для построения идеологии общих в формально-логическом плане понятий, которые создаются с помощью индукции. Оно рассматривает исходные конечные предметы, от которых его мысль движется к формированию мысли о предмете с безграничным проявлением его природы, т. е. о безгранично идеализированном предмете, признаваемом им посредством веры существующим, как проявления мыслимого безграничным предмета, через которые идеологическое мышление его будто бы познает (напр., от разновидностей добра к идее абсолютного добра, по отношению к которому они рассматриваются идеологическим мышлением как его проявления). Говоря другими словами, идеологическое мышление рассматривает индуктивноподобные операции как процесс движения мысли от идей проявлений якобы существующего безграничного предмета (напр., разновидности справедливости) к формированию идеи о будто бы проявляющемся безграничном предмете (напр., полная справедливость). С точки зрения рационального мышления мыслимые исходные неидеализированные конечные предметы индуктивноподобного движения идеологической мысли в направлении создания безгранично идеализированного предмета после формирования идеологическим мышлением на основе них идеи безгранично идеализированного предмета автоматически становятся безгранично идеализированными, поскольку они мыслятся как в какой-то мере носители природы будто бы проявленного в них безграничного предмета.

С точки зрения рационального мышления исходные предметы индуктивноподобного движения идеологической мысли к образованию идеи безграничного предмета в действительности являются абстрактными предметами, т. е. такими сторонами, свойствами, качествами, отношениями, которые в интересах осмысления мира рассматриваются как бы существующими самостоятельно, но которые в действительности не существуют самостоятельно.  Впервые индуктивноподобные операции для создания идей безгранично идеализированных предметов (напр., блага самого по себе, красоты самой по себе) осознанно применил в качестве логического метода Сократ и намеренно развил Платон. Использованные ими индуктивноподобные операции впоследствии были рационально переосмыслены обладавшим дуалистичным рационально-идеологическим мышлением Аристотелем в виде метода формально-логической индукции, образующей общие в формально-логическом смысле понятия.

В противоположность индуктивноподобным операциям дедуктивноподобные операции рассматриваются идеологическим мышлением как процесс движения мысли от существующего безграничного предмета (напр., абсолютного добра) к его проявлениям (напр., к разновидностям добра в обществе), посредством которого мышление будто бы познает и безграничный предмет, и его проявления, и механизм его проявления. Дедуктивноподобные операции также впервые осознанно применил в качестве логического метода Сократ и намеренно развил Платон, а Аристотель рационально переосмыслил дедуктивноподобные операции в виде метода формально-логической дедукции, обеспечивающей движение мысли от общих в формально-логическом смысле понятий к единичным и особенным в формально-логическом смысле понятиям. Рассмотрение идеологическим мышлением неидеализированных конечных предметов как якобы проявлений будто бы существующих безгранично идеализированных конечных и бесконечных предметов представляет собой безграничную идеализацию этих неидеализированных предметов, поскольку признанием их якобы причастными к безгранично идеализированным предметам оно приписывает им наличие в них природы этих безгранично идеализированных предметов.

Безгранично идеализированные предметы тоже создаются рационально-научным мышлением и тоже посредством ограниченной, не поддающейся завершению индукции, но осознанно формально-логической. Индукция рационального мышления и индуктивноподобные операции идеологического мышления – это лишь начальный этап создания безгранично идеализированных предметов, первая – в первую очередь в науке, а вторые – в идеологии. Однако особенность дальнейшего процесса создания безгранично идеализированных предметов в науке и в идеологии существенно различаются. В идеологии после исчерпания индуктивноподобными операциями своих возможностей осуществляется не осознаваемое мысленное преобразование полученного с помощью них ограниченного абстрактного общего предмета в конкретный предмет, в чем не нуждается наука и в целом рациональное мышление и в чем нуждается идеологическое мышление, поскольку идеология, в отличие от научного и в целом от рационального мышления, не способна оперировать общими и абстрактными предметами, а затем идеологическим мышлением производится последующее мысленное отвлечение от границ проявления данного предмета, которое осуществляет не только идеологическое, но и рациональное мышление. Однако идеологическое мышление не способно признать, что использует данную операции отвлечения, в отличие от рационального мышления, которое осуществляет ее преднамеренно. Признание идеологическим мышлением осуществимости безгранично идеализированного предмета совершается посредством веры.

Если у вас нет врожденной предрасположенности к теоретикоподобному идеологическому мышлению, то вам нечем ухватиться за философию. Таких людей очень много среди обладателей идеологического мышления. С точки зрения моей концепции чистого рационализма и возможностей ее применения к осмыслению философии имеющиеся определения философии как общезначимого научного знания и познания, т. е. как науки о всеобщих законах мироздания, которые охватывают природу, общество, человечество, в т. ч. мышление, познание, отношение человека с миром (диалектико-материалистическая философия), как общезначимого особого знания и познания, то ли будто бы дополняющего научное знание и познание по проблеме человека (напр., экзистенциализм), то ли якобы возвышающегося над научным знанием и познанием как более совершенное (напр., неотомизм), неадекватно отражают особенности философии как идеологического мировоззрения и как разновидности идеологического мышления. Философия – это основанный на идеологической вере категорически императивный безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированный ценностный теоретикоподобный непосредственный (а не опосредованный толкованием мыслимого более фундаментальным идеологического учения, как в теологии) взгляд людей с идеологическими безграничными побуждениями и мышлением на мир, в т. ч. на его основу как на якобы бесконечную, будто бы проявляющуюся в конечных предметах, выражающий идеологические безграничные, в т. ч. бесконечные побуждения (потребности, интересы, ценностные ориентации, чувства и др.) и мышление идеологических личностей, как общие для нескольких или многих, так и индивидуальные. Сколько людей с теоретикоподобным идеологическим мышлением, столько и философий, хотя получают распространение только такие философии, которые полнее других воспроизводят черты идеологических личностей, в т. ч. идеологических побуждений и мышления, общие для многих идеологических личностей.

Теология тоже представляет собой идеологический теоретикоподобный взгляд на мир в конкретных религиях, но она смотрит на него не непосредственно, а опосредованно через призму готового религиозного учения путем систематизации, изложения, изучения, истолкования его и его отдельных положений с целью разъяснения, обоснования и защиты религиозного учения о бесконечной целевой причине конечных предметов, с которой человеку якобы надлежит сообразовать себя. Есть нетеистические религии, в которых отсутствует идея изначального бога-творца первичного мира, в частности, изначальные буддизм, даосизм, конфуцианство, к тому же возникшие на основе соответствующих теоретикоподобных философий буддизма, конфуцианства, даосизма, в силу чего даже разнообразные поздние модификации этих религий содержат немало теоретикоподобных философских элементов, однако в этих религиях также присутствуют обожествление создателей соответствующих философских учений (Будды--Сиддхартхи Гаутамы – 563 – 483 до н. э., Лао-Цзы--Ли Эр – ок. 604? -- ? ), Конфуция—Кун Цю – ок. 551 – 479 до н. э.), а также культовая практика. По отношению к религиям, в которых отсутствует бог-творец первичного мира, понятие теологии содержит элемент условности и его содержание отличается от содержания понятия теологии в теистических религиях. Теология по отношению к религии --- это в некотором роде как науковедение по отношению к науке. Науковедение не осуществляет научные исследования вненаучной реальности, а теология не сочиняет религиозный взгляд на мир. Однако теология апологетически осмысливает религиозные учения, а науковедение объективно критически осмысливает научные взгляды, науковедение является общенаучным взглядом на науку, а теология в каждой религии своя и апологетически осмысливает только свое религиозное учение.

В отличие от содержащих теоретикоподобные элементы религий философия – это исключительно теоретикоподобная идеология. Философия – это непосредственный, а не опосредованный теоретикоподобный взгляд на мир. Если идеологическое мировоззрение не имеет теоретикоподобную логическую форму, то оно не принадлежит к философскому. Возникшая еще в Древней Греции, Древней Индии, Древнем Китае рядом с зарождавшейся научной теорией и использовавшей ее форму теоретикоподобная логическая форма мировоззрения получила название философии. Потому когда называют изложенные некоторыми писателями с помощью художественных образов идеологические мировоззренческие идеи философскими, то это некорректное название. Это идеологическое мировоззрение, но не философское.

Философия родилась одновременно с теоретической наукой и с помощью заимствованных у науки похожих на научные теоретикоподобных средств, стихийно используя зарождавшуюся науку в качестве парадигмы для своего построения, попыталась (точнее, философы попытались) выработать посредством идеи бесконечной основы мира целостный взгляд на мироздание и определить черты его единства, которые до этого давали нетеоретикоподобные нерелигиозные мифы (напр., древнегреческая орфическая теогония с идеей мирового яйца) и не основанная на философии религия. Настоящие наука (напр., математика, физика, механика, астрономия) в ее теоретическом виде и философия в ее теоретикоподобном виде зародились в Древней Греции. Европейская философия, а точнее, философия европейских народов, колонизовавших также Азию и север Африки (напр., древние греки, древние римляне), формировалась и развивалась под влиянием как науки, так отчасти и религии и мифологии. В свою очередь философия оказывала на них свое влияние. В философских учениях древних греков нередко встречаются элементы нерелигиозной мифологии, древнегреческой религии, напр., у Гераклита (ок. 544 – ок. 483 до н. э. ), Сократа (ок. 469—399 до н. э. ), Платона (428/427 – 348/347 до н. э. ). Основанный на философском учении Пифагора пифагореизм был тесно связан с религией и представлял собой религиозно-философское течение. А религиозное течение орфизма было использовано неоплатонизмом для создания им своего учения о космологии. Философии Будды, Конфуция, Лао-Цзы составили идейную основу философско-религиозных течений буддизма, конфуцианства и даосизма. Религиозно-конфессиональные философские учения христианства, ислама и др. не основанных на философии религий развивались и развиваются под влиянием соответствующих религиозных учений и обслуживают их, в том числе помогая их идейному обогащению.

Очень показателен пример сотрудничества философии (не всей) с религией – это участие многих философов в разработке идей христианства, а точнее, идей для христианства, напр., Фомы Аквинского (1225/1226 – 1274), чье учение лежит в основе неотомизма, являющегося ныне официальной философией Римско-католической церкви. Учение самого Христа не имело философского обоснования, оно вообще не было теоретикоподобным. Но в силу этого содержательная причинная связь «христианских философских учений» с самим учением Христа не поддается обоснованию в качестве необходимой и лишь декларируется. На мой взгляд, в действительности они представляют собой оригинальные относительно религиозного учения идеологические учения, но философско-религиозного характера, искусственно соединенные с христианством и названные его именем. В частности, философское учение томизма о бытии Бога, если исключить из него декларативные утверждения Фомы об обосновании им учения Христа, является оригинальным по отношение к Ветхому завету и к учению самого Христа, а потому, по-моему, томизм оправданно рассматривать как самостоятельное по отношению к религиозному учению Христа идеологическое учение философско-религиозного характера. Предполагаю, что Христос мог бы не одобрить его в качестве дополнения к его учению, даже если бы обладал глубокими знаниями о философских учениях. Полагаю, что так же обстоит дело со связями конфессиональных философско-религиозных учений мусульманской, иудаистской и др. не основанных на философии религий с самими религиозными учениями.

Возможно целесообразнее начинать строить новые религии с создания для них в качестве идейной основы философских учений. Ведь все равно религии пытаются обосновать философски. Пифагореизм, буддизм, даосизм, конфуцианство как философско-религиозные течения начинались с философских учений и они более совместимы с соответствующими религиозными практиками, чем философские обоснования созданных без участия философии религий, естественно, относительно более совместимы, т. е. совместимы в той мере, в какой теоретикоподобная философия совместима с обожествлением и с культовой практикой, т. к. нетеоретикоподобные элементы противоестественные в настоящей философии, хотя первоначального религиозного замысла при создании Пифагором, Буддой, Конфуцием, Лао-Цзы философских учений, положенных в основу религий, могло не быть, он мог появиться позже. Если же религия начинается с создания идеологического взгляда на основы мироздания с помощью средств обыденного или художественного, или того и другого сознания, как, напр., религиозно-мифологический взгляд на божественную основу бытия в Ветхом завете (см. Бытие), в Новом завете (см. Евангелие от Иоанна, Ин, 1—5 ), то последующая их философская обработка может привести к их сильному искажению или к созданию идей, не имеющих отношения к исходному нетеоретикоподобному взгляду на мир. В частности, Сократ попытался философски в теоретикоподобной форме усовершенствовать древнегреческий религиозный взгляд на мир, однако получилось настолько отличное от традиционной нетеоретикоподобной религии учение, что этот его философский взгляд на бесконечную божественную основу мира послужил одной из существенных причин осуждения его государственной властью на казнь. Похожую попытку сделал Кант по отношению к христианской религии, за что был подвергнут сильному порицанию власти, которое побудило его отказаться от того, чтобы публично касаться вопросов религии.

Поскольку философия ориентируется на ценностное осмысление с помощью идеи якобы бесконечной основы мира конечных предметов, в т. ч. человека, естественно, какими их видят философские личности, т. е. поскольку она ориентирована на реальность, то многие ее идеологически оформленные идеи в рационально переосмысленном виде смогли послужить частью фундамента науки в целом. Однако это влияние философии на развитие науки ограничено не только ее ценностной и идеологической природой, не способной осуществлять объективное общезначимое рационально-научное познание, но и тем, что она представляет собой лишь одну из разновидностей идеологии, а значит, выражает особенности небольшого числа идеологических личностей, хотя и с развитым теоретикоподобным мышлением. Положительное влияние философии на развитие науки наглядно видно уже в философии Древней Греции. Ее философией были сформулированы в идеологическом виде ряд основных философских идей, которые в рационально преобразованном виде легли в теоретический фундамент науки. Такой вклад древнегреческой философии в построение науки во многом был обусловлен тем, что наука в древности была неразвитой. Она состояла из немногих направлений и потому не могла строить собственный когнитивный, когитивный, методологический и мировоззренческий фундамент. В то же время ни мифотворчество, ни традиционная религия в Древней Греции в силу их нетеоретичности не были способными участвовать в создании теоретического фундамента науки. Даже созданная Пифагором на основе своих философских взглядов частично теоретикоподобная религия пифагореизма сыграла позитивную роль в развитии науки своей философской частью, а не культовой практикой.

В частности, зарождавшаяся в Древней Греции наука не была в состоянии даже делать попытки дать фундаментально-мировоззренческий взгляд на мир как на целостность и на черты единства мира, которые фиксирует и исследует рационально-теоретическими средствами современная наука. Взгляд философских учений на мир как на целостность и на черты его единства с помощью идеи якобы существования бесконечной основы мира и ее бесконечных черт внес огромный вклад в развитие науки, хотя этот мировоззренческий взгляд разрабатывался философами в идеологическом, а не в рациональном виде, к тому же в разных философских учениях во многом по-разному, однако из философии наука заимствовала, рационально переработав, идею единства мира и фундаментальных черт этого единства – пространства, времени, количества, качества, детерминизма, сущности, формы, всеобщей связи, необходимости, движения, покоя и др., которые философскими учениями рассматриваются в качестве бесконечных черт бесконечной основы мира. Рационально переосмысленные выработанные философией понятия (категории), отражающие данные черты, являются категориальным фундаментом современной науки, обеспечивающим ее целостность и целостность ее взгляда на мир. Особенно большой вклад в разработку философских категорий как системы внесли Аристотель, Кант, Гегель, диалектический материализм. Сейчас неценностный объективный научный взгляд на мир как на целостность и на черты его единства дает общенаучная картина мира, отвергающая идею существования бесконечной основы мира и бесконечных черт единства мира как не мыслимую содержательно рациональным мышлением. Научная мировоззренческая, когнитивная и методологическая идея единства мира имеет фундаментальный методологический характер, поскольку она дает ориентиры развития науки, раскрывает объективные возможности научного познания. Современная наука в состоянии самостоятельно познавать фундаментальные черты мироздания, опираясь на рационально переработанный философский категориальный и терминологический аппарат и вырабатывать собственные методологию и методы их познания и построения целостной картины мира, а потому не нуждается в мировоззренческой, когнитивной и методологической помощи философии.

Важным вкладом философии в развитие науки как теоретической и наиболее развитой формы рационального познания было рассмотрение ею материального мира как дискретного, состоящего из элементов (напр., четырех стихий, «корней» любых предметов – Эмпедокл – ок. 490 – ок. 430 до н. э., атомов --  Левкипп – ок. 500 – 440 до н. э., Демокрит – ок. 460 – ок. 370 до н. э., «семян вещей», гомеомерий – Анаксагор – ок. 500 – 428 до н. э. ). Понимание идей первоэлементов в античной философии не соответствует научному, но идея дискретности материального мира необходима для развития естественных наук, а идея дискретности предметов реальности необходима для развития всякой науки, без нее  невозможная никакая наука. Эта идея имеет и мировоззренческий, и когнитивный, и методологический характер. Выработка философами идеи сущности якобы реальной бесконечной основы мира привела к открытию ими наряду с материальной реальностью нового типа реальности – идеальной реальности, противоположной материальной. Несмотря на то, что ее первооткрыватели Сократ и Платон неверно считали, будто идеальная реальность существует вне психического и их продуктов и не вполне точно ее описывали в виде специфически понимаемых ими объективных идей, эйдосов как отдельных предметов, хотя они были категорически уверены с помощью не осознаваемой ими идеолого-философской веры в абсолютной истинности своих идеологических идей, однако они верно зафиксировали факт ее существования. С точки зрения науки идеальная реальность есть, но только в виде психики высших животных и человека и в виде общественного сознания, являющегося продуктом индивидуальных сознаний (напр., ставшие достоянием многих людей научные знания, философские идеи, художественные произведения, совместные проявления чувств людей). Без идеи идеальности психического невозможны были бы современные психология, теория познания, науки о логике. Это открытие невозможно переоценить. 

Рационально переосмысленные идеи движения всяких предметов (Гераклит), диалектики как философского метода (Гегель, Маркс) тоже составили фундамент научного познания реальности, хотя они не вполне адекватно выражены философами в идеологической форме в качестве черты (движение) и отражения черт (законов диалектики) якобы бесконечной основы мира. Рациональная разработка Аристотелем, обладавшим дуалистичным рационально-идеологическим  мышлением, проблем формальной логики, в т. ч. формально-логических проблем создания общих понятий, индукции, дедукции и др. основывались на разработанных Сократом и Платоном в рамках их философий путей создания безгранично идеализированных предметов в виде эйдосов, индуктивноподобных и дедуктивноподобных логических методов будто бы их познания и др. Поскольку всякая философия основывается на безгранично, в т. ч. бесконечно идеализированных предметах, то эти идеализации помимо намерений философских демиургов нередко содержат в себе описание мысленно доведенных до полного выражения различных черт реальности и тем самым дают представление о некоторых сторонах реальности в чистом виде (напр., творческой активности мышления, объективной целесообразности), что помогало неразвитой науке, когда она еще не разработала теорию о сущности и роли безгранично идеализированных предметов в научном познании, глубже видеть реальность, несмотря на то, что безгранично идеализированные предметы идеологии философией категорически мыслятся осуществимыми, в противоположность мышлению рациональных безгранично идеализированных предметов в науке, которые в ней изначально мыслятся неосуществимыми. К тому же в методологическом плане использование наукой безгранично идеализированных предметов во многом было обусловлено разработкой этих предметов в философии, из которой наука почерпнула способ их создания. Современная теоретическая наука в любой области знания не в состоянии обходиться без рациональных безгранично идеализированных предметов, которые отражают реальные предметы в чистом виде, которые являются одними из носителей научного знания, в отношении которых формулируются научные законы (напр., первый закон Ньютона).

Поскольку философы нередко обладают дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, то они не только разрабатывают чисто идеологическо-философские идеи, но и рационально-научные идеи, напрямую внося ими большой вклад в науку. Такими философами были Пифагор, Левкипп, Демокрит, Аристотель, Декарт, Лейбниц, Кант, Маркс и другие. И еще. Философам с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением и ученым с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением (напр., И. Ньютон – 1642 – 1727, Э. Мах (1838 – 1916 ) лучше, чем чистым рационалистам-ученым, удается вышелушивание из философских идей полезного для научного познания «зерна» (напрашивающиеся слова «рациональное зерно» в этом случае внесут полностью ошибочное истолкование идеологических идей философии как якобы содержащих рациональные элементы, поскольку идеологическое мышление и идеологические идеи полностью противоположные рациональному мышлению и рациональным идеям). Философы и ученые с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением способны одновременно понимать и рационально-научные, и идеолого-философские идеи, даже не осознавая наличие в своем мышлении идеологического мышления со своими особенностями, однако эти типы мышления в процессе взаимодействия деформируют друг друга и вырабатываемые ими идеи, причем идеологическое мышление в большей мере способно искажать рациональное мышление, чем рациональное мышление способно искажать идеологическое мышление. Однако если у ученых и философов (и у всех людей с дуалистичным мышлением) с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением эти мышления действуют параллельно независимо друг от друга, то это когитивно-логическая болезнь мышления, основанная на его раздвоении, обусловливающем раздвоение личности.

Если существующие у этих людей с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением независимые друг от друга рациональная и идеологическая логики время от времени под влиянием различных факторов сменяют друг друга («логическая оборачиваемость»), что происходит помимо сознания и воли этих людей, не через одинаковые промежутки времени и по иному не может происходить, то это один тип когитивного раздвоения личности. Если у них нет такой смены, то рациональное и идеологическое мышление блокируют друг друга. Сознание в этом случае будет подвергаться двум независимым взаимоисключающим детерминациям. Это другой тип когитивного раздвоения личности. Такие автономные проявления рационального и идеологического мышления у некоторых людей с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением отчасти похожи на основанную на раздвоении личности диссоциацию, но это когитивное раздвоение личности, вызванное врожденной расположенностью ее мышления и не тождественное диссоциации (см.: Георгий Антонюк. Когитивный антагонизм и когитивная терапия // Demiurgos.sosbb.ru, 3. 01. 2012 и др. работы автора).

В наше время наука настолько многосторонне развита, что она способна самостоятельно вырабатывать целостное мировоззренческое представление о мире в виде научной (общенаучной) картины мира, в силу его рационального характера противоположное идеологическому, в т. ч. философскому мировоззрению, способна самостоятельно вырабатывать любые методы научного познания и способна самостоятельно осмысливать почти любые стороны реальности, а потому она не нуждается в помощи философии. В то же время я вижу, исходя из своей концепции чистого рационализма, что есть область реальности, которую ни одна наука ни сейчас, ни в будущем не в состоянии будет полноценно осмыслить. Это область содержания идеологических побуждений и мышления. Наука не в состоянии раскрыть содержание бесконечно идеализированного ценностного отношения идеологических личностей к миру, в том числе в виде категорического признания ими якобы существования бесконечной основы мира и ее якобы проявления в конечных предметах, поскольку рациональное мышление, в т. ч. научное не в состоянии содержательно мыслить бесконечную основу мира, на которой основывается всякая идеология. Только идеологические, в том числе философские личности способны это сделать, причем только идеологическими средствами (философскими и др.), а личности с рациональным мышлением, в т. ч. ученые, использующие рациональные логику и методы познания, за них не в состоянии это сделать. Поскольку в обществе всегда рождается примерно одинаковая во все времена и во всех сообществах доля людей с идеологическим мышлением, то для них всегда будет нужна идеология, в том числе философия будет нужна для тех из них, кто обладает склонностью к теоретикоподобному мышлению. Но такие идеологические, в т. ч. философские взгляды в силу их идеологической сущности не являются дополнением науки, они являются автономными по отношению к ней, обладая ценностью лишь для людей с идеологическим мышлением. Ученому – наука, а философу – философия.


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Апр 02, 2016 1:38 pm), всего редактировалось 8 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 19, 2013 3:09 pm



* * *

В сконструированной в соответствии с законами устройства и функционирования философии рационально-научным мышлением в интересах научного познания с помощью философских понятий, бесконечно идеализированное содержание которых в виде бесконечной основы мира им немыслимо и потому используемых ассоциативно, неосуществимого научного безгранично идеализированного предмета в виде имитации, подделки неосуществимой безгранично идеализированной универсальной абсолютно последовательной философии (абсолютной философии), которая вообще не поддается использованию в качестве содержания реальной философской веры, бесконечная основа мира безотносительно к ее содержанию понимается сообразно сущности философии как абсолютный детерминант, абсолютная причина по отношению к мыслимым относительными, конечными предметам (вещам, свойствам, процессам, отношениям естественного и созданного человеком материального мира, в т. ч. общества, а также к ощущениям, идеям и др. идеальным феноменам психики человека и к феноменам сознания общества).

Для более глубокого научного познания философии требуется также конструирование таких неосуществимых научных безгранично идеализированных предметов, как абсолютный философ, абсолютный последователь философии. Данный абсолютный детерминант в разных конкретных философских учениях мыслится как первопричина, как субстанция, как абсолютное условие, как абсолютный источник, как абсолютный субстрат, как абсолютная необходимость, как абсолютная возможность, как абсолютная сущность, как абсолютный образец, как абсолютная цель, как абсолютный смысл и предназначение ограниченных предметов и др. Бесконечная основа мира похоже рассматривается во всех нефилософских идеологиях и к их научному познанию тоже применимы научные безгранично идеализированные предметы в виде неосуществимых безгранично идеализированных универсальных абсолютно последовательных идеологических учений, не способных стать содержанием реальной идеологической веры (напр., абсолютная религия), и в виде неосуществимых научных безгранично идеализированных абсолютных творцов и последователей нефилософских идеологий (напр., абсолютный создатель религии, абсолютный религиозный верующий, абсолютный последователь религиозного учения). Оправдано также создание в интересах научного познания таких неосуществимых научных безгранично идеализированных предметов, как абсолютная идеология, абсолютный идеолог, абсолютный последователь идеологии.

Однако реальные философии, религии и иные идеологические учения не обладают и не способны обладать чертами универсальности и абсолютной последовательности, поскольку в них необходимо проявляются индивидуальные идеологические особенности личности их приверженцев, т. е. их безграничных побуждений и мышления. Приверженцы любых идеологий (философий, религий и иных идеологий) претендуют на общечеловеческую универсальность и на идеологическую стандартизацию с помощью своих идеологий, в т. ч. философий всех личностей посредством привития им веры в безусловную истинность идеологий, которым они привержены, не признавая, что идеология способна усваиваться только людьми с идеологическим мышлением и что все идеологии несовместимы с универсальностью даже относительно только идеологических личностей. По той же причине, по какой идеологии не способны быть универсальными, они не способны быть абсолютно последовательными, т. е. вследствие того, что в них необходимо проявляются индивидуальные идеологические особенности личности их приверженцев, их идеологических безграничных побуждений и мышления. Конечно, идеологические побуждения и мышление личностей имеют общие черты, обусловливающие общие черты содержания всех идеологий, в т. ч. всех философий. Но эти общие черты малосодержательные. Так, многие философские категории (времени, причинности и ряд др.) присущи всем философским учениям. Однако их содержание во всех философиях имеет настолько мало общих элементов, что обусловливает невозможность строгой терминологизации всей философии, но обусловливает возможность создания терминологий в точном смысле только каждым философским учением, поскольку особенностью термина является его однозначность. А потому попытки все же сделать универсальную и абсолютно последовательную идеологию (философию, религию и иную идеологию) ведут к созданию минимально содержательных идеологий, в т. ч. философий, религий, и потому бесполезных для реализации склонности к идеологической вере идеологических личностей.

Не поддающееся реализации намерение создать такую универсальную якобы абсолютно совершенную философию предпринял Кант, во время жизни которого не было научной теории идеализированных предметов, в т. ч. научных безгранично идеализированных (идеализированных) предметов, которые согласно этой теории вообще неосуществимые. Потому он полагал, как философы до него и философы после него, будто абсолютно совершенный предмет осуществим и возможно создание якобы абсолютно совершенной философии для всеобщего использования в качестве замены всех будто бы несовершенных философских учений и попытался сконструировать общезначимую универсальную идею основы мира в виде идеи бесконечной вещи в себе с чертами, присущими всем философским идеям основы мира. Но поскольку таких общих черт немного, то Кант приписал сконструированному им бесконечно идеализированному предмету в виде вещи в себе как якобы бесконечной основы мира минимум черт, которыми все создатели философий наделяют создаваемую ими идею бесконечно идеализированного предмета в виде бесконечной основы мира (напр., бесконечность, causa sui, проявление в конечных предметах). Соответственно Кант не включил в определение вещи в себе черты, которые позволяли бы отнести ее сущность к материальной или к идеальной. Но он не мог проигнорировать такие закладываемые философами в идею бесконечной основы мира будто бы черты этой основы, которые используют многие, но не все философии, напр., пространство, время, количество и др. Так, христианские философы не рассматривают пространство, время, количество как черты бесконечной основы мира в виде Бога. Кант вынужден был их куда-то «пристроить» и он нашел им место в виде изначально присущих человеку априорных форм чувственности (пространство, время) и рассудка (категории количества, качества и др.).

И все же описание Кантом проявленности вещи в себе в конечных предметах чувственного опыта похоже на описание проявленности материального бесконечного первоначала в материалистических философиях. Однако Кант полагал, будто не сконструировал вещь в себе, а каким-то путем, непонятно каким, поскольку он не разъяснил, видимо, не решил, каким путем, но не посредством веры, которую критический Кант однозначно не признавал источником объективной истины, его разум якобы получил объективное знание о подлинном существовании бесконечной вещи в себе, однако в действительности, как я полагаю, он признавал ее существование посредством идеологической веры, не осознавая данную веру. В результате его критическая собственно философия свелась лишь к декларированию якобы существования с минимальным количеством черт бесконечной вещи в себе как основы мира, которую в силу этой ее «универсальности» невозможно было мысленно поставить в конкретное отношение абсолютной детерминации с конкретными конечными предметами. Потому Канту пришлось ограничиться лишь декларированием якобы проявления вещи в себе в данных чувственному опыту конечных предметах без описания того, как она будто бы проявляется. В силу этого собственно философия Канта не смогла послужить содержанием ни осознаваемой, ни неосознаваемой философской веры для других людей и ее идея бесконечной вещи в себе как основы мира не стала предметом специального философского развития в неокантианстве, развивавшего ту часть критического учения Канта, которая осмысливала человеческую психику в аспекте ее отношения к миру (чувственность, логику, когнитивные способности, творческие способности и др.).

Фактически критическая философия Канта не является полностью философией в точном смысле этого слова. Она фактически является лишь частично философией, поскольку собственно философским является его учение о бытии, ядро которого составляет признание бесконечной вещи в себе (а точнее, «вещи самой по себе» в смысле безотносительной, абсолютной вещи -- ding an sich) как якобы причины самой себя и ее будто бы проявления в чувственном опыте (мире конечного), которое является идеологическим, хотя и не осознаваемым Кантом таковым, т. к. выделение наряду с рациональным мышлением идеологического мышления и определение их особенностей относительно друг друга впервые осуществлено мною, однако антиномичное истолкование Кантом возможности ее познания в аспекте ее бесконечности делает бессмысленным использование данной идеи для объяснения мира конечных предметов.

Сформулированные Кантом антиномии в отношении познания якобы существующей бесконечности мира (у Канта будто бы обусловленная бесконечной вещью в себе как основой мира) способны возникнуть только в дуалистичном рационально-идеологическом мышлении, каким было, на мой взгляд, мышление Канта. Они не порождаются ни монистическим рациональным, ни монистическим идеологическим мышлением. Кант создал с помощью неосознаваемой им присущей ему идеологической логики и ее идеологической, а точнее, идеолого-философской веры идею якобы существующей бесконечной основы мира в виде вещи в себе, полагая, будто она каким-то образом, им не разъяснено, каким образом, является продуктом его рационального мышления (теоретического разума), а с помощью осознаваемых им средств присущей ему рациональной логики попытался «выйти за пределы чувственного опыта» и выявить возможность познания якобы реальной, но не данной в чувственном опыте бесконечной основы мира. При попытке применения Кантом средств рациональной логики, которую он считал неспособной выходить за пределы чувственного опыта, к познанию бесконечности мира как якобы реальности он обнаружил противоречие (антиномию), связанное с будто бы равной теоретической возможностью доказательства как тезиса о конечности мира, так и тезиса о его бесконечности.

Рациональное мышление не способно содержательно мыслить ни конечность, ни бесконечность основы мира и потому не в состоянии их доказывать, а идеологическое мышление посредством веры мыслит основу мира только бесконечной и не нуждается в доказательстве существования бесконечной основы мира. Для рождения кантовских антиномий только в рациональном и только в идеологическом мышлении нет оснований ни в особенностях объективной реальности, ни в особенностях мышления и познания и потому в них они не существуют. Полагаю, что Кант выявил антиномии, наблюдая собственное дуалистичное рационально-идеологическое мышление. На мой взгляд, они могут порождаться только в дуалистичном рационально-идеологическом мышлении. Поскольку рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить мир ни конечным, ни бесконечным, то впасть в якобы равнодоказательность, а в действительности в недоказательность этих идей могло только неосознаваемое Кантом его идеологическое мышление, которое он пытался некорректно использовать в соответствии с логикой своего рационального мышления.

Идеологическое мышление опирается в признании существования бесконечной основы мира исключительно на внеопытную веру вследствие особенностей устройства его идеологической логики. Оно в силу его сущности не в состоянии доказать ни практически, ни теоретико-логически истинность обусловленной этой сущностью идеи существования бесконечной основы мира. Идеологическое мышление, посредством веры содержательно мыслящее существование бесконечной основы мира, неизбежно впадает в похожее на кантовскую антиномию противоречие при попытке рационального теоретико-логического доказательства якобы реально существующей бесконечности мира, т. е. при попытке выйти за пределы внеопытной веры, используя противоположную недоказательной идеологической логике доказательную рациональную логику для доказательства якобы существования бесконечной основы мира. Кант неточно описал источник антиномии при попытке доказательства якобы существования бесконечности мира (бесконечной основы мира). В действительности похожее на описанные Кантом антиномии противоречие (возникает в дуалистичном рационально-идеологическом мышлении вследствие использования идеологическим мышлением несовместимых с его основанной на вере недоказательной идеологической логикой средств не способной содержательно мыслить бесконечность связанной с ней в дуалистичном мышлении основанной на доказательстве рациональной логики, в том числе присущей рациональной логике ориентации на доказательство при попытке рационального теоретико-логического доказательства идеологическим мышлением признанного им посредством веры будто бы существования бесконечности (бесконечной основы) мира.

Истолкование Кантом возможностей познания бесконечной вещи в себе как основы мира является когнитивной и когитивной частью его собственно философского учения. Остальная часть критического учения Канта – это не собственно философия, а рационально-научные идеи, содержание которых не поставлено в отношение причинной детерминации с содержанием идеи бесконечной вещи в себе и независимо от нее описывающих конечные предметы чувственного опыта с помощью идей конечных причин. Объяснение Кантом мира чувственного опыта является чисто рациональным и содержит много рационально-научных элементов в точном значении научности (напр., по проблемам содержательной логики, конструктивно-творческой способности мышления), хотя в нем много тоже рациональных, но субъективных ненаучных элементов, связанных с приписыванием устройству сознания познавательных способностей в виде всеобщих и необходимых априорных форм чувственности (пространство и время) и рассудка (категории количества, качества, модальности, отношения) как источника априорного всеобщего и необходимого знания. Гегель тоже пытался создать свою философию как универсальную, абсолютную философию, но ему это удалось даже меньше, чем Канту, однако по иной причине, а именно, потому, что созданная им идея бесконечной основы мира не универсальная, а специальная, имеющая наряду с общими для всех философских идей бесконечной основы мира чертами свою специфику относительно идей бесконечных основ мира в других философиях.

Наряду с вообще не поддающейся осуществлению попыткой создания универсальной якобы абсолютно совершенной философии Кант безуспешно вознамерился создать универсальную якобы абсолютно совершенную религию с будто бы абсолютно совершенной идеей бога-творца мироздания как якобы источника высшей морали в качестве высшей нравственной мотивации религиозных к безусловному следованию категорическому нравственному императиву. Как отмечает Кант, «для людей не существует другого спасения, кроме самого глубокого восприятия твердых нравственных начал в свой образ мыслей; противодействует этому не чувственность, которую так часто обвиняют, а известная и сама во всем виновная извращенность, или, как еще можно назвать ее, коварство, обман ( fausset е, сатанинская хитрость, посредством которой зло проникает в мир), т. е. испорченность, свойственная всем людям и непреодолимая ничем, кроме идеи нравственного добра во всей ее чистоте и при сознании того, что последняя действительно принадлежит к нашим изначальным задаткам» (Кант И. Религия в пределах только разума. – Трактаты и письма. – М., 1980. -- С. 322). «Направить невидимую силу, повелевающую судьбой людей, к их выгоде — намерение, которое присуще всем людям. Лишь о том, как приступить к его осуществлению, они думают различно. Если эту силу они считают разумным существом и, следовательно, приписывают ей волю, от которой ожидают решения своей участи, то их стремление может состоять исключительно в выборе способа, которым они, как подвластные его воле существа, в своем поведении могут стать ему угодными. Если же они мыслят его как существо моральное, то с помощью своего собственного разума легко убеждаются в том, что условием приобретения его благоволения должен быть только их морально благой образ жизни и главным образом чистый образ мыслей как субъективный принцип последнего» (Кант И. Религия в пределах только разума. – Трактаты и письма. – М., 1980. -- С. 401).

Согласно Канту, «всем людям свойственно нравственное чувство, категорический императив. Поскольку это чувство не всегда побуждает человека к поступкам, приносящим ему земную пользу, следовательно, должно существовать некоторое основание, некоторая мотивация нравственного поведения, лежащие вне этого мира. Всё это с необходимостью требует существования бессмертия, высшего суда и Бога, учреждающего и утверждающего нравственность, награждая добро и наказывая зло». Но в отличие от способа создания абсолютной философии Кант намеренно с помощью рационального разума, как он его понимал, а не веры попытался сконструировать универсальную для всех религий и религиозных верующих идею бесконечного бога. Однако сам он не нуждался в идее бесконечного бога, поскольку отвергал религиозную веру как источник объективной истины и, полагаю, считал себя способным руководствоваться категорическом императивом как нравственным правилом сознательно посредством разума, а не религиозной веры, хотя если для него сформулированное им нравственное правило имело силу категорического императива, то он неосознанно руководствовался присущей его идеологическому мышлению нерелигиозной верой, а не рациональным мышлением, поскольку рациональное мышление не оперирует категорической императивностью.

За попытку рационального конструирования такой универсальной будто бы совершенной идеи бесконечного бога как якобы основы мира для нужд высшей нравственной мотивации религиозных верующих Кант получил упрек от прусского монарха. Его попытка применить рациональный разум для создания универсальной идеи бесконечного бога оказалась лишь механическим комбинированием полученных путем обобщения содержащихся в ряде теистических религий идей бога как творца мира его якобы черт. Но содержательную идею универсального бога как предмета веры его рациональный ум был не в состоянии создать, потому что рациональное мышление вообще не способно содержательно мыслить бесконечное, а Кант создавал идею бога с помощью своего рационального, а не идеологического мышления, т. к. не обладал верой в бога. Поскольку во времена Канта не была разработана теория вообще неосуществимого научного «безгранично идеализированного» (мой термин) предмета как инструмента научного познания и его роли в рациональном познании и конструировании, то он явно не понимал, что безгранично идеализированный предмет в виде якобы абсолютно совершенной религии вообще не поддается осуществлению.

Хотя невозможны в реальности такие научные безгранично идеализированные предметы, как абсолютный идеолог, абсолютный философ, абсолютный творец религии, абсолютный религиозный верующий, однако некоторые личности с идеологическим мышлением могут быть очень сильно похожими на них. Создатели оригинальных мировых философий Сократ, Дж. Бруно (1548 -- 1600) с их абсолютно монистичным идеологическим мышлением были сильно похожими в виде проявившейся в них тенденции на абсолютного философа и на абсолютного последователя философии. Однако не могу представить на месте Сократа и Дж. Бруно И. Канта с его дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, который в ответ на проявление недовольства прусского монарха его сочинением "Религия в пределах только разума" (1793) пообещал ему впредь никогда публично не затрагивать вопросы религии ни в лекциях, ни в сочинениях. Основатель оригинальной мировой христианской религии И. Христос с его монистичным идеологическим мышлением был сильно похожим в виде проявившейся в нем тенденции на абсолютного религиозного верующего и на абсолютного творца религии.

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 19, 2013 3:10 pm

***

Христос задолго до Канта пытался построить свое религиозное учение в виде универсальной, абсолютной религии, используя идею нравственной надэтнической общечеловеческой (интернациональной) ориентации, но ему это не удалось по той же причине, по какой впоследствии Гегелю не удалось создание универсальной абсолютной философии, т. е. идея толкуемой им основы мира в виде бесконечного бога-творца мироздания, которую Христос взял из иудаизма (см. «Ветхий завет, Бытие»), не универсальная, а специальная, в ней заложены черты бога-творца мира, отличные от черт бога в других религиях. В Ветхом завете Бог рассматривается как бесконечный, но одновременно как антропоморфный материальный предмет. «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт, 1, 27). Как остроумно и во многом точно заметил Ксенофан Колофонский (ок. 570 – после 478 до н. э.), хотя сказанное им не всецело применимо к религиям его времени (однако во всех идеях богов они мыслятся обладающими умом, превосходящим человеческий), если бы быки верили в богов, то их боги были бы быкоподобными, полагая, что люди создают богов по своему подобию и что если бы животные верили в богов, то они изображали бы их в виде животных. Эту же отчасти верную мысль выразил в теоретической форме Л. Фейербах, отметивший в «Сущности христианства», что «божественная сущность – не что иное, как человеческая сущность, очищенная, освобожденная от индивидуальных границ, то есть от действительного, телесного человека, объективированная, то есть рассматриваемая и почитаемая в качестве посторонней, отдельной сущности. Потому все определения божественной сущности относятся и к сущности человеческой» (Л. Фейербах. Избранные философские произведения. – М., 1955. -- Т. 2. – С. 44 ). Но ни Ксенофан, ни Фейербах не осознавали, что религиозная вера и создание религиозных идей, содержание которых описывает идеологические безгранично идеализированные предметы, в т. ч. вообще не мыслимых рациональной логикой бесконечных богов как якобы творцов мира, идеолого-религиозными личностями посредством веры категорически императивно мыслимых осуществимыми, -- это дело не просто людей. Есть люди как с рациональным мышлением, признающие осуществимыми только ограниченные предметы, так и с идеологическим мышлением, посредством веры категорически признающие осуществимость безграничных предметов. Только склонные к религиозной вере идеологические личности, обладающие безграничными идеологическими побуждениями и мышлением, способны к религиозной вере и к созданию религиозных идей. При рассуждениях об идеях богов важно иметь в виду, что не все религии теистические, т. е. не все признают якобы существование бога-творца мироздания, и что есть религии без идеи бога-творца мироздания.

В Ветхом завете содержание идеи Бога описывает его как бесконечно идеализированный предмет, но описывает подобно «неидеалистическим» «материалистическим» религиям, в том числе подобно древним политеистическим и монотеистическим религиям, напр., подобно созданной древнеегипетским фараоном Эхнатоном (1375 – 1336 до н. э.) религии с ее идеей единого бога солнца Атона, в виде конечно-бесконечного предмета, будто бы обладающего чертами как конечного предмета (подобие человеку), так и бесконечного предмета (в виде вечности, всемогущества, якобы способного к сотворению мироздания, и др.). С точки зрения моей концепции чистого рационализма, согласно которой содержательная логика рационального и идеологического мышления имеет как специфические, так и общие черты, в частности, в мышлении ими конечного предмета, в безграничной идеализации конечных предметов, имеется логическое противоречие в содержании идеи Бога как конечно-бесконечного предмета. Рациональное и идеологическое мышление не в состоянии мыслить какой-либо предмет как обладающий границами, т. е. мыслить его конечным предметом безотносительно к другим обладающим границами конечным предметам, поскольку в реальности границы конечных предметов существуют только относительно друг друга, они выделяют каждый конечный предмет среди других обладающих границами конечных предметов и их взаимодействие обусловливает их существование. Это закон логики как рационального, так и идеологического мышления. Потому рациональное и идеологическое типы мышления мыслят конечные предметы только относительно друг друга. В то же время идеологическое мышление, в отличие от рационального мышления, признает существование бесконечных предметов, но оно не в состоянии мыслить границы конечного предмета по отношению к предмету, мыслимому им бесконечным. Это закон логики только идеологического мышления, поскольку рациональное мышление вообще не в состоянии содержательно мыслить бесконечный предмет.

Однако в Ветхом завете Бог мыслится не только бесконечным, но и будто бы обладающим границами в виде антропоморфных черт до якобы сотворения им мира из ничего, а значит, хотя и мыслится отчасти конечным, но мыслится будто бы обладающим антропоморфными границами относительно ничто, из которого он якобы сотворил мир. Ни рациональное, ни идеологическое мышление не в состоянии мыслить конечный предмет в отношении ничто. Какой бы сильной способностью к умственной фантазии ни обладал человек, ему не удастся содержательно, предметно мыслить, т. е. мыслить предмет помимо логики мышления. Даже в области бессознательного присутствует обычная рациональная или идеологическая, или та и другая предметная логика, но скрытая от осознанного управления. Потому и данная будто бы мысль о Боге как якобы обладавшем антропоморфными чертами до сотворения им мира в действительности представляет собой лишь надуманную комбинацию языковых знаков (слов) с немыслимым содержанием их значения (обозначаемого словами понятия). С позиции моей концепции чистого рационализма содержание значения каждого знака данной комбинации слов о Боге как якобы обладателе антропоморфных черт до сотворения мира (слов «бесконечный Бог», «предмет с антропоморфными чертами», «ничто», «творение», «цель») мыслимо если не рациональным, то идеологическим мышлением, а значение их комбинации не несет мыслимого содержания для обоих типов мышления, т. е. оно для них «пустое» с точки зрения содержания. Это означает, что когда человек якобы думает и говорит так о Боге, то он в действительности не осознает, не ведает, что думает и что говорит, хотя ошибочно может полагать, будто мыслит такого Бога. Рациональное мышление способно мыслить содержание идеи Бога, описанного в виде его конечных антропоморфных черт, если они мысленно соотносятся с иными конечными предметами, например, с обладающими границами Землей, человеком после якобы его создания Богом, но оно не способно мыслить то содержание идеи Бога, в котором описаны якобы присущие ему бесконечные черты. Идеологическое мышление способно мыслить Бога как бесконечный предмет и как конечно-бесконечный предмет, если границы его как конечного предмета мысленно соотносятся с границами других конечных предметов, например, земли, человека после якобы создания их Богом. Только идеологическое мышление способно мыслить конечно-бесконечные предметы. Фактически любой конечный предмет, который мыслит идеологическое мышление, оно мыслит как конечно-бесконечный в том смысле, что любой мыслимый им реальным конечный предмет мыслится им как якобы проявление бесконечной основы мира, а значит, как причастный к бесконечности, как частично содержащий в себе ее.

Неудивительно, что Бог мыслится в Ветхом завете материальным предметом. Ведь текст Первой книги Моисея очень древний, некоторые ученые относят время его написания до 1200 г. до н. э., т. е. задолго до открытия Сократом и Платоном идеального как реальности. Человеческое мышление не приспособлено к познанию идеального. Его невозможно непосредственно познавать с помощью органов чувств и с использование технических инструментов. Открыть его реальность возможно было только теоретически. Формирование теоретического взгляда на мир было осуществлено наукой сообразно ее потребностям в выявлении выявление регулярностей, т. е. закономерностей. Однако ранняя теоретическая наука, зародившаяся в Древней Греции, не была в состоянии открыть существование идеального. Чтобы его открыть как реальность, нужно было иметь целостное теоретическое понимание материального, охватывавшее все доступные для сознания того времени разновидности материального, по отношению к которому только и возможно было выработать идею идеального как нематериального, противоположного материальному. А такое целостное понимание материального в то время теоретическая наука не была способна дать. Только теоретикоподобная философия, осмысливающая мироздание как целое и его будто бы существующие бесконечные основы, была в состоянии теоретикоподобно открыть существование идеального.

Потому идея идеального как реальности – это продукт длительного исторического развития человеческой мысли, а до открытия идеального как реальности человеческая мысль о реальности была чувственно-предметной, материалистической. Человеческое мышление органично приспособлено к познанию материальной реальности с помощью органов чувств, позволявшим древним с их несложной практической деятельностью удовлетворительно для них познавать данную им в ощущениях реальность без помощи теории. Но даже Сократ и Платон, открывшие, хотя и не в адекватном научном виде, реальность идеального, рассматривали бога, богов (Сократ), демиурга (Платон), а также душу человека (психику) как материальные предметы. Бога как идеальную целевую творческую причину рассматривал Аристотель, но и он рассматривал психику как материальную. Даже один из ранних христианских философов и богословов («апологетов») Тертуллиан (ок. 160 – после 220) рассматривал душу (психику) как материальный предмет.

Естественно, что в книге Бытия Ветхого завета, которую явно писали не теоретики, по объективной причине не могло быть идеи идеальной реальности, в . ч. Ее туда возможно было привнести только в период творчества Сократа и Платона, Аристотеля и после них. Поскольку сейчас в христианстве Ветхий завет с его идеей бесконечного материального Бога является каноническим текстом, а в христианстве усилиями христианских философов Бог трактуется как идеальная, т. е. нематериальная субстанция, то в одной религии – христианстве присутствуют две противоположные идеи Бога – материального и идеального, но при это мыслимые как тот же самый Бог, поскольку в посленовозаветовском христианстве не осознается коренное различие в понимании «субстрата» («материала») в идеях Бога в Ветхом завете, Новом завете и в христианских посленовозаветовских текстах. Переосмысление ветхозаветовского Бога в христианстве как якобы идеальной субстанции было осуществлено христианскими философами после создания Христом своего учения и после его смерти. Религиозное учение самого Христа не было связано с философским мировоззрением, в отличие, например, от пифагореизма, буддизма.

Кстати, в религиозном учении самого Христа оправданно различать частично противоположные по содержанию и даже способные конфликтовать корпоративную мораль, ориентированную на членов его религиозной организации, и доктринальную мораль, ориентированную им на всех людей. Любая автономная религиозная организация, будь то большая церковь или малочисленная секта, имеет внутреннюю корпоративную мораль, призванную обеспечивать жизнеспособность данной организации. Она может быть писанной или неписанной, но она предназначена только для членов организации, всех или только избранных. Корпоративная мораль Христа -- воинствующая, радикалистская, а доктринальная мораль -- миролюбивая, примирительная. Радикализм проповедуемой им корпоративной морали мог быть обусловлен естественным стремлением выделиться относительно идей и практики традиционного иудаизма, в рамках которого он начал создавать свое учение как инакомыслие, а затем отпочковаться от него, естественно, преодолевая жесткое сопротивление сторонников иудаизма, и защитить свою религиозную организацию от раскола и от ухода ее членов из организации. Радикальность идеологических идей усиливает категорическую императивность встроенных в них моральных норм и придает беспрекословную категорическую форму подчинению с помощью этих норм приверженцев конкретного идеологического учения ее творцу, его учению и основанной на его учении организации.

Проповедуемая Христом религиозно-корпоративная мораль носила выраженный тоталитарный характер и была ориентирована на полное подчинение его приверженцев ему, его учению и его религиозной организации. Например: “Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели меня, недостоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня…» (Новый завет, Евангелие от Матфея) (Мф. 10:34-38). Предполагаю, что радикализм религиозно-корпоративных моральных норм Христа помогал ему на всем протяжении его религиозной деятельности тоталитарно подчинять себе, своим идеям и своей религиозной организации большинство своих адептов. Эта радикальная тоталитарная ориентация адептов учения Христа на беспрекословное подчинение его религиозным идеям, ему и его религиозной организации свыше тысячи лет спустя экстремистски проявилась в кровавой многосотлетней католической инквизиции против инакомыслящих в католической церкви. А то, что ученик Христа Иуда Искариот якобы предал его, его учение и его организацию (будто бы за 30 сребреников), объяснимо тем, что он лишь играл роль адепта Христа, но не был искренним последователем его учения то ли в силу его искренней приверженности иной религии, возможно, официальной иудейской, то ли в силу того, что он обладал не идеологическим, а рациональным мышлением и потому не был способен к религиозной и к иной идеологической вере, при этом будучи корыстолюбивым, но рациональное мышление не причина корыстолюбия. Люди с рациональным мышлением способны обладать стойкой высокой общечеловеческой моралью, а люди с идеологическим мышлением могут не обладать общечеловеческой моралью, если это не противоречит их идеологической вере или если такой является их идеологическая вера. Однако роль искреннего адепта учения Христа Иуда играл неудачно и Христос смог это обнаружить. Неоднократно отрекавшийся от Христа, его учения и его организации один из его любимых учеников Петр мог обладать дуалистичным рациональным и идеологическим мышлением, которые в разных жизненных ситуация могли проявляться по разному. Если он обладал дуалистичным мышлением, то оба типа мышления могли действовать параллельно в виде независимого друг от друга чередования -- в одних случаях могло сильно влиять на поведение Петра его рациональное мышление, побуждавшее его к игнорированию принятой им христианской религиозной веры, а в других случаях его идеологическое мышление категорически императивно возвращало его в его прежнюю христианскую религиозную веру, игнорируя его рациональное мышление. Возможно у него рациональное и идеологическое мышление обладали автономностью и сменяли друг друга под влиянием разных факторов.

В то же время учение Христа, как и любое религиозное учение, а также как нерелигиозные идеологические учения, содержащие нормы морали (напр., коммунистическо-марксистское) и служащие идейной основой идеологических организаций, имеет кроме корпоративной морали также доктринальную мораль, ориентированную во вне. Вот пример доктринальной морали Христа из Нагорной проповеди (ок. 30-го года): «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;… Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и возненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших,…» (Мф, 5, 38-44). Данная доктринальная мораль является надэтнической, хотя и однобокой, не универсальной, абсолютизирующей посредством безграничной идеализации ценность лишь одной формы моральных человеческих отношений, а потому нереалистичной, неосуществимой, но все равно противоположной доктринальной этнической морали официального иудаизма того времени. Эта провозглашенная Христом надэтническая мораль создана с расчетом на всеобщее использование и претендует на универсальность. Она коренным образом отличается от узкой корпоративной морали, предназначенной Христом для создаваемой им религиозной организации. Корпоративная и доктринальная идеологическая, в т. ч. религиозная мораль не способны полностью совпадать и могут даже очень сильно различаться, как в случае с изложенной Христом двойной моралью, а при определенных условиях они могут конфликтовать, порождая в сознании приверженцев конкретной идеологии, в т. ч. религии когнитивный диссонанс. Однако при реальной или надуманной угрозе существованию религиозной организации (и иной обладающей моральными нормами идеологической организации) ее искренние члены отдают предпочтение корпоративной морали. Различие корпоративной и доктринальной морали присуще и нерелигиозным идеологическим учениям, в которых содержатся моральные нормы и которые служат идейной основой идеологических организаций (напр., коммунистической партии в бывшем СССР). Преследование конкретной идеологической организацией инакомыслящих в своей среде, которые рассматриваются ею, точнее, верными ей членами как угроза существованию данной организации – это проявление корпоративной морали. Оно имело место и в основанных на идеологии политических организациях (напр., в коммунистической партии в бывшем СССР, опиравшейся на марксистскую философию), и в религиозных организациях (напр., в римско-католической церкви, опирающейся на томистскую философию, в православной церкви в царской России).


Последний раз редактировалось: Admin (Вт Янв 14, 2014 8:16 am), всего редактировалось 7 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 19, 2013 3:11 pm

***

Философский и иной идеологический (религиозный, теософский и др.) взгляд на мир как на бесконечное целое, якобы объединенное некоей его бесконечной основой, которая в разных идеологиях понимается по-разному, создается обладающим идеологическим мышлением творцом через призму собственных идеологических побуждений (безграничных потребностей, интересов, чувств, ориентаций и др.) и мышления и по иному не может создаваться, даже если он полагает, будто создает его через призму идеологических побуждений и мышления другого человека или всех людей, или будто создает объективный взгляд на мир. С точки зрения рационального мышления творец и искренний последователь конкретной философии и иной идеологии категорически мыслит себя с помощью веры в виде такого признаваемого ими осуществимым, а в действительности неосуществимого безгранично идеализированного предмета, который якобы не обладает собственной основой бытия. Потому данный взгляд идеологической личности на себя является ее отправной позицией для категорического безгранично идеализирующего признания ею с помощью веры существования такого содержательно немыслимого с точки зрения рационального мышления безгранично идеализированного предмета, как бесконечная основа мироздания, а значит, отправной позицией для категоричного признания идеологической личностью с помощью веры абсолютной основы ее бытия в виде этой бесконечной основы мира. С точки зрения рационально-научного мышления каждый человек имеет основу своего бытия не только во вне, во взаимоотношениях с другими конечными предметами, но и в нем самом, и оба эти основы его бытия конечные и ни одна не абсолютная в отношении другой.

Любой творец философии и иной идеологии, создавая свое учение об основе мира, полагает, будто обладает абсолютной истиной, считая, что люди с иным взглядом на мир будто бы ошибаются. Однако творцы идеологии безгранично идеализируют людей, на которых ориентируют свое учение, категорически полагая, будто полученная ими якобы абсолютная истина доступна лишь людям, которые соответствуют требованиям их идеологического учения. Один из законов строительства идеологии ее творцами – это ориентация ими своих учений на их принятие безгранично идеализированными этими творцами якобы подлинными человеком и человечеством в соответствии с пониманием ими того, кто принадлежит к подлинным человеку и человечеству. Естественно, что носители идеологического мышления не считают, будто мысленно создают неосуществимые безгранично идеализированные предметы и полагают, будто бы мысленно воспроизводят осуществимые предметы. Понимание творцами идеологий якобы подлинных человека и человечества является ценностно идеологическим, как и понимание ими абсолютной истины, будто бы заложенной в идеологические мировоззрения, которые они создают. Соответственно общезначимой истиной они считают ту идею, которая якобы признается истинной подлинными человеком и человечеством, и эта якобы общезначимость является ценностно идеологической, т. е. общезначимость в идеологиях представляет собой безгранично идеализированный предмет и не тождественная общезначимости объективной научной истины, независимой от человека и человечества, от желания людей видеть мир тем или иным, от их ценностного отношения к миру.

В то же время при признании нормальной конкретной идеологической личностью, не являющейся творцом философии и иной идеологии, созданного творцами философии и иной идеологии идеологического мировоззрения в качестве своей веры эта личность неизбежно привносит в соответствии со своими идеологическими побуждениями и мышлением в используемое ею идеологическое мировоззрение, в т. ч. в философское свое специфическое понимание мира. Это значит, что нормальная конкретная идеологическая личность неизбежно привносит в используемое ею идеологической мировоззрение, в том числе в философию более сильно или менее сильно не совпадающий с ним свой специфический взгляд на мир, обусловленный ее личностными особенностями, который не всегда фиксируется публично. Потому для адепта определенного идеологического, в т. ч. философского мировоззрения его безусловная истинность существует в той мере, в какой оно не противоречит его собственному идеологическому миропониманию. Неизбежное наличие неполноты соответствия созданного любым творцом идеологического мировоззрения личным идеологическим взглядам его последователей является одной из причин неизбежной дифференциации всякой идеологии его адептами, создания ими его разновидностей вплоть до выделения из него в виде отдельного идеологического мировоззрения.
 
Не все адепты оформляют свой особый взгляд в рамках определенной идеологии и еще меньше тех, кто доводит оформление своеобразия своего идеологического взгляда на мир до создания нового учения относительно исходного учения, как, например, учение Платона по отношению к учению Сократа, учение Аристотеля по отношению к учению Платона. У большинства приверженцев идеологий особенности их личных идеологических взглядов носят неупорядоченный характер. Неизбежность дифференциации любого имеющего адептов, т. е. «живого», жизнеспособного идеологического мировоззрения я называю законом идеологической дифференциации (законом идеологического инакомыслия, законом идеологического сектантства). Идеология, не имеющая приверженцев, является «мертвой», т. е. нежизнеспособной, следовательно, в ней не проявляется закон идеологической дифференциации. Мертвыми являются философия Фалеса (ок. 625 – 547 до н. э.), философия Р. Декарта (1596 – 1650 ), Г. Лейбница (1646 – 1716 ), а философия Будды, Конфуция, Лао-Цзы, диалектико-материалистическая (марксистская) философия, несмотря на недавно постигший ее глубокий кризис, не являются мертвыми, поскольку имеют приверженцев. В них проявляется закон идеологического инакомыслия.
 
Если рациональные, в т. ч. различающиеся концептуальными особенностями научные мировоззрения не способны стандартизировать рациональных личностей, поскольку данные мировоззрения не выражают сущностные черты обладающих ими личностей, а являются деперсонифицированным, в т. ч. научным взглядом на мир, то конкретные идеологические мировоззрения стандартизируют их адептов, т. е. обладающих ими идеологических личностей, поскольку эти идеологии выражают сущностные черты обладающих ими идеологических личностей и сами являются компонентом их сущности. Однако действие в идеологии закона идеологической дифференциации, обусловливающего формирование у всех нормальных идеологических личностей своеобразия их идеологического взгляда на мир, закономерно детерминированного их личностным своеобразием, делающим их частично (больше или меньше в зависимости от величины своеобразия) идеологически суверенными личностями как в рамках идеологии в целом, так и в рамках конкретной идеологии, которой они искренне привержены, препятствует полной идеологической стандартизации адептов конкретных идеологий, в т. ч. философий. Создатель оригинального идеологического мировоззрения – это полностью идеологически суверенная личность. Если же искренний приверженец конкретной единой хотя бы для двух идеологических личностей идеологии, который не является ее творцом, не обладает в ее рамках своеобразием своего мировоззренческого взгляда на мир, т. е. если он полностью стандартизован этим мировоззрением и потому вообще не является суверенной идеологической личностью, то его идеологические личностные черты не соответствуют характеристикам нормальной идеологической личности. Однако важно иметь в виду, что своеобразием идеологического взгляда на мир способна обладать также не обладающая характеристиками нормы идеологическая личность. Заметил, что грань между нормальным искренним приверженцем конкретного идеологического мировоззрения и не обладающим характеристиками нормальности искренним приверженцем идеологического мировоззрения очень тонкая и не всегда возможно строго различить норму и отступление от нормы в сознании конкретного адепта конкретной идеологии, особенно если учесть, что идеологическая вера как искренняя приверженность конкретной идеологии -- это фанатизм.

Поскольку инакомыслие в идеологии, в том числе сектантство в религии – это проявление действия закона идеологической дифференциации, то его невозможно предотвратить ни в одной конкретной идеологии, пока она живая. Секты могут перерастать в большие по численности религиозные направления. Например, христианство первоначально возникло как инакомыслие в виде секты в иудаизме. В то же время вся история христианства – это история непрерывного зарождения в нем разнообразных сект, более устойчивых и менее устойчивых во времени. В философии также возникают разные направления инакомыслия, например, неоплатонизм, неокантианство, неогегельянство, неомарксизм. В то же время многие идеологии, а точнее, многие искренние приверженцы идеологий активно борются против инакомыслия в них, в том числе адепты религий – против сектантства. Нередко борьба против инакомыслия приобретает весьма жестокие и массовые формы, например, многосотлетняя кровавая инквизиция адептов официальной римско-католической церкви в Западной Европе, организация сожжения инакомыслящих, в частности, староверов приверженцами официальной православной церковью в царской России, массовое уничтожение инакомыслящих приверженцами официальной коммунистической идеологии советского типа во времена сталинизма в бывшем СССР (напр., политические процессы 1937–го года), адептами официальной национал-социалистской идеологии в фашистской Германии (напр., «ночь длинных ножей»). Пожалуй, идеология, которая наиболее терпимая к инакомыслию в ней – это индуизм. Если бы я был приверженным идеологии, а конкретно, религиозной идеологии, то ради этой свободы инакомыслия внутри определенной религии, возможно, стал бы индуистом, если бы это позволили мне мои личностные особенности, в т. ч. идеологические побуждения и мышление.

В то же время как идеологическим, так и рациональным мировоззрением способна обладать лишь личность со зрелым мышлением, присущим взрослому человеку. Обычно до 17 – 18 лет мышление человека еще не способно подыматься до заинтересованного самостоятельного мировоззренческого взгляда на мироздание. Потому попытки приобщить детей к определенному мировоззрению являются покушением на закономерное возрастное развитие их мышления и на свободу формирования их мышления. Поскольку они не склонны к мировоззренческому взгляду на мир, то они не способны к мировоззренческому выбору. А я даже до 23-х лет совсем не интересовался мировоззренческими вопросами, мое мышление не было ориентировано на поиск основы мироздания.

Органам чувств любого человека непосредственно дан только ограниченный материальный предмет. Ограниченными предметами являются лишь конечные предметы, которые могут быть также безгранично, но не бесконечно идеализированными посредством мышления предметами (напр., абсолютно черное тело, точка). Безгранично идеализированные предметы преднамеренно создаются рациональным мышлением и используются наукой в познавательных целях, например, в качестве инструментов познания. Они существуют только в виде идей и вообще не способны существовать вне мысли о них (напр., абсолютно твердое тело, машина Карно). Поскольку их не с чем соотносить вне мысли о них, то они вообще не поддаются эмпирической фиксации и в науке они рассматриваются как вообще неосуществимые. Безгранично идеализированные предметы создаются не только рационально-научным мышлением, но и рациональным мышлением в других областях человеческой деятельности, напр., в неидеологизированном искусстве, в котором рациональные творцы искусства тоже мыслят их неосуществимыми. Безгранично идеализированные конечные предметы создаются также идеологическим мышлением и посредством веры мыслятся осуществимыми (напр., коммунизм как абсолютно совершенное общество) Идеологическое мышление способно приписывать конечным предметам также черты бесконечности, создавая конечно-бесконечные предметы и тем самым безгранично идеализируя их (напр., Христос как богочеловек в христианстве, химическая форма движения бесконечной материи в диалектико-материалистической философии). Если быть точным, то любой создаваемый идеологическим мышлением безгранично идеализированный предмет мыслится содержащим в себе черты причастности к якобы существующей бесконечной основе мира, поскольку однозначно иерархическая идеологическая логика категорически предписывает рассматривать конечные предметы как проявление бесконечного абсолюта (напр., в диалектическом материализме каждый предмет рассматривается как единство конечного и бесконечного).

Для рационального мышления, способного мыслить осуществимыми только конечные предметы и способного содержательно мыслить только конечные предметы, бесконечность существует лишь в логическом виде как логическая противоположность понятию обладающей границами реальной конечности, существующей вне мысли о ней, а не как противоположная реальной конечности якобы реальная бесконечность. Создаваемый рациональным мышлением для нужд научной теории, искусства и признаваемый им неосуществимым и не поддающимся осуществлению безгранично идеализированный конечный предмет мыслится им в виде  не обладающего границами проявления, но он им не мыслится бесконечным. Бесконечный предмет – это лишь одна из разновидностей безгранично идеализированного предмета. В отличие от рационального мышления идеологическое мышление посредством веры категорически признает реальное существование бесконечности вне мысли о ней. Но вера – это лишь категорический способ признания, закрепления и удержания мысли идеологической личности о якобы реальном существовании бесконечности. Сама же мысль о реальном существовании бесконечности неизбежно рождается в сознании идеологической личности в силу того, что неизбежное мышление ею себя сообразно устройству ее идеологической логики в виде полностью лишенной внутренней основы своего бытия и основы своего бытия во внешних конечных предметах, и значит мышление ею всяких осуществимых (существовавших, существующих и будущих) конечных предметов в виде лишенных внутренней основы своего бытия и основы своего бытия друг в друге неизбежно обусловливает мышление ею основы своего бытия и бытия всяких конечных предметов в виде бесконечного абсолюта, по отношению к которому она мыслит свое личное бытие и бытие всяких конечных предметов как проявления бытия бесконечного абсолюта.

Логика идеологического мышления не детерминирует признание с помощью веры якобы существования определенной бесконечной основы мироздания, но она категорически направляет мысль на создание идеи такой основы, напр., бога-творца, материи, абсолютной идеи. А конструирование идеологической личностью определенного содержания идеи бесконечной основы зависит от ее безграничных потребностей, интересов, ценностных установок и др. побуждений, в т. ч. чувственных, т. е. от безграничного заинтересованного отношения к мирозданию обладающей идеологическим мышлением личности. Вера придает мышлению содержания определенной бесконечной основы мира силу категорического императива и этой категорической императивностью она безусловно повелевает мыслить определенную бесконечную основу мира  реальностью. Если нет созданного кем-то совместимого с мышлением и побуждениями, в т. ч. чувственными конкретной идеологической личности идеологического взгляда на мир или если она не осведомлена о его наличии, то она ищет такой взгляд, а если не находит, то сама обязательно создает такой взгляд, пусть даже очень примитивный. Но если есть уже готовый идеологический взгляд на мир, который подходит конкретной идеологической личности, который является для нее относительно комфортным, то она становится его адептом, однако усваивает данный взгляд, во-первых, не абсолютно полностью, а привнося в него, пусть даже не публично, собственное своеобразное отношение к миру сообразно своим особенностям, в том числе своим безграничным побуждениям, в т. ч. чувственным и безграничному мышлению, а во-вторых, мысленно воспроизводя данный взгляд так, как если бы она сама его создавала, а не бездумно принимая его в качестве своего. Если у конкретной личности нормальная идеологическая логика, то она будет мыслить бесконечность в виде бесконечной основы мира как присущую не ей, а внешней по отношению к ней реальности. Однако в силу неизбежности такого рассмотрения идеологическим мышлением бесконечной основы мира, которая, т. е. неизбежность жестко детерминирована законами устройства идеологической логики, неизбежно возникает неразрешимое логическое противоречие: идеологическая личность осуществляет мышление бесконечного мироздания относительно себя, но одновременно она мыслит себя как ее проявление.

Мышление идеологической личностью других конечных предметов в качестве лишенных своего бытия осуществляется по аналогии с мышлением ею собственного бытия. Мысля себя лишенной собственного основы своего бытия и категорически видя основу своего бытия в бесконечной основе мира, она также категорически мыслит лишенными основы своего бытия другие конечные предметы и категорически считает основой их бытия бесконечную основу мира. Если бы она мыслила, будто конечные предметы хотя бы частично имеют основу своего бытия в себе, то ей пришлось бы хотя бы частично мыслить их также бесконечной основой бытия, т. е. мыслить конечно-бесконечными предметами, а в этом случае ей пришлось бы мыслить их хотя бы частичной основой своего бытия. Взгляд идеологической личности на мир как на бесконечный рассматривается ею в качестве якобы всеобщего единственно правильного взгляда для всех людей, которых она считает подлинными людьми и которые будто бы жизненно нуждаются в таком взгляде.

Человек с идеологическим мышлением не способен рассматривать мир объективно в силу особенностей устройства его мышления. Оно носит ценностный характер и с помощью него идеологическая личность ценностно рассматривает мир относительно своего существования – своих безгранично идеализированных потребностей, интересов, ценностных ориентиров, моральных установок. Идеологическое мышление не способно быть объективированным по отношению к субъекту мышления, поскольку безграничная идеализация личностью себя является составной частью этого мышления, а значит, субъект идеологического мышления не способен мыслить мир безотносительно к своему безграничному ценностному отношению к себе и к внешнему миру. В идеологической логике имеет место мысленное слияние обладающей ею личности с логическими формами этой логики, в частности, категорическое рассмотрение идеологической личностью себя как полного проявления абсолюта и категорическое рассмотрение ею абсолюта как бесконечной основы ее бытия представляют собой существенные формы идеологического мышления. Мышление идеологической личностью любого предмета опосредуется мышлением личностью отношения себя и абсолюта. А себя и бесконечный абсолют идеологическая личность в состоянии мыслить только ценностно и никак иначе, поскольку она рассматривает себя его проявлением, а значит, высшей ценностью. Соответственно идеологическая личность категорически считает свое мировоззрение идейным выражением ее сущности, а посягательство на ее мировоззрение категорически считает посягательством на ее сущность, а значит, на нее как личность. Конкретное мировоззрение идеологической личности неотделимо от нее и составляет ее существенную часть. По этой или отчасти по этой причине искренен верящая идеологическая личность отстаивает свое мировоззрение (религиозное, философское и др.) как себя и зачастую готова ради него даже пожертвовать своей жизнью. Классические примеры такой идеологической жертвенности – это Сократ, И. Христос, Дж. Бруно.


Последний раз редактировалось: Admin (Вс Апр 03, 2016 11:28 am), всего редактировалось 6 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Вт Ноя 19, 2013 3:15 pm

Рациональное мышление ориентировано на объективное описание реальности. В объективном познании человек рассматривается рациональным мышлением лишь как один из конечных предметов наряду с другими конечными предметами. Вера конкретного рационального человека в свое существование, которое он мыслит ограниченным, являющаяся его единственной верой, в конечном счете выступает исходной позицией при признании им существования других конкретных предметов, которое он оценивает по отношению к своему существованию и мыслит тоже ограниченным, но она не является исходной позицией для мышления им мироздания как якобы завершенного целого и для признания будто бы существующей его бесконечной основы. Рационально-научное мышление рассматривает себя как конечный предмет и иные реальные конечные предметы как имеющие ограниченную основу своего существования не только в других конечных предметах, но и в них самих. Оно не способно мыслить абсолютно доминирующий, а значит бесконечный предмет как причину любых конечных предметов. В рациональном мышлении нет идеи абсолютного доминанта, а есть только идеи конечных относительных доминантов. Рациональное мышление основано на принципе относительности, в отличие от идеологического мышления, которое основано на принципе абсолютности.

Рациональное мышление рассматривает конечные предметы как соотносительные и взаимно обусловливающие друг друга, а значит, как относительные, а не как абсолютные причины. При мышлении мира рациональным человеком его мышление мыслит одни конечные предметы по отношению к другим конечным предметам. В силу этого с помощью рационального мышления вообще невозможно избрать исходную позицию для рассмотрения мира как завершенного целого. Оно исходит из установки на непрерывное расширение знания человечества о реальности и из непризнания основы мира ни конечной, ни бесконечной. В отличие от идеологического мышления раскрытие рациональным мышлением существенных черт мироздания способно осуществляться объективно безотносительно к существованию рациональных личностей и к их желанию видеть мир тем или иным, безотносительно к их конечному ценностному отношению к миру. Рациональное мышление в силу особенностей его логического устройства объективировано по отношению к субъекту этого мышления и потому субъект рационального мышления способен мыслить конечные предметы безотносительно к своему конечному ценностному отношению к ним, к своему желанию видеть их теми или иными. Но рациональное мышление способно мыслить мир и ценностно, с позиции рациональных безгранично идеализированных и неидеализированных добра и зла, справедливости и несправедливости, полезности и вредности, однако ценностное отношение личности миру носит только конечный характер. Наиболее развитыми видами рационального мышления являются научное и инженерное мышление. Есть также рационально-художественное мышление, здравый смысл как разновидности рационального мышления.

Поскольку рациональное мышление не способно мыслить мир как завершенное целое, то оно не в состоянии выработать идею якобы существования абсолютного детерминирующем начало мыслимого им в каждый конкретный момент времени мироздания. Для человека с рациональным мышлением Земля, Солнечная система, наша галактика Млечный путь, наша Вселенная, Мультивселенная… -- это всего лишь углубление познания им реальности, относительно идеи конечности или бесконечности основы которой, а значит, и относительно идеи завершенной целостности которой он не в состоянии ничего сказать, в отношении этих идей он в состоянии лишь молчать. Яркий пример такого рационального взгляда на мир является теория относительности А. Эйнштейна (1879 – 1955). В отличие от рациональной личности идеологическая личность мыслит мир как завершенное целое, якобы объединенное бесконечным началом, будто бы являющимся абсолютным детерминантом конечных  предметов. При таком мышлении ею мира неизбежно категорическое признание ею якобы существования в мире бесконечного абсолютного детерминирующего начала, которое в силу логики идеологического мышления с необходимостью мыслится бесконечным.

Общим для всех философских учений является то, что все создатели философских систем посредством веры, которую не все они осознают и потому считают, будто познают мир посредством разума (рационального мышления), категорически полагают, будто все реальные конечные предметы имеют бесконечную основу своего существования. В то же время разные философские учения уделяют разное внимание описанию якобы существующей бесконечной основе мира. Есть такие, которые уделяют много внимания чертам признаваемой ими якобы существующей бесконечной основы мироздания (напр., Аристотель, Гегель, марксизм), но есть и такие, которые уделяют им мало внимания, а сосредоточены на различных аспектах якобы детерминированных ею конечных предметов реальности -- природы, общества, человека, мышления (напр., Сократа, Канта, экзистенциалистов).

Поскольку составной частью наблюдаемой конечной реальности является также создающая конкретное философское учение философская личность, то закладывание данной личностью в свое философское учение идеи о будто бы существовании бесконечной основы реальности с теми или иными чертами является основанным на вере признанием ею якобы существования абсолютной основы существования этой философской личности. Хотя создатели философских и иных идеологических учений стремятся выражать свои идеи в универсальном виде, рассчитанном на якобы подлинных, т. е. безгранично идеализированных ими человека и человечество, однако исходным пунктом своих учений они рассматривают себя и описывают мир через призму личного безгранично идеализированного бытия, личных безграничных побуждений (потребностей, интересов, ценностных установок и др.), особенностей своего безграничного идеологического мышления, своей культуры, своего социального положения, своего характера, своего интеллектуального развития, содержания своих мыслей о мире и др. своих личностных особенностей. Подобным образом относятся к учениям творцов философий их искренние последователи, которые адаптируют данные учения к своим личностным особенностям. Потому фактически сколько идеологических, в т. ч. философских личностей, столько идеологических, в т. ч. философских учений. Более того, само категорическое признание идеологическими, в т. ч. философскими личностями якобы существования бесконечной основы мира обусловлено в первую очередь психической нуждаемостью этих личностей в наличии абсолютного детерминанта их существования в силу их веры в абсолютную несамодостаточность, в полную ничтожность их личного бытия, причем такого детерминанта, который наиболее совместим с их особенностями. Вера идеологических личностей в существование бесконечной основы мира имеет для них, в т. ч. для адептов философии ценностный характер, поскольку с помощью идеологической веры бесконечная основа мира категорически мыслится ими как реальная и всеохватно обусловливающая их бытие, следовательно, как всецело связанная с их жизнью и их вера в ее существование компенсирует им признаваемую ими с помощью веры их абсолютную несамодостаточность.

Только личность, обладающая страстной потребностью в бесконечности основы своего бытия и логической способностью содержательно мыслить бесконечное как предмет, в состоянии мыслить посредством веры существование бесконечной основы мира, причем категорически мыслить, полагая себя проявлением этой бесконечности. Такой личностью является человек с идеологическим мышлением, в т. ч. также искренний приверженец философии. Для идеологической личности якобы существующая бесконечная основа мироздания, будто бы являющаяся основой ее бытия -- это абсолютная, а потому высшая ценность. С позиции будто бы существующей бесконечной основы мироздания идеологическая личность объясняет не только свое конечное бытие, но и бытие всех конечных предметов реальности, рассматривая их как якобы проявления бесконечности, тоже имеющие для нее ценностный характер, но она мыслит их ценностными не вообще, а в наиболее соответствующем ее особенностям виде. Идеологическая, в т. ч. философская личность, будучи абсолютно несамодостаточной и мысля основу своего бытия в бесконечной основе мира, в силу особенностей идеологической логики неизбежно мыслит мир не как познаваемый конечный объект, как бы противостоящий познающему конечному субъекту, а как бы находясь внутри мира, мысля себя в нем лишь проявлением его основы и в силу этого мысля мир без границ в виде бесконечности (пространственной, временной, качественной, количественной и др.), т. к. в этом случае идеологическое мышление не в состоянии изнутри мира мыслить его в виде обладающего границами. Поскольку идеологическая, в т. ч. философская личность мыслит мир как завершенное целое и в силу особенностей ее идеологической логики и ее бесконечных идеологических побуждений неизбежно мыслит его бесконечным и поскольку идеологическая, в т. ч. философская личность с необходимостью (необходимо) мыслит себя существующей и не в состоянии мыслить себя не существующей (рациональная личность тоже не в состоянии мыслить себя не существующей), то она, в отличие от рациональной личности, содержательно мыслит бесконечность (бесконечный предмет, бесконечный мир, бесконечную основу мира) только существующей и не способна мыслить ее несуществующей.

Мыслить предмет как объект познания (и деятельности) возможно только в том случае, если мыслить его конечным, пусть даже безгранично идеализированным подобно научным безгранично идеализированным предметам (напр., полная социальная справедливость, абсолютно черное тело, машина Карно и др.), но конечным (количественная, качественная, пространственная, временная и др. конечность), в силу чего познающий субъект в состоянии осмысливать их относительно друг друга, рассматривая при этом себя как предмета, отчасти обладающий собственной основой бытия, а отчасти имеющий основу своего бытия в других конечных предметах. Рациональное мышление основано на принципе относительности мышления, в отличие от идеологического мышления, которое основано на принципе абсолютности мышления. Поскольку способность только относительного (соотносительного) мышления присуща лишь рациональному мышлению, вследствие чего рациональное мышление не в состоянии мыслить мир как завершенное конечное или бесконечное целое, то любая конечность мыслится относительной, существующей не обособленно, а по отношению к другим конечным предметам. Идеологическое мышление также способно мыслить конечные предметы, но ни один реальный предмет оно не в состоянии мыслить только конечным и всегда мыслит содержащим черты бесконечности, поскольку рассматривает реальные конечные предметы как проявление будто бы существующего абсолютного предмета в виде бесконечной основы мира, якобы проявляющейся в конечных предметах. В силу этого оно не способно рассматривать реальные конечные предметы как объекты объективного неценностного отражения (познания) и, соответственно, не способно давать о них полноценно объективное знание, независимое от ценностного идеологического отношения к ним. Никакая идеология не способна давать объективный неценностный взгляд на мир. Ценностный идеологический взгляд на мир не совпадает с пристрастным взглядом на мир. Для обладателей идеологического мышления их взгляд на мир предстает не их пристрастным взглядом, а якобы подлинно истинным пониманием мира, будто бы порожденным способностью творцов идеологических учений и их собственной способностью открыть абсолютную истину. Более того, даже признающие позитивную ценность науки и научного знания идеологические личности считают их взгляд на мир более высокой истиной, чем полученное наукой истинное знание, чем научная истина.

Нет ни рационального, ни идеологического абстрактного понятия якобы реальной бесконечности. Но есть рациональное абстрактное понятие мыслей о будто бы существовании бесконечности, присущих людям с идеологическим мышлением. Однако философская и любая идеологическая личность мыслит мир как бесконечный не с позиции обобщенного человека, а с личной позиции относительно своего существования. Для любых творцов философии и иной идеологии идея бесконечной основы мира в их философии и в иной их идеологии является не обобщенным абстрактным взглядом на мир как на якобы бесконечный и не бесконечно идеализированным взглядом на мир, а является их конкретным личным заинтересованным, в т. ч. чувственно переживаемым категорически императивным пониманием мира как реально бесконечного, которое они наделяют статусом также универсального взгляда на мир, поскольку считают этот взгляд безусловно истинным. Для последователей уже существующей философии и иной идеологии присутствующая в них идея бесконечной основы мира также является их конкретным личным заинтересованным, в т. ч. чувственно переживаемым категорически императивным неидеализированным взглядом на мир как на реально бесконечный, который они в то же время считают абсолютно истинным. Поскольку рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить бесконечное, то оно считает идеологическую мысль о якобы существовании бесконечности реальности нереалистичным безгранично идеализированным взглядом.

Каждый философский демиург в своем учении, которое он считает якобы единственно истинным воспроизведением его мышлением реальности, категорически императивно полагая, будто познает якобы реальность, в действительности неосознанно мысленно конструирует с помощью философской веры бесконечно идеализированный предмет в виде основы мироздания, якобы существующей и причинно детерминирующей мир конечных предметов, а из идеи будто бы существующей бесконечной основы мироздания как якобы абсолютной причины реальных конечных предметов выводит мысль о будто бы причинной детерминации ею рождения человечества, условий его возникновения и бытия, заключает, существует ли для человека смысл жизни, имеется ли изначальное предназначение человека, какими должны быть принципы его жизнедеятельности, как он должен относиться к миру, в котором живет, обладает ли он автономией, а если обладает, то в отношении каких предметов и в какой мере, всецело ли он смертен или обладает бессмертной душой и др. В то же время философ-творец учения мысленно конструирует, полагая, будто познает, такие особенности содержания идей о якобы существующей бесконечной основе реальности учения, которые наиболее совместимые с чертами его личности и комфортные для его сознания, т. е. он конструирует с учетом особенностей своих безграничных идеологических побуждений и безграничного идеологического мышления, с учетом своего характера, с учетом того, как он понимает конечный мир, в т. ч. себя, т. е. содержание идеи бесконечной основы мира он сообразует со своими личностными особенности, хотя может это не осознавать или осознавать не в полной мере. Получается в некотором смысле замкнутый круг. Однако это не полностью замкнутый круг. Особенности безграничных идеологических побуждений и мышления создателей философских учений (философских демиургов) категорически предписывают им главные направления конструирования ими черт якобы существующей бесконечной основы мира, мыслимого ими как якобы выявление этих черт в ходе познания данной основы. Конструирование же ими, понимаемое ими как познавательное воспроизведение реальности, черт будто бы существующей бесконечной основы и способов ее якобы проявления в конечных предметах дает им возможность вернуться к конкретизации себя и мыслимого ими конечного мира. Говоря упрощенно, философ определяет бесконечные основы своего бытия в виде якобы существующей бесконечной основы мироздания такими, чтобы ими он мог обосновать отвечающее его безграничным побуждениям и мышлению философское видение в мироздании себя и других реальных конечных предметов.

Когда-то Сократ заметил, что философия – это учение о том, как следует жить, а не о том, как устроен мир, для познания которого возможности человеческого разума, по его мнению, ограничены, признавая при этом наличие абсолютно совершенного бесконечного материального разума (бога-ума или богов-умов), якобы мудро созидающего мир конечных предметов в соответствии с идеей высшего блага. В действительности же истолкование им человека было обусловлено тем, как он определял бесконечную основу реальности, а сформулированные им мысли о бесконечной основе реальности были напрямую связаны с особенностями его безграничных побуждений, мышления, смысложизненных ориентиров, с пониманием им природы человека. Идею бесконечного совершенного высшего разума Сократ использовал для объяснения наглядно видимой целесообразности конечных предметов, которую он не смог объяснить ссылкой на случайность. Высший смысложизненный ориентир он видел в безусловном стремлении к высшей цели в виде высшего блага, которой якобы надлежит подчинять все частные цели и которая будто бы связана с совершенным богом-умом (богами-умами). Смысложизненная устремленность Сократа к высшей безграничной осмысленности существования побуждала его к мысленному конструированию, понимаемому им как познание, такой якобы существующей бесконечной основы реальности (высшего разума), которой он мог бы категорично обосновать свою смысложизненную устремленность.

* * *
Человек в философских учениях присутствует в трояком виде: во-первых, в виде скрыто присутствующего в философии самого творца философского учения, неосознанно созидающего его наиболее подходящим для своих особенностей, при этом ориентируясь на придание своему учению статуса объективной общечеловеческой истины, что в действительности невозможно; во-вторых, в виде «человеческого измерения» служащей исходным пунктом философских учений идеи сконструированной бесконечной основы реальности, которая ценностно значима для творцов и любых приверженцев философских учений; в-третьих, в виде специального философского осмысления человека. В некоторых философских системах осмысление человека составляет их главное содержание (например, в учениях Сократа, экзистенциалистов). В иных же философских учениях человеку уделяется меньшее специальное внимание, а большее внимание уделяется общефилософским вопросам, философскому осмыслению отдельных существенных компонентов внечеловеческой реальности, в частности, природы.

Однако независимо от того, осуществляется ли специальное осмысление человека в тех или иных философских учениях, идея о человеке как разумной реальности, о его происхождении, о месте и роли в мироздании, о его будущем, об отношении человека к миру и его взаимодействия с внешним миром находится в центре любой философии. Идея о человеке пусть даже неявно, но обязательно присутствует в качестве необходимого условия построения философии также в виде личности самого создателя учения, задающего своим скрыто персонифицированным философским учением философским личностям, искренне воспринимающим его учение в качестве безусловной истины, личную категорически императивную модель-норму видения мира и отношения к нему, обусловленную особенностями его идеологических побуждений и мышления и его личности в целом, хотя любой философ-демиург рассчитывает на принятие его учения в качестве абсолютно истинного и общезначимого. Человек также обязательно присутствует в философии в виде ценностно значимого категорического желания философских личностей, чтобы существовала бесконечная основа мира как основа их индивидуального бытия. Философские личности и любые идеологические личности безгранично страстно желают, чтобы существовала бесконечная основа мира, и эта их безграничная страсть имеет для них категорически императивную силу веры в то, что бесконечная основа мира существует, происходит смешивание желаемого предмета с признанием его существования, при котором страстное желание принимается за признание того, что желаемое существует. Потому философия, как и всякая идеология, не способна дать объективное, т. е. беспристрастное подкрепленное рациональными доказательствами и проверяемое практикой знание. Она в действительности покоится на вере философских личностей в рационально немыслимое якобы существование ценностно значимой для философских личностей бесконечной основы мира и в ее будто бы проявление в конечных предметах, в т. ч. в философских личностях, хотя многие приверженцы философии, в т. ч. создатели философских учений считают, что философия дает объективное знание, но только та философия, которой они привержены.

Возникает вопрос, почему философская личность категорически императивно признает абсолютную истинность исходной философской идеи о якобы существовании бесконечной основы мира, если она вообще рационально немыслима? Источник такого категорически императивного признания, которое я называю идеологической верой, находится в категорически императивном устройстве логики идеологического мышления философского человека, полностью детерминирующей логической формой которой является абсолют, обязательно наполняемый идейным содержанием о бесконечной основе мира, и в безгранично страстном желании, а значит, безгранично страстном переживании философского человека, чтобы существовала бесконечная основа мира как абсолютная причина конечных предметов. Ценностное отношение человека к себе и к внешнему миру в виде его побуждений (потребностей, интересов и др.) связаны с переживанием им себя и внешнего мира. Идеологическая вера – это категорически императивная уверенность, убежденность идеологической личности в якобы существовании бесконечной основы мира и в ее будто бы проявлении в конечных предметах, которые искренние приверженцы веры мыслят безгранично идеализированными, но не считают их идеализациями. Идеологическую веру обеспечивают идеологические побуждения, в т. ч. чувственные, и мышление. Вера противоположная всякому сомнению и не допускает его, потому переход от одной веры к другой происходит скачками, путем категорически императивного признания сразу, одномоментно одной идеологической идеи абсолютно ложной, а другой – абсолютно истинной без участия в этом переходе сомнения. Она категорически повелевает ее носителю видеть мир и относиться к нему как к будто бы имеющему бесконечную основу. Поскольку идеологическая вера коренится также, помимо идеологических побуждений, в т. ч. чувственных, в основанной на абсолюте, который категорически детерминирует бесконечный взгляд на мир, логике идеологического мышления, являясь в нем логическим отношением между логической формой в виде абсолюта и логической формой в виде конечного предмета как его проявления, то она присуща не всем людям, а только тем, кто предрасположен к идеологическим мышлению и чувствам. Идеологическая личность смотрит на мир через призму абсолюта и не может смотреть иначе, она неизбежно ищет в мироздании якобы существующий абсолют, будто бы проявляющийся в конечных предметах.
 
Необходимым компонентом идеологической веры является воля. Рациональное и идеологическое мышление – это не пассивный процесс, а деятельность, требующая волевых усилий. В идеологическом мышлении вера полностью подчиняет себе присущую ему волю. Вера представляет собой абсолютную концентрацию воли, которая придает вере категорическую императивность (повелительность). Потому идеологическая вера представляет собой не пассивное состояние сознания, а абсолютное волевое усилие и по этой причине искренне верящая личность не обладает свободой воли в отношении конкретного содержания предмета своей веры, т. е. в отношении содержания своей идеологии. Выбрав веру, она не может не верить. Идеологическая вера проявляется как фанатизм, а искренний приверженец, адепт конкретной идеологии -- это фанатик. Вера идеологической личности выступает для нее абсолютной необходимостью и диктует ей образ мыслей и способ поведения. Вера сопровождается страстным желанием верящей личности жить в безграничном мире, в том числе в бесконечном мире. Веру можно выразить формулой: верю, потому что страстно желаю безграничного мира. Веру идеологического мышления в абсолютную истинность своих мыслей я называю законом абсолютной когнитивной определенности идеологического мышления. Вера придает идеологическому мышлению категорически императивный характер и предписывает его обладателю мыслить и действовать в соответствии с создаваемыми идеологическим мышлением конкретными идеологическими идеями.

Идеологическая вера имеет разновидности в зависимости от особенностей идеологических мировоззренческих взглядов на мир. К ней, в частности, принадлежат философская, религиозная, теософская, мифологическая вера, вера в стихийно-идеологическом взгляде на мир идеологической личности с обыденным сознанием, вера в мистических взглядах на мир, художественно-идеологическая вера. Коренным отличием философской веры от остальных ее разновидностей является то, что она носит теоретикоподобный характер.

Если обладающий рациональным мышлением ученый, в отличие от философской и в целом идеологической личности, приобретает убежденность относительно истинности тех или иных научных идей, то данная его убежденность опирается исключительно на логику рационального мышления и представляет собой установление доказательных отношений между мыслимыми им конечными и только конечными предметами. Ученый как рационально мыслящая личность не способен мыслить существование абсолютов в мироздании (см., напр., рационально-научное мышление физика Эйнштейна, биохимика Кристиана де Дюва – 1917 – 2013 ). Научная убежденность представляет собой самую высокую степень уверенности субъекта, которая при этом все равно подспудно, в скрытом виде содержит элемент сомнения. Возможность сомнения в рациональном познании предметов реальности обусловлена тем, что в конечном счете это познание опирается на данные, поступающие в рациональное мышление через органы чувств, которые в силу их природы не в состоянии быть абсолютно надежным источником достоверного рационального знания и способны обманывать любого человека, в силу чего любое рациональное заключение об истинности или ложности познания действительности предполагает не веру, а доверие рациональных людей к своим органам чувств, которое относительное, а не абсолютное. Без доверия рациональных людей к своим органам чувств эти люди были бы неспособными ориентироваться в реальном мире. Люди с рациональным мышлением обладают только одной верой – это их вера в собственное существование, которое никакими рациональными средствами недоказуемое и которое, будучи осознаваемым, мыслится без доли сомнения. Личности с рациональным мышлением и личности с идеологическим мышлением, поскольку они осознают себя, они осознают себя только существующими и не способны осознавать себя несуществующими или сомневаться в своем существовании. Такая вера является исходным пунктом в признании людьми существования хотя бы чего-то, хотя бы каких-то предметов вне данных их органов чувств и их мыслей о предметах.


Последний раз редактировалось: Admin (Вс Дек 22, 2013 3:04 pm), всего редактировалось 13 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Пт Ноя 22, 2013 5:15 pm

Научная убежденность (уверенность), сомнение, признание истинным и неистинным, равно как и исключающая сомнение идеологическая вера – это явления, относящиеся к сфере содержательной логики и побуждений. Однако рациональные уверенность, сомнение, признание истинным и неистинным покоятся на доказательствах рационального мышления, они являются их результатом. Потому рациональное мышление не участвует в строительстве философии. Философская вера как абсолютная убежденность в будто бы существовании бесконечной основы мира и в ее якобы проявлении в конечных предметах не в состоянии доказать истинность исходных философских положений, создаваемых идеологическим мышлением философских личностей, потому признание философскими личностями философских идей истинными и неистинными происходит посредством веры, а не с помощью рациональных доказательств. Вера участвует в строительстве исходных философских идей.

Идеологическое мышление, оперирующее безграничными, в т. ч. бесконечными предметами, которые оно категорически мыслит осуществимыми, лишь придает предметную оформленность тем ценностям, на которые категорически императивно устремлены безграничные, в т. ч. бесконечные побуждения идеологических личностей, исходящие из безгранично страстного желания видеть мир состоящим из ценностно значимых для них безграничных предметов, переходящего в признание их реальными. Люди, обладающие идеологическим мышлением, врожденно предрасположены к безграничным побуждениям, ориентированным на беспредельные ценности, и к идеологической логике.

Ориентированные на безграничные предметы беспредельные побуждения и мышление направляют, организуют осознанный процесс жизнедеятельности людей с идеологическим мышлением, всецело подчиняя себе этот процесс. Они идеологически чувственно, идеологически логически и идеологически идейно, а потому нереалистично возвышают идеологического индивидуума над его действительным ограниченным бытием, чувственно, логически и идейно приобщая его к безмерному, в т. ч. к бесконечному. Поскольку рациональное мышление, в отличие от идеологического мышления, вообще не способно мыслить содержание идеи бесконечной основы мира, а значит, не способно ставить вопрос о ее существовании, то оно позволяет рациональной личности осознавать свое реальное бытие как исключительно ограниченное бытие и с учетом осознания этой своей ограниченности рационально, а потому  реалистично организовывать свой жизненный процесс.

Мысленный предмет в виде бесконечной основы мира, на которую как на якобы существующую ориентируются беспредельные побуждения идеологических людей, в т. ч. философов, представляет собой своеобразный «антиобъект» идеологических побуждений и мышления, т. е. мысленный предмет в виде бесконечной основы мира не переживается безграничными чувствами и не мыслится безграничным мышлением идеологической личности в качестве противостоящего ее побуждениям и мышлению объекта при переживании и мышлении ею основы мироздания. Идеологическая личность, верящая в существование страстно желаемой и мыслимой бесконечной основы мира, не в состоянии мыслить основу своего существования отдельно от якобы существования бесконечной основы мира. Она категорически императивно переживает и мыслит свое существование как якобы абсолютно детерминированное бесконечной основой мира и потому переживает и мыслит ее как сущностно связанную с ее бытием. Поскольку человек с идеологическими, в т. ч. с философскими мышлением и побуждениями рассматривает с помощью веры любой конечный предмет как проявление бесконечной основы мира, то он неизбежно видит в любом таком конечном предмете черты бесконечности. Соответственно он категорически считает конечный предмет в виде будто бы проявления бесконечной основы мира связанным с его собственным существованием

Человек с идеологическими побуждениями и мышлением, который верит в осуществимость бесконечных предметов, не в состоянии абстрагироваться при их переживании и мышлении от мышления и переживания собственного существования как безусловно детерминированного бесконечной основой мира. Это значит, что философский и любой идеологический человек не в состоянии переживать и мыслить якобы существующую бесконечную основу и будто ее проявления в конечных предметах сами по себе, вне связи с переживанием и мышлением собственного существования, а значит, не способен переживать и мыслить их как объекты побуждений и мышления. Идеологические переживания и мышление в силу их устройства не способны оперировать предметами как объектами.

Каждое философское и любое идеологическое учение обладает безусловной истинностью для его приверженцев, даже если с рациональной точки зрения многие содержащиеся в нем компоненты противоречат данным современной науки и даже здравому смыслу. В любой идеологии, в т. ч. в философии есть такие компоненты (напр., в религиях, в неотомизме). Для истинных приверженцев философских учений более важным в их учениях является не то, насколько их конкретное содержание соответствует данным науки, хотя многие создатели философских учений стремятся продемонстрировать якобы позитивную связь их учений с наукой, а то, насколько логически последовательно они вытекают из исходной идеи философских учений о бесконечной основе мира и насколько они соответствуют их смысложизненной ориентации философских личностей, их безграничным побуждениям и особенностям их идеологического мышления.

Однако при таком рассуждении неизбежно возникает вопрос, почему многие древние философские учения сегодня не имеют приверженцев (например, учение Фалеса о воде как первооснове реальности или Анаксимандра (ок. 610 – ок. 540 до н. э.) об апейроне как неопределенной или почти неопределенной бесконечной материальной основе реальности) и в то же время почему имеют много приверженцев философские учения (напр., религиозные), которые служат обоснованию ряда весьма примитивных с точки зрения современного рационального интеллектуального развития человечества религиозных учений (напр., христианских, мусульманских, буддистских), многие элементы содержания которых очень далеки от тех знаний о мире, которые дает современная наука, и от тех жизненных проблем, которыми живет современная цивилизация? Более того, некоторые современные религиозные философские учения успешно конкурируют даже с весьма развитыми нерелигиозными философиями, активно использующими науку, в частности, неотомизм весьма успешно конкурировал и конкурирует в плане наличия адептов с таким весьма развитым и сильно приспособленным к достижениям современной науки философским учением, как имевшая до недавнего времени и сейчас сохранившая много приверженцев диалектико-материалистическая философия.

Возможно, многие древние философские учения сегодня не имеют приверженцев отчасти потому, что в содержание некоторых мысленных бесконечно идеализированных предметов в виде основы мира, на которых базировались иные из уже умерших философских учений, включалось содержание идей о тех частных компонентах реальности, реальность которых была доступна ограниченным наблюдениям современной им науки, напр., вода у Фалеса, огонь у Гераклита, воздух у Анаксимена, земля, вода, воздух, огонь у Эмпедокла, а в содержание некоторых безгранично идеализированных предметов в виде основы мира вообще не включалось содержание идей о наблюдаемых частных компонентах реальности (напр., апейрон у Анаксимандра, пятый элемент эфир у Аристотеля, гомеомерии у Анаксагора). Поскольку философские и любые идеологические учения не поддаются рациональной критике, то такая критика не разрушает идеологическую веру тех их адептов, которые  обладают монистичным идеологическом мышлением.

Но для обеспечения идеологической веры приверженцев философских и любых идеологических учений, обладающих не монистичным идеологическим мышлением, а дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, имеет важное значение то, чтобы бесконечно идеализированные предметы в виде бесконечной основы мира в этих учения как можно меньше поддавались косвенной рациональной критике через идеи ограниченных предметов реальности. Это может достигаться либо мысленным дистанцированием творцами философского учения содержания идеи о якобы существующей бесконечной основе мира от содержания идеи о наблюдаемой конечной реальности (напр., идея о якобы существовании сверхчувственного идеального в смысле нематериального бесконечного бога во многих современных философско-религиозных учениях, содержание которой мало поддается пополнению содержанием идеи о наблюдаемой конечной реальности, несмотря на непрерывное углубление научных знаний о ней), либо мысленным максимальным сближением философами-демиургами содержания идеи о якобы существующей бесконечной основе мира с содержанием идеи о наблюдаемой конечной реальности и с непрерывным обогащением этого в результате углубления ее научного познания (напр., идея о якобы существовании бесконечной материи в диалектико-материалистической философии, которая ориентирована на непрерывное пополнение содержания данной идеи результатами новейших исследований наукой конечной реальности, в том числе новых разновидностей материальности).

Желание творцов и приверженцев философских учений с дуалистичным мышлением сделать свои учения как можно менее уязвимыми для косвенной рациональной критики вызывается, во-первых, потребностью в уменьшении помех при распространении философских учений в обществе, во-вторых, определенным доверием философских личностей с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением к рациональному мышлению, в том числе к научному, которое способно частично сдерживать реализацию у таких личностей идеологического мышления. Но масштабы этого доверия к рациональному мышлению одних людей с дуалистичным мышлением ограничиваются признанием оправданности применения рационального мышления к познанию конечных предметов реальности, но идею якобы существования бесконечной основы мира они рассматривают прерогативой веры (напр., обладающие дуалистичным мышлением сторонники неотомизма признают оправданным использование науки для познания наблюдаемой конечной реальности, но считают неверным использование науки для доказательства якобы бытия Бога и будто бы познания его замыслов), а у других людей с дуалистичным мышлением такое доверие к рациональному мышлению гипертрофировано и они считают целесообразным применении рационального мышления к якобы познанию мыслимой идеологическим мышлением будто бы существующей бесконечной основы мира (напр., обладающие дуалистичным мышлением приверженцы диалектико-материалистической философии пытаются научно осмысливать якобы бесконечность материи), которое в действительности безуспешное, поскольку рациональное мышление даже не в состоянии содержательно мыслить бесконечность.  

Только личности с монистичным идеологическим мышлением опираются исключительно на идеологическую веру и отвергают ценность рационального мышления сравнительно с идеологическим, которым они в действительности руководствуются, но которое не называют таким, поскольку научное разделение на рациональное и идеологическое мышление провожу только я, а философы и иные сторонники идеологии пользуются разграничением разума, отождествляя его с рациональностью, и веры, что хотя частично улавливает различие между рациональным и идеологическим мышлением, но не вполне точно отражает его, особенно если учесть, что некоторые из них не относят веру к области мышления. Однако разделение мышления на разум и веру не раскрывает особенности, границы и возможности доказательной логики рационального мышления и обеспечивающей веру логики идеологического мышления относительно друг друга.

В реальности люди с абсолютно монистичным идеологическим мышлением не существуют и их описание представляет собой научный безгранично идеализированный предмет. Но даже у некоторых людей с дуалистичным мышлением рациональное мышление выступает дополнением к идеологическому мышлению при выборе или создании ими идеи бесконечной основы мира, а не средством доказательства ее якобы существования. Вера как критерий выбора или создания идеи бесконечной основы мира все равно у них первична по отношению к рациональному доказательству, хотя они не всегда это осознают. Поскольку рациональное мышление не способно содержательно мыслить бесконечность, то у таких людей с дуалистичным мышлением идеологическое мышление подчиняет ограниченную мыслями о конечных предметах доказательную способность рационального мышления обслуживанию идеологических идей в сфере мыслимых конечными предметов, рассматриваемых идеологически мышлением как якобы проявление бесконечной основы мира. Но когда в сознании таких людей с дуалистичным мышлением рациональное доказательство вступает в противоречие с верой в якобы существование бесконечной основы мира, то ими примат отдается вере. Однако нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что, высокое доверие многих людей с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением к рациональному мышлению в виде его проявлений в науке и инженерии обусловливает проникновение рациональных доказательств и их результатов в присущий мышлению этих людей механизм верообразования, в котором рациональные доказательства и их результаты превращаются в один из факторов формирования, поддержания и изменения идеологической ориентации веры. Полагаю, что это является противоестественной рационализацией идеологической веры, которая возможна лишь до определенных пределов и не является главным фактором обеспечения идеологической ориентации веры у людей с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением.

Сущность идеологической веры не поддается рационализации, поскольку она обусловлена идеологическими побуждениями и мышлением. Когда-то Кант безуспешно пытался рациональным путем сконструировать универсальную религиозную веру, естественно, не для него и других людей с якобы соответствующим его концепции развитым теоретическим мышлением (теоретическим разумом), а для людей с неразвитым согласно его критериям  теоретическим мышлением путем создания будто бы универсальной религии, основой которого он пытался сделать будто бы универсальную идею бога. На мой взгляд, оптимизм Канта относительно успеха данной попытки был порожден его упрощенным пониманием веры. Ее причину он видел в якобы вообще неодолимой ограниченности возможностей рационального, в том числе теоретического мышления, отождествляемого им с теоретическим разумом, в познании будто бы существующей бесконечной основы мира, названной им вещью в себе, в то время как в действительности источник веры коренится в противоположных рациональным конечным побуждениям и рациональной относительной логике мышления идеологических бесконечных побуждениях и идеологической абсолютной логике мышления, к которым врожденно расположены лишь часть людей и которые Кант не видел ни в своем сознании, ни в сознании других людей, но которыми он, на мой взгляд, обладал наряду с рациональными побуждениями и мышлением.

Поскольку рациональное мышление вообще не способно мыслить содержание идеи бесконечной основы мира, какой бы ее ни мыслили идеологические личности, то оно не способно ставить вопрос о ее существовании, следовательно, не способно ставить вопрос о возможности ее познания. Согласно же Канту в «Критике способности суждения», «вера есть моральный образ мышления разума при принятии им за истину того, что недоступно теоретическому познанию», «упование на осуществление намерения, содействовать которому есть долг, но возможность претворения которого в действительность нам усмотреть не дано» (Кант И. Сочинения=Werke: [в 4 т.]: На нем. и рус. яз. – М.: Наука, 1994 -- 2001. -- С. 799 ). Кант считал единственным источником знания рациональное познание с помощью рассудка и теоретического разума в его понимании их. А веру он фактически отождествлял с религиозной верой и признавал объективное существование предмета веры, но рассматривал его как то, что непознаваемо с помощью рационального мышления (теоретического разума), не признавая при этом в качестве этого непознаваемого предмета бесконечного бога. Таким якобы существующим, но теоретически непознаваемым предметом он рассматривал якобы существующую бесконечную вещь в себе как основу мира, содержание идеи которой он сконструировал, однако считал это содержание не продуктом конструирования и не идеализацией, а адекватным мысленным воспроизведением реальности.

Полагаю, что в концепции Канта возможно усмотреть идею, будто религиозные верующие с неразвитым теоретическим мышлением мыслили с помощью веры вообще непознаваемую теоретически бесконечную вещь в себе как бога, в то время как люди с развитым теоретическим мышлением, к которым Кант относил себя, будто бы считали, что теоретический разум каким-то образом признает объективное существование вещи в себе, но не способен познать ее сущность и потому ему не стоит тратить силы на ее познание, но якобы нужно признать ее существование как само собой разумеющееся, как данность, при этом не отождествляя идею вещи в себе исключительно с идеей бога как бесконечной основы мира, хотя он иногда называл вещь в себе также богом, явно имея в виду, что лично он не мыслит ее богом, но что она как якобы существующая, но теоретически непознаваемая бесконечная основа мира мыслится как бог религиозными верующими, обладающими неразвитым теоретическим разумом. А кантовский трансцендентальный принцип целесообразности, на котором, согласно Канту, будто бы основана телеологическая способность суждения и с помощью которого, как вытекает из концепции Канта, якобы существующая бесконечная основа мира в виде вещи в себе мыслится верующими как существующая вне сознания целевая причина, обусловливающая целесообразность конечных предметов, данных в чувственном опыте, толкуется Кантом как априорный принцип, не производный из опыта и порождающийся присущей сознанию способностью, подобной обосновываемым Кантом априорным формам чувственности и рассудка (напр., время, пространство, причинность) (см. о телеологии в работе Канта «Критика способности суждения»).

В работах критического Канта нет указания на то, что он верит в существование бесконечного бога или хотя бы привлекает на помощь разум для признания якобы его существования, но в то же время он привлекает на помощь разум для признания якобы существования бесконечной вещи в себе как основы мира. Ни в каких работах Канта нет указания на то, что он именно верит в существование бога. Но исходя из содержания кантовской универсальной идеи якобы существования бесконечной вещи в себе как основы мира данную вещь в себе можно называть также материей или по иному, поскольку все равно ее суть, согласно концепции Канта, непознаваема. В действительности Кант неосознанно признавал существование вещи в себе с помощью идеологической веры, присущей, как я полагаю, его идеологическому мышлению, которым он обладал наряду с рациональным мышлением, не замечая его. «Бескачественность», а точнее, минимальная качественность определения Кантом якобы объективно существующей бесконечной вещи в себе как основы мира напоминает «бескачественность», а точнее, минимальную качественность определения Анаксимандром основы мира (архе, т. е. начала) в виде якобы беспредельного апейрона. Но коренное различие между ними в таких их определениях состоит в том, что «малокачественность» определения апейрона (напр., постоянно движется, бесконечный, дан в чувствах, обладает внутренними противоречиями) Анаксимандра вызвана тем, что он считает, будто апейрон такой по своей природе.

«Малокачественность» определения Кантом вещи в себе вызвана не тем, что он считает, будто она бескачественная, а точнее, «малокачественная» по своей природе, а тем, что он считает, что ее суть невозможно познать ни в опыте, ни теоретически с помощью разума, а потому о ней невозможно сказать, обладает она конкретными качествами или не обладает (за исключением неизбежного признания Кантом в ней минимума качеств (напр., самопричинности, бесконечности, способности проявляться в конечных предметах). Попытка Канта сделать идею бесконечной вещи в себе как основы мира универсальной идеей бесконечной основы мира для создания универсальной о хотя бы для людей с развитым в соответствии с критериями Канта теоретическим разумом (рациональным мышлением) в действительности делает ее методологически непригодной для построения нормального философского учения с точки зрения рациональных критериев последовательной философии.

Кант не  выделял внерелигиозную веру с помощью специальных критериев, а значит не подвергал ее специальному рассмотрению, хотя, согласно моим предположениям, мог допускать признание философами абсолютной истинности своих идей бесконечной основы мира, отличных от кантовской идеи вещи в себе, с помощью чего-то похожего на религиозную веру в существование бога, но не тождественного ей. Нерелигиозную веру в виде сходной с религиозной верой в существование бога, но не тождественной ей философской веры специально зафиксировал как реальность и исследовал К. Ясперс (1883 – 1969 ) (см. «Философская вера», 1948, «Философская вера и откровение», 1962 ). Однако если Кант осмысливал религиозную веру с позиции рационального мышления, то Ясперс осмысливал философскую веру с идеолого-философской позиции, представлявшей собой, согласно моей концепции рационального и идеологического мышления, позицию противоположного рациональному идеологического мышления. В то же время у Ясперса заметно влияние на идеологическое осмысление им веры рационального мышления, которое, на мой взгляд, присуще ему наряду с идеологическим мышлением, составляя вместе дуалистичное рационально-идеологическое мышление. Полагаю, что это проявилось, в частности, в рассмотрении им философской веры как способной и должной восполнять будто бы ограниченность возможностей рационального познания. Ясперс считал областью применения философской веры и только ее применения уяснение отношения между человеком и якобы реальным бесконечным непредметным трансцендентным, которое, согласно Ясперсу, не в состоянии уяснить наука своими рациональными средствами, считая областью применения рационально-научного познания осмысление природы.

Но религиозная и философская вера – это лишь часть разновидностей идеологической веры. Есть и другие ее разновидности, в частности, теософская, нерелигиозно-мифологическая у древних народов, вера в нерелигиозных разновидностях мистики. На мой взгляд, Ясперс подошел к рассмотрению причин философской веры похоже с подходом Канта к рассмотрению причин религиозной веры, когда отметил, будто философская вера тесно связана с неодолимым незнанием в рационально-научном познании, которое якобы через философскую веру наталкивается на бытие вне возможностей научного, т. е. рационального познания, наталкивается на трансцендентное в виде бесконечной основы мира, которое Ясперс, подобно Канту, признавал существующим, но в противоположность бесконечной «вещи в себе» Канта считал трансцендентное бесконечным абсолютным непредметным бытием (Sein), в отличие от конечного наличного предметного бытия (Dasein). Заметно, что Ясперс во многом, в том числе и своей идеей непредметности бесконечной основы мира осознанно оппозиционировал Канту и не только ему. Кстати, я тоже осознанно оппозиционирую Канту и не только ему, но и Ясперсу, а также Сократу, Платону, Аристотелю, Фоме Аквинскому, Р. Декарту (1596 – 1650), Г. Гегелю, К. Марксу (и Ф. Энгельсу), В. Ленину (1870 – 1924), диалектико-материалистической философии, неотомизму, экзистенциализму и др. философам и философским концепциям, всей философии и в целом идеологии, а также альтернативным им рационалистам-антифилософам и в целом антиидеологам и их рационалистическим антифилософским и в целом антиидеологическим концепциям, в том числе О. Конту (1798 – 1857) и всему позитивизму, а также остальным разновидностям рационализма. Всякий претендующий на оригинальность философ и рационалист-антифилософ осознанно строит свою концепцию в качестве оппозиции другим оригинальным философским и рационально-антифилософским концепциям, в том числе и своим отличным от создаваемой прежним концепция, если они были, и является оппонентом демиургов этих концепций, в том числе себя. Любой профессиональный философ и иной профессиональный идеолог, в том числе религиозный, и любой профессиональный рационалист, как оригинальный творец (напр., создатель оригинального философского, религиозного и иного идеологического или рационалистического учения), так и неоригинальный последователь созданных другими идеологических и рационалистических систем взглядов обязательно определяет свою идейную позицию по отношению к существующим по меньшей мере родственным разновидностям идеологии и рационализма (к философии, религии и др.), поскольку его профессиональные взгляды являются составной частью развивающейся профессиональной системы взглядов человечества на мир. Если он этого не делает, то не является профессионалом. В науке происходит похоже.
 
Оппозиционирование – это закон идеологического строительства, создания философских и любых идеологических концепций, реализующийся посредством не только творения идеологическими демиургами оригинальных идей, но и отрицания неприемлемых создателями новых идеологических концепций идей, содержащихся в созданных ими ранее, если было такое создание, и в созданных другими демиургами оригинальных идеологических концепциях. Наряду и в борьбе с этим законом реализуется такой закон идеологического строительства, как закон отождествления, состоящий в использовании творцами новых оригинальных идеологических концепций в какой-то мере приемлемых ими идей, содержащихся в созданных ими ранее, если было такое создание, и созданных другими идеологическими демиургами оригинальных философских и иных идеологических концепциях, путем их творческой переработки с целью их приспособления к своим концепциям (напр., использование Марксом и Энгельсом созданных Гегелем на основе идеализма идей диалектики путем их творческой материалистической переработки). Посредством законов оппозиционирования и отождествления осуществляется непрерывное обновление общемировой системы идеологии, в том числе ее компонентов в виде общемировых систем философии, религии и иных разновидностей идеологии, т. е. реализуется еще один закон идеологического строительства, а именно, закон непрерывного обновления идеологии, в том числе философии, обусловленного непрерывным противоречивым поступательным развитием общества и человечества в целом, в том числе научного знания и имеющего жесткую тенденцию к подчинению их и их развития идеологии.

И Кант, и Ясперс признавали якобы объективное существование бесконечной основы мира, будто бы не постигаемой рациональным мышлением. Но Кант не признавал религиозную веру источником объективной истины, своими логическими и методологическими средствами фактически обосновывая целесообразность смирения с будто бы выявленной непознаваемостью бесконечной основы мира в виде вещи в себе как с неодолимой данностью, а Ясперс полагал, что хотя бесконечное абсолютное бытие как таковое не может быть понято ни рационально, ни с помощью философской веры, однако неотделимая от философствующего человека философская вера будто бы является для него безусловным экзистенциальным философским просветлением (философским озарением, философским прозрением), т. е. способом обретения им будто бы абсолютно истинного по отношению к нему внерационального образа трансцендентного бытия (Sein) в нем (экзистенции), противоположного объективному рационально-научному знанию конечных предметов («позитивному знанию»), «отделенному от человека», т. е. независимому от ценностного отношения человека к миру.

Однако предполагаю, что Ясперс попытался некорректно использовать, на мой взгляд, присущее ему наряду с идеологическим мышлением, которое он не осознавал, рациональное мышление для описания отличительной черты категорически признаваемой им будто бы существующей бесконечной основы мира и закономерно столкнулся с невозможностью рационально мыслить бесконечность содержательно, т. е. предметно. Поскольку рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить бесконечность, то оно неспособно мыслить ее бытие или небытие. Однако присущее Ясперсу не осознаваемое им идеологическое мышление, которое, как и идеологическое мышление любого обладающего им человека, не только было способно содержательно мыслить бесконечное как предмет, но категорически императивно мыслило его существующим и жестко предписало Ясперсу признать якобы существование бесконечной основы мира. На мой взгляд, в его дуалистичном рационально-идеологическом мышлении отчасти непроизвольно для него сложился в результате сильного противодействия рациональной логики наступательной по своей природе идеологической логике компромиссный вариант в виде антагонистически противоречивой идеи бесконечной основы мира, а именно, как якобы существующей, но будто бы непредметной.

Похоже на то, что Ясперс неосознаваемую им неспособность содержательно, а значит предметно мыслить бесконечность с помощью им присущего ему рационального мышления, которое способно содержательно мыслить в виде предмета и мыслить существующим только конечное, а бесконечное в состоянии мыслить лишь как формально-логическую противоположность понятию конечного, счел якобы непредметным воспроизводством в сознании будто бы объективно существующей непредметной бесконечности в виде основы мира, которую в состоянии содержательно мыслить как предмет и верить в ее существование лишь идеологическое мышление, неспособное мыслить ее непредметной и несуществующей. Поскольку идеологическое мышление мыслит бесконечность, то оно обязательно мыслит ее предметной и существующей в виде основы мира и ее черт. В итоге в философии Ясперса главная идея о якобы существующей бесконечной основе мира получилась содержащей несовместимый с идеологической логикой антагонистически конфликтующий с ней и потому неспособный работать в основанной на идеологической логике идеологии рациональный компонент в виде идеи о непредметности якобы существующей бесконечной основы мира, хотя и деформированный идеологической логикой, поскольку Ясперс безуспешно пытался совместить этот рациональный компонент с идеей якобы существования бесконечной основы мира. По моему, в дуалистичном мышлении Ясперса, которое воплотилось в его философии, проявилась одна из разновидностей когитивного антагонизма дуалистичного мышления (о когитивном антагонизме дуалистичного мышления см.: Георгий Антонюк. Когитивный антагонизм и когитивная терапия // demiurgos.sosbb.ru, 3. 01. 2012 и др. работы автора).

Из концепции Ясперса вытекает, будто результаты философского просветления, в отличие от «позитивного» надличностного знания, якобы являются сугубо личностными и только индивидуальными, не поддающимися логическому обобщению, и потому они не могут быть сообщены другому и имеют значение лишь для каждого отдельного философствующего индивида. Заметно в концепции Ясперса, что он полагал, будто философская вера помогает философскому человеку понять себя и свое бытие глубже, чем наука, не способная выходить за границы конечного предметного мира, якобы философская вера является для философского человека прояснением его бытия путем истолкования, расшифровки связи его наличного бытия с трансцендентным в трансцендировании как постоянном пребывании («стоянии») путем философствования в пограничной ситуации, т. е. на границе между его наличным предметным бытием и трансцендентным бытием, которое Ясперс, в отличие от Канта, считал непредметным. Однако Ясперс не осознает, что не только философской, но и любой идеологической верой способны обладать не все люди, а только некоторые, обладающие врожденной расположенностью к идеологическому мышлению, и потому он некорректно приписывает эту способность всякому человеку. Сказанное мною означает, что способностью к «трансцендированию» могут обладать лишь люди с идеологическим мышлением и то, возможно, не все из них, а те, которые расположены к теоретикоподобному мышлению, с помощью которого строится философия как теоретикоподобная идеология. А согласно Ясперсу, "человек -- единственное существо в мире, которому в его наличном бытии открывается бытие. Он не может выразить себя в наличном бытии как таковом, не может удовлетвориться наслаждением наличным бытием. Он прорывает всю как будто завершенную в мире действительность наличного бытия. Он действительно знает себя как человека только тогда, когда, будучи открыт для бытия в целом, живет внутри мира в присутствии трансценденции. Принимая свое наличное бытие (Dasein), он все же настойчиво стремится к бытию (Sein). Ибо он не может понять себя в мире просто как результат мирового процесса. Поэтому он переступает пределы своего наличного бытия и мира, достигая их основ, стремясь туда, где он становится уверенным в своих истоках, как бы соучаствуя в творении" (Ясперс К. Философская вера -- Смысл и назначение истории. -- М.. 1991. -- С. 455 ).

Полагаю, что хотя Ясперс видел противоположность между доказательным рациональным знанием и основанным на идеологической вере взглядом на мир, однако он не осознавал наличие ни у него, ни у других людей особой идеологической логики с присущей ей идеологической верой как формой логической связи, противоположных рациональной логике, и потому не смог усмотреть реальную расположенность во все времена к идеологической вере, разновидностью которой является философская вера, не всех людей, а только некоторых из них, а именно, лишь тех, у кого есть врожденная расположенность к идеологической логике. В то же время он, рассматривая философскую веру как полную противоположность рациональному доказательству, будто бы исключающую использование в философствовании как средстве трансцендирования подобия рациональных инструментов, в т. ч. теории, индукции, дедукции, абстрагирования, идеализации, идеологически модифицированных путем элиминации из их содержания признаков абстрактности и введения в их содержанию признаков конкретности средствами идеологической логики, тем самым отверг философию как теоретикоподобный взгляд на мир и вступил в противоречие не только со всей философской традицией, но и с собственным философским учением, поскольку оно построено в теоретикоподобном виде. А те последователи идей экзистенциализма, которые выражали свои мировоззренческо-идеологические идеи не теоретикоподобными, а художественными средствами (напр., Ж.-П. Сартр – 1905 -- 1980, А. Камю – 1913 – 1960 ), в действительности излагали не философский, а художественно-идеологический взгляд на мир, художественно-идеологическое мировоззрение и, следовательно, руководствовались художественно-идеологической верой. В то же время Ясперс, несмотря на полное противопоставление рационально-научного познания и веры (философской), не видел между ними пропасти, а видел их равнозначными и взаимодополняющими друг друга в постижении мира, категорически ратуя за строгое разграничение компетенции науки и философии в понимании реальности.


Последний раз редактировалось: Admin (Ср Апр 30, 2014 7:35 pm), всего редактировалось 47 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Пт Ноя 22, 2013 8:36 pm

Как бы кто-то ни пытался поставить под сомнение философию как только теоретикоподобное идеологическое мировоззрение, невозможно устранить такую реальность в сфере духовной жизни общества, как теоретикоподобный идеологический взгляд на мир, который изначально с момента его формирования получил название философии и стал специальным идеологическим термином. Нетеоретические способы изложения идеологического мировоззрения – это нефилософские разновидности идеологии.  Потому некорректно искать в художественных произведениях мировоззренческо-идеологического характера (есть и противоположное идеологическому рациональное, в том числе научное мировоззрение) философские идеи, если мировоззренческо-идеологические идеи не изложены в таких художественных произведениях в теоретикоподобном виде. Нефилософские мировоззренческо-идеологические идеи могут быть похожими на философские, но все же они не философские (напр., некоторые идеи учения самого Христа похожи на некоторые идеи  христианской философии, напр., в учениях Августина Блаженного, Фомы Аквинского, неотомизма).

С точки зрения моих критериев идеологической веры и Кант, и Ясперс приблизительно верно уловили некоторые важные ее черты. Кант уловил их в религиозной вере (напр., вера не дает объективное знание, которое Кант отождествлял с рациональностью, вера связана с признанием существования бесконечной основы мира, вера связана с ценностным отношением человека к миру, вера противоположная рациональному мышлению, в т. ч. доказательству, вера категорически императивная), а Ясперс уловил их в философской вере (напр., вера не дает объективное рациональное знание, вера связана с признанием бесконечного абсолютного бытия как основы мира, вера слита с ценностным отношением человека к миру, вера противоположная рациональному мышлению, в т. ч. рациональному доказательству, вера категорически императивная). Однако Кант и Ясперс скорее описывали частичные проявления веры, какими они их видели со своих позиций, но не вскрывали подлинный механизм верообразования, коренящийся во врожденно присущих некоторым людям идеологических безграничных побуждениях и логике идеологического мышления, основанной на мыслимом бесконечным абсолюте как необходимой идеологической логической форме предметной мысли людей с идеологическим мышлением. Полагаю, что они рассматривали веру как содержащий абсолютную убежденность особый внелогический категорически императивный способ формирования образов якобы реально существующего трансцендентного в виде бесконечной основы мира и его будто бы проявлении в конечных предметах, которые я считаю идеологическими образами, понимания подобных образов и их признания будто бы соответствующими реальности, отождествляли мышление только с рациональным мышлением и признавая наличие логики только в рациональном мышлении, причем Ясперс рассматривал философскую веру как специфический относительно религиозной веры способ понимания реальности. Он отграничивал философскую веру от религиозной веры, отождествляемой им с «откровением».

На мой взгляд, Кант рассматривал религиозную веру, а Ясперс рассматривал философскую веру как состоящую по меньшей мере из двух существенных компонентов – это, во-первых, из средства формирования трансцендентных образов и их понимания приверженцами конкретных религии и философии, а во-вторых, из абсолютной убежденности в соответствии реальности трансцендентных образов, проявляющейся в виде ее категорической повелительности (императивности), которой эти и остальные разновидности идеологической веры действительно обладают для их носителей. Пример признания Кантом категорической императивности религиозной веры – это обоснование им необходимости религиозной веры для побуждения людей, не обладающих теоретическим разумом, к следованию нравственному категорическому императиву Пример признания Ясперсом категорической императивности философской веры – это показ им противоположности поведения перед угрозой смерти за свои взгляды Галилео Галилея, отрекшегося ради сохранения своей жизни от своего основанного на рационально-научном доказательстве убеждения в том, что Земли вращается вокруг Солнца, и Джордано Бруно, следовавшего своей философской вере и даже ради сохранения своей жизни не отрекшегося от основных положений своей философии, в том числе от идей пантеизма, от непризнания им Солнца абсолютным центром вселенной и конечности мироздания, о бесчисленности миров, подобных солнечной системе, и об их населенности, о бесконечности природы. Галилею инквизиция сохранила жизнь, а Бруно был сожжен инквизицией на костре. На мой взгляд, Кант и Ясперс не заметили того, что в действительности идеологическая вера сама по себе не формирует трансцендентные образы, а лишь побуждает к формированию и закреплению таких образов, являясь категорически императивным логическим отношением в основанной на абсолюте идеологической логике, существенно детерминированным идеологическими безграничными побуждениями. Идеологическая логика является основным инструментом формирования с помощью конструирования образа якобы существующей бесконечной основы мира, а вера является вспомогательным инструментом такого формирования, представляя собой абсолютную убежденность в истинности сконструированного идеологической логикой образа якобы существующей определенной бесконечной основы мира, придающую самому этому образу и всему созданному на его основе идеологическому учению категорически императивный характер. Понимание философской, религиозной и иной идеологической веры как якобы внелогического категорически императивного способа формирования трансцендентных образов -- а не только как категорически императивной убежденности в будто бы соответствии реальности трансцендентных образов -- обусловливает категорическую оценку обладателями такого понимания веры лишь веры своей идеологии (религии, философии и др.), а точнее, лишь своей веры как подлинной, а веры других конкретных идеологий и их приверженцев как неподлинной.  

Любая идеологическая вера выражает категорически императивное ценностное отношение идеологического человека к миру. Вера – это априорная способность идеологического мышления и представляет собой однонаправленное иерархическое отношение логической детерминации между такими формами логики идеологического мышления, как мыслимый бесконечным абсолют и его необходимое категорически императивное проявление в виде мыслимых конечных предметов. Бесконечный предмет в виде логического абсолюта и логический конечный предмет как его проявление – это логические формы идеологического мышления, а идеологическая вера – это категорически императивная форма логической связи между данными логическими формами мысленных предметов. Для личности с идеологическим мышление можно так сформулировать причину его веры: верю потому, что мое мышление предрасположено к вере, и в силу этой предрасположенности не в состоянии не верить. Диалектико-материалистическая (марксистская) философия не признает существование философской веры, а религиозную веру она рассматривает как проявление несовершенства познания, а именно, как иллюзорное отражение действительности, которую будто бы возможно преодолеть развитием научных знаний человека и общества. Диалектико-материалистическая философия рассматривает философские учения как истинные или ложные по аналогии с наукой. Однако при этом себя она рассматривает как научную подлинно истинную философию, но в тоже время признает наличие во многих философиях таких будто бы обладающих элементами истинности идей, которые диалектико-материалистическая философия использует в том или ином преобразованном виде и которые способствовали ее формированию посредством их творческого переосмысления при создании диалектико-материалистической философии (напр., идей материализма, диалектики). Диалектико-материалистическая философия, признавая побудительность веры, не видит категорической императивности ни в какой вере, в то время как в действительности идеологическая вера имеет для обладателей идеологического мышления силу категорического повеления. Категорическую повелительность идеологической веры признаю и концептуально обосновываю только я в своей концепции чистого (пурического) рационализма. Идеологическая вера – это логический категорический императив. Вся идеологическая логика, как и ее отдельные компоненты, в т. ч. ее логические формы мышления – это логический категорический императив, это категорически императивная логика.

Определяющим фактором выбора идеологической веры и конструирования содержания новой идеологической веры философами и иными идеологическими личностями является система безграничных идеологических побуждений, ориентированных на идеологические ценности, содержание которых во многом обусловлено не только особенностями философских и иных идеологических личностей, но и культурной средой эпохи и которое усваивается или творчески перерабатывается создателями и последователями философских и иных идеологических учений. Культурная среда, в т. ч. философская и иная идеологическая среда каждой эпохи крайне противоречивая с точки зрения идеологических ценностей, являющихся объектами побуждений. Она содержит и остатки прошлых эпох, и выработанное в эпохе новое, и ростки будущих эпох, и культуру разных идеологических групп, напр., религиозных, философских. Однако подлежит выяснению, каков конкретный механизм влияния культуры эпохи на выбор носителями идеологической веры конкретного философского или иного идеологического учения в качестве своего мировоззрения и на выработку творцами философии и иной идеологии содержания идеи бесконечной основы мира в качестве генеральной идеи своих философских и иных идеологических учений. Несомненно, что идеологические компоненты в содержании культуры влияют на содержание идеологической веры. Но в создании культуры участвуют также рациональные личности. Полагаю, что рациональное содержание культуры способно не прямо, а косвенно влиять на содержание идеологической веры. Нужно исследовать, как осуществляется это влияние. Что касается самой склонности к вере, то полагаю, что люди с предрасположенностью к идеологическим мышлению и побуждениям расположены к ней от рождения, но не предрасположены к конкретному содержанию веры. Расположенный к идеологическому мышлению человек не рождается с идеями материи или бога в психике.

То, что философская вера в существование бесконечной основы мира обладает категорически императивной побуждающей силой для ее носителей, как и иная идеологическая вера для ее носителей, означает, что приверженцы философских и иных идеологических учений абсолютно убеждены в безусловной истинности исходных идей своих учений. И данная абсолютная убежденность категорически повелевает им видеть мир и относиться к нему так, как предписывает их философское или иное идеологическое учение. А для человека с рациональным мышлением философия и иная идеология не обладает никакой побудительностью, ни категорической, ни некатегорической. Рациональное мышление вообще не в состоянии содержательно мыслить лежащую в основе всякой философии и иной идеологии идею бесконечной основы мира. В рамках любого философского и иного идеологического учения, у которого есть больше одного искреннего приверженца, неизбежно существуют некоторые различия между интерпретациями ими черт будто бы существующей бесконечной основы мира и ее проявлений в конечных предметах при сохранении общности их веры в якобы существование признанного их философией и иной идеологией определенной бесконечной основы мироздания с определенными чертами (напр., бесконечных диалектически развивающейся материи, абсолютной идеи). Даже если различия интерпретаций идеи бесконечной основы мира не очень большие, то они все равно обусловливают различие в содержании веры адептов конкретной философии и иной идеологии, хотя такие различия не всегда могут быть оформлены в виде текстов или даже высказаны устно, а могут оставаться интимными мировоззренческими особенностями приверженцев конкретной философии и иной идеологии.

Качественные различия в интерпретации содержания идеи основы мира в конкретной философии – это проявление ее дифференциации данной на разные направления, течения, школы, обусловливающие качественные различия содержания философской веры ее адептов. То же происходит и в религиях и в некоторых из них осуждается как якобы сектантство, а в действительности представляет собой закономерный процесс дифференциации любого идеологического учения, любых идеологических взглядов в соответствии с присущим идеологическому мировоззрению в силу ее сущности законом идеологического инакомыслия. Свобода мысли внутри конкретной философии – это свобода образования разных основанных на вере учений внутри нее. Если конкретная философия не является официальным инструментом власти или конкретной официальной религии (религиозная философия), то закон инакомыслия способен проявляться в ней более свободно, хотя в тоталитарно организованных на основе конкретной философии идеологических организациях свобода проявления закона идеологического инакомыслия может быть весьма жестко ограничена идеологической организацией. Похоже закон инакомыслия проявляется и в остальных идеологических учениях.

Относительно незначительные различия в интерпретации адептами конкретной философии содержания принятой в ней идеи бесконечной основы мира обусловливают относительно небольшие различия в содержании веры и могут получить в ней статус ограниченного внутреннего поиска в процессе признанного ее адептами необходимым совершенствования учения, который не рассматривается как подрыв основных его положений и который допускается даже в самых жестко организованных философиях, напр., допускался в диалектико-материалистической философии даже в бывшем СССР в период сталинизма. Если же различия в интерпретации основных положений конкретного философского учения его адептами глубокие, существенные, то это обусловливает крупные различия в содержании веры между ними и может привести к глубокому внутреннему расколу внутри единого философского учения и острую борьбу между приверженцами учения. Яркий пример такого внутреннего раскола – многочисленные течения в рамках платонизма, гегельянства, марксистской философии.

Границы относительно свободного поиска в рамках единой философской системы, после перехода которых поиск оценивается как раскол в учении, как отход от ее канонов, как вредные ересь, сектантство, инакомыслие, в разных философских учениях различные и определяются многими, в том числе и внефилософскими факторами. Например, если философское учение становится официальной доктриной какого-либо тоталитарного государства, то даже относительно небольшие отклонения от данного учения взглядов его адептов могут быть оценены как подрыв якобы подлинно истинной философии. Если в рамках конкретного философского учения вызревают претендующие на абсолютную истинность взгляды, очень сильно отличающиеся от его исходных положений, то можно говорить о возникновении нового философского учения и философской веры в него. Таким путем вызрели в рамках философии Сократа философские взгляды Платона, вызрели в рамках философии Платона философские взгляды Аристотеля, вызрели в рамках неогегельянства, а затем философии Фейербаха философские взгляды К. Маркса.

В рамках конкретного философского учения отношение его творца-демиурга к последователям его учения является отношением считающего себя с помощью идеологической веры, пусть даже неосознаваемой, безусловным, обладающим категорически императивным авторитетом учителя, претендующего как создатель новой философии на единственно личное выражение абсолютной истины и потому категорически требующего от своих последователей неукоснительно следовать его учению и быть учениками-проповедниками его учения, верящими в его безусловную истинность и безукоризненно следующими принципу: «Учитель сказал!» (например, «Сам сказал!» – последователи в отношении Пифагора, «Как сказал К. Маркс!» – последователи в отношении одного из основоположников диалектико-материалистической философии). Если же ученик создателя философского учения позволил себе в отношении него, говоря фигурально, мысль: «Учитель, ты не прав!», то это для философского демиурга означает лишь то, что с точки зрения его якобы единственно истинного философского учения ученик впал в ересь, а следовательно, частично или существенно отошел от основных положений учения своего учителя и создал частично новое или существенно новое философское вероучение, претендующее с точки зрения этого ученика на подлинную истинность, но якобы ложное с точки зрения его философского учителя, однако с точки зрения объективного познания не означает то, что ученик якобы выявил полную или частичную ложность учения своего учителя, адептом которого он был, и что этот ученик будто бы открыл подлинную объективную истину. Ни одно философское учение в своей исходной идее о бесконечной основе мира вообще не в состоянии претендовать на статус хотя бы потенциально рационально доказуемого объективно истинного или объективно ложного знания, поскольку рациональное мышление, в т. ч. научное не в состоянии содержательно мыслить основную идею всякой философии о якобы существовании бесконечной основы мира, будто бы проявляющейся в конечных предметах реальности.

Философский демиург в категоричном отстаивании будто бы абсолютной истинности своего учения абсолютно авторитарный и категорически нетерпимый к посягательствам на признаваемый им посредством веры абсолютным его философский авторитет и на признаваемую им посредством веры якобы абсолютную истинность его философского учения. Потому создатель оригинального философского учения рассматривает все философские учения, даже те, из которых он почерпнул для своего учения определенные идеи, творчески переработав их сообразно своим исходным положениям, как враждебные его философии и ему как ее творцу. Однако философия в целом представляет собой относительно целостный, хотя и состоящий из борющихся противоположностей в виде философских учений, школ, закономерно дифференцирующихся на новые учения, школы, исторически поступательно развивающийся по определенным законам сообразно поступательному развитию общества и человеческого сознания, познания и знания саморегулируемый философский организм, в котором философские учения борются друг с другом, отрицают друг друга и одновременно влияют друг на друга, не обладая способностью существовать изолированно друг от друга, и в котором некоторые одновременно существующие философские учения и исторически последующие философские учения частично усваивают для себя путем творческой переработки идеи некоторых как исторически предыдущих, так и одновременно существующих философских учений.

Если философский ученик дополняет, особенно если он существенно дополняет философское учение своего философского учителя-демиурга, развивая те стороны его учения, которые не получили развития в учении учителя, но развивает сообразно основам его учения, то такой ученик в системе философского учения творца-учителя выступает его творческим последователем, преемником (например, Платон по отношению к Сократу при его жизни, Г. Плеханов – 1856 – 1918 -- по отношению к К. Марксу), а следовательно, безусловно признается живым учителем и другими учениками в качестве обладателя статусом решающего категорически императивного толкователя учения учителя (после самого учителя), посвященного в тонкости его учения авторитетного посредника (медиума) между учением философского учителя, самим учителем, если он жив, и остальными его учениками, совмещающего в себе черты одновременно ученика и учителя после создавшего философское учение первоучителя-творца. Возможны как строго упорядоченная иерархия отношений творческих последователей учителя (напр., между последователем К. Маркса и Ф. Энгельса В. Лениным – 1870 – 1924 – и последователем Маркса и Энгельса И. Сталиным – 1879 – 1953, который считал себя подлинным творческим преемником Маркса, Энгельса и Ленина, в том числе и после смерти Ленина), так и острая конкурентная борьба между ними. (напр., между Г. Плехановым -- 1856 – 1918-- и В. Лениным как творческими преемниками философского учения Маркса и Энгельса), которая все же не исключала возможность сотрудничества между ними, а также признания ценности идей друг друга. Так, Ленин, будучи глубоким творческим мыслителем в области марксистской (диалектико-материалистической) философии, в 1921 году в одной из своих статей призвал изучать всё написанное Плехановым по философии, «ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма».

При выработке идеи якобы существующей бесконечной основы наблюдаемой реальности создатель философского учения во многом руководствуется тем, как он определяет саму наблюдаемую реальность. Если он признает наличие существующего вне психики человека, в том числе вне его сознания объективного мира, определяющего сознание и в целом психику человека, то соответственно конструирует такую же объективную бесконечную основу мира (материальную, идеальную, т. е. нематериальную или материально-идеальную). Это объективно-философские учения, которые являются как монистическими материалистическими и идеалистическими, так и дуалистическими).

Если философ признает единственной реальностью субъективно-психическую реальность – духовные факты (напр., ощущения, идеи, волю) сознания индивида или некоего обобщенного индивидуального сознания (напр., безличного Я), или сознания коллективного человеческого субъекта (напр., сознания общества), то в качестве беспредельной основы этой субъективной реальности он категорически считает якобы беспредельное психическое в виде его беспредельной духовной деятельности (например, «абсолютный субъект» И. Фихте – 1762 – 1814 ) или в виде беспредельного содержания сознания индивида (например, в солипсистском философском учении К. Брюне – XVII – XVIII вв., автора работы «Проект новой метафизики» (1703-1704 ). Это субъективно-философские («антропопсихо-философские») учения, которые являются субъективно-идеалистическими, если психическое понимается как идеальное (нематериальное), либо субъективно-материалистическим, если психическое понимается как материальное. Полагаю, что с точки зрения рациональных критериев последовательной философии те учения, которые пытаются осмыслить мир как целое, но не доведены до оформления содержания идеи о якобы существовании бесконечной основы мира, либо являются философскими лишь по замыслу, в действительности представляя собой неразвившиеся в философию учения (напр., Д. Юм – 1711 – 1776 ), либо являются попытками преобразования философии как идеологического способа осмысления мира и как разновидности идеологического мировоззрения в нефилософский неидеологический способ осмысления мира и в нефилософское неидеологическое мировоззрение путем размывания основополагающей философской идеи о якобы существовании бесконечной основы мира (напр., Э. Мах – 1838 – 1916 ); те учения, в которых в содержании идеи о якобы существующей бесконечной основе мира нечетко сконструированы ее черты (напр., И. Кант, Ж.-П. Сартр – 1905 – 1980 ), являются недостроенными, неразвернутыми философиями; дуалистические и плюралистические философские учения, содержащие идеи о якобы существующих нескольких взаимодействующих бесконечных абсолютах в виде основы мироздания, будь то «равносильных», напр., свет и тьма в манихействе, или «неравносильных», но все равно признанных обладающими сущностной самостоятельностью, напр., идеальный бог и материя в философии Аристотеля, противоречат бесконечному абсолюту как логической форме идеологического мышления. Полагаю, что из всех философских учений о якобы существующей бесконечной основе мира наименее противоречит бесконечному абсолюту как логической форме идеологического мышления монистическая идея о бесконечной основе мира философии Гегеля. В этом плане она образец. По философии Гегеля можно эффективно изучать четко воплощенную в ней логику идеологического мышления.

* * *
Философия и иная идеология не нужна людям с рациональным мышлением, поскольку они не в состоянии содержательно мыслить признаваемую идеологическим мышлением якобы существующей бесконечную основу мира и ее будто бы проявления в конечных предметах. Идеология нужна людям с идеологическим мышлением для осмысления мира и себя в мире с позиции своих личностных особенностей, в том числе своих идеологических побуждений и мышления. Рациональный взгляд на мир не в состоянии им это обеспечить, поскольку их идеологическое мышление несовместимо с рациональной логикой. Однако философия нужна не всякому человеку с идеологической логикой мышлением, а лишь обладающему способностью к теоретикоподобному мышлению. 
 
Поскольку философия теоретикоподобная, то она является самой зрелой формой идеологии. Невозможная единая для всех людей с идеологическим мышлением идеология, а также невозможна единая для личностей со способностью к теоретикоподобному мышлению философия и невозможны иные единые для людей с идеологическим мышлением разновидности идеологии. Разные философские и иные идеологические взгляды отвечают особенностям разных идеологических личностей. Потому понимание идеологическими личностями прогресса в идеологии, в том числе в философии зависит от того, приверженцы каких конкретных философских и иных идеологических взглядов оценивают этот прогресс. Приверженцы конкретных идеологий свою идеологию, в том числе философию понимают как единственно или абсолютно прогрессивную, причем идея прогресса идеологии ими отождествляется с идей абсолютной истинности, т. е. с идеологической точки зрения прогрессивная та идеология, которая является безусловно истинной, а безусловно истинной является для адептов конкретных идеологий только своя идеология, в т. ч. философия. Так, сторонники монистических религий понимают свои религии как единственно прогрессивные и рассматривают политеистические религии как ошибочные, сторонники ислама только свою религию рассматривают как передовую, сторонники неотомистской философии рассматривают только свою философию прогрессивной, а сторонники диалектико-материалистической философии – только свою философию считают передовой, рассматривая ее как якобы «подлинно научную». Сказанное означает, что идеологические личности применяют для оценки прогрессивности идеологии идеологический критерий.

С точки зрения рационального взгляда на идеологию вопрос прогресса идеологии, в том числе философии выглядит по иному, чем с точки зрения идеологического взгляда на идеологию. Поскольку с позиции рационального мышления идеология предстает нереалистичным взглядом на мир, в противоположность реалистичному рациональному взгляду на мир, то это мышление не обнаруживает внутреннего механизма поступательного саморазвития идеологии ни в ее изменениях, ни в ее непрерывном обновлении, ни в постоянном увеличении ее внутреннего многообразия несмотря на непрерывное отмирание конкретных идеологий, в том числе философий, а значит, не усматривает возможность применить рациональные критерии общечеловеческого прогресса ни к идеологии в целом, ни к отдельным идеологическим системам, в том числе философским. Но поскольку формирование и изменение идеологий, в том числе философий идет под влиянием не только идеологических факторов, но и под влиянием внешних по отношению к ним факторов, в том числе прогресса общества и человечества в целом, то этот прогресс способен частично влиять на идеологию, в том числе на философию. С точки зрения рациональных критериев общечеловеческого прогресса относительно прогрессивные те идеологии, в том числе философии, которые побуждают людей с идеологическим мышлением к ориентации пусть даже в идеологической форме на следование передовой общечеловеческой морали, на создание передового общественного устройства, на развитие науки и инженерии с целью эффективного обеспечения и повышения жизнеспособности человечества.

22. 11. 2013

См. также по теме работы автора: Антонюк Г. А. Социальная идеализация // Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Тезисы докл. республ. межвузовской научн. конференции 19 -- 21 мая 1992 года. -- Гродно, 1992, Ч. II; Он же. Ідэалізацыя // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, 1998, Т. 7; Он же. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1997, № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, Беларуская энцыклапедыя, 1998, Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007 (Идеология, идеализация и вера // Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. -- Гродно, 1998, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 06. 2007; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 4 (11), Demiurgos.communityhost.ru, 6. 06. 2007; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1999, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Kasparov.ru, 3. 01. 2008, Lebedev.ru, 15. 01. 2008; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). -- Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (особенности и значение в управлении обществом и человечеством) // Demiurgos.communityhost.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) // Demiurgos.communityhost.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры // Demiurgos.communityhost.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 09. 2007; Он же. Рациональный и идеологический подходы в управлении Россией // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 12. 2007, Kasparov.ru, 19. 12. 2007; Он же. Современные российские правители и идеология // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 04. 2008, Kasparov.ru, 12. 04. 2008; Он же. Правитель, идеология, рационализм и наука // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 2007, Lebedev.ru, 15. 04. 2008; Он же. Наука, идеология и общая теория идеализации и идеализированного предмета // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 06. 2008; Он же. Введение в науку о мировоззрении (эйдологию) // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 09. 08, Heorhi.ru.gg, 27. 09. 08, Lebedev.ru, 28. 09. 08; Он же. Мышление и идейная суверенность личности // Demiurgos.communityhost.ru, 2. 11. 08, Lebedev.ru, 2. 11. 08, Heohi.ru.gg, 2. 11. 08, heorhi.livejournal.ru, 2. 11. 08; Он же. Вера и духовная свобода воли // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 06. 2010; Он же. Свобода выбора веры // Demiurgos.communityhost.ru, 08. 01. 2011; Он же. Вера человека в свое существование // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 12. 23011; Он же. Регулятивная способность мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 12. 2011; Он же.Мысль человека о своем существовании как логическая форма мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 24. 12. 2011. Он же. Особенности идеологического и рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 25. 12. 2011; Он же. Черты идеологической и рациональной логик // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 12. 2011; Он же. Предметная логика // Demiurgos.communityhost.ru, 31. 12. 2011, demiurgos.sosbb.ru; Он же. Когитивный антагонизм и когитивная терапия // Demiurgos.communityhost.ru, 3. 01. 2012; Он же. Рациональное и идеологическое мировоззрение // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 01. 2012; Он же. Крах претензии философии на общезначимость // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 01. 2012; Он же. Закон абсолютной когнитивной  неопределенности рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 01. 2012; Он же. Идеологический и рациональный методологические подходы // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 01. 2012; Он же. Несовместимость идеолого-философской веры и теоретичности философии // Demiurgos.communityhost.ru, 23. 01. 2012; Он же. Эволюционная неприспособленность мышления к познанию идеального // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 02. 2012; Он же. Сократ и Платон – первооткрыватели идеального как реальности // Demiurgos.communityhost.ru, 7. 02. 2012: Он же. Мышление бесконечного в науке и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 02. 2012; Он же. Философология (философоведение) // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 03. 2012; Он же. Философия не способна быть себе наукой // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 03. 2012; Он же. Неосознанное применение Кантом безграничной идеализации и абстрактных предметов для построения когнитивных оснований науки и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 06. 2012; Он же. Полифункциональность идеи основы мира в виде вещи в себе в трансцендентальной философии Канта и рационально-идеологический дуализм его мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 11. 2012; Он же. Кант – первооткрыватель категорической императивности, сознательный первосоздатель квазиреальности и рациональная немыслимость его категорического императива // Demiurgos.communityhost.ru, 1. 02. 2013; Он же. Научный подход к созданию философии // demiurgos.sosbb.ru, 5. 03. 2013; Он же. Отношение личности и мировоззрения как объект мировоззренческой инженерии // demiurgos.sosbb.ru, 13. 03. 2013; Он же. Ученый и религия // demiurgos.sosbb.ru, 18. 03. 2013; Он же. Особенности рационально-научного и идеологическо-религиозного методологических подходов // demiurgos.sosbb.ru, 19. 03. 2013; Он же. Проблема научного познания идеологического мышления // demiurgos.sosbb.ru, 16. 04. 2013; Он же. Идеологическая вера и рациональная уверенность // demiurgos.sosbb.ru, 17. 04. 2013.
 
Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 239
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЦЕННОСТНАЯ ПРИРОДА ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФСКАЯ ВЕРА

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения