ЭЙДОСЫ КАК СУБСТИТУТЫ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Перейти вниз

ЭЙДОСЫ КАК СУБСТИТУТЫ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Сообщение автор Admin в Вс Фев 16, 2014 12:01 pm

ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

ЭЙДОСЫ КАК СУБСТИТУТЫ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Данная научная работа является применением и развитием моей концепции чистого (пурического) рационализма. Я веду исследование с рационально-научной позиции, конструируя научно-теоретические безгранично идеализированные и абстрактные предметы.


Познание является средством построения идеальных в смысле нематериальных субститутов (заменителей) реальности в рациональном и идеологическом мышлении, а конструирование рациональным и идеологическим мышлением предметов является созданием в мышлении идеальных в смысле нематериальных субститутов желаемой реальности.

ОСОБЕННОСТИ РАЦИОНАЛЬНОГО И  ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И ЕГО БЕЗГРАНИЧНО ИДЕАЛИЗИРОВАННЫХ ПРЕДМЕТОВ

Мышление основано на логике оперирования мысленными предметами, составляющими содержание понятий. Потому предметная логика – это содержательная логика. Мышление состоит из таких двух основных его типов, как рациональное и идеологическое мышление. Рациональное мышление основано на рациональной логике, открытой для сомнения и предполагающей обязательное применение объективного доказательства, а идеологическое мышление основано на идеологической логике, предполагающей обязательное применение идеологической веры, которая обладает категорически императивным характером, исключающим всякое сомнение.

Рациональный и идеологический типы мышления являются монистичными типами мышления, а рациональная и идеологическая логика являются противоположными типами предметной (содержательной) логики. Монистичным рациональным мышлением обладают многие люди. Оно обеспечивает руководство реалистичными целями. Монистичное рациональное мышление наиболее характерно для ученых и инженеров, но присуще людям многих специальностей. Даже среди священнослужителей, занятых в сфере идеологии, которая основана на применении идеологического мышления с его идеологической верой, немало людей с монистичным рациональным мышлением, умело играющих роль искренних проповедников идеологического учения. Монистичным идеологическим мышлением обладают во все времена около 7 – 12 % людей.

Есть еще дуалистичное рационально-идеологическое мышление, в котором в различной комбинации присутствуют элементы рационального и идеологического мышления, которые могут существовать параллельно независимо друг от друга, а могут причудливо взаимодействовать друг с другом. Второй вид дуалистичного мышления (взаимодействие типов мышления) не выходит за рамки нормы человеческого мышления, в то время как первый вид дуалистического мышления (параллельный дуализм) выходит за рамки нормы человеческого мышления. Дуалистичным мышлением обладали и обладают многие люди, в том числе многие крупные ученые и создатели оригинальных философских учений, однако я не рассматриваю его как самостоятельный тип мышления, поскольку оно не обладает особой дуалистичной логикой, а считаю его смешанным мышлением с элементами рациональной и идеологической логик. Дуалистичное мышление, в котором рациональный и идеологический типы мышления взаимодействуют, нестабильное, в нем невозможно равновесие рационального и идеологического типов мышления. Каждый их этих противоположных типов мышления может усиливаться за счет другого типа мышления, подавляя и вытесняя его вплоть до формирования монистичного мышления. Но обладающему категоричностью идеологическому мышлению в дуалистичном мышлении больший наступательный потенциал присущ. Потому эволюция дуалистичного мышления более частая, чем эволюции монистичных типов мышления в виде смены рационального мышления идеологическим и наоборот, а также в виде возникновения вместо монистичного мышления дуалистичного мышления.

На мой взгляд, для осмысления эволюции дуалистичного мышления представляет интерес эволюция дуалистичного мышления Вольтера (1694 – 1778). Оно обусловило его философский деизм, которого он придерживался во время большей части своей взрослой жизни. Его идеологическое мышление детерминировало признание посредством идеологической веры якобы существования бесконечной основы мира, которой он категорически считал идеального в смысле нематериального бога-творца как «перводвигателя», будто бы создавшего природу и давшего ей законы, по которым она якобы движется. Вольтер был сторонником механистического взгляда на мир И. Ньютона (1642 – 1727). Предполагаю, что рациональное мышление Вольтера повлияло на признание им будто бы автономии существования рассматриваемой им конечной во времени природы в виде невмешательства бога в природу после якобы ее сотворения им, хотя и будто бы остававшегося неотделимым от природы и являвшегося для нее своеобразным принципом действия. Но уже под конец жизни в дуалистичном мышлении Вольтера явно начало доминировать рациональное мышление, проявившееся в его мировоззрении. "Но где находится вечный геометр? В одном месте или повсюду, не занимая пространства? Я ничего не знаю об этом. Устроил ли он мир из своей субстанции? Я ничего не знаю об этом. Является ли неопределенным, не характеризуемым ни количеством, ни качеством? Я ничего не знаю об этом". Это проявление не агностицизма в отношении понимания бесконечного бога как якобы бесконечной основы мира, а проявление присущей рациональному мышлению неопределенности при попытке осмысления бесконечности как якобы реальности (в данном случае бесконечности в виде бесконечной божественной основы мира). Согласно моей концепции чистого рационализма рациональное мышление не в состоянии ничего сказать о сущности и существовании бесконечности, а при попытке содержательного осмысления бесконечности оно впадает в полной когнитивной неопределенности, которая представляет собой проявление закона абсолютной когнитивной неопределенности рационального мышления. Для рационального мышления понятие бесконечности представляет собой лишь формально-логическую противоположность понятию конечного. Полагаю, что данное коренное изменение мировоззрения Вольтера – это следствие качественной эволюции его мышления, своеобразной когитивной революции в его мышлении, проявившейся в сильном вытеснении в его дуалистичном идеологического мышления рациональным мышлением. Событие, подобное вытеснению в дуалистичном мышлении Вольтера идеологического мышления рациональным, к тому же когда он был в немолодом возрасте, среди людей с дуалистичным мышлением, особенно в немолодом возрасте менее вероятное, чем вытеснение рационального мышления идеологическим. Конечно, если бы во времена Вольтера было проведено разделение рационального и идеологического мышления и были очерчены их особенности, как это сделано моей концепцией чистого рационализма, то Вольтер обладал бы возможностью более четко выразить свою рациональную мировоззренческую позицию. Однако не исключаю, что возникновение доминирования в мышлении Вольтера рационального мышления носило временный характер и способствовало лишь разрушению прежде признаваемой им якобы существующей бесконечной основы мира в виде бога-творца. В позднем возрасте он склонялся к тому, что «природа вечна», что представляет собой преобразование его мировоззрения если не в дуализм, как в философии Руссо, то в материализм. Согласно воспоминаниям некоторых современников Вольтера, когда его будто бы спросили, есть ли бог, то он якобы попросил плотно закрыть дверь и затем сказал: «Бога нет, но этого не должны знать мои лакей и жена, так как я не хочу, чтобы мой лакей меня зарезал, а жена вышла из послушания». Однако признание вечности природы означает признание ее бесконечности и такое признание не могло не быть обусловлено идеологическим мышлением Вольтера, явно вернувшим свое прежнее влияние в его дуалистичном мышлении и потеснившим рациональное мышление. Ведь идеологическое мышление детерминирует веру в якобы существование как идеальной, так и материальной бесконечной основы мира.

В основе рационального мышления лежит построенная на принципе относительности предметная рациональная (относительная) логика. Оно признает, опираясь на имманентно присущую ему возможность сомнения и на объективное доказательство, возможность существования только конечных предметов, а понятие бесконечного оно не в состоянии содержательно, т. е. предметно мыслить и считает содержание данного понятия бесконечно идеализированным внерациональным мысленным предметом, созданным идеологическим мышлением, т. е. идеологическим мысленным предметом, а потому рациональное мышление не в состоянии ничего сказать о сущности и существовании бесконечности. Рациональное мышление способно только молчать относительно содержания идеологического понятия бесконечности, а бесконечную идеализацию мышлением реальности оно рассматривает как разновидность безграничной идеализации. Появление в рациональном мышлении абсолютной когнитивной неопределенности при попытке содержательного осмыслении бесконечности -- это и есть граница рационального мышления, которую оно не в состоянии переступить.

Рациональное мышление считает неосуществимыми в реальности и существующими лишь в виде мысленных предметов безгранично идеализированные конечные предметы, создаваемые рациональным мышлением (напр., точку, машину Тьюринга) и идеологическим мышлением (напр., абсолютно совершенное общество в различных коммунистических идеологических концепциях). Главным коренным отличием рационального мышления от идеологического мышления является его устройство в соответствии с принципом относительности рационального мышления и состоящим в том, что то, что рациональное мышление не способно мыслить ни один реальный конечный предмет абсолютной причиной остальных реальных конечных предметов, оно исходит из того, что абсолютная причина невозможна и что реально возможны и существуют лишь (со)относительные причины в виде детерминации конечными предметами друг друга. Рациональное мышление позволяет получать объективное знание о мире, независимое от желания людей видеть мир тем или иным.

Признание якобы существования бесконечной абсолютной причины (абсолюта) конечных предметов в виде бесконечной основы мира присуще лишь идеологическому мышлению, которое противоположное рациональному мышлению. В основе идеологического мышления лежит принцип абсолютности идеологического мышления, в соответствии с которым идеологическое мышление посредством веры категорически императивно признает существование безгранично идеализированные предметов, в том числе бесконечно идеализированных предметов (напр., бесконечных пространства, времени как черт бесконечной основы мира в некоторых философских учениях), не считая их идеализациями, и рассматривает всякие конечные предметы, существование которых оно признает, как проявление бесконечной абсолютной причины в виде бесконечной основы мира. Идеологическое мышление не способно обеспечить получение объективного знания  о мире, независимого от желания людей видеть мир тем или иным. С помощью идеологического мышления создается такое понимание мира, которое соответствует безграничным идеологическим побуждениям и идеологической логике обладающих ими людей. Рациональное мышление реалистичное, а идеологическое мышление нереалистичное (Об особенностях рационального и идеологического мышления, рациональной и идеологической логик см.: Георгий Антонюк. Предметная логика // http://demiurgos.sosbb.ru; Он же. Черты идеологической и рациональной логик // http://demiurgos.sosbb.ru и др. на сайте http://demiurgos.sosbb.ru и на бумажных носителях).

Мышление конечных предметов с помощью рациональной логики осуществляется посредством мысленного противополагания их в качестве объектов осмысления субъекту мышления. Мыслить предмет как объект – это мыслить его конечным., ведь объект определяется по отношению к конечному субъекту мышления. Этим противополаганием субъект рационального мышления частично объективирует свой взгляд на осмысливаемую им реальность, отделяя мыслимое не-Я от мыслящего Я. Рациональный субъект способен делать объектом своего мышления любой конечный предмет, в том числе сконструированные им в научных целях конечные безгранично идеализированные предметы (напр., идеальный раствор) и конечные абстрактные предметы (напр., красоту), даже самого себя, мыслимого им в виде конечного предмета. Рациональное мышление, будучи основанным на принципе относительности, способно оперировать только идеями конечных предметов, большинство которых воспроизводят в нем реальные конечные предметы, и способно допускать возможность реального существования (в прошлом, настоящем и будущем) таких конечных предметов, полному воплощению сущности которых в реальности неизбежно препятствуют различные факторы. Рациональное мышление не способно мыслить осуществимыми созданные им в целях научного познания безгранично идеализированные конечные предметы, которые оно конструирует путем мысленного отвлечения от факторов, мешающих полному проявлению сущности реальных конечных предметов (напр., точка, машина Карно, полное социальное равенство и др.), и которыми (т. е. безгранично идеализированными предметами) оно оперирует так, словно это адекватные модели реальных предметов, в том числе с которыми проводит мысленные эксперименты с целью изучения их сущности в чистом виде.

Я разграничиваю мыслимый предмет и мысленный предмет. Мыслимый предмет – это то, что мыслят (напр., общество, космос), а его идеальное в смысле нематериальное воссоздание в мышлении (модель, копия) составляет содержание мысли. Созданный мыслью предмет (напр., мысленная модель общества, космоса), в частности, воспроизводящий существующий вне сознания предмет, который мыслят (напр., общество, космос) – это мысленный предмет.

С точки зрения моей концепции чистого рационализма безгранично идеализированные предметы – это сконструированные рациональным и идеологическим мышлением и способные существовать только в виде содержания понятий предметы, сущность всех или только некоторых черт которых мыслится как бы лишенной границ проявления, представляя собой мысленно доведенные в сознании до будто бы полного воплощения черты реальных, способных существовать, мыслимых существующими, но не обязательно существующих и даже не обязательно способных существовать, а также поддающихся созданию и мыслимых поддающимися созданию конечных предметов (вещей, свойств, отношений, в т. ч. природных предметов, понятий, ощущений, чувств, ценностей, общества, личностей, деятельности и др.), а также сконструированный только идеологическим мышлением и способный существовать лишь в виде содержания понятия бесконечный абсолютный предмет (напр., бесконечная материя как основа мира), по отношению к которому всякие существующие, способные существовать и мыслимые существующими конечные предметы рассматриваются этим мышлением как якобы его бывшие, наличные, будущие конечные, конечно-бесконечные или бесконечные проявления.

Безгранично идеализированный предмет – это мысленный предмет, сконструированный посредством мысленного абстрагирования от факторов, препятствующих полному проявлению сущности «неидеализированного» конкретного реального конечного прообраза данного мысленно сконструированного предмета. Создаваемые рациональным мышлением научные безгранично идеализированные предметы имеют строго однозначное соответствие «неидеализированным» конкретным реальным конечным прообразам, поскольку строятся с целью познания конкретных реальных конечных предметов. Безгранично идеализированные предметы создаются также основанным на науке рационально-инженерным мышлением и рациональным ненаучным и неинженерным мышлением (напр., художественным). Их создают, тоже используя в качестве прообразов «неидеализированные» конечные реальные предметы (напр., в искусстве), но используют не так строго, как в науке и инженерии. Рациональная связь безгранично идеализированных предметов со своими «неидеализированными» реальными конечными прообразами опирается на объективные доказательства, имманентно содержащие в себе возможность сомнения. Не научным и не инженерным рациональным мышлением и идеологическим мышлением создаются безгранично идеализированные предметы также путем использования в качестве прообразов не «еидеализированных» реальных конечных предметов, а уже созданных безгранично идеализированных предметов (напр., безгранично идеализированные художественные образы нередко создавались и создаются рациональным и идеологическим художественным мышлением непосредственно на основе безгранично идеализированных мифологических образов, древнегреческие философы создавали некоторые безгранично идеализированные предметы своих философских учений, используя в качестве непосредственного прообраза безгранично идеализированные предметы религии в Древней Греции, в частности, Сократ (ок. 469 – 399 до н. э.) и Платон (428/427 – 348/347) таким путем создали свои идеи всемогущего материального бога-творца). В этом случае возможно говорить, что «неидеализированные» реальные конечные предметы использованы в качестве прообразов безгранично идеализированных предметов, но использованы не непосредственно, а опосредованно. Таких опосредованных звеньев может быть много, как этажей в многоэтажном доме.

Безгранично идеализированные предметы, конструируемые идеологическим мышлением, имеют основанную на идеологической вере когнитивную связь со своими «неидеализированными» реальными конечными прообразами, существенно отличную от основанной на объективных доказательствах когнитивной связи рационального мышления со своими «еидеализированными» реальными конечными прообразами. А такая опирающаяся на идеологическую веру разновидность безгранично идеализированного предмета, как создаваемый идеологическим мышлением бесконечно идеализированный предмет (бесконечная основа мира и ее бесконечные черты и проявления), на мой взгляд, вообще не имеет ни прямого, ни опосредованного «неидеализированного» реального прообраза. Полагаю, что создаваемый идеологическим мышлением бесконечно идеализированный предмет имеет непосредственный прообраз не в виде «неидеализированного» реального конечного предмета, а в виде квазибезгранично идеализированного конечного предмета, которым считаю неопределенно конечное в виде, в частности, операции мысленного непрерывного увеличения какого-то реального конечного предмета (напр., Вселенной) без изначально заданного предела ее завершения, которое в действительности ограниченно объективными непреодолимыми конечными возможностями конечного мышления, в силу чего такое непрерывное мысленное увеличение на деле является безграничной идеализацией в виде мысленного создания квазибесконечного предмета, представляющего собой неопределенно конечный предмет. А потому мысленное как бы завершенное создание идеологическим мышлением бесконечного предмета требует основанного на вере мышления идеологической личностью себя как будто бы всецело погруженной в абсолют, якобы являющийся основой ее бытия, мысля себя в котором она не в состоянии мыслить его в качестве конечного, поскольку не мыслит его противопоставленным ей объектом осмысления. Потому бесконечная основа бытия для личности с идеологическим мышлением – это то, что она мыслит и переживает как всецело ее детерминирующее, что она не в состоянии мыслить и переживать как нечто, отличное от нее как конечного предмета и, значит, что она не в состоянии мыслить и переживать как имеющее с ней границы, следовательно, что она не в состоянии мыслить и переживать как конечный предмет. Бесконечное мыслится идеологической личностью как бесконечная основа мира, якобы являющаяся абсолютной причиной всяких конечных предметов. Идеологическое мышление категорически императивно мыслит безгранично идеализированные предметы осуществимыми (существовавшими, существующими или осуществимыми в будущем), но при этом не считает их идеализированными предметами.

Полагаю, целесообразно выделить два типа мысленных безгранично идеализированных предметов – это безгранично идеализированный конечный предмет (напр., абсолютно черное тело) и бесконечно идеализированный предмет (напр., бесконечная материя), который является разновидностью безгранично идеализированных предметов. Мысленные конечные безгранично идеализированные предметы создаются рациональным и идеологическим мышлением, а мысленные бесконечно идеализированные предметы создаются только идеологическим мышлением. Предметное содержание используемого наукой, которая основана на рациональном мышлении, понятия бесконечного предмета (напр., бесконечного множества) в действительности представляет собой операциональное бесконечное, т. е. вообще не поддающийся завершению процесс мысленных операций по как бы созданию в мысли бесконечного предмета (напр., путем непрерывного мысленного прибавления к множеству), в действительности неосуществимого в силу объективной ограниченности сейчас и в любом будущем человечества интеллектуальных операциональных возможностей конечного человека и конечного человечества и используемых ими инструментов (напр., компьютеров). Реальным результатом мысленного построения рациональным мышлением операционального бесконечного предмета является неопределенно конечный предмет (неопределенно конечное), представляющий собой квазибесконечно идеализированный предмет. Поскольку рациональное мышление не в состоянии содержательно, т. е. предметно мыслить бесконечность, то оно мыслит ее лишь формально-логически как формально-логическую противоположность понятию конечного. В отличие от рационального мышления идеологическое мышление в силу особенностей его идеологической логики мыслит бесконечность как предмет, мыслит ее только существующей и не способно мыслить несуществующей, при этом с помощью идеологической веры рассматривая себя и другие конечные предметы как ее проявление.

Одно из исходных положений рационального мышления состоит в признании безгранично идеализированных конечных предметов неосуществимыми. Это признание основано на факте осознанного конструирования их этим мышлением именно неосуществимыми. Данное признание неосуществимости особенно характерно для рационально-научного и основанного на науке рационально-инженерного мышления, поскольку научное и инженерное рациональное мышление научно организованы, в отличие от стихийного рационального мышления в здравом смысле, в искусстве, в иных областях применения рационального мышления. Инженерия, опирающаяся на инженерное рациональное мышление, ориентирована на создание предметов с желаемыми чертами на основе применения специальных научно-инженерных знаний. Научное и инженерное рациональное мышление использует специальные научные знания и методы для повышения своей эффективности.

В созданном рациональным мышлением с помощью науки безгранично идеализированном предмете выходящие за пределы осуществимости безграничные параметры его характеристик обладают исключительно логическим смыслом, представляющим собой не поддающуюся соотнесению с его ограниченным реальным прообразом цепь мыслительных операций по мысленному созданию безграничного. Ученый (и не ученый) с рациональным мышлением не может не конструировать безгранично идеализированный предмет в определенной мере осознаваемым им способом, применение которого изначально обусловливает невозможность осуществимости создаваемого посредством него безгранично идеализированного предмета, а именно, он строит безгранично идеализированный предмет с учетом не самой реальности, в которой он не в состоянии найти существующих и возможных признаков безграничности, поскольку с точки зрения рационального мышления их там нет и не может быть, а с учетом законов логики рационального мышления, в том числе логики мысленного конструирования (которое необходимо применять для создания безгранично идеализированного предмета), потому что он его конструирует, руководствуясь целью мысленно довести без обращения к реальности сущность «неидеализированного» реального конечного предмета, служащего безгранично идеализированному предмету непосредственным реальным прообразом, до как бы полной реализации его сущности, которой (полной реализации – автор) в реальности мешают много факторов. В рациональном мышлении действует принцип рациональной презумпции (praesumptio – вероятностное предположение) бездоказательного признания осуществимости (рациональной презумпции осуществимости), суть которого состоит в том, что рациональное мышление до тех пор признает возможность осуществимости любого конечного предмета, пока его неосуществимость не будет доказана убедительным для рационального мышления способом.

Рациональное мышление вообще не в состоянии эмпирически доказать неосуществимость безгранично идеализированного конечного предмета, поскольку невозможно свести безгранично идеализированный предмет в силу его безграничности к «неидеализированному» реальному конечному предмету и потому невозможно создать или найти для его безграничности эмпирическое соответствие. Эмпирические факты дают знание характеристик «неидеализированных» конечных предметов, не сопоставимых с безграничными характеристиками безгранично идеализированных предметов. Безгранично идеализированные предметы возможно лишь частично уподобить «неидеализированным» реальным конечным предметам, являющимся непосредственными реальными прообразами безгранично идеализированных предметов, постоянно при этом имея в виду, что они не идентичны с точки зрения осуществимости. Однако неосуществимость безгранично идеализированного предмета рациональное мышление в состоянии доказать логически, теоретически и демонстрацией способа его конструирования.

Если безгранично идеализированные предметы конструируются строго научно, а безгранично идеализированные предметы именно конструируют в силу невозможности в реальности их адекватного аналога, то недопустимы произвольные фантазии. Однако создаваемые ненаучные и неинженерные рациональные безгранично идеализированные предметы (напр., в искусстве, в обыденной жизни) не имеют строгих реальных конечных прообразов, хотя они все же используются, и в них нередко применяется большой полет нереалистичной фантазии.

Конструируемые идеологическим мышлением безгранично идеализированные предметы, в т. ч. бесконечно идеализированные предметы используются в идеологии (в философии, религии, теософии, мифотворчестве и в др. разновидностях идеологии). Это мышление, а значит, его обладатели, а также основанные на этом мышлении идеологии посредством идеологической веры категорически императивно признают безгранично идеализированные предметы осуществимыми (существовавшими, существующими или осуществимыми в будущем). Однако создание безгранично идеализированных предметов в каждой идеологии рассматривается не как конструирование, а как познание реальности, причем познание якобы подлинно истинное, причем каждая идеология именно себя рассматривает как единственно истинную, а безгранично идеализированные предметы не рассматриваются идеологиями как идеализированные предметы. Однако рационально-научное мышление рассматривает безгранично идеализированные предметы идеологии как результат конструирования, хотя и ориентированного на отражение реальности, но признает их не вполне адекватным отражением реальности, а потому нереалистичными  и не годящимися для использования их в научном познании и в инженерии.

Категоричное признание идеологическим мышлением и основанными на нем идеологиями осуществимыми созданных ими безгранично идеализированных предметов происходит автоматически помимо сознательных намерений идеологически мыслящих личностей в силу особенностей логики их идеологического мышления, поскольку само устройство идеологического мышления основано на безгранично идеализированных логических формах, основными из которых являются бесконечный абсолют-детерминант и конечный предмет как его будто бы проявление, который как якобы проявление бесконечного абсолюта необходимо признается идеологическим мышлением и основанными на нем идеологиями якобы содержащим в себе следы, признаки абсолюта, а значит, любые мыслимые с помощью этих форм предметы с неизбежностью приобретают безгранично идеализированный характер либо в виде бесконечного абсолюта, либо в виде его конечного проявления или его бесконечных черт. Всякий предмет, к которому, говоря фигурально, «прикоснется» идеологическое мышление, приобретает в нем безгранично идеализированный характер.

Идеологическое мышление в силу абсолютности идеологической логики не способно рассматривать созданные им безгранично идеализированные предметы в качестве противопоставленных субъекту объектов осмысления, подобных объектам осмысления в рациональном мышлении. В идеологическом мышлении действует принцип презумпции признания с помощью идеологической веры осуществимости, суть которого состоит в том, что идеологическое мышление до тех пор категорически императивно признает осуществимым любой предмет, пока оно верит в его осуществимость. В идеологии безгранично идеализированные предметы являются кирпичиками, из которых она строится, и составляют ее содержание.

СУЩНОСТЬ ЭЙДОСОВ КАК СУБСТИТУТОВ МЫШЛЕНИЯ

Мышление представляет собой постоянное оперирование мысленными конечными предметами. Во-первых, это оперирование ими как отражениями в мышлении познанных предметов, как образами, отражениями познанных предметов. Во-вторых, человек использует мышление не только для познания мира. Он использует его также для ориентации в мире, для практического взаимодействия с миром, в т. ч. для видения мира, для его конструирования в соответствии с желаемыми им чертами и преобразования, для констатации предметов реальности, того, что он воспринимает органами чувств, для регулирования своего поведения и в целом своей жизнедеятельности. Потому в мышлении человека присутствуют в логически оформленном виде мысленные предметы в качестве мысленных субститутов (от лат. substitutum – поставленное взамен), т. е. идеальных в смысле нематериальных заместителей, заменителей мыслимых реальных предметов, как материальных, так и идеальных, существующих вне мысли о них. Эти мысленные предметы представляют собой мысленные модели реальных предметов, с которыми мышление работает так, словно они являются реальными предметами, даже не всегда замечая, что оперирует мысленными, а не реальными предметами, а когда замечает, то имеет в виду, что это не реальные предметы, а лишь их двойники, созданные идеальными средствами мышления, с помощью которых оно мыслит реальный мир.

Для неопозитивизма как наиболее последовательной (до создания мною концепции чистого, пурического рационализма, выделяющей идеологическую логику и разграничивающей ее с рациональной логикой) разновидности концепции рационализма, отождествляющей подобно всем концепциям мышления до нее логику с рациональной логикой и рассматривающей в качестве высшего критерия границы рационального мышления, а поскольку иного мышления неопозитивизм не знает, то просто мышления возможность при каких-то условиях эмпирической проверки содержания высказываний, которые неопозитивизм считает позитивными (положительными, осмысленными), причем основой логики рационального мышления неопозитивизм рассматривает формально-понятийную логику высказываний. Но все же в концепции неопозитивизма содержится также предметное понимание логики в том аспекте, что он частично осмысливает также общее содержание высказываний, следовательно, содержательные границы позитивности мышления, а не исключительно формально-логические границы, безотносительные к определенному содержанию.

С целью уточнения сказанного добавлю, что неопозитивизм при определении границы мышления (рационального мышления) фактически имеет в виду наличие возможности мысленного конструирования условий эмпирического подтверждения или опровержения содержания высказываний о реальности. А те высказывания, содержание которых вообще не поддается эмпирической проверке, рассматриваются им как непродуктивные, не обладающие познавательной ценностью (напр., бессмысленные). Это значит, что неопозитивизм ввел чисто когнитивный критерий границы мышления, отождествляемого им с рациональным мышлением, однако это односторонний критерий границы мышления, поскольку, во-первых, кроме рационального мышления есть идеологическое мышление, а во-вторых, к функциям мышления относятся не только познавательная, но и конструктивная, конститутивная и регулятивная. Потому он не учел познавательное значение, пусть даже не вполне адекватное, идеологии, в частности, философии, а также не учел конструктивное, конститутивное и регулятивное значение не только рациональных мыслей, но и идеологии, в том числе философии.


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Апр 02, 2016 8:15 am), всего редактировалось 23 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Чт Фев 20, 2014 8:57 pm

Но даже этот чисто когнитивный критерий границы рационального мышления был неполным и не учитывал познавательную ценность мысленных научных безгранично идеализированных предметов и абстрактных предметов, без которых невозможна теоретическая наука, но которые не поддаются эмпирическому обоснованию. Неопозитивистскому даже когнитивному критерию границы рационального мышления противоречат научные безгранично идеализированные предметы и абстрактные предметы, которые рациональным мышлением изначально мыслятся вообще неосуществимыми ни при каких обстоятельствах, но имеющими прообразы в виде «неидеализированных» и «неабстрактных» реальных конечных предметов и созданными на базе знаний об этих реальных предметах. Содержание высказываний о безгранично идеализированных и абстрактных предметах вообще невозможно эмпирически проверить ни при каких условиях и невозможно даже мысленно сконструировать условия эмпирической проверки. Потому к их содержанию не применим критерий истинности в том виде, в каком он применяется по отношению к содержанию высказываний, отражающему реальные конечные предметы, поддающиеся эмпирической проверке.

Истинность рационально-научных безгранично идеализированных предметов и абстрактных предметов проверяется их методологической эффективностью в познании «неидеализированных» и «неабстрактных» конечных реальных предметов, идентичной эффективности научных методов исследования, к которым невозможно применить критерий истинности в том виде, в каком он применяется по отношению к мыслям, которые непосредственно отражают реальные конечные предметы и которые возможно эмпирически проверить при некоторых условиях. Это означает, что конкретные научные безгранично идеализированные предметы и абстрактные предметы частично приобретают черты классической истинности не сами по себе, а лишь вкупе со всеми компонентами конкретной научной теории, в которой они являются ее необходимыми базовыми компонентами и без которых невозможно получение адекватного отражения реальности.

Неопозитивизм своим когнитивным критерием границы мышления вывел за пределы рациональной логики, которую он отождествляет с логикой вообще, и тем самым за пределы логики, как он ее понимает, содержание идеологических высказываний, в том числе религиозных, философских, в основе которых лежит мысль о бесконечной основе мира и о ее будто бы проявлении в реальных конечных предметах. В действительности оценка идеологических взглядов с точки зрения истинности имеет место в рамках не замеченного позитивизмом и никем, кроме меня, идеологического мышления и опирается на противоположные рационально-научным критериям истинности идеологические критерии истинности и на присущую идеологической логике идеологическую веру. Содержание конкретного идеологического учения его искренние приверженцы категорически императивно признают с помощью идеологической веры абсолютно, а значит, единственно истинным, а чуждые их идеологической вере идеологические и рациональные взгляды обладают для них абсолютной бессмысленностью.

Постпозитивизм также отождествляет мышление с рациональным мышлением и тоже исходит из когнитивного критерия границы мышления. Но его не удовлетворила неполнота неопозитивистского когнитивного критерия в определении границы мышления, поскольку вне него оказались в качестве лишенных позитивного значения не только идеологические концепции, в том числе философские, но и основанные на безграничных идеализированных предметах и абстрактных предметах научно-теоретические концепции, однако с целью ее преодоления сделал шаг не вперед путем углубления понимания логики мышления, а назад, отступив от последовательного неопозитивисткого научного эмпиризма и признав якобы методологическую, эвристическую, когнитивную ценность для науки не поддающейся не только эмпирической проверке, но вообще научной проверке философских взглядов и тем самым признав ценность для науки антагонистичного рациональному мышлению идеологического мышления, которое постпозитивизм не замечает и на котором в действительности основана философия. К тому же он не учел того, что все философии руководствуются идеологическими критериями истины и потому каждая из них обладает претензией на абсолютную истину, отрицая претензии других философий на абсолютную истину. Он фактически уподобил различие философий различию точек зрения в науке, неправомерно признавая этим якобы возможность единой философии, подобной единой науке, неоправданно сблизив науку и философию, а значит, рациональное мышление и не замеченное им противоположное рациональному идеологическое мышление.

С точки зрения моей концепции «чистого (пурического) рационализма» высшим критерием границы рационального мышления является возможность мыслить предмет, но это не критерий границы мышления, а лишь критерий рационального типа мышления, поскольку кроме рационального мышления есть также идеологическое мышление, противоположное рациональному и имеющее критерий границы идеологического мышления, отличающийся от критерия границы рационального мышления.

Если неопозитивизм имеет дело с содержанием лишь рациональных высказываний и исключительно в аспекте познавательной (когнитивной) функции этого содержания как образа, отражения в мышлении реальных предметов, истинного, ложного, частично истинного или частично ложного, причем признает существование этой функции только у отождествляемого им со всем мышлением рационального мышления и с точки зрения когнитивной функции рационального мышления отвергает когнитивное значение философии, то согласно моей концепции чистого рационализма существуют не только рациональное мышление (научное, инженерное и др.), но и идеологическое мышление (философское, религиозное и др.), обладающие познавательной функцией как одной из нескольких необходимых функций. Когнитивная функция в рациональном и в идеологическом мышлении в силу существенного различия логик этих типов мышления детерминирует существенно разные логические способы построения познавательного взгляда на мир. Возможно целесообразно этим разным логическим способам построения познавательного взгляда на мир дать рабочее название рациональной и идеологической логических парадигм (от др.-греч. παράδειγμα parádeigma -- пример, образец), хотя это слово обладает очень многообразным значением, что затрудняет его профессиональное использование в качестве термина.

Рациональное познание объективно доказательное, а идеологическое познание основано на вере, детерминируемой безграничными чувственными побуждениями и идеологической логикой, и потому оно ценностное, рациональное обоснование внутренне содержит логическую возможность сомнения, а идеологическая вера обладает логической категорически императивной претензией на абсолютную истину, рациональное познание отражает мир реалистично в виде мысленных неидеализированных моделей реальных конечных предметов, а идеологическое познание отражает мир нереалистично в виде мысленных безгранично идеализированных предметов, в том числе в виде бесконечно идеализированных предметов, хотя элементы адекватного отражения мира в ненаучном виде идеологическое мышление и идеологии производят, но его трудно из них вышелушивать. Однако идеологическое мышление не считает создаваемые им когнитивные безгранично идеализированные предметы идеализациями, а рассматривает их как якобы результат адекватного познания им мира, причем каждое идеологическое мышление и каждая основанная на нем идеология считают только свои взгляды абсолютно и единственно истинными.

Рациональному и идеологическому мышлению присуща также конструктивная в смысле конструктивно-практическая функция, основанная на применении понимания мира для мысленного конструирования желаемых предметов с заданными чертами с целью их воплощения в жизнь, результаты которого в виде мысленных моделей (проектов, планов и др.) желаемых предметов оказываются как осуществимыми, так и не поддающимися осуществлению (утопичными). Конструирование – это мысленное создание искусственных предметов, т. е. тех предметов, которых нет в материальной или идеальной реальности. Конструктивно-практическая функция рационального и идеологического мышления существенно различаются. Рациональное мышление конструирует с целью воплощения в жизнь в виде мысленных моделей только конечные предметы (напр., цели, планы конечной человеческой деятельности, инженерные проекты технических устройств, социальных отношений как конечных предметов). Они могут быть как осуществимыми, так и неосуществимыми. Инженерное конструирование (проектирование, целеполагание, планирование и др.) основано на специальных научных знаниях и при правильном применении научных знаний создает осуществимые инженерные модели желаемых предметов. В то же время в рациональном инженерном конструировании используются намеренно созданные конструктивно-практической функцией рационального мышления научно обоснованные неосуществимые безгранично идеализированные предметы с целью изучения закономерностей инженерного созидания (напр., машина Карно, машина Тьюринга). Неинженерное конструктивно-практическое мышление способно конструировать неосуществимые безгранично идеализированные предметы, намеченные им к воплощению в реальности. Продукты рационального конструирования обладают условной императивностью, т. е. они не предписывают категорически следовать сообразно им, а предполагают целесообразность следования им, если хотят достичь желаемого эффекта. И. Кант (1724 – 1804) называл такую императивность гипотетической в противоположность категорической.

Конструктивно-практическая функция идеологического мышления конструирует для практического внедрения только безгранично идеализированные предметы и потому мысленные результаты такого конструирования утопичные с точки зрения осуществимости (напр., марксистский проект коммунизма как полностью совершенного общества, проекты полностью совершенного общества Платона, Т. Мора – 1478 -- 1535, Т. Кампанеллы – 1568 – 11639), естественно, полностью совершенного общества по критериям авторов). Однако идеологическое мышление категорически верит в их осуществимость, причем каждое идеологическое мышление и каждая идеология только свои продукты конструирования рассматривает как единственно осуществимые и в этом плане как единственно правильные. Мысленные продукты идеологического конструирования (модели желаемых безгранично идеализированных предметов) являются составной частью идеологий и обладают для искренних приверженцев идеологий категорической императивностью.

Кант открыл категорическую императивность, которую он, по моему мнению, верно заметил у религиозных верующих, и в проекте создаваемой им нравственной религии он сознательно предусмотрел ее использование в качестве побудителя безусловного нравственного поведения (нравственного категорического императива), не ограниченного утилитарными соображениями и конкретными обстоятельствами, а причинно детерминируемого исключительно стремлением к высшему благу, источником которого, по замыслу Канта, предполагалось считать намеренно сконструированного им в качестве будто бы реальности бесконечно идеализированного предмета в виде бесконечного всемогущего бога, категорически императивную веру в якобы существование которого Кант рассчитывал привить, т. е. Кант верно связал существование категорической императивности с религиозной идеологией и с мышлением искреннего религиозного верующего, хотя и ошибочно связал ее только с религией, но ему не удалось открыть идеологическое мышление, на котором строится всякая идеология – религиозная, философская и иная и в которой категорический императив является необходимым логическим способом отношения логических форм предметности в мышлении в виде безгранично идеализированного бесконечного абсолюта как детерминанта конечных предметов и безгранично идеализированных конечных предметов как проявлений бесконечного абсолюта. Потому Кант, открыв категорическую императивность, не нашел объективного научного объяснения ее существованию в сознании людей.

О религии с древних времен говорили многие ее противники, будто властители сами ее придумали, чтобы внушить подданным, что правителей якобы наделяет властью всемогущая божественная сила, т. е. фактически рассматривали религию как продукт, говоря языком современных PR-технологий, будто бы преднамеренно созданный отдельными заинтересованными людьми, не верящими в ее истинность, исключительно для управления в желаемом направлении сознанием и поведением людей. Но в действительности религии создавались обладавшими идеологическим мышлением творческими личностями с помощью идеологической веры в якобы абсолютную истинность своих религиозных идей и использовались и используются многими властителями и не властителями, зачастую не приверженными религиозной вере, также в рациональных корыстных целях. На мой взгляд, Кант был первым «идеологическим инженером», т. е. он первый, кто попытался применить научные знания, причем в теоретической форме, хотя они противоречивые и не вполне адекватные, для преднамеренного конструирования и внедрения в жизнь отвечающей желаемым ему требования идеологии в виде «нравственной религии», а значит, ее безгранично идеализированных предметов, при этом сам не обладал религиозной верой и научной убежденностью в истинность создаваемой им религии, т. е. он первым попытался создать конструктивно-практические инженерные идеологические идеи. Он руководствовался не познавательными, а чисто практическими соображениями, создавая идеологический инструмент для нравственного управления сознанием и поведением людей с помощью сконструированного им бесконечно идеализированного предмета в виде обновленной им идеи бесконечного христианского бога, который (т. е. бесконечно идеализированный предмет) он ориентировал на обеспечение массовой высокой морали в обществе. При этом он не считал свою идею бога отражением реальности.

Кант замыслил идею бога как исключительно инструмент практического руководства, в отличие от рассмотрения традиционных религий их творцами, руководствовавшимися идеологическим мышлением и верившими в абсолютную истинность своих учений о якобы существовании и действии бога. Но он считал возможным, сам не веря в соответствие его идеи бога реальности, привить людям веру в ее якобы абсолютную истинность (в том числе путем переноса в нее веры людей из традиционной христианской религии, в первую очередь из протестантской), чтобы вера в новую будто бы основанную на разуме «нравственную религию» обеспечивала эффективную реализацию нравственного категорического императива. Однако созданный присущим дуалистичному рационально-идеологическому мышлению Канта рациональным мышлением (разумом) бесконечно идеализированный предмет в виде бесконечного бога был несовместим с рациональным мышлением и потому, на мой взгляд, был сконструирован Кантом путем механического соединения с помощью ассоциативного метода не совместимых с рациональным мышлением идеологических понятий. С помощью рационального мышления невозможно создать настоящую идеологию, для этого требуется идеологическое мышление. У Канта получилась псевдоидеология в виде псевдорелигии и идеологическая псевдоинженерия, а подлинная идеологическая инженерия невозможная, поскольку инженерия осуществляется на основе применения специальных научных знаний и для создания осуществимых конечных предметов, отвечающих желаемым требованиям. Замысел Канта по созданию механизма высоконравственного облагораживания общества был утопичным.

Ни псевдоидеология, ни настоящая идеология не способны быть эффективным инструментом управления общественной жизнью. Только наука и основанная на науке социальная инженерия способы быть эффективными инструментами управления обществом. Потому на деле конструирование Кантом нравственной религии помимо его искренних намерений обернулось оказавшейся неэффективной попыткой применением обманной идеологической «PR-технологии» (обманки) по управлению в желаемом им направлении сознанием и поведением людей, но руководствовавшегося благородной высоконравственной целью, в отличие от современных циничных политических и не политических PR-технологов. Кстати, после публикации в 1973 г. Кантом специальной работы о его «нравственной религии» «Религия в пределах только разума» прусский король выразил с своем указе недовольство этой работой. Кант в ответ пообещал впредь не касаться вопросов религии в своих трудах и лекциях.

Полагаю, что в некотором роде подобным Канту «идеологическим инженером», а точнее, идеологическим псевдоинженером был М. Робеспьер (1758 – 1794), попытавшийся практически воплотить в жизнь с помощью государства религиозно-нравственный замысел Ж.-Ж. Руссо (1712—1778). В религиозных взглядах обладавшего дуалистичным рационально-идеологическим мышлением деиста Руссо заметный элемент идеологической инженерии, а точнее, идеологической псевдоинженерии в попытке использовать разум (рациональное мышление) и научные знания для конструировании им некоторых черт государственной «гражданской религии», которая была бы способна, по его замыслу, категорически побуждать людей признавать гражданские обязанности и которая соединяла бы в себе якобы положительные для общества черты «естественной религии» и созданные с помощью разума якобы положительные для общества черты. Однако его идеологическая вера в существование бесконечного Бога как разумного творца, будто бы заложившего законы природы, была несовместима с его идеологическим псевдоинженерным конструированием некоторых черт «гражданской религии» и вступала с ним в антагонизм. Он признавал вечное существование наряду с бесконечной материей бесконечного бога как высшего существа, будто бы приводящего в движение мир и управляющего им, а также признававшего бессмертие души.

Робеспьер увидел в сконструированной Руссо частично с помощью разума (рационального мышления) «гражданской религии» якобы единственную моральную опору общества и в период якобинской диктатуры во время Великой Французской революции с целью внедрения в общество массовой высокой морали вместе с соратниками монтаньярами провел через Конвент в качестве государственной религии культ Верховного существа, в основу которой они положили ряд идей гражданской религии Руссо. Хотя по содержанию идея Верховного существа была идентична идее бога, однако во Франции во время Великой Французской революции избегали слова «бог» (часто и до нее многие избегали), в частности, в «Декларации прав человека и гражданина» 1789 г. говорится о покровительстве Верховного Существа. В принятом Конвентом декрете в первом его пункте провозглашено: «Французский народ признает Верховное существо и бессмертие души. Он признает, что достойное поклонение Верховному Существу есть исполнение человеческих обязанностей. Во главе этих обязанностей он ставит ненависть к неверию и тирании, наказание изменников и тиранов, помощь несчастным, уважение к слабым, защиту угнетенных, оказывание ближнему всевозможного добра и избежание всякого зла» ((7. 05. 1794). Если Робеспьер сам не верил в существование Верховного существа и относился к официальной религии как к чисто практическому инструменту нравственного управления обществом, то он в этом был похож на Канта, но в отличие от него он был практиком, причем страстным практиком и не рассчитывал, как Кант, на массовое принятие людьми веры в абсолютную истинность новой религии в силу ее якобы разумности и полезности для всего общества, а использовал силу государства для принуждения к этой вере. Однако замыслы Руссо и Робеспьера по высоконравственному облагораживанию общества с помощью якобы улучшенной посредством разума и науки религии были утопичными.

Сконструированные конструктивно-практическим мышлением безгранично идеализированные предметы, будь то рациональные или идеологические, невозможно воплотить в жизнь в их идеализированном виде. Потому из попыток их воплощения ничего не получается либо получается не то, что ожидают создатели безгранично идеализированных проектов, планов, целей, но получается ограниченная реальность.

Идеологическое мышление в силу его сущности не занимается познанием в рациональном его понимании, в частности, в научном, связанном с постановкой проблемы, выбором объекта исследования, формулированием гипотез, разработкой научных абстрактных и безгранично идеализированных предметов, определением специализированных общих понятий, с использованием объективного доказательства с помощью эмпирических данных, с практической проверкой, в том числе с материальными и мысленными экспериментами, со специальным понятийным, терминологическим, логическим, методологическим и теоретическим оформлением идей и др. Используемые когнитивной функцией идеологического мышления безгранично идеализированные предметы являются продуктами конструирования, хотя и осознаются идеологическим мышлением как якобы адекватное познание реальности. Потому безгранично идеализирующая мир когнитивная функция идеологического мышления частично сближается с безгранично идеализирующей мир конструктивно-практической функцией, т. е. идеологическое познание мира во многом представляет собой идеологическое конструирование мира. Кстати, в силу конструирования когнитивной функцией рационального мышления абстрактных и безгранично идеализированных предметов, которые составляют лишь часть создаваемых рациональным мышлением идей, большинство из которых составляют неидеализированные и неабстрактные мысленные моднли реальных конечных предметов, то когнитивная функция рационального мышления частично сближается с его конструктивно-практической функцией, но в гораздо меньшей степени, чем сближается когнитивная функция идеологического мышления с его конструктивно-практической функцией.

Однако есть специфика в способе, в средствах, в целевой направленности конструирования идеологических когнитивных безгранично идеализированных предметов и идеологических конструктивно-практических безгранично идеализированных предметов. Конструктивно-практическая функция идеологического мышления и ее продукты (проекты и др.) имеет практическую направленность на придание миру черт, желаемых субъектами идеологического мышления и идеологиям, тогда как когнитивное конструирование, понимаемое идеологическим мышлением не как конструирование и не как идеализация, а как познание, направлено на воспроизведение реальности (существовавшей, существующей, могущей существовать). В силу частичного сближения по способу формирования идей когнитивной функции с конструктивно-практической функцией идеологического мышления истинность идеологических идей в идеологическом мышлении и в основанной на нем идеологии, которая в них существует только в виде полностью исключающей сомнение и объективное доказательство категорически императивной веры в ее абсолютную и единственную истинность, в отличие от неизбежно содержащей возможность сомнения объективной истинности в рациональном мышлении, не является объективно адекватным воспроизведением реальности.

Поскольку содержанием познавательных идеологических идей являются такие неосуществимые безгранично идеализированные предметы, которые ориентированы не на объективное познание реальности, а выражают безграничные потребности, интересы, ценностные установки и иные безграничные идеологические побудители людей с идеологическими мышлением и чувствами, то истинность этих идеологических идей не является объективной, идеологические идеи являются истинными лишь для их приверженцев, причем являются абсолютно и единственно истинными для них. Идеологическая истинность когнитивных идеологических идей фактически представляет собой их эффективность с точки зрения их соответствия безграничным чувственным идеологическим побуждениям и идеологической логике, причем представляет собой абсолютную эффективность для каждого конкретного идеологического мышления и для каждой конкретной идеологии как моделей категорически императивно желаемого понимания ими мира таким, каким он соответствует безграничным идеологическим побуждениям идеологических личностей, сходную с абсолютной эффективностью для каждого конкретного идеологического мышления и каждой конкретной идеологии конструктивно-практических идеологических идей как моделей категорически императивно желаемого ими мира.

Когнитивные идеи и конструктивные идеи не противостоят друг другу, обусловливают друг друга, поскольку конструктивные идеи основаны на когнитивных идеях, а познание использует конструктивные идеи. Так, рациональное мышление использует в научном познании сконструированные его когнитивной функцией познавательно-научные безгранично идеализированные предметы (прямая линия, абсолютно черное тело, абсолютная свобода и др.) и сконструированные его конструктивно-практической функцией инженерные безгранично идеализированные предметы (напр., машина Карно). Идеологическое мышление использует в познании сконструированные его когнитивной функцией познавательно-идеологические безгранично идеализированные предметы (бесконечная материя, чистое  идеологическое мышление использует сконструированные идеологические когнитивные безгранично идеализированные предметы (бесконечный бог, пространство как форма движения бесконечной материи, богочеловек и др.) и сконструированные его конструктивно-практической функцией нацеленные на воплощение в жизнь безгранично идеализированные конструктивно-практические идеологические модели (коммунистическое общество, всесторонне развитая личность и др.).

Когнитивная и конструктивно-практическая функции идеологического мышления также нередко пытаются некорректно с точки зрения рационального мышления приспособить рациональные научные и инженерные идеи для построения и обоснования идеологических идей, однако такое использование рациональных идей в идеологии осуществляется путем их деформирования с посредством исключения из них рациональной объективности, преобразования их формально-логических и рационально-предметных форм (напр., путем превращения рациональных общих понятий в идеологические отдельные конкретные понятия, элиминации из их обоснования научных абстрактных и безгранично идеализированных предметов) и их идеологической интерпретации с помощью идеологических идей безгранично идеализированных предметов, напр., как якобы отражение проявления бесконечной основы мира (бесконечных бога, материи и др.), т. е. пытаются некорректно с точки зрения последовательного рационального подхода совместить идеологическую веру с объективным научным доказательством. Нередко ученые даже в наше время пытаются использовать в рационально-научном познании идеологические идеи (напр., идею якобы реальной бесконечности пространства и времени), что тоже некорректно с точки зрения рационального мышления потому неэффективно для науки. Так поступают ученые с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением, не знающие объективную границу рационального мышления и не способные с ней считаться при построении научного познания и знания. Использование подобными учеными идеологических идей (философских, религиозных и др.) в научном познании характерно в тех научных областях, в которых осмысливаются фундаментальные черты мироздания.

Полагаю, исходя из своей концепции чистого (пурического) рационализма, определившей критерий границы рационального мышления, выявившей  идеологическое мышление наряду с рациональным мышлением и установившей их особенности относительно друг друга, изложенной в моих работах, в том числе размещенных на сайте demiurgos.sosbb.ru), что в наше время, характеризующееся развитой наукой, идеология (в т. ч. философия), которая весьма разнообразная и состоит из множества концепций, претендующих в силу сущности идеологии на абсолютную истинность и отрицающих в силу сущности идеологии претензии друг друга на абсолютную истинность, ни в какой функции, ни в когнитивной, ни в мировоззренческой, ни в методологической, ни в логической, ни в эвристической не способна обогащать научное познание и быть его эффективным средством. Идеология  способна обогащать научное познание только научным знанием о ней и использованием этого знания в практике и в познании мышления и процесса познания.

Как рациональное, так и идеологическое мышления  осуществляются с помощью понятий, а потому используют формальную логику. Формальная логика (логические формы, методы, способы классификации, формально-логические правила оперирования понятиями и др.) в полной мере применима лишь к рациональному мышлению, в том числе к когнитивно-конструктивным идеям рационального мышления, которые поддаются абстрактно-понятийному обобщению и используют общие понятия. Однако формальная логика (логические формы, методы, формально-логические правила и др.) не в полной мере применима к когнитивно-конструктивным идеям идеологического мышления (напр., в неполном и деформированном виде используются обобщение, индукция, дедукция, абстрагирование). Так, включенный в идеологию (напр., в концепцию Платона, в религиозную концепцию христианства) абстрактный предмет в виде чистого небытия (чистого ничто, чистого не существования, чистой беспредметности) создан идеологическим мышлением творцов с помощью абстрагирования, но формально-логически деформированного, и потому чистое небытие мыслится в этих учениях как отдельная от реальных предметов реальность, в то время как для рационального мышления небытие является лишь характеристикой предметов, не способной существовать отдельно от них, и потому создаваемый этим мышлением абстрактный предмет в виде модели небытия не имеет реального прообраза в виде отдельного от реальных предметов небытия, а имеет реальный прообраз в виде небытия конкретных реальных предметов. В то же время безгранично идеализированные предметы, которые создают рациональное и идеологическое мышление, не являются общими не только для идеологического мышления, но и для рационального мышления.

Формальная логика в полной мере применима ко всему рациональному мышлению, не только к его когнитивной и конструктивно-практической функциям, но и к его конститутивной и регулятивной функциям. Однако она не в полной мере применима ко всему идеологическому мышлению, в том числе не только к его когнитивной и конструктивно-практической функциям, но и к его конститутивной и регулятивной функциям. Потому идеологическое мышление и основанные на нем идеологии не могут не содержать в себе частичную алогичность в формально-логическом смысле. Однако если мышление дуалистичное (рационально-идеологическое), то его рациональная и идеологическая предметные логики искажают друг друга, тем самым внося в рациональный и идеологический типы мышления предметно-логическую алогичность и проявляясь в попытках соединить в единую концепцию взаимоисключающие рациональные и идеологические идеи. Предметно-логическая алогичность закономерная для дуалистичного мышления и неизбежно проявляется в идеях, созданных дуалистичным мышлением (см., напр., концепцию «гражданской религии» обладавшего дуалистичным мышлением Ж.-Ж. Руссо, концепцию пространства-времени обладавшего дуалистичным мышлением Ф. Энгельса – 1820 – 1895, содержащую идеологическую идею актуальной бесконечности и научные идеи).

Разновидностью проявлений формально-логической алогичности идеологий является эклектизм любых философских, религиозных и иных идеологических учений, даже разработанных субъектами с монистичным идеологическим мышлением. Яркий пример проявления такой алогичности идеологического учения – это признание основными церквями христианства одновременно абсолютно истинными для его приверженцев взаимоисключающих этноцентристской морали Ветхого завета и надэтнической морали Нового завета.

Однако субъекты идеологического мышления не в состоянии заметить наличие алогичности в формально-логическом смысле в своем мышлении и в своих идеологиях, поскольку она обусловлена сущностью идеологического мышления и идеологии. Для них формаьно-логическая логичность идей не имеет безусловной ценности, для них вера обладает приоритетом перед формально-логической логичностью в случае, если вера и формальная логика противоречат друг другу, т. е. если какие-то идеологические идеи с помощью веры признаются их приверженцами абсолютно истинными, то даже если они алогичные в формально-логическом смысле, то это не ликвидирует веру идеологических последователей данных идей в их абсолютную истинность. А для рационального мышления логичность в формально-логическом смысле идей является обязательным, хотя и не единственным условием для признания их истинными.


Последний раз редактировалось: Admin (Чт Дек 29, 2016 5:14 pm), всего редактировалось 17 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Ср Фев 26, 2014 8:19 pm

Моя концепция чистого рационализма исходит из того, что не вся деятельность рационального и идеологического мышления сводится только к познанию и к конструированию, к когнитивной и конструктивно-практической функциям, обусловленными когнитивными и конструктивными способностями мышления. Есть конститутивная (от лат. constituо constituere – устанавливать, определять, устраивать, учреждать, основывать, утверждать, вводить, назначать) функция  мышления, которая занимается констатацией (фр. constater – устанавливать, подтверждать несомненность, наличие чего-либо, делать ясным, очевидным; удостоверять, свидетельствовать, от лат. constat – известно, доказано, ясно), т. е. фиксацией мышлением реальности с помощью мысленных моделей ее предметов, являющихся идеальными в смысле нематериальными заменителями (субститутами) реальности в мышлении. Эти мысленные предметы как модели реальности составляют содержание понятий и являются носителями адекватного, не вполне адекватного и ошибочного констатирующего воспроизведения реальности, как предположительного, так и основанного на твердой уверенности. Конститутивная функция мышления как бы удостоверяет для личности наличие определенной реальности, в том числе самой личности. Конститутивная функция мышления обусловлена его конститутивной способностью.

Я выделяю дескриптивную от лат. describere – описывать) и прескриптивную (от лат. лат. praescribere -- предписывать) констатации. Дескриптивная, т. е. описательная конститутивность присуща рациональному мышлению и созданные им в качестве заменителей в нем реальности мысленные предметы не обладают нормативностью. Мысленные предметы (модели) идеологического мышления как идеальные в смысле нематериальные заменители в нем реальности по способу замены ими реальности существенно отличаются от дескриптивных мысленных предметов как заменителей в рациональном мышлении реальности и обладают прескриптивной, т. е. предписательной конститутивностью. Причем прескриптивная констатация идеологическим мышлением реальности обладает для обладателей идеологического мышления категорически императивной нормативностью.

Мысленные модели реальности создаются идеологическим мышлением не как описательные заменители в нем существующей реальности с целью ее констатации мышлением. С помощью них идеологическая личность как бы учреждает для себя реальность, категорически императивно видя ее только такой, какой она соответствует ее безграничным идеологическим побуждениям и идеологической логике, при этом исключая даже возможность сомнения в том, что реальность иная. Идеологическое мышление конкретных личностей с помощью мыслимых ими категорически императивно моделей реальности безусловно предписывает этим личностям видеть реальность в соответствии с этими моделями, а если конкретные идеологические личности являются творцами идеологических концепций (религиозных, философских и др.), которые закономерно тоже обладают категорической императивностью, то эти идеологии безусловно предписывают не только их творцам, но и иным их приверженцам видеть реальность в соответствии с этими идеологиями.

Естественно, для личностей с идеологическим мышлением только такие идеи обладают категорически императивной силой, которые наиболее соответствуют их идеологическим побуждениям. В идеологическом мышлении категорически императивной прескриптивностью обладают как логические формы и отношения мысленных предметов, так и все их содержание. Однако категорическую императивность содержанию мысленных предметов идеологического мышления придает категорически императивный характер идеологических логических форм мысленных предметов, а также другие компоненты идеологической логики. Категорическая императивность логики идеологического мышления первична относительно категоричной императивности содержания мысленных предметов как моделей реальности и присуща идеологической логике в силу ее сущности.

Есть также регулятивная (от лат. regulare — упорядочивать, приводить в порядок, подчинять определенному порядку) функция мышления, которая прямо присуща лишь идеологическому мышлению и которая обладает в идеологическом мышлении категорической императивностью. Регулятивная функция мышления обусловлена регулятивной его способностью. Она использует мысленные идеологические предметы, которые носят безгранично идеализированный характер, в качестве категорически императивных регуляторов идеологического мышления -- отношения к миру и действий в мире идеологических личностей. Идеи рационального мышления не обладают силой категорического повеления и лишь некоторые их типы обладают некатегорической (относительной, условной, директивной, индикативной) императивностью (напр., рациональные методологические идеи, научные парадигмы, планы деятельности, правовые законы), схожей с кантовской гипотетической императивностью, которая в действительности присуща лишь рациональному мышлению.

Встречающееся в философии приписывание некоторым рациональным идеям нормативной характеристики в виде якобы необходимого знания (напр., априорное знание в концепции Канта), напоминающей категорически императивную нормативность, присущую мысленным предметам идеологического мышления. Такое приписывание обусловлено, на мой взгляд, наличием у философов, отстаивающих подобный взгляд, дуалистичного рационально-идеологического мышления, детерминирующего алогичное с точки зрения предметной логики приписывание ими присущему им рациональному мышлению и производимым этим мышлением  идеям черт присущего им идеологического мышления и создаваемых этим мышлением идей.

Заметно, что Кант первым верно уловил наличие в мышлении конститутивной и регулятивной способностей и конститутивных и регулятивных мыслей. Но, на мой взгляд, он не вполне адекватно их описал. Во-первых, Кант не заметил идеологическое мышление и его особенностей по отношению к рациональному мышлению. Во-вторых, он рассматривал мышление лишь как инструмент познания и конструктивно-нравственной практики, а мысли о реальности он рассматривал лишь как образы реальности и как проекты практического конструирования высоконравственного поведения человека в мире с помощью нравственного категорического императива. В-третьих, по этой причине конститутивность и регулятивность он рассматривал не как специфические способности и функции мышления. Конститутивность и регулятивность он рассматривал в качестве подчиненных когнитивной функции мышления (в конечном счете теоретическому разуму), рассматривая их как характеристики знания в его понимании знания.

Регулятивная характеристика идей в концепции Канта – это фактически то, что сейчас называют методологической ролью идей в познании, хотя методология не сводится к внутреннему регулированию познавательного процесса. Конститутивность Кант рассматривал также в качестве подчиненной нравственно-практической функции мышления (практическому разуму). Поскольку мысли, согласно концепции Канта, носят лишь познавательный и конструктивно-практический характер, то в силу этого они предстают исключительно производными от данных функций, не обладающими собственным бытием, т. е. концепция Канта не считала содержания мыслей мысленными предметами как заменителями реальности в виде моделей реальных предметов, а значит, содержания мыслей не рассматривались Кантом как обладающие в качестве заменителей реальности собственным, хотя и суррогатным бытием.

С точки зрения моей концепции чистого рационализма фактическое содержание понятий – это мысленные предметы не только как продукты познания, ее мысленного воспроизведения в виде образов реальных предметов и как продукты мысленного конструирования, в том числе конструирования предметов в практическом аспекте с целью их воплощения в реальность, но это также мысленные предметы как заменители (субституты) в мышлении реальных предметов, а точнее, предметов вне мысли о них, как их идеальные в смысле нематериальные модели, с которыми мышление работает словно с реальными предметами, как если бы это были реальные предметы, зачастую не замечая их наличие и полагая, будто имеет дело непосредственно с реальностью, это также мысленные предметы как регуляторы отношения человека к миру и его действий в мире.

С позиции концепции чистого рационализма предметно-логическим смыслом обладает в аспекте применения предметной логики любое понятие, содержанием которого является мысленный предмет, независимо от того, поддается это понятийное содержание эмпирической или логической проверке или нет. Рациональное мышление не способно содержательно, а значит, предметно мыслить бесконечность и это препятствует пониманию им бесконечно идеализированного философского, религиозного и иного идеологического взгляда на мир, потому опирающиеся на идею якобы существования бесконечности мира идеологические взгляды не обладают для рационального мышления предметно-логическим смыслом. Однако хотя понятия бесконечно идеализированного идеологического взгляда на мир не обладают для рационального мышления предметно-логическим смыслом, зато они обладают предметно-логическим смыслом для идеологического мышления, поскольку идеологическое мышление предметно мыслит бесконечность (напр., бесконечную основу мира).

Мышление человека, как рациональное, так и идеологическое, в отличие от органов чувств, не имеет дело прямо с материальными предметами реальности. Оно имеет с ними дело с помощью органов чувств и получает с помощью них необходимые чувственные данные о реальности. Для размышления о реальных предметах оно использует, опираясь на данные органов чувств, мысленные предметы-модели предметов реальности в качестве их заменителей (субститутов) в мышлении, в различных целях оперируя ими так, как если бы они реальными предметами. Мысленные предметы как суррогаты реальных предметов обладают в мышлении зависимостью от реальных предметов с точки зрения детерминации черт мысленных предметов реальными предметами путем познания мышлением этих реальных предметов. Данная зависимость не является однозначной, т. е. мышление не обязательно адекватно воспроизводит реальные предметы, оно способно ошибаться. Мысленным предметам как заменителям (субститутам) в мышлении реальных предметов и являющимся точными или не точными моделями реальных предметов, существующих вне мысли о них, или воображаемых предметов, мыслимых  будто бы реальными и существующими вне мысли о них, а также воображаемых и мыслимых не существующими предметов и конструируемых с целью воплощения в реальность предметов я даю рабочее название «эйдос» (др.-греч. εἶδος – первоначально вид, облик, образ).

Понятие «эйдос» ввели в философию Эмпедокл (ок. 490 – ок. 430 до н. э.) в значении образа, видимого, того, что видно, и Демокрит (ок. 460 – ок. 370 до н. э.) в значении формы, фигуры (в геометрическом смысле) для одного из обозначений атомов. Сократ и Платон называли эйдосами (идеями) якобы объективные умопостигаемые бестелесные предметы, будто бы существующие отдельно от материальных предметов и обладающие подлинным бытием относительно материальных предметов, якобы создаваемых в соответствии с эйдосами.

Вот как специфика идеального эйдоса (идеи) рассматривается ими в диалоге Платона «Софист» с помощью слов участника диалога Чужеземца из Элеи, излагавшего взгляд сторонников идеального бытия таким образом: «…Истинное бытие – это некие умопостигаемые и бестелесные идеи…» (Платон. Соч. в 3-х т. -- Т. 2. -- М., 1970. -- С. 364). Этот взгляд Чужеземец противопоставлял взгляду, сторонники которого «утверждают, будто существует только то, что допускает прикосновение и осязание и признают тела и бытие за одно и то же, всех же тех, которые говорят, будто существует нечто бестелесное, они обливают презрением, более ничего не желая слышать» (Платон. Соч. в 3-х т. -- Т. 2. -- М., 1970. -- С. 364).

В философиях Сократа и Платона эйдосы – это отдельные нематериальные абсолютно совершенные предметы-образцы для реальных несовершенных предметов, будто бы существующие вне материального сознания (души по их терминологии) людей и вне предметов, образцами которых они будто бы являются, и якобы воплощающиеся в несовершенных предметах. Используемое мною понятие эйдоса для фиксации мысленных предметов, являющихся моделями реальных предметов, замещающих в мышлении реальные предметы и существующих только в виде мыслей о реальности, немного похоже на сократо-платоновское понимание эйдоса как отдельного предмета, однако без признака полного совершенства, за исключением создаваемых мышлением безгранично идеализированных положительных ценностных предметов, без признака объективного самостоятельного бытия, без признака их самостоятельного существования и без признака конструктивного категорически повелительного побуждения ими порождения, но не самого порождения ограниченных материальных предметов, которые приписывали эйдосам Сократ и Платон. В то же время я признаю конструктивное категорически императивное побуждение мысленными предметами идеологического мышления реального создания предметов, которое неосуществимо в силу неосуществимости безграничных идеализаций, на которых покоится идеологическое мышление.

Используемое мною понятие эйдоса содержит понимание фиксируемого им основного типа мысленного предмета как модели существующих реальных предметов, которая вторична по отношению к ним и содержит в себе адекватный или не вполне адекватный, даже неадекватный их образ. Используемое мною понятие эйдоса также содержит понимание не основного типа эйдосов как конструктивного образа (проекта) создаваемых человеком в каких-то целях реальных предметов, в отличие от понимания эйдоса Сократом и Платоном, которые рассматривали его как конструктивный абсолютно совершенный образец (проект) всего разнообразия реальности, т. е. как якобы обладающий собственным бытием проект-образец всех реальных ограниченных предметов. Есть также другие типы эйдосов как моделей.

* * *
В своей концепции чистого рационализма я рассматриваю эйдосы как компоненты рационального и идеологического мышления, причем рациональные и идеологические эйдосы существенно различаются. Они как заменители (субституты) в мышлении реальности составляют основу мысленного предметного содержания рационального и идеологического мышления. Кроме субститутов в мышлении присутствуют не субститутные идеальные (мысленные) компоненты в виде методологических инструментов познания, конструирования, использования эйдосов в качестве ориентиров в реальном мире, в виде подготовительных идей для построения субститутов, в виде намеренно созданных искусственных средств разнообразного обучения, в виде намеренно выдуманных с целью игры, введения в заблуждение, иного воздействия на сознание людей в определенном направлении и др. мысленных предметов, которые лишь косвенно являются эйдосами и выполняют функцию субститутов косвенно. Но некоторые разновидности эйдосов противоречивые, они сами способны выполнять методологическую функцию (напр., научные безгранично идеализированные предметы) и в качестве методологических инструментов они теряют свое субститутное назначение, а значит, не являются эйдосами. Это неполные эйдосы. Важно иметь в виду, что эйдосы заменяют реальность не всегда адекватно, но если эта неадекватность является непреднамеренной, то неадекватные эйдосы не перестают быть эйдосами.

Эйдосы выполняют несколько существенных взаимосвязанных и взаимообусловленных функций. Первая важная их функция – это познавательная, связанная с отражением (познанием). Вторая важная их функция -- это конструктивно-практическая, связанная с конструированием мысленных предметов с целью их  воплощения в жизнь. Познавательные и конструктивные образы не способны существовать в мышлении самостоятельно, они существуют как стороны эйдосов. Познание и конструирование служат построению эйдосов, а в свою очередь эйдосы помогают познанию и конструированию мира, хотя участие в познании и конструировании мира – это не единственные функции эйдосов. Третья важная функция эйдосов – это конститутивная, которая состоит в констатации реальности для субъектов мышления с целью ориентации в мире. Четвертая важная функция эйдосов – это регулятивная, которая в категорически императивном  виде присуща лишь эйдосам идеологического мышления и в условно императивном виде присуща некоторым разновидностям эйдосов рационального мышления (напр., научно-теоретические концепции в качестве парадигм, научно-мировоззренческие картины мира, инженерно-социальные проекты и др.). Полагаю, что главной функцией эйдосов является конститутивная, а остальные функции в основном подчинены ей, обладая при этом относительной автономией, способной даже привести к их конфликту с конститутивной функцией. Но это не все функции эйдосов.

Мышление, создающее мысленные предметы как субститутные модели реальных предметов (эйдосы), составляющие содержание основных его понятий, и оперирующее ими в соответствии с различными целями, основано на предметной логике, т. е. на логике отношений форм предметности, которые не учитываются формальной логикой, являющейся логикой отношений форм понятий. Предметная логика органически связана с формальной логикой, поскольку  мышление человека осуществляется в понятийной форме. Предметная логика различная в рациональном и идеологическом мышлении. Рациональное мышление в полной мере использует формальную логику для построения мысленных предметов, для их применения в познании, в конструировании, в конститутивной ориентации в мире, в регулировании поведения людей, а также для их практического использования. В отличие от  рационального мышления идеологическое мышление лишь частично использует формальную логику. В этом смысле формальная логика не всеобщая, а точнее, не одинаково всеобщая. Формальная логика не противостоит предметной логике и не существует самостоятельно как специфический логический уровень мышления.

Формальная логика является средством реализации содержательной логики. Человек мысленно рассуждает о предметах с помощью понятий. Мысленные предметы (эйдосы) как заменители (субституты) реальности в мышлении составляют содержание основных понятий. Формальная логика регулирует рассуждения о реальности хотя и с помощью мысленных предметов, но в виде фиксирующих их понятий. Она безотносительная к особенностям содержания понятий, которое составляют мысленные предметы, т. е. мысленные модели реальных предметов, являющиеся их заменителями в мышлении, и имеет дело с отношениями форм понятий, главными из которых являются общее и единичное. В отличие от формальной логики предметная логика – это логика отношений форм предметности мысленных предметов (субститутов, эйдосов), это логика отношений форм предметности, которые представлены в мышлении и выражены в мысли. Предметная логика обладает существенной спецификой в рациональном и идеологическом мышлении, но имеет также общие для них черты.

Эйдосы как заместители реальности, находясь между мышлением о реальности и осмысливаемой им реальностью, опосредуют осмысление мышлением реальности. Мышление непосредственно имеет дело не с осмысливаемыми предметами реальности, а с их заместителями в виде их идеальных моделей в мышлении, оперируя ими в интересах познания и конструирования, а также использования их для ориентации в мире, для регулирования практического поведения так, как если бы они были самой реальностью. Однако господствующее представление о мышлении состоит в том, что мысли о реальных предметах понимаются им как непосредственно мысли о познаваемой реальности. Потому содержательная логика в них предстает как мысленные образы наиболее общих черт реальности  (напр., общемировоззренческие категории, являющиеся мысленными образми наиболее общих черт мироздания -- количество, качество, форма, содержание, необходимость и др.) в качестве логическиъ  форм мышления, которым будто бы придает вид логических форм их якобы всеобщность. Такое отождествление седержательных (предметных) логическеих форм  мышления с адекватными мысленными образами реальности – это упрощенный взгляд на  мышление.

Всеобщие понятия, а значит, и всеобщие мысленные предметы невозможны ни в рациональном, ни в идеологическом мышлении. Хотя идеологическое мышление, которое присуще не всем людям, мыслит мир в виде завершенной актуальной бесконечности (бесконечной основы мира и ее черт) и создает мысленную модель (эйдос) якобы существующего бесконечного мироздания, идеологически-философские категории не всеобщие, поскольку их содержанием являются бесконечно идеализированные предметы, напр., бесконечная основа мира, бесконечные пространство, время, необходимость, случайность, детерминизм, а безгранично, в том числе бесконечно идеализированные предметы вообще невозможно получить путем формально-логического обобщения. К тому же идеологическое мышление не мыслит безгранично идеализированные предметы, которыми оно оперирует и из которых состоят идеологии, ни идеализированными предметами, ни содержанием всеобщих и даже общих понятий. Идеологические понятия обладают статусом нормативности, причем категорической, однако не обладают не только всеобщностью, но даже общностью.

Идеологическое мышление оперирует конкретными отдельными якобы осуществимыми мысленными предметными моделями реальности, составляющими содержание идеологических понятий, которые являются конкретными отдельными понятиями. Поскольку для него нет общих понятий в формально-логическом смысле, то для него нет обобщенных, следовательно, абстрактных мысленных предметов. Если какие-то идеологи, напр., философы пытаются использовать общие в формально-логическом смысле категории, то это свидетельствует о том, что либо данные философы обладают дуалистичным рационально-идеологическим мышлением и попытались противоестественно для философии как разновидности идеологии применить в созданной ими философии наряду с идеологическим мышлением антагонистичное им рациональное мышление, либо чисто механически использовали общие понятия. Рациональные понятия, содержания которых описывают фундаментальные черты реальности, тоже не способны быть всеобщими, поскольку рациональное мышление, которое присуще не всем людям, в отличие от, не в состоянии мыслить мир завершенным и конечным, а о бесконечном, в том числе о бесконечных пространстве, времени, причинности, необходимости и др. оно в состоянии только молчать, находясь в состоянии абсолютной когнитивной неопределенности. Потому в рациональном мышлении невозможен эйдос бесконечного мироздания, а в идеологическом мышлении он закономерно существует.

Существует противоречие между предметной идеологической логикой содержаний понятий, представляющих собой мысленные предметы (эйдосы), которые не являются общими, а являются конкретными отдельными предметами, и формальной логикой понятий, разновидностью форм которых являются общие понятия и в системе которых многие идеологические понятия с точки зрения формальной логики являются общими (напр., причина, следствие, сущность).

Формальной логике присуща ориентация на универсальность, т. е. на применимость к мышлению любого человека. Однако содержание так называемых всеобщих понятий (категорий), которые фиксируют мысленные предметные модели (эйдосы) законов, свойств и иных черт реальности (причинности, пространства, необходимости и др.) и которым некоторые сторонники предметной (содержательной) логики, идеи которой развиты в концепциях Канта, Гегеля и марксизма, приписывают функцию универсальных понятий (категорий), будто бы присущих мышлению всякого человека, в действительности не способно обеспечить данным понятиям универсальность в смысле применимости к мышлению любого человека. Причина этой неспособности в том, что фиксируемым так называемыми всеобщими понятиями мысленным предметам (эйдосам) приписывается моделирование якобы реальной (актуальной) бесконечности, а значит, эти мысленные предметы и фиксирующие их понятия идеологические. Их содержание немыслимо рациональным мышлением, а идеологическим мышлением они не воспринимаются как всеобщие. Потому рассмотрение их как якобы универсальных некорректное ни применительно к рациональному мышлению, ни применительно к идеологическому мышлению. В философии Гегеля они фактически не всеобщие и даже не общие, а конкретные и отдельные. В философии Гегеля они полностью конкретные, а в марксизме, представляющем собой неосознаваемое им антагонистическое совмещение рациональных и идеологических компонентов, эти так называемые всеобщие понятия антагонистически противоречивые и представляют собой неудачную попытку применить основанное на рациональном мышлении рациональное понимание общего (напр., в виде идей необходимости, причинности и др.) к несовместимой с ним основанной на идеологическом мышлении идеологической идее якобы реального существования бесконечности. Понятия, содержащие идею бесконечности, не обладают всеобщностью и универсальностью.

Марксистская философия до сих пор остается самым развитым философским учением среди всех философских учений, несмотря на значительное сокращение числа ее приверженцев. Личностям с рациональным мышлением эффективнее всего постигать суть философии в а аспекте философоведения (философологии), т. е. науки о философии, насколько возможно рациональному мышлению постигнуть сущность идеологии, эффективнее всего осмысливать путем изучения универсальной диалектико-материалистической (марксистской) философии, естественно, осмысливая при этом всю историю философии и современные философские учения (о философоведении см. более подробно: Георгий Антонюк. Философология (философоведение) // demiurgos.sosbb.ru); Он же. Научный подход к созданию философии // demiurgos.sosbb.ru  и др.). Марксистская философия рассматривает содержательную, предметную логику, в которой она не различала рациональную и идеологическую логику, как отражение реальности, а у Гегеля сама реальность является проявлением (развертыванием) содержательной логики абсолютной идеи, а точнее, необходимым развертыванием абсолютной идеи сообразно этой логике и в ней Гегель также не различал рациональную и идеологическую логику. В действительности идеологическая логика категорически императивно диктует ее обладателю необходимость мыслить мир сообразно ей, т. е. как якобы состоящий из бесконечного абсолюта в виде бесконечной основы мира и будто бы ее конечных проявлений. Абсолютная логика идеологического мышления – это отражение реальности в нереалистичном безгранично, в том числе бесконечно идеализированном виде. В отличие от логики идеологического мышления относительная логика рационального мышления реалистично отражает реальность и даже выходит за пределы осмысления действительности посредством мысленного конструктивного отношения к миру как в виде мысленных осуществимых проектов, так и в виде мысленных неосуществимых фантазий.

Я признаю наличие существенного различия рациональной и идеологической предметных логик мышления, которые обладают также сходными чертами. Одна из существенных особенностей рационального мышления относительно идеологического мышления – это его способность к абстрагированию, в том числе в виде обобщения, преднамеренного создания абстрактных предметов и безгранично идеализированных предметов. Абстрагирование в рациональном мышлении является необходимым средством образования многих разновидностей рациональных мысленных предметов как заменителей в мышлении реальности.

Не полноценное, а лишь частичное применение идеологическим мышлением формальной логики ярко проявляется в том, что хотя оно способно создавать и создает с помощью формальной логики безгранично идеализированные и абстрактных предметы, но оно не способно намеренно создавать их как неосуществимые мысленные предметы и оперировать ими как неосуществимыми безгранично идеализированными и абстрактными предметами так, словно это модели реальных предметов, при этом сознавая, что они неосуществимые. Оно мыслит только конкретно и только отдельными предметами, оно создает мысленные предметы и оперирует мысленными предметами как осуществимыми. Потому оно мыслит создаваемые и созданные им безгранично идеализированные предметы как не безгранично идеализированные и не как абстрактные, а как будто бы адекватное мысленное воспроизведение реальных “неидеализированных” и “неабстрактных” предметов. Если же какие-то люди, обладающие идеологическим мышлением или рациональным мышлением, мыслят осуществимыми такие мысленные предметы, признание существования которых противоречит идеологической концепции других людей с идеологическим мышлением, посредством веры категорически императивно признающих ее безусловно истинной, то эти адепты не усматривают предметный смысл в противоречащих их идеологической концепции мыслях, они для них бессмысленные. Так, для обладающих идеологическим мышлением адептов христианской религии как разновидности идеологии, исходящей из категорически императивного признания посредством веры творения человека богом, не обладает предметным смыслом идея о естественных причинах возникновения человека, которой придерживается наука.  

Для идеологического мышления есть либо мысленные модели осуществимых предметов (в прошлом, в настоящем, в будущем), либо бессмыслица, представляющая собой непонимание, а точнее, не усматривание им предметного смысла мысле. Идеологическое мышление не способно мыслить предмет отдельно от мысли о его существовании, а значит, не способно создавать мысленную модель предмета безотносительно к мышлению им его существования или не существования, отдельно от мышления им о его осуществимости. Поскольку главная логическая форма идеологической логики – это бесконечный абсолют, являющийся бесконечным логическим детерминантом конечных предметов как логических форм идеологического мышления, а в мысленном содержании бесконечного логического абсолюта необходимо мыслится бесконечная основа мира, которая идеологическим мышлением категорически признается существующей, так как мыслится им бесконечной, то идеологическое мышление не способно мыслить с помощью конечных логических форм конечные предметы безотносительно к категорически мыслимой им будто бы существующей бесконечной основе мира.

Обладающая идеологическим мышлением личность не может не мыслить бесконечную основу мира существующей, так как она в состоянии мыслить бесконечность (пространственную, временную, количественную, качественную, детерминации и др.) не иначе, как одновременно мысля и переживая себя проявлением, частью, элементом бесконечной основы как абсолюта, который в качестве абсолютного логического детерминанта содержится в идеологическом мышлении, мысля и переживая бесконечную основу мира в качестве основы своего бытия. А поскольку обладающая идеологическим мышлением личность не может не мыслить и не переживать себя существующей (когда мы себя мыслим, сознаем, то мы обязательно мыслим, сознаем себя существующими), то она необходимо мыслит существующей бесконечную основу мира, а значит необходимо мыслит осуществимыми и конечные предметы, которые она категорически считает проявлением бесконечной основы мира, неизбежно признавая будто бы наличие в этих якобы проявлениях, в том числе и в себе черт бесконечной основы мира, т. е. мысля конечные предметы, в том числе себя как конечно-бесконечные предметы. С точки зрения идеологического мышления не существуют исключительно конечные предметы, а существуют бесконечные и конечно-бесконечные предметы, т. е. каждый конечный предмет рассматривается этим мышлением как проявление бесконечной основы мира и потому якобы содержит в себе черты бесконечности (бесконечной основы мира), связь с ней и причастность к ней.

Так устроено идеологическое мышление и с этим ничего нельзя поделать. В силу этого идеологическое мышление не способно мысленно создавать модели предметов, которые не считает безусловно осуществимыми, оно не способно создавать мысленную модель предмета, который мыслился бы без существования, более того, оно не способно создать мысленную модель предмета даже предположительно существующего или предположительно не существующего, или с допущением возможности существования либо не существования в будущем.

Идеологическое мышление мыслит существование предметов только категорически, без всяких предположений, сомнений и допущений возможностей существования или не существования. Это значит, что о предметах наличного, прошлого и будущего оно мыслит категорически, т. е. что они безусловно есть, были и будет. Если идеологическое мышление создает мысленный предмет, то оно мыслит его как категорически императивную модель (эйдос) существующего, существовавшего или обязательно осуществимого предмета, поскольку мыслит его либо моделью бесконечной основы мира, либо моделью производного от якобы бесконечной основы мира предмета, который оно не может не мыслить существующим, существовавшим или обязательно осуществимым в будущем. Намеренное мысленное создание эйдоса (модели) неосуществимого предмета требует абстрагирования, которое идеологическое мышление не способно осуществлять в полноценном виде, а способно осуществлять лишь в частичном виде. Мысль о предмете отдельно от мысли о его существовании – это рациональная абстракция, поскольку существование или не существование, возможное или невозможное существование – это сущностные характеристики любого мыслимого рациональным мышлением предмета. Только способное к абстрагированию с помощью полномасштабного применения формальной логики рациональное мышление в состоянии таким образом мыслить, например, сперва определить сущность жизни, а затем осмысливать возможность ее существования на Марсе.

Создание идеологическим мышлением безгранично идеализированных предметов, которые с точки зрения рационального мышления представляют собой абстракции, для идеологического мышления не является идеализацией, а значит, эти предметы не являются для него безгранично идеализированными абстракциями, а являются конкретными отдельными моделями якобы реальных предметов или предметов, которые обязательно были либо будут, в том числе воплотятся посредством воплощения созданных им якобы безусловно осуществимых проектов. Рациональное мышление, создавая абстрактные предметы, изначально применяет операцию осознанного мысленного отвлечения, обособления от реальных предметов различных черт (свойств, связей и др.) путем мысленных операций с их моделями в мышлении, в том числе посредством создания мысленных моделей этих черт. Оно и использует в различных целях мысленные модели отвлеченных черт, оставшихся черт предметов и предметов без отвлеченных от них черт.


Последний раз редактировалось: Admin (Вс Май 14, 2017 5:52 pm), всего редактировалось 18 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Пн Мар 03, 2014 5:11 pm

Поскольку идеологическое мышление использует понятия, то оно не может не применять, но в деформированном и оборванном виде некоторые формально-логические правила оперирования формами понятий, в том числе оно неполно применяет при построении безгранично идеализированных предметов формально-логические операции абстрагирования, в частности, незавершенную индукцию, в том числе обобщение, которые применяет также рациональное мышление при конструировании безгранично идеализированных предметов (см. также о создании безгранично идеализированных предметов: Георгий Антонюк. Сократ и Платон – первооткрыватели идеального как реальности // demiurgos.sosbb.ru; Он же. .Кант – первооткрыватель категорической императивности, сознательный первосоздатель квазиреальности и рациональная немыслимость его категорического императива // demiurgos.sosbb.r; Он же. Несовместимость идеолого-философской веры и теоретичности философии // demiurgos.sosbb.ru; Он же. Философология (философоведение) // demiurgos.sosbb.ru); Он же. Научный подход к созданию философии // demiurgos.sosbb.ru и др.). Однако это применение формально-логического абстрагирования совсем не затрагивает содержательную форму понятий, т. е. идеологические мысленные предметы (идеологические эйдосы).

С точки зрения моей концепции чистого рационализма содержательное конструирование идеологическим мышлением безгранично идеализированных предметов происходит сообразно только идеологической логике, т. е. конечные безгранично идеализированные предметы мысленно выводятся с помощью принципа абсолютной причинной связи из идеи бесконечно идеализированного предмета в виде бесконечной основы мира, якобы адекватно моделирующего будто бы существующую бесконечную основу мира, в силу чего в их безгранично идеализированных чертах мыслится проявление черт бесконечной основы. С позиции формальной логики понятий это выведение напоминает формально-логическую дедукцию выведения единичного понятия из общего, но в идеологическом мышлении понятие бесконечной основы мира не является общим с точки зрения способа создания ее содержания в виде бесконечно идеализированного предмета, который конструируется на основе главной логической формы предметной идеологической логики, а именно – бесконечного абсолюта, находящегося в отношении абсолютного логического детерминанта конечных предметов как логических форм предметной идеологической логики.

ВИДЫ ЭЙДОСОВ

Эйдосы формируются в мышлении даже независимо от того, осознают ли субъекты это формирование, они формируются в силу законов мышления, которое не способно функционировать без эйдосов, являющихся ее существенными компонентами. В действительности эйдосы формируются как не осознанно, так и полуосознанно, и сознательно. В рациональном мышлении применение сознательного, особенно научного подхода к созданию рациональных эйдосов позволяет делать их более соответствующими потребностям субъектов. В идеологическом мышлении возможности применения сознательного подхода к созданию идеологических эйдосов ограничены сравнительно с рациональным мышлением. Важно различать осуществимые и неосуществимые мысленные предметы (эйдосы). Под осуществимостью мысленного предмета (эйдоса) я понимаю наличие его реального прообраза, который он моделирует, или наличие возможности возникновения его реального прообраза, а под неосуществимостью мысленного предмета (эйдоса) я понимаю не просто отсутствие его реального прообраза, а невозможность существования его реального прообраза. Считаю целесообразным выделить следующие наиболее распространенные разновидности эйдосов, т. е. мысленных предметов, которыми оперируют рациональное и идеологическое мышление. Естественно, что это не все разновидности эйдосов. Полагаю, что наиболее распространенные виды эйдосов следующие.

1. Мысленные неидеализированные конечные предметы (напр., мысленные модели конкретных человека, звезды). Такие эйдосы характерные для рационального мышления, они составляют его основу. Это могут быть мысленные модели существующих предметов, существовавших предметов, могущих существовать предметов, сконструированных осуществимых и неосуществимых предметов и неосуществимые мысленные предметы, у которых нет реального прообраза и для которых он невозможен, т. е. которые невозможно соотнести с конкретной реальностью. в частности, преднамеренно созданные фантазией неосуществимые мысленные конечные предметы (напр., для игр). К ним относятся также создаваемые в качестве якобы адекватных отражений реальности (осуществимых), но в действительности полностью или частично неадекватные реальности (ошибочные) мысленные конечные предметы (эйдосы). В идеологическом мышлении неидеализированных эйдосов нет. Они присущи лишь рациональному мышлению.

2. Мысленные безгранично идеализированные конечные предметы (напр., точка, идеальный раствор в науке,   абсолютно совершенный человек в идеологических социальных утопиях). Этот вид эйдосов присущ как рациональному, так и идеологическому мышлению, но рациональные безгранично идеализированные предметы не используются идеологическим мышлением, а идеологические безгранично идеализированные предметы не используются рациональным мышлением. Рациональные безгранично идеализированные предметы этим мышлением мыслятся неосуществимыми ни при каких условиях (напр., точка), а идеологические безгранично идеализированные конечные предметы (напр., абсолютно совершенное общество), которые идеологическое мышление не считает идеализированными, этим мышлением с помощью идеологической веры категорически мыслятся осуществимыми, причем приверженцы одной идеологии отвергают истинность других идеологий, а значит, автоматически отвергают их мысленные предметы. Хотя идеологическим мышлением все его эйдосы мыслятся неидеализированными, они являются безгранично идеализированными предметами, поскольку моделируемые ими предметы рассматриваются идеологическим мышлением как будто бы проявление якобы существующей бесконечной основы мира, мысленная модель которой подпадает под классификацию безгранично идеализированных предметов, представляя собой бесконечно идеализированный предмет, следовательно, конечные предметы рассматриваются как якобы содержащие в себе черты бесконечной основы мира, т. е. как конечно-бесконечные. К идеологическим эйдосам относятся сконструированные в расчете на осуществимость вообще неосуществимые утопические проекты абсолютно совершенных предметов (напр., социальные утопии совершенного общественного устройства).

Среди мысленных безгранично идеализированных конечных предметов целесообразно выделить такой их подвид, как квазибесконечно идеализированный предмет, т. е. неопределенно конечный предмет (неопределенно конечное). Наука, которая основана на рациональном мышлении, создает в познавательных целях модель якобы бесконечного предмета, в действительности представляющего собой операциональное бесконечное (напр., бесконечное множество), конструируемое вообще не поддающимися завершению в силу конечности  человеческих возможностей мысленными операциями по как бы созданию в мысли бесконечного предмета (напр., путем непрерывного мысленного прибавления к множеству).

3. Мысленные бесконечно идеализированные предметы (напр., бесконечная материя), которые присущи только идеологическому мышлению и которые оно считает осуществимыми в том смысле, что они будто бы имеют реальные прообразы в виде реальной (актуальной) бесконечности, т. е. что они будто бы адекватно воспроизводят в мышлении якобы реальную бесконечность.

4. Мысленные абстрактные конечные предметы (напр., пространство, количество, случайность), которые создаются посредством мысленного абстрагирования черт и отношений реальных предметов и конструирования таких мысленных моделей, как если бы их прообразы были самостоятельными предметами, а также мысленные предметы, созданные посредством обобщения реальных предметов и конструирования мысленных моделей обобщенных предметов, как если бы они были самостоятельными предметами (напр., планета, человек). Полноценные мысленные абстрактные предметы создаются только рациональным мышлением. Оно осознает, что мысленные абстрактные предметы не осуществимые, но оперирует ими с различными, в том числе познавательными целями так, как если бы существовали адекватные реальные их прообразы. Идеологическое мышление способно создавать и создает посредством деформированного использования им формальной логики неполноценные мысленные абстрактные предметы как модели реальности, которые оно не мыслит в качестве абстрактных, а значит, неосуществимых, а мыслит в качестве адекватного мысленного воспроизведения реальности (напр., чистое  бытие в философии Гегеля).

5. Мысленные ограниченно идеализированные конечные предметы (напр., используемые в рекламе, в политической пропаганде предметы с преувеличенно положительными или отрицательными чертами, в искусстве), создаваемые с целью намеренного воздействия в определенном направлении на сознание и поведение людей. Они могут также создаваться непреднамеренно, например, в ценностных отношениях между людьми, в частности, в виде преувеличения или преуменьшения положительных качеств людей. Они присущи рациональному мышлению и часто создаются им на основе имеющих ценность предметов путем преувеличения или преуменьшения подлинной положительной и отрицательной ценности для людей реальных прообразов мысленных предметов. В науке и в инженерии ограниченная идеализация возможна лишь в качестве ошибок. В рациональной политике, в экономике, в быту она осуществляется не только вследствие ошибок, но и преднамеренно. Я отношу к эйдосам также иные преднамеренно созданные неосуществимые ограниченно идеализированные мысленные конечные предметы (напр., в сказках, в интеллектуальных играх). Мысленные методологические инструменты познания, конструирования, использования эйдосов в качестве ориентиров в реальном мире, подготовительные идеи для построения субститутов, намеренно создаваемые искусственные средства разнообразного обучения и др. я не отношу к косвенным эйдосам. Мысленные ограниченно идеализированные конечные предметы могут также создаваться непреднамеренно, например, в ценностных отношениях между людьми, в частности, в виде неосознанного преувеличения или преуменьшения положительных качеств людей. Они выполняют функцию субститутов и потому я причисляю их к эйдосам.

Одной из существенных особенностей эйдосов является их предметно-чувственная наглядность, даже если это заместители идеальных, т. е. чувственно ненаглядных предметов, напр., мысленная модель предметной логики. Полагаю, что мысленные предметы (эйдосы) современного мышления выросли из исторически первых чувственно наглядных форм  мышления, формировавшегося путем эволюционного становления человека. Первичными эйдосами были такие формы чувственно наглядного воспроизведения реальности как восприятие и представление, возникшие еще до появления основанного на формальной логике понятийного мышления.

Представление – это чувственно-наглядный образ ранее чувственно воспроизведенного предмета в виде восприятия (воспоминание, образ памяти, представление памяти), который сохраняется и воспроизводится без непосредственного воздействия реальных предметов на органы чувств, а также чувственно наглядный образ, созданный продуктивным воображением и не связанный непосредственно с данностью (напр., проекты предметов, художественные образы). Формирование предметной логики мышления сопровождалось развитием чувственной наглядности эйдосов как заменителей предметов реальности в мышлении, вследствие чего эйдосы стали способными замещать в мышлении не только непосредственно чувственно наглядные, но и непосредственно чувственно не наглядные реальные предметы (напр., объективные законы природы, логические формы) с помощью искусственных заменителей чувственной наглядности, напр., в виде зримых схем, уподоблений чувственно наглядным предметам.

Одновременно с развитием предметной логики  мышления происходила его дифференциация на рациональное и идеологическое мышление, на рациональную и идеологическую логику. Появление оформившегося рационального мышления позволило человечеству с помощью него получать объективное знание, безотносительно к ценностному отношению людей к миру, к их желанию или нежеланию видеть мир определенным образом. Но даже в Древней Греции в период формирования в ней науки как рациональной формы осмысления мира рациональное мышление еще не получило четкого разделения с идеологическим мышлением и в мышлении ученых Древней Греции заметно присутствие наряду с рациональным мышлением также идеологического мышления (напр., у Пифагора, Демокрита), т. е. дуалистичного рационально-идеологического мышления, но неупорядоченно перемешанного, хотя и были уже идейные творцы с четко выраженным монистичным идеологическим мышлением (напр., Сократ, Платон). У Аристотеля также заметно дуалистичное рационально-идеологическое мышление, проявившееся в его философских (идеологическое мышление) и научных (рациональное мышление) трудах. Однако в них проявилась более строгая, чем у его научных и философских предшественников с дуалистичным мышлением, разграниченность рационального и идеологического мышления., что свидетельствует об исторической поступательной эволюции дуалистичного мышления. Конструкторы древнеегипетских пирамид, похоже, тоже были людьми с дуалистичным рационально-идеологическим мышлением.

Люди с монистичным рациональным мышление появились, пожалуй, позже людей с монистичным идеологическим мышлением. В то же время в сознании многих людей и нынче присутствуют противоположные и конфликтующие рациональное и идеологическое мышление. Это люди с дуалистичным мышлением, среди которых немало талантливых ученых и философов. Однако есть и постоянно воспроизводится большая доля людей с монистичным рациональным мышлением, которые составляют кадровый костяк науки и ннженерии как областей применения наиболее развитых разновидностей рационального мышления. Постоянно воспроизводится также небольшая доля (ок. 7 – 12 %) людей с чисто идеологическим мышлением, среди которых немало творцов идеологических учений (философских, религиозных и др.).

Эйдосы как конститутивные предметные заменители реальности в мышлении и предметные связи эйдосов в мышлении имеют устойчивые мысленные формы предметности. позволяющие мысленно оперировать ими, в том числе мысленно расчленять и синтезировать, перекомбинировать, ставить их в определенные отношения друг с другом и др. Но в то же время эйдосы сохраняют также функцию познания, конструирования и регулирования. В мышлении также сформировалась способность намеренно создавать частично искусственные эйдосы, непосредственно чувственно не наглядные (напр., безгранично идеализированные предметы), но поддающиеся чувственному оформлению с помощью искусственных заменителей чувственной наглядности, напр., в виде мысленного уподобления их как бы реальным материальным операциям по их созданию, в частности, по созданию безгранично идеализированных предметов (бесконечного множества и др.).

Понятийная формальная логика – это важный инструмент применения и развития предметной логики мышления. Предполагаю, что  формы и правила формальной логики – это не первичная логика и не уровень логики, это во многом искусственные феномены в том смысле, что представляют собой целенаправленно используемые операциональные инструменты  мышления. Формальная логика формировалась одновременно с предметной логикой как ее средство. Формальная логика является средством сознательного оформления субъектами своих идей о мыслимом предмете с помощью понятий. Оперирование понятиями подчиняется правилам формальной логики, а оперирование составляющими содержание понятий мысленными предметами (эйдосами), воспроизводящими в мышлении мыслимые предметы, осуществляется по правилам предметной логики. Потому формальная логика и предметная логика, как рациональная, так и идеологическая, способны конфликтовать.

Мышление посредством мысленных предметов  (эйдосов), составляющих содержание понятий, соотносится с познаваемыми предметами реальности, которые оно осмысливает. Мышление не способно непосредственно оперировать находящимися вне его познаваемыми им предметами реальности. Между мышлением и самой реальностью как объектом осмысления находятся мысленные предметы (эйдосы) как ее представители и заменители в мышлении. Эйдосы – это в первую очередь мысленные модели, суррогаты реальных предметов, являющихся для эйдосов прообразами. Адекватные мысленные модели реальности характерные для рационального мышления, а не для идеологического мышления, которое представляет собой мыслимый им осуществимым нереалистичный безгранично, в том числе бесконечно идеализирующий взгляд на реальность и потому изначально искажает ее. Но в тоже время оно частично способно дать и дает элементы адекватного мысленного воспроизведения реальности, однако их приходится вычленять из безгранично идеализированных идеологических идей с помощью особых инструментов и преобразовать с помощью специальных средств в рационально-научное знание.

Эйдосами как заменителями реальности в процессе фиксации ее в мышлении, осмысления реальности, ориентирования в ней, ее конструирования, использования эйдосов в качестве регуляторов практической деятельности оперируют так, как если бы это были наличная, прошлая, возможная будущая реальности, предполагаемая настоящая и предполагаемая прошлая реальности, сконструированные осуществимые предметы. Хотя ими обладают все люди, но индивиды как с рациональным, так и с идеологическим мышлением не всегда замечают в своем мышлении мысленные предметы как заменители реальности и полагают, будто оно с помощью понятий и чувственных образов, получаемых от материальных предметов, непонятно каким способом мысленно оперирует осмысливаемой реальностью в целях ее познания. Наличие чувственных образов реальных материальных предметов и искусственных заменителей чувственной наглядности укрепляет такой взгляд.

Даже рационально мыслящие специалисты по мышлению не замечают как тип мысленной реальности наличие в мышлении мысленных предметов как заменителей, суррогатов осмысливаемой реальности. Обладающие рациональным мышлением ученые, особенно теоретики замечают наличие таких заменителей реальности в виде абстрактных и безгранично идеализированных предметов и намеренно их создают в научных целях, но не замечают субституты в полном объеме т. е. не замечают неидеализированные мысленные конечные предметы как заменители реальности, которые преобладают в мышлении. Неидеализированные мысленные конечные предметы трудно заметить, поскольку их трудно отличить от продуктов мысленного отражения реальности и от продуктов мысленного конструирования реальности. Но когнитивность и конструктивность представляют собой проявления лишь двух из нескольких существенных сторон и функций эйдосов, к которым относятся также конститутивная и регулятивная стороны и функции эйдосов, причем конститутивная сторона и функция эйдосов является главной. Потому эйдосы не сводятся к когнитивно-конструктивным продуктам.

Однако субъектам, видящим в мысленных предметах реальности только познавательные и конструктивные модели, кажется, будто они непосредственно размышляют с помощью полученных путем познания и конструирования мира понятий и чувственных образов о предметах реальности, хотя в действительности они размышляют об их мысленных заместителях (эйдосах, субститутах), как если бы это была сама осмысливаемая реальность, и они автоматически мысленно переносят результат этих размышлений на реальные предметы. Поэтому исходные реальные предметы, о которых мыслят и которые служат прообразами для заменителей реальных предметов в мышлении, выглядят для мышления непосредственными предметами мышления, а заменители реальности выглядят лишь результатом отражением осмысливаемых предметов. Однако главная функция эйдосов как заменителей реальности – это конститутивная, а познавательная функция подчинена ей.

Эйдос как субститут (заменитель) осмысливаемых предметов  в мышлении -- это как бы реальный предмет, но не настоящий, а представляющий собой инобытие осмысливаемого реального предмета (материального или идеального) в мышлении в виде его исключительно функциональной идеальной (нематериальном) модели. В качестве инобытия реального предмета эйдос не обладает собственным бытием, а обладает лишь функциональным бытием, призванным заменять в мышлении осмысливаемый предмет. В индивидуальном мышлении как идеальной (нематериальной) реальности эйдосы – это его идеальные компоненты, хотя и не единственный тип идеальных компонентов, но они не являются полностью самостоятельными реальностями даже в мышлении, поскольку являются функциональными мысленными представителями мира вне мыслей о нем. Для эйдосов тоже могут быть созданы их мысленные заместители, когда размышляют о них. В то же время в рамках мышления мир эйдосов является частично автономным относительно других типов компонентов мышления и относительно моделируемой эйдосами реальности.

По моему мнению, Гегель, обладавший развитым монистичным идеологическим мышлением, заметил в идеологическом мышлении (в первую очередь в своем) мир безгранично идеализированных эйдосов, в котором эйдосы конечных предметов иерархически подчинены бесконечно идеализированному абсолютному эйдосу в виде модели якобы существующей бесконечной основы мира, являющихся в этом мышлении идеальными в смысле нематериальными мысленными заменителями реальности и обладающих некоторой автономией относительно моделируемой ими реальности, но нереалистично идеологически истолковал ее как первичное бытие, будто бы воплощающее себя в идеальных (духе) и материальных (природе) проявлениях саморазвивающейся бесконечной универсальной абсолютной идеи, будто бы содержащей в себе все сущее, весь процесс своего самораскрытия, причем этот процесс якобы самораскрытия Гегель изобразил в соответствии с идеологической логикой, какой я ее описываю. Но Гегель не рассматривал ее как особую идеологическую логику, отличную от рациональной, и не называл ее идеологической, а рассматривал ее как высшую логику разума сравнительно с формальной логикой, считая ее низшей рассудочной логикой, частично понимая под рассудком рациональную логику в моем ее описании. При рассмотрении особенностей идеологической логики в философии Гегеля более важным для ее понимания является в значительной мере «естественное» проявление его собственной идеологической логики мышления в изображении им процесса якобы самораскрытия абсолютной идеи, напр., в «Науке логики» (Большой логике), чем раскрытие Гегелем своего понимания этой логики., поскольку оно было осознанием им своего мышления и потому не вполне точно ее воспроизводило, как и осознание любым человеком, даже высококвалифицированным специалистом в области мышления своей логики мышления. Однако в действительности идеологическая логика, в том числе описанная и примененная Гегелем, которой он обладал – это не высшая логика, а нереалистичная логика, противоположная реалистичной рациональной логике.

Мысленный предмет (эйдос) как  субститут – это для мышления фактически как бы непосредственно осмысливаемый предмет (реальный, бывший реальным, возможный реальный или мнимо реальный), это то, о чем думают. Поэтому естественно, что эйдос, замещающий осмысливаемый предмет, хотя бы в виде абстрактного предмета, первичен по отношению к понятиям об осмысливаемом предмете. С помощью операциональных инструментов мышления субъект оперирует эйдосами как будто бы реальными осмысливаемыми предметами мысли. Хотя эйдосы по своему «субстрату» – это мысленные образования, «идеальные сущности», однако для ориентирующегося посредством них в окружающем мире мыслящего субъекта они предстают не его мыслями о мире, а как бы самим реальным предметным миром, по которому будто бы движется мысль, с которым она якобы непосредственно соотносится, словно она вынесена вне сознания и находится между сознанием и осмысливаемыми реальными предметами.

В эйдосах в их конститутивной функции замещаемая ими реальность как бы предстает такой, какой она есть сама по себе, безотносительно к тому, какой его мыслят, какой она существующей вне мысли о ней. Однако в действительности реальность по разному представлена в эйдосах, создаваемых рациональным мышлением, и в эйдосах, создаваемых идеологическим мышлением. На это влияют особенности  мышления. Идеологическое мышление видит реальность в безгранично идеализированном и потому нереалистичном виде, а потому реальность в эйдосах как ее заменителях выглядит безгранично, в том числе бесконечно  идеализированной, хотя само идеологическое мышление не считает, что идеализирует реальность, более того, каждый субъект с идеологическим мышлением с помощью идеологической веры безусловно считает, что его и только его понимание реальности точное. Безгранично идеализирующий взгляд на реальность – это априорная форма понимания мира всяким идеологическим мышлением. В отличие от идеологического мышления рациональное мышление видит реальность только конечной и не в идеализированном виде, хотя и с помощью также безгранично идеализированных конечных предметов, а потому реальность в эйдосах как ее заменителях выглядит конечной и неидеализированной. Неидеализирующий конечный взгляд на мир, опосредованный логическими и практическими доказательствами, а также имманентно содержащий в себе сомнение в своей истинности – это априорная форма понимания мира всяким рациональным мышлением.

Эйдосами являются не только модели предметов внешнего для каждой личности мира, но и ее психика, сознание, мышление, в том числе сама личность как субъект мышления и осмысления посредством него мира. «Я-субъект» – это идеальный в смысле нематериальный заменитель (субститут) чувствующей, переживающей и мыслящей личности в ее мышлении (эйдос-субъект), это представленный в мысли о самом себе человек, его идеальное удвоение в мышлении, но не раздвоение человека. Эйдос-субъект – это центральный эйдос мышления, как рационального, так и идеологического, который организует в  мышлении каждой личности все эйдосы как заменители реальности в единую систему эйдосов, в целостный суперсубститут реальности. Эйдосы, осмысливаемые предметным мышлением – это представленная в нем в идеальном виде предметная среда, с которой непосредственно соотносится мышление субъекта.

Личность, мысленно осознанно живущая свою жизнь и имеющая в своем мышлении заместителя себя в виде мысленного предмета (эйдоса-субъекта), которым она мысленно оперирует так, словно это он реальная личность, мыслит посредством эйдосов собственное бытие в связи с мышлением ею предметного окружающего мира. Она необходимо мыслит себя жизненно связанной с окружающим предметным миром, представленным в ее мышлении в виде эйдосов. Однако мышлению мыслящей личностью себя как реально существующей вне мысли о себе предшествует ее мысль о себе как предмете осмысления. Эта мысль имеет для любой нормальной личности следующую форму: я мыслю себя – следовательно, я с помощью веры безусловно мыслю себя только существующей, я не могу не мыслить себя существующей. Личность, осмысливая себя как реальный предмет, одновременно осмысливает окружающий мир как предметную реальность.

Всякое мышление человеком реальных предметов – это не пассивное мысленное их воспроизведение, это их активное осмысление. Мышление человеком себя и окружающего предметного мира первично по отношению к конструированию человеком себя и окружающего мира и к практическим действиям сообразно своим мыслям о мире. Это исходный пункт практического применения мышления. Эйдосы как тип идеальных в смысле нематериальных компонентов мышления формируются еще в процессе формирования мышления личности и, соответственно, в процессе формирования мышления личности формируются как мысленные формы предметности, так и предметная логика.

МЫСЛЕННЫЕ (ЛОГИЧЕСКИЕ) ФОРМЫ ПРЕДМЕТНОСТИ В ПРЕДМЕТНОЙ ЛОГИКЕ

Мышление содержит три (их больше) важнейших идеальных компонента – логические правила и формы мышления, мысленные предметы (эйдосы), в том числе «Я-субъект» как мысленная модель субъекта мышления, мыслительные операции субъекта. Эйдосы как мысленные предметы не имеют в мышлении самостоятельного бытия в качестве разновидности реальности, но они обладают частичной автономией относительно других компонентов мышления. Они исключительно функциональны и выступают для субъекта заменителями предметов мысли, существующих вне мысли о них и являющихся прообразами эйдосов. Предметы-прообразы эйдосов – это первичные предметы, а эйдосы – это вторичные предметы, существующие только в мышлении.

Первичными предметами являются реальные материальные и идеальные предметы, но ими являются также желаемые предметы, выдуманные предметы, возможные предметы, прошлые и будущие предметы, однако их ядро составляют реальные предметы, как прошлые, так и наличные. Оперируя мысленными предметами как субститутами (эйдосами), субъект как бы оперирует первичными предметами, в отношении которых строятся их заменители в мышлении с целью познания мира, ориентирования в мире, конструирования мира и построения в нем своих действий. Поэтому мысленные предметы (эйдосы) не являются подлинной реальностью, они являются вторичной реальностью. Они не имеют внутренних оснований собственного существования и создаются личностью для осмысливания внешнего по отношению к ним мира и определения своих отношений с миром. Мысленные предметы являются вторичным исключительно идеальным (нематериальным) бытием. Я использую для их названия термин эйдос (эйдос -- др.-греч. εἶδος eidos, лат.formas, species — первоначально видность, вид, облик, образ, позже в философии также сущность, форма) в качестве рабочего. Эйдосы -- это как бы мир теней самостоятельно от них существующего мира подлинных предметов, имеющих основание своего существования вне эйдосов.

Первичной реальностью эйдосы (мысленные предметы) являются лишь как компоненты  мышления, которое вместе со своей логикой и мыслительными операциями представляет собой по отношению к прообразам мысленных предметов исключительно идеальную реальность, обладающую относительно независимым от них существованием и специфическими законами.

Мысленные предметы – это как бы сама мыслимая реальность в логически преобразованном и «пересаженном в человеческое мышление» виде, то есть инобытие первичной реальности. Это как бы реальный предмет, но представляющий его инобытие в мышлении в идеальном (нематериальном) виде. Эйдос как не обладающее собственным бытием инобытие реального предмета -- это смоделированная реальность, как в театре или в научном эксперименте. Правда, философии присущи также субъективно-идеалистические учения, в которых эта субъективная вторичная реальность рассматривается как первичная и даже как единственная реальность. Но такой взгляд свойственный некоторым философам с идеологическим мышлением.

Основанная на рациональном мышлении наука может рассматривать присущие рациональному и идеологическому индивидуальному мышлению как идеальной реальности его эйдосы, как если бы они были самостоятельной реальностью, т. е. может создавать эйдос как неосуществимый научный абстрактный предмет, и изучать особенности эйдосов самих по себе, при этом осознавая, что они являются не самостоятельными сущностями, пусть даже в мышлении, а всего лишь создаваемыми мышлением функциональными мысленными заменителями в нем осмысливаемого им реального первичного мира. Но вне научного познания субъект оперирует в рассуждениях мысленными предметами так, словно это первичная реальность, даже не всегда замечая, что он оперирует мысленными предметами как моделями реальных предметов, а не самими предметами.

Оперирование мысленным предметом как заменителем первичной реальности – это своеобразная мыслительная функция субъекта, в соответствии с которой он осознанно или неосознанно мысленно отождествляет мысленные предметы (эйдосы) с первичной реальностью, а свое оперирование мысленными предметами – с мысленным оперированием первичной реальностью так, словно  мышление находится с ним в контакте, прямо получает от него данные о нем, хотя оно как идеальная реальность не в состоянии прямо контактировать с материальными предметами, даже если оно опирается на данные органов чувств. Но пмышление каждой личности в состоянии непосредственно мысленно контактировать с собственными идеальными компонентами, однако оно тоже их моделирует в виде имитирующих их эйдосов, поскольку имитирующие мышление каждой личности эйдосы в мышлении каждой личности представляют собой часть самосознания личности. Однако мышление индивидов не в состоянии непосредственно мысленно контактировать с идеальными компонентами мышлений друг друга и создает их эйдосы. Важно постоянно иметь в виду, что эта замена эйдосом реальных предметов искусственная, не настоящая, имеющая лишь функциональное значение. Например, когда мы смотрим на научную схематичную модель атома, то мы думаем не о том, что изображения электронов вращаются вокруг изображения ядра атома, а о том, что реальные электроны вращаются вокруг реального ядра атома.

Всякое мышление является осмыслением мира и себя. Оно всегда делает заключение относительно мысленного предмета в функции заменителя первичной реальности, оперируя им так, словно непосредственно имеет дело с первичной реальностью. Такая изначальная настроенность мышления на первичную реальность при построении ее мысленных моделей детерминирует субъекта закладывать в мысленные модели черты, которые оно считает присущими первичной реальности. Мышление не в состоянии оперировать мысленными предметами самими по себе, то есть такими, которые не отнесены к первичной реальности, пусть даже ложно понятой, которые не выполняют функцию заменителей реальных или предполагаемо существующих предметов, существовавших и будущих предметов. Каждым из эйдосов мышление оперирует как существующей вне его мыслей реальной, возможной или сконструированной реальностью. Вне этой функциональной отнесенности эйдосов (мысленных предметов) как имитирующей вторичной реальности к имитируемой первичной реальности эйдосы не обладают значением ни для рационального, ни для идеологического мышления. Человек осмысливает реальность настолько, насколько она присутствует в его мышлении в виде идеальных в смысле нематериальных эйдосов (мысленных предметов).


Последний раз редактировалось: Admin (Сб Дек 24, 2016 6:04 pm), всего редактировалось 39 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Чт Мар 06, 2014 7:28 pm

Существуют две разновидности мысленных (логических) форм предметности рационального и идеологического мышления -- первичные и вторичные. К обладанию первичными мысленными формами предметности люди предрасположены от рождения, хотя они оформляются в процессе социализации индивидов сразу после их рождения. Вторичные мысленные формы предметности люди приобретают в процессе познания в виде формирования у них общемировоззренческих категорий как мысленных образов мыслимых предметов. Выделяю следующие, хотя и не все, специфические для рационального и идеологического мышления и общие для обоих типов мышления первичные мысленные (логические) формы предметности эйдосов, каждая из которых имеет несколько сторон: мысленная конечная предметность в рациональном и идеологическом мышлении, мысленная бесконечная предметность в идеологическом мышлении, мысленная конечно-бесконечная предметность (напр., богочеловек, физическая форма движения бесконечной материи) в идеологическом мышлении. Мысленная конечная предметность в свою очередь состоит из таких разновидностей, как мысленная не идеализированная конечная предметность, которая присуща рациональному мышлению, мысленная небезгранично идеализированная конечная предметность, которая тоже присуща рациональному мышлению, мысленная безгранично идеализированная конечная предметность, которая присуща рациональному и идеологическому мышлению. В рациональном мышлении отсутствуют мысленные конечно-бесконечная и бесконечная предметности. Однако даже общие для рационального и идеологического мышления мысленные формы предметности имеют в каждом из них свою специфику. Вторичными логическими формами предметности рационального и идеологического мышления является содержание общемировоззренческих категорий как мысленных образов мыслимых предметов, которые даже при наличии в их содержании сходных компонентов обладают спецификой  в каждом из этих типов мышления.

Сторонами такой мысленной формы рациональной конечной предметности как конечная неидеализированная предметность являются: 1. моделирование мысленными предметами (эйдосами) границ конечной предметности -- количественных, качественных, пространственных (если не моделируются идеальные в смысле нематериальные предметы), временных, границ в форме, в содержании, во внутреннем составе, во внешних взаимодействиях, границ с точки зрения силы детерминации и количества детерминирующих факторов и др.; 2. моделирование эйдосами внутренней расчлененности предметов на взаимозависимые компоненты; 3. моделирование эйдосами частичной детерминации предметами друг друга в смысле отсутствия в рациональном мышлении эйдоса как модели абсолютного детерминанта, в том числе абсолютной бесконечной причины; 4. моделирование эйдосами взаимосвязи и взаимообусловленности существования предметов в смысле отсутствия в мышлении моделей абсолютно независимых предметов; 5. моделирование эйдосами сходства черт предметов в смысле отсутствия в мышлении моделей предметов с абсолютной индивидуальностью; 6. моделирование эйдосами различия черт предметов в смысле отсутствия в мышлении моделей полностью тождественных предметов.

Общие для рационального мышления мысленные формы конечной предметности могут быть представлены в виде как бы мысленного конечного предмета как такового, просто мысленного конечного предмета, мысленного «чистого конечного предмета». Мысленные общие формы конечной предметности -- это научная абстракция, которая может быть преобразована в научный абстрактный предмет (мысленный «чистый конечный предмет»), если этой абстрактной модели задать индивидуальную черту. В действительности без конкретного содержания такой мысленный «чистый конечный предмет» неосуществимый. Однако я осознанно мыслю его отвлеченно от определенного содержания в виде научного абстрактного конечного предмета, словно он имеет точно соответствующий ему прообраз в виде реального предмета, но он имеет частичный прообраз в реальных предметах в виде общих черт их как предметов, а также в виде мысленных общих форм предметности. Специфические черты предметности, присущие классам мысленных предметов (эйдосов), тоже являются мысленными формами предметности, но на их основе не сложились логические формы мышления. С помощью специфических мысленных форм конечной предметности рациональное мышление создает специфические мысленные абстрактные типичные конечные предметы и специфические мысленные абстрактные усредненные конечные предметы, задавая каждому из них индивидуальную черту. Для них возможен лишь частичный прообраз в виде реальных конечных предметов и в виде специфических мысленных форм конечной предметности.

В рациональном мышлении в его мысленных предметах (эйдосах) содержатся общие формы неидеализированной конечной предметности в виде характеристик, присущих всякому мыслимому рациональным мышлением реальным конечному предмету. Содержание любой создаваемой рациональным мышлением или используемой рациональным мышлением мысли о предмете как якобы реальном предмете неизбежно либо приобретает неидеализированную форму конечной предметности, либо выводится им за рамки мышления, если не удается придать ему эту форму (напр., основанная на вере мысль о бесконечной основе мира). Поскольку рациональное мышление не в состоянии мыслить как предмет бесконечное, то оно не в состоянии даже поставить вопрос о его реальном существовании или не существовании. А значит, и высказывания о бесконечном как существующем или несуществующем беспредметные для него. Поэтому оно вообще не в состоянии оценивать их с точки зрения истинности или ложности, осмысленности или бессмысленности. Они для них идеологические (экстрарациональные), т. е. такие, которые находятся в ведении идеологического мышления. Мысленная ограниченно идеализированная форма предметности осознающим себя рациональным мышлением не используется в мышлении о реальных предметах. Мысленная безгранично идеализированная форма предметности используется научным и инженерным рациональным мышлением для познания реальных предметов, но не используется для мышления реальных предметов.

В идеологическом мышлении фактически все мысленные конечные предметности безгранично, в том числе бесконечно идеализированные, т. е являются конечно-бесконечными предметами. В нем присутствуют мысленная конечно-бесконечная форма предметности и мысленная бесконечная форма предметности, но отсутствует мысленная чисто конечная форма предметности. В отличие от рационального мышления для основанного на вере идеологического мышления бесконечное обладает предметностью. Сторонами мысленной бесконечной (бесконечно идеализированной) формы предметности идеологического мышления являются отсутствие у нее границ -- пространственных, временных, качественных, количественных, причинных границ, границ многообразия якобы присущих ей мыслимых возможностей, границ многообразия характеристик, границ детерминации ею конечной предметности и доминирования бесконечной предметности над конечной предметностью, обусловливающей необходимость мышления у конечной предметности бесконечных характеристик, элиминирующей возможность мышления чисто конечной предметности и тем самым порождающей в идеологическом мышлении мысленную конечно-бесконечную форму предметности. С помощью мысленной бесконечной предметности мыслятся якобы существующие бесконечная основа мира и ее бесконечные характеристики, а также наделяемые ею чертой бесконечности якобы порождаемые ею предметы (пространство, время и др.).

В то же время рациональное и идеологическое мышление имеют элементы общности в мысленных формах предметности. Таким общим элементом является мысленная безгранично идеализированная конечная предметность, которая в идеологическом мышлении совмещена с бесконечной предметностью и носит вид мысленной конечно-бесконечной формы предметности.

Мысленные формы предметности в эйдосах не вполне совпадают с реальными формами предметности. Рациональное мышление исходит из того, что реальная только конечная предметность, причем неидеализированная. Поскольку все, что предметно мыслит идеологическое мышление, оно мыслит осуществимым, то для него мысленная безгранично, в том числе бесконечно идеализированная предметность эйдосов, которой она оперирует как осуществимой, существует также вне мысли о ней, при этом идеологическое мышление не считает, что оперирует идеализированными мысленными предметами, которые неосуществимы, а считает, что адекватно воспроизведит реальность.

Для того, чтобы создать конкретный рациональный мысленный предмет, необходимо ввести в создаваемый предмет наряду с общими с другими мысленными предметами характеристиками также индивидуальные характеристики, отличающие его от других мысленных предметов. Невозможно создать мысленный предмет только с общими и только с индивидуальными характеристиками. Мысленный предмет – это комбинация общих и индивидуальных черт. В то же время каждая общая характеристика предметов сама является мыслимым предметом, но именно как характеристика, как черта класса предметов, а не как некий обобщенный отдельный предмет, тождественный классу предметов, и в нее как в мысленный предмет тоже закладываются общие и индивидуальные черты.

Мысленные формы предметности, представляющие собой модели черт мыслимых предметов, как осуществимых, так  и неосуществимых, будучи составной частью мышления, являются для личности содержательными априорными формами мышления реальных предметов, т. е. содержательными априорными формами мышления. Эти содержательные априорные формы мышления не являются врожденными людям, но люди обладают врожденной расположенностью к определенным идеологическим и рациональным содержательным априорным формам мышления, а также к рациональному и идеологическому типам  мышления. А сами мысленные формы предметности складываются в психике индивидов в процессе формирования их мышления в детстве, т. е процессе их социализации. Существует также историческое поступательное стадиальное (ступенчатое) развитие мышления и мысленных форм предметности, результаты которого закрепляются в общественном сознании и усваиваются индивидами в процессе формирования их мышления в детстве и его развития в процессе всей жизни индивидов, которые в свою очередь вносят свой вклад в это развитие.

В рациональном и идеологическом типах мышления разные мысленные формы предметности являются априорными. Если для людей с идеологическим мышлением общие для него безгранично идеализированные мысленные формы предметности являются содержательными априорными формами мышления реальных предметов, то для людей с рациональным мышлением только неидеализированные общие для него мысленные формы предметности являются содержательными априорными формами мышления реальных предметов. Для людей с рациональным мышлением безгранично идеализированные и ограниченно идеализированные мысленные формы предметности, которые используются в этом мышлении, не являются формами мышления реальных предметов. Мысленные формы предметности рационального мышления как образы реальности не обладают нормативностью, а как предметные логические формы мышления облают некатегорической нормативностью, а мысленные формы предметности идеологического мышления обладают категорической императивностью и как образы реальности, и как предметные логические формы мышления.


ПРЕДМЕТНЫЕ ЛОГИЧЕСКИЕ ФОРМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО  МЫШЛЕНИЯ

Субъект мышления мысленно создает, расчленяет, перестраивает, конструирует эйдосы по определенным логическим правилам, обусловленным содержательными логическими формами мышления. Существуют первичные и вторичные логические предметные формы рационального и идеологического мышления. Особенностью первичных логических форм является то, что люди с рациональным и идеологическим мышлением врожденно предрасположены к первичным логическим формам, как и к мышлению как таковому, а также к идеологическому и рациональному мышлению, и не могут не следовать им в процессе своего мышления.  Естественно, что мышление как таковое, рациональное и идеологическое мышление и их первичные логические формы оформляются в социальной среде в процессе общения людей во время социализации человеческого индивида сразу после его рождения. Особенность вторичных предметных логических форм рационального и идеологического мышления состоит в том, что они приобретаются путем их познания, представляют собой содержания общемировоззренческих категорий (сущность и явление, причина и следствие, форма и содержание и др.) и являются наиболее общими логическими формами предметности мысленных предметов (эйдосов). Формирование общемировоззренческих категорий происходит в процессе познания человечеством мироздания, эти категории закрепляются в общественном сознании, путем приобщения к которому индивиды получают знание об этих общемировоззренческих категориях. На основе вторичных мысленных форм предметности в виде содержания общемировоззренческих категорий (общемировоззренческих мысленных предметов, эйдосов) сформировались вторичные логические формы мышления, с помощью которых мышление создает мысленные предметы (эйдосы) как заменители реальности и оперирует ими. Предполагаю, что логические формы мысленных предметов в свою очередь повлияли на формирование мысленной предметности эйдосов.

Поскольку мысленные предметы и связи между ними существенно различаются в эйдосах рационального и идеологического мышления, то и присущие им содержательные  логические формы мышления и их связи существенно различаются в рациональной и идеологической логике. Поскольку рациональное и идеологическое мышление имеют общие элементы в мысленных формах предметности, то есть также общие для рационального и идеологического мышления элементы предметных логических форм. Обязательное мышление личностью с помощью веры своего существования является общей для всего мышления логической формой. Это первичная логическая форма, она реализуется автоматически. Ее суть состоит в том, что когда личность себя мыслит, то она необходимо мыслит себя существующей, она не способна мыслить себя не существующей или даже мыслить себя отдельно от мышления своего существования. Данная логическая форма мышления нормативная и реализуется автоматически. Все содержательные логические принципы и формы рационального и идеологического мышления, а также общие для всего мышления обладают нормативностью. Все первичные предметные логические формы рационального и идеологического мышления проявляются автоматически, независимо от того, осознают их люди или не осознают. Однако знание людьми этих форм позволяет повысить эффективность их действия. В то же время осознанное применение как вторичных, так и первичных логических форм в идеологическом мышлении осуществляется также категорически императивно посредством идеологической веры. В рациональном мышлении отсутствует основанная на вере категорическая императивность предметных логических форм.

Выявление присущих рациональному и идеологическому мышлению специфических логических форм мышления и общих для всего мышления содержательных логических форм мышления дает надежду на возможность их формализации с помощью системы специализированных языковых средств или их символов с точными правилами сочетаемости, что позволило бы эффективнее применять содержательную логику мышления в человеческом мышлении и использовать ее в искусственном интеллекте.

Предметно мыслить – это создавать мысленные предметы в виде замещающих в рациональном и идеологическом мышлении реальность (реальные предметы) моделей (эйдосов) реальности и оперировать ими с различными целями. Логические формы рационального и идеологического типов мышления – это не состояние, а процесс. Предметные логические формы мышления представляют собой формы мысленной предметной деятельности, т. е. общие для каждого типа мышления и для обоих типов мышления способы мысленного оперирования предметами в соответствии с общими для каждого типа мышления и для обоих типов мышления формами мысленной предметности. Принцип относительности является главным логическим принципом рационального мышления. Его суть состоит в способности рационального мышления оперировать только мысленными моделями конечных предметов, признавать существующими только конечные предметы, моделировать черты каждого конечного предмета только как обусловленные чертами других конечных предметов, признавать неосуществимыми ограниченно идеализированные, безгранично идеализированные и абстрактные конечные предметы, выявлять причинную связь только между конечными предметами и только между неидеализированными конечными предметами, мыслить конечные предметы разными по своим характеристикам, в том числе по детерминирующей способности, и в неспособности рационального мышления мыслить абсолютность, в том числе бесконечность причины конечных предметов, мыслить содержательно бесконечность, а также мыслить полную независимость конечных предметов друг от друга. Принцип относительности позволяет рациональному мышлению быть многомерным и учитывать одновременное влияние на какой-то предмет многих частично  независимых друг от друга факторов, а в области человеческих побуждений и ценностей – учитывать одновременное значение многих различающихся интересов и ценностей, в то время как идеологическое мышление, основанное на принципе мышления существующим абсолюта как бесконечной причины мира, и конечных предметов как проявлений абсолюта, одномерное и исходит из влияния и значения только абсолюта.

Выделяю несколько рациональных первичных предметных логических форм (их больше) рационального мышления, среди которых конечное как предметная логическая форма является главной, определяющей сущность рационального мышления: 1. мышление каждого предмета как обладающего границами относительно других предметов – пространственными, временными, количественными, качественными, причинными и др.; 2. мышление предметов только относительно друг друга; 3. мышление предметов внутренне расчлененными и состоящими из взаимосвязанных частей, элементов, компонентов, сторон, характеристик; 4. мышление предметов обладающими целостностью (единством, системностью); 5. рассмотрение характеристик одних предметов относительно характеристик других предметов; 6. установление характеристик предметов, сравнимых с характеристиками других предметов; 7. мышление мира предметов многообразным по характеристикам; 8. мышление мира предметов множественным; 9. мышление предметов схожими по своим характеристикам, т. е. мышление их как предметов одного порядка; 10. мышление  предметов как частично, а не абсолютно детерминированных другими предметами; 11. мышление предметов лишь частично, а не абсолютно независимыми друг от друга; 12. мышление разных предметов лишь частично, а не полностью различающимися; 13. мышление разных предметов лишь частично, а не полностью тождественными; 14 создание мышлением безгранично идеализированных предметов осуществляется посредством абстрагирования от факторов, препятствующих полному проявлению характеристик реальных прообразов этих безгранично идеализированных предметов. Безграничная идеализация может осуществляться в отношении всех черт конечного предмета или в отношении отдельных черт.

Логические формы рационального мышления  и отношения между ними, несмотря на их нормативность, не обладают, в отличие от логических форм идеологического мышления и отношений между ними, категоричностью в отношении содержания эйдосов и не предписывают рациональному мышлению мыслить мысленные модели (эйдосы) реальных предметов как адекватные заменители реальности в мышлении, т. е. они не предписывают рациональному мышлению считать осмысливаемую им реальность такой, какой оно ее мыслит. Вопрос о соответствии мысленных предметов реальности решается в процессе их конкретной проверки на адекватность. А эта проверка производится в виде объективного доказательства. Фактически вся рациональная мысленная деятельность основана на доказательстве в конечном счете с помощью практики, а в науке – на доказательстве с помощью логики, теории и практики.

В то же время логические формы рационального мышления и их отношения тоже являются предметами осмысления, а следовательно, становятся прообразами мысленных предметов в виде моделей (эйдосов) данных логических форм рационального мышления и их отношений и в силу этого нуждаются в доказательстве на соответствие реальности. При этом важно иметь в виду, что осмысление рациональным мышлением логических форм рационального мышления осуществляется с помощью этих же логических форм. В осмыслении самого себя рациональное мышление не в состоянии выйти за пределы тех средств, тех возможностей, которые присущи данному мышлению. И в то же время познание рациональным мышлением самого себя – это наиболее эффективный путь его познания. Чем более развито рациональное мышление, тем более оно способно к самопознанию. И в то же время чем глубже оно познает себя, тем более оно способно к саморазвитию на основе самопознания.

Если логические формы рационального мышления содержат границы рациональных мысленных форм конечной предметности, посредством которых мышление определяет характеристики создаваемых мысленных предметов (эйдосов) друг относительно друга, то с помощью каких логических форм идеологическое мышление строит мысленный бесконечный предмет? Ведь оно не способно сделать бесконечное своим объектом.

Обладающая идеологической верой личность мыслит свое существование бесконечным в определенных аспектах –  в аспектах проявления в ней сущности бесконечной основы мира, бесконечных законов, причины и др. Если она всецело мыслит себя бесконечной, то она себя возводит в ранг бесконечной основы мира. Однако такое проявление идеологического мышления не нормальное. Но если личность с идеологическим мышлением мыслит себя бесконечной только в отдельных аспектах, то в других аспектах она мыслит себя конечной, т. е мыслит себя конечно-бесконечным предметом. Мышление идеологической личностью себя в определенных аспектах бесконечной возможно посредством мышления ею себя якобы проявлением бесконечного предмета (напр., бесконечной основы мира). Такая идеологическая личность мыслит свои характеристики, которые она рассматривает якобы проявлением бесконечной основы мира, идентичными сущности данной основы, посредством идеологической веры мыслимой идеологическим мышлением существующей.

Существует много первичных логических форм идеологического мышления, предрасположенностью к которым от рождения обладает личность с идеологическим мышлением. Мышление бесконечного предмета якобы существующим – это главная содержательная первичная логическая форма мышления, определяющая его сущность. Мышление конечных предметов как якобы проявлений будто бы существующего бесконечного предмета и тем самым мышление их конечно-бесконечными – это тоже первичная предметная логическая форма идеологического мышления. Помимо них есть и другие первичные предметные логические формы идеологического мышления. Это следующие. Мышление конечных предметов как якобы проявлений будто бы существующего бесконечного предмета и тем самым мышление их конечно-бесконечными. Идеологическая личность мыслит якобы существующий бесконечный предмет (напр., бесконечную основу мира.) только через мышление отношения себя и других конечных предметов к данному будто бы существующему бесконечному предмету в виде по меньшей мере якобы причастности себя и других конечных предметов к нему в силу будто бы своего и остальных конечных предметов происхождения из него. Идеологическая личность мыслит якобы существующую бесконечность предмета (напр., основы мира) как будто бы свою и других конечных предметов полную, без остатка погруженность в этот предмет, мыслимый ею в виде абсолюта, как якобы полную детерминированность ее и других конечных предметов данным будто бы существующим абсолютным предметом. Как только обладатель идеологического мышления помыслил себя будто бы полностью детерминированным каким-то предметом, то он неизбежно помыслил его якобы существующим бесконечным предметом. Мышление личностью с идеологическим мышлением предмета бесконечным неизбежно ведет к признанию ею его будто бы существующим. Личность с идеологическим мышлением не в состоянии мысленно дистанцироваться от мыслимого ею якобы существующим бесконечного предмета и мыслить его относительно себя и других конечных предметов в качестве объекта осмысления, противопоставленного в мышлении ей как субъекту его осмысления.

Еще одна логическая форма идеологического мышления состоит в том, что мышление личностью якобы существующего бесконечного предмета (напр., бесконечной основы мира) и конечных предметов осуществляется путем одновременного соотносительного мысленного оперирования этими предметами в виде являющихся их субститутами эйдосов с разными находящимися в иерархических отношениях формами предметности, один из которых – это якобы существующий бесконечный абсолют, а второй – это конечный предмет в виде будто бы конечно-бесконечного предмета как якобы проявления абсолютного предмета. Форма связи этих основных противоположных логических форм предметности в виде бесконечного абсолюта и конечно-бесконечного предмета идеологического мышления предстает в виде якобы порождения бесконечным абсолютом конечных предметов, а логическая форма отношения между бесконечной и конечно-бесконечной предметностями представляет собой категорически императивное видение возможности любых конечных предметов в абсолютном предмете. Категорическая императивность причинной логической связи в идеологическом мышлении основана на обладающей категорической императивностью идеологической вере. Все логические формы идеологического мышления и их связи носят основанный на идеологической вере категорически императивный характер, который однозначно обусловливает категорически императивный характер всех создаваемых идеологическим мышлением мысленных предметов (эйдосов). Это означает, что логические формы идеологического мышления и отношения между ними обладают, в отличие от логических форм рационального мышления и отношений между ними, категоричностью в отношении содержания эйдосов и предписывают идеологическому мышлению мыслить мысленные модели (эйдосы) реальных предметов как адекватные заменители реальности в мышлении, т. е. они предписывают идеологическому мышлению считать осмысливаемую им реальность такой, какой оно ее мыслит.  


ПРАВИЛА РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ

Замещение реальности в мышлении с помощью мысленных предметов (эйдосов) – это мысль о реальности. Любой эйдос материального предмета имеет чувственно-наглядный вид. Эйдосы составляют содержание понятий. Существуют общие логические правила оперирования мысленными предметами, обусловленные логическими формами мышления, основанными на общих формах мысленной предметности, но в отличие от них представляющих собой общие для каждого типа мышления и для всего мышления способы мысленного оперирования предметами. Каждый мысленный предмет (эйдос) – это система мысленных операций, осуществляемых мыслящим субъектом по определенным правилам, с помощью которых создается и осмысливается мысленный предмет. Мысленный предмет не существует отдельно от процесса его мышления как операциональной деятельности.

С точки зрения чистого рационализма реальный предмет – это некоторая целостность, выделенность в материальном и идеальном мире, обладающая относительной независимостью и устойчивостью существования, определенностью, т. е наличием специфических черт. Все мысленные предметы обязательно обладают мысленными формами предметности и предметными логическими формами мышления. Потому сложились логические правила построения мысленных предметов и оперирования мысленными предметам (эйдосами). Реальные предметы находятся в таких отношениях, в каких они в состоянии находиться, и ставить их можно в такие отношения, в какие они способны вступать в силу своей природы. Поэтому в адекватном воспроизведении реальности используются знания о природе предметов, о законах их взаимодействия.

Однако мышление не просто отражает реальные предметы, оно создает, в том числе с помощью познания мысленные модели реальности для ее замены в мышлении, в нем присутствует также много мысленных предметов, которые в идеальном виде не только адекватно воспроизводят реальные предметы, но которые не являются адекватными реальным предметам, есть мысленные предметы, искусственно созданные в познавательных целях (напр., абсолютно черное тело), намеренно выдуманные мысленные предметы не для познавательных целей, осуществимые и неосуществимые сконструированные предметы. Создание даже точных мысленных моделей реальности невозможно без такой «добавки» сверх знания моделируемых реальных предметов, как логические формы и правила оперирования мысленными предметами. Эти мысленные предметы не произвольно «толпятся» в мышлении, мышление ими оперирует в соответствии с определенными правилами. Оно не сможет мысленно воспроизводить реальность, если не будет каких-то общих содержательных логических инструментов мышления, с помощью которых возможно ее осмысливать, т. е. создавать мысленные модели реальности и использовать их.

Рациональное мышление оперирует следующими мысленными видами моделей (эйдосов) конечных предметов – мысленными неидеализированными конечными предметами, мысленными абстрактными конечными предметами, мысленными ограниченно идеализированными конечными предметами, мысленными безгранично идеализированными конечными предметами, среди которых в качестве подвида я выделяю квазибесконечно идеализированные предметы. Для рационального мышления возможно сформулировать следующие логические правила оперирования мысленными предметами (эйдосами) (создания мысленных предметов и их использования).

Правило 1. Логические операции по созданию мысленных предметов (эйдосов) как заменителей (субститутов) реальности и по их использованию осуществляются по определенным правилам.

Правило 2. Наиболее общие логические операции рационального мышления при создании им мысленных предметов – это операции мысленного расчленения, соединения, прибавления, исключения, сравнения, противопоставления, замены, увеличения, уменьшения, усиления, ослабления, отвлечения, вычленения, конструирования и др., посредством которых создаются мысленные предметы. В ряде учений о методологии познания некоторые из названных операций рассматриваются только как познавательные операции или методы, но ни одна не рассматривается в качестве средства построения мысленных предметов как заменителей реальности в мышлении.

Правило 3. Главные операции рационального мышления с мысленными конечными предметами – это расчленение (анализ), соединение (синтез), конструирование нового мысленного конечного  предмета.

Правило 4. Хотя мысленные конечные предметы по своей логической форме представляют собой систему логических операций по их созданию, но при этом мысленные конечные предметы, в том числе безгранично идеализированные конечные предметы содержат в качестве несводимого к логическим операциям по их созданию элементарного содержания данные органов чувств или их мысленное подобия в виде схем, рисунков, мысленных аналогий с другими предметами, мысленного уподобления практическим действиям и др.

Правило 5. Рациональное мышление классифицирует все эйдосы (мысленные конечные предметы) рационального мышления на абстрактные конечные предметы, на идеализированные и неидеализированные, на неопределенно конечные (квазибесконечные, напр., бесконечное множество, бесконечно большая, бесконечно малая величина) и определенно конечные, на безгранично идеализированные и ограниченно идеализированные, на полностью осуществимые (полностью адекватные их реальным неидеализированные конечным прообразам), частично осуществимые (частично адекватные их реальным неидеализированным конченым прообразам) и неосуществимые (ошибочно мыслимые имеющими реальные неидеализированные конечные прообразы).

Правило 6. Рациональный мыслительный процесс представляет собой оперирование мысленными неидеализированными осуществимыми, частично осуществимыми и ошибочно признанными осуществимыми мысленными конечными предметами, а также мысленными не осуществимыми абстрактными конечными предметами, ограниченно идеализированными и безгранично идеализированными конечными предметами.

Правило 7. Только неидеализированные мысленные конечные предметы (эйдосы) рациональному мышлению реалистично использовать в качестве субститутов (заменителей) реальности и только их следует мысленно ставить в отношения осуществимости, детерминации и принадлежности. Ограниченно идеализированные и безгранично идеализированные, в том числе квазибесконечные (бесконечное множество и др.) конечные мысленные предметы нереалистично ставить в такие отношения ни друг с другом, ни с неидеализированными мысленными предметами.

Правило 8. Рациональное мышление не в состоянии создать в качестве мысленных отдельных конечных предметов мысленные общие конечные предметы, которые не имеют индивидуальных особенностей (напр., цвет как таковой, протяженность как таковая, звезда вообще). Любому мысленному конечному предмету, создаваемому в качестве отдельного мысленного конечного предмета, необходимо задать индивидуальную особенность (напр., цвет определенной интенсивности, протяженность определенной размерности, звезда с определенными свойствами). При этом не имеет значения, каковы реальные прообразы создаваемых мысленных конечных предметов.

Правило 9. Рациональное мышление не в состоянии мыслить осуществимыми (т. е. имеющими, имевшими или могущими иметь реальный прообраз) те мысленные конечные предметы, которые оно не считает находящимися либо считает не способными находиться в мысленных конкретных отношениях детерминации хотя бы с какими-то мысленными осуществимыми конечными предметами и осуществимость которых невозможно обосновать этими отношениями или которые поставлены кем-то в мысленные отношения детерминации с неосуществимыми мысленными конечными предметами. Рациональное мышление не в состоянии также мыслить осуществимыми мысленные конечные предметы, которые невозможно поставить в мысленные конкретные отношения принадлежности хотя бы с каким-то мысленным осуществимым конечным предметом, т. е. которые невозможно мыслить частью, компонентом, стороной, характеристикой какого-то мысленного осуществимого конечного предмета. Рациональное мышление не в состоянии поставить мысленные безгранично идеализированный конечный предмет и абстрактный предмет в мысленные отношения детерминации и принадлежности с мысленными осуществимыми конечными предметами. На мой взгляд, обладавший дуалистичным рационально-идеологическим мышлением К. Маркс (1818 – 1883), поставивший безгранично идеализированный предмет в виде сконструированного им полностью совершенного коммунистического общества в мысленное отношение детерминации с мысленным осуществимым предметом в виде закономерного прогресса общества, поступил вопреки правилам логики рационального мышления, потому что опирался на присущее ему идеологическое мышление, которое основано на вере в осуществимость безгранично идеализированных предметов. Рациональное мышление считает невозможной осуществимость безгранично идеализированных конечных предметов.


Последний раз редактировалось: Admin (Чт Май 11, 2017 11:28 am), всего редактировалось 56 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Пн Мар 10, 2014 7:26 pm

Правило 10. Рациональное мышление не способно осуществить мысленное конструирование рационального безгранично идеализированного конечного предмета с помощью комбинирования однотипных по содержанию мысленных осуществимых неидеализированных конечных предметов, поскольку любой из них равноудален от характеристик безгранично идеализированного предмета. Невозможно создать безгранично идеализированный конечный предмет посредством обобщения характеристик однотипных по содержанию мысленных осуществимых неидеализированных конечных предметов, поскольку ни в одном из них не содержится безграничность. Создание рациональных безгранично идеализированных предметов возможно только операциональным путем посредством специальных мысленных операций построения безгранично идеализированного предмета. Построение рациональным мышлением безгранично идеализированного предмета осуществляется посредством мысленного отвлечения (абстрагирования) от факторов, которые в реальности ограничивают возможность полного проявления сущности реальных конечных предметов, напр., их свойств (полная социальная справедливость и др.). Поскольку рациональные мысленные операции конечны ввиду конечности самого рационально мыслящего субъекта, то создаваемые им безгранично идеализированные предметы в виде научных так называемых бесконечно идеализированных предметов (напр., бесконечного множества) носят квазибесконечный характер и являются неосуществимыми мысленными неопределенно конечными предметами.

Правило 11. Нереалистично для рационального мышления ставить мысленный безгранично идеализированный конечный предмет в мысленные отношения  осуществимости, детерминации и принадлежности с мысленными неидеализированными конечными предметами.

Правило 12. Рациональное мышление не способно мыслить осуществимым безгранично идеализированный конечный предмет, поскольку он является результатом намеренных конечных конструктивных мыслительных операций, вообще не поддающихся уподоблению операциям доказательства, применяемым к созданию осуществимых мысленных неидеализированных конечных предметов, а потому ему не следует пытаться мыслить осуществимым безгранично идеализированный конечный предмет. Научные безгранично идеализированные конечные предметы имеют в реальности только конечные прообразы в виде неидеализированных предметов, поскольку их намеренно строят на основе таких реальных прообразов, представленных в мышлении в виде мысленных неидеализированных конечных предметов.

Правило 13. Рациональное мышление не в состоянии построить мысленное иерархическое отношение детерминации созданных или создаваемых рациональных безгранично идеализированных конечных предметов, если оно не строит в исследовательских целях мысленную иерархически организованную систему отношений детерминации безгранично идеализированных конечных предметов, в которой предусмотрено место отдельного безгранично идеализированного конечного предмета.

Правило 14. Рациональное мышление способно создать безгранично идеализированные конечные предметы с противоположными характеристиками.

Правило 15. Если рациональное мышление мыслит какой-то мысленный неидеализированный конечный предмет полностью принадлежащим (в качестве стороны, части, компонента, характеристики) другому мысленному неидеализированному конечному предмету, то будет нереалистичным мыслить его одновременно принадлежащим третьему мысленному неидеализированному конечному предмету, если другой мысленный неидеализированный конечный предмет не мыслится принадлежащим третьему мысленному неидеализированному конечному предмету. Рациональное мышление способно мыслить одновременно принадлежащим нескольким (многим) самостоятельным мысленным неидеализированным конечным предметам только тот мысленный неидеализированный конечный предмет, который мыслится принадлежащим мысленным неидеализированным конечным предметам лишь частично.

Правило 16. Рациональное мышление не способно один и тот же мысленный неидеализированный конечный предмет одновременно мыслить осуществимым и неосуществимым в смысле имеющим и не имеющим в реальности прообраз в виде неидеализированного конечного предмета.

Правило 17. Рациональному мышлению реалистично мыслить любой мысленный неидеализированный конечный предмет только как тождественный сам себе в каждом данном временном отношении. Рациональное мышление не в состоянии мыслить полностью тождественными разные мысленные неидеализированные конечные предметы и полностью противоположными разные мысленные неидеализированные конечные предметы. Рациональное мышление способно создать полностью противоположные безгранично идеализированные предметы. Однако рациональное мышление не способно  создать полностью тождественные разные безгранично идеализированные предметы.

Правило 18. Рациональному мышлению реалистично проверять используемые им понятия на наличие в них рационально-логического предметного смысла и создавать только такие понятия, которые будут обладать таким рационально-логическим предметным смыслом. Все понятия, которые не обладают рационально-логическим предметным смыслом, рациональному мышлению реалистично игнорировать. Рационально-логическим предметным смыслом обладает понятие, содержанием которого является мысленный конечный предмет. При этом не имеет значения, осуществим этот мысленный предмет или неосуществим, является он мысленным неидеализированным конечным предметом или безгранично идеализированным конечным предметом и создан ли составляющий содержание какого-то понятия безгранично идеализированный конечный предмет на основе прообраза в виде конкретного реального конечного неидеализированного предмета, представленного в мышлении мысленным неидеализированным конечным предметом, или его реальный прообраз нечеткий. Используемые рациональным мышлением, напр., в науке понятия потенциальной и актуальной бесконечности не обладают рационально-логическим смыслом, поскольку они не предметные для рационального мышления в силу того, что рациональное мышление не в состоянии содержательно мыслить бесконечность. Рациональное мышление способно оперировать лишь мысленным квазибесконечным предметом, представляющим собой мысленный неопределенно конечный предмет (напр., бесконечная величина в математике) без изначально установленной границы его создания с помощью реальных мысленных конечных операций реальным конечным мышлением реального конечного человека. Объективно границами мысленного квазибесконечного предмета являются границы возможностей совершения мысленных конечных операций конечным человеком. Потому использование рациональным мышлением в качестве своих инструментов понятий актуальной и потенциальной бесконечности некорректно.

Правило 19. При построении рациональным мышлением мысленных конечных предметов любая его элементарная мысленная операция будет предметной, если оно будет осуществлять свои действия с мысленным конечным предметом.

Правило 20. Самые элементарные мысленные предметы, которые создаются с помощью элементарных логических операций – это мысленный «чистый конечный предмет». Мысленный «чистый конечный предмет» – это созданный с помощью абстрагирования абстрактный предмет, представляющий собой мысленные формы предметности эйдосов рационального мышления, которым оно задает индивидуальные черты, в силу чего мысленные формы предметности в рациональном мышлении существуют в виде отдельных мысленных предметов, которые мышление считает в таком виде неосуществимыми, но имеющими частичный реальный прообраз в виде мысленных форм предметности существующих эйдосов рационального мышления, а также в виде общих черт предметов реальности. Рациональное мышление создает несколько таких «чистых конечных предметов» -- мысленный неидеализированный чистый конечный предмет, мысленный безгранично идеализированный чистый конечный предмет и мысленный ограниченно идеализированный чистый конечный предмет.

Правило 21. Операции рационально-научного мышления осознанно осуществляются от мысленных неидеализированных конечных предметов к мысленным безгранично идеализированным конечным предметам и от них опять к мысленным неидеализированным конечным предметам, поскольку исходным и конечным пунктом научного осмысления реальности является построение мысленных осуществимых неидеализированных оконечных предметов, способных быть эффективными заместителями реальности в рациональном мышлении. Рациональное мышление, присущее здравому смыслу, тоже создает безгранично идеализированные предметы, но они не имеют четкой функции в основанном на здравом смысле рациональном мышлении.

Правило 22. Для установления границ оперирования мысленными неидеализированными конечными предметами рациональное мышление нуждается в безгранично идеализированных конечных предметах, посредством которых устанавливаются эти границы.

Правило 23. В процессе формирования рационального мышления расположенного к нему ребенка сложившиеся исторически в процессе зарождения  мышления человека рациональные мысленные безгранично идеализированные формы конечной предметности и основанные на них формы рационального мышления усваиваются формирующимся мышлением ребенка как априорные через общение с людьми в процессе его социализации. Целенаправленное формирование рационального мышления ребенка, расположенного к рациональному мышлении, способно повысить качество его рационального мышления.

Правило 24. Первичные безгранично идеализированные конечные предметы человек с рациональным мышлением в детстве усваивает априорно в процессе социализации и они связаны с человеческими отношениями (напр., рациональная безграничная идеализация родителей, отношений между людьми).

Правило 25. Рациональное мышление осмысленно создает с различными целями многие безгранично идеализированные конечные предметы как противоположные, а те безгранично идеализированные конечные предметы, которые носят ценностный характер, не могут не быть противоположными. Создание рациональным мышлением одного безгранично идеализированного ценностного конечного предмета неизбежно предполагает создание противоположного ему безгранично идеализированного ценностного конечного предмета.

Правило 26. Безгранично идеализированный предмет создается с помощью также незавершенной такой операции абстрагирования, которая применяется при создании абстрактного предмета.

Правило 27. Посредством обобщения знания о конечных предметах невозможно получить характеристики безгранично идеализированных конечных предметов. При создании безгранично идеализированного предмета используются обобщение в виде незавершенной индукции (первый этап его конструирования), незавершенное построение абстрактного предмета (второй этап его конструирования) и мысленное доведение выявленной сущности реального неидеализированного конечного прообраза создаваемого безгранично идеализированного конечного предмета до ее как бы полного проявления (третий этап его конструирования) посредством мысленного отвлечения от факторов, которые в реальности мешают ее полному проявлению (операция полного обнажения или концентрирования сущности, например, мысленное создание абсолютно черного тела, полного социального равенства).

Правило 28. Каждый безгранично идеализированный конечный предмет (напр., мысленные абсолютно твердое тело, машина Карно, полное социальное равенство) является не классом конечных предметов, а отдельным мысленным конечным предметом, представляющим собой элемент класса сходных по некоторым признакам (характеристикам) предметов наряду с другими мысленными отдельными, но неидеализированными конечными предметами. Безгранично идеализированный предмет возможно использовать в качестве критерия для выделения класса мысленных конечных предметов в зависимости от степени отражения в них проявления конкретной сущности реальных неидеализированных конечных прообразов этих мысленных предметов -- от мысленного безгранично идеализированного конечного предмета до множества мысленных неидеализированных конечных предметов, моделирующих разнообразие проявлений конкретной сущности неидеализированного реального прообраза мысленных предметов (напр., полное социальное равенство, большое социальное равенство, среднее социальное равенство, малое социальное равенство). Такие якобы общие понятия, в которых под видом обобщения классов конечных предметов в действительности фиксируются являющиеся не классами конечных предметов, а отдельными конечными предметами безгранично идеализированные конечные предметы, внутренне противоречивые и нестрогие, они подлежат преобразованию или устранению с точки зрения правильного рационального мышления, поскольку претендуя на общность, т. е. на фиксацию класса конечных предметов, в то же время по предметному содержанию являются единичными.

Правило 29. Рациональное мышление оперирует мысленными отдельными конечными предметами (каждый из которых рациональное мышление в состоянии определять только через сопоставление с другими мысленными отдельными конечными предметами), определяемыми путем сопоставления с мысленными отдельными конечными предметами в системах мысленных конечных предметов, в которых каждый их них мыслится как часть целого, и в классах мысленных конечных предметов, каждая составляющая которого изначально не мыслится как часть целого.

Правило 30. Рациональное мышление класса мысленных конечных предметов через единичных представителей класса, не связанное с подменой этого класса предметов отдельным мысленным предметом класса, осуществляется посредством сложной мыслительной операции, которая представляет собой последовательное быстрое «пробегание» мыслью, опираясь на общий для класса предметов признак, по входящим в класс отдельным мысленным предметам при отвлечении от особенностей каждой составляющей класса, чем создается впечатление охвата одновременно всего класса предметов. При этом процедура последовательного мышления может иметь незавершенный характер, если элементов класса очень много.

Правило 31. Рациональное мышление определяет каждый мысленный конечный предмет относительно других мысленных конечных предметов в границах, которые оно задает с помощью созданными им безгранично идеализированными предметами. Класс мысленных конечных предметов может быть очерчен только посредством созданных рациональным мышлением противоположных безгранично идеализированных конечных предметов, которые задают классу границы определения мысленных конечных предметов, входящих в класс мысленных конечных предметов (напр., «абсолютная упорядоченность и  абсолютный хаос», «полная социальная справедливость и абсолютная социальная несправедливость» и др.).

Правило 32. Рациональному мышлению реалистично элиминировать из описания характеристик создаваемых рациональным мышлением мысленных неидеализированных конечных предметов те логические операции, которые совершаются при их создании. Логические операции по созданию характеристик безгранично идеализированных конечных предметов не поддаются элиминации из описания этих характеристик.

Правило 33. Вынужденное создание рациональным мышлением характеристик конструируемых им мысленных конечных предметов исключительно из логических операций по такому созданию (напр., по созданию бесконечного множества) – это та последняя грань, выход за которую делает его использование бессмысленным и которая свидетельствует о пределе возможностей рационального мышления. Такие мыслительные операции необходимы для конструирования характеристик безгранично идеализированных конечных предметов. Но характеристики многих рациональных безгранично идеализированных предметов не описываются только логическими операциями по их созданию и не сводимы только к ним. Однако есть создаваемые рациональным мышлением безгранично идеализированные конечные предметы, конструирование характеристик которых имеет не поддающуюся завершению тенденцию сведения их только к формально-логическим операциям по их созданию. Это мысленные квазибесконечно идеализированные предметы, т. е. мысленные неопределенно идеализированные конечные предметы. Выход рационального мышления за пределы конечности предполагает создание им понятия мысленного бесконечного лишь как формально-логической противоположности конечного, содержание которого для рационального мышления не способно быть моделью реальности.

Правило 34. Элиминация рациональным мышлением логических операций по созданию мысленного конечного предмета из описания его характеристик осуществляется посредством определения его характеристик через характеристики других мысленных конечных предметов, описание которых не содержат логические операции по их созданию.

Правило 35. Рационального мышление не в состоянии одновременно в точном смысле этого слова, то есть одномоментно мыслить два и больше предметов. Есть «практическая» одновременность, при которой субъект пробегает мыслью от одного предмета к другим и обратно (подобно ткацкому челноку) так быстро, в том числе и по сокращенной программе, что создается впечатление одновременного мышления многих предметов.

Правило 36. Есть элементарные первичные предметные характеристики всяких мысленных конечных предметов, которыми рациональное мышление оперирует и которые не сводимы к мысленным логическим операциям по созданию данных предметов, даже если это безгранично идеализированные конечные предметы. Это кирпичики рационального мышления. Они представляет собой мысленные формы предметности. С помощью них создаются любые мысленные конечные предметы, как неидеализированные, так и ограниченно и безгранично идеализированные.

Правило 37. После «чистого конечного предмета» вторым простейшим мысленным предметом, который создает рациональное мышление с помощью логических операций и который непосредственно предшествует созданию конкретных мысленных конечных предметов – это «Не-Я» (нечто), т. е. то, что отграничено от конечного Я-субъекта мышления в виде мысленной модели этого субъекта. Рациональное мышление мыслит любой мысленный конечный предмет как Не-Я. Не-Я – это абстрактный предмет, созданный посредством абстрагирования от особенностей конкретных мысленных конечных предметов и мысленного наделения его индивидуальностью. Безгранично идеализированные конечные предметы не представляют собой полное Не-Я, поскольку рациональное мышление конструирует их посредством логических операций над исходными мысленными конечными неидеализированными предметами и в описании характеристик безгранично идеализированных конечных предметов присутствуют эти операции Я-субъекта мышления. Полное Не-Я способно мыслиться лишь как отношение нескольких мысленных конечных предметов, а в таком отношении способны быть лишь мысленные неидеализированные конечные предметы, точно воспроизводящие реальные предметы, служащие им адекватными реальными прообразами. Один-единственный мысленный конечный предмет рациональное мышление не способно мыслить по отношению к Я-субъекту в виде его мысленной модели в качестве не-Я, поскольку рациональное мышление не в состоянии мыслить один-единственный мысленный конечный предмет, а в состоянии мыслить мысленные конечные предметы только относительно друг друга.

38. Создание мысленных конечных предметов осуществляется посредством конкретизации мысленного абстрактного конечного предмета не-Я путем наполнения его содержанием данных органов чувств. Содержание полученных органами чувств данных перерабатывается рациональным мышлением, которое с помощью логических операций заполняет ими абстрактный предмет не-Я. Без заполнения мысленного абстрактного конечного предмета не-Я конкретными чувственными данными он представляет собой лишь опорный пункт мышления, который мыслится лишь как нечто, как конечная предметная выделенность в рациональном мышлении. Но в чисто логическом плане даже конечное «ничто» в смысле небытия мысленной формы конечной предметности – это уже предмет, но как бы «нулевой» и потому ничто – это как бы нулевая мысленная форма предметности в рациональном мышлении без возможности заполнения ее данными органов чувств. Это мысленная негативная форма предметности, противоположная мысленной позитивной форме предметности «нечто». Такая мысленная негативная (нулевая) форма предметности  не обладает в мышлении самостоятельным существованием, она является лишь негативным пределом рационального мышления, за который ему нереалистично выходить. Заполнение данными органов чувств начинается с абстрактного мысленного предмета не-Я, т. е. нечто.

Правило 39. Построение заменителей (субститутов) реальности в мышлении с помощью средств рациональной предметной логики – это целенаправленное творческое построение в мышлении мысленных моделей конечных предметов, адекватно воспроизводящих реальность, т. к. осмысливаемая реальность без участия целенаправленных действий субъекта мышления не способна сама себя воспроизводить в содержательных логических средствах мышления. Содержательные логические формы и иные логические средства мышления являются априорными по отношению к данным органов чувств, а потому данные органов чувств нужно целенаправленно творчески соединять с содержательными логическими средствами мышления при построении рациональным мышлением мысленных конечных субститутных моделей реальности, в отличие от воспроизведения реальности органами чувств, напр., отражения пространства, времени, разнообразия, которое в элементарном виде происходит помимо участия рациональной логики. Естественно, что усвоение рациональным мышлением уже готовых знаний тоже требует активной целенаправленной переработки их этим мышлением с целью построения из них мысленных конечных предметов как субститутов реальности.

Правило 40. Особенно велика роль логических операций при построении абстрактного и безгранично идеализированного конечных предметов. Это сильно выраженные искусственные мысленные конечные предметы, которые в том виде, какой им придан мышлением, вообще неосуществимы. В то же время безгранично идеализированный конечный предмет обладает большей искусственностью, чем абстрактный конечный  предмет.

ЗАКОНЫ РАЦИОНАЛЬНОЙ ЛОГИКИ

Законы рациональной логики – это законы отношений между мысленными безгранично идеализированными, ограниченно идеализированными и неидеализированными конечными предметами, между мысленными абстрактными конечными предметами и мысленными конкретными конечными предметами, между мысленными конкретными конечными предметами, между мысленными абстрактными конечными предметами, между мысленными безгранично идеализированными конечными предметами. Выделяю следующие (не все) предположительные законы рационального мышления.

1. Способен быть осуществимым, т е. иметь реальный прообраз в виде неидеализированного конечного предмета только неидеализированный мысленный конечный предмет, хотя не все создаваемые рациональным мышлением мысленные неидеализированные конечные предметы осуществимые.  2. Рациональное мышление мыслит неосуществимыми абстрактный и безгранично идеализированный конечные предметы. 3. Рациональное мышление не в состоянии построить мысленный конечный предмет на основе вообще несовместимых компонентов.

4. Рациональное мышление оперирует только мысленными конечными предметами.

5. Рациональное мышление не способно создавать мысленный конечный предмет как исключительно уникальный, не сопоставимый с другими мысленными конечными предметами.

6. В силу того, что все мысленные конечные предметы рационального мышления обладают общими мысленными формами предметности, любой из них возможно отнести по тем или иным признакам к какому-то классу мысленных конечных предметов.

7. Рациональное мышление не в состоянии мыслить ни один мысленный конечный предмет как абсолютно обусловливающий остальные мысленные конечные предметы. 8. Рациональное мышление не способно мыслить ни один мысленный конечный предмет абсолютно изолированным от остальных мысленных конечных предметов. 9. Рациональное мышление не способно мыслить ни один мысленный конечный предмет абсолютно независимым от остальных мысленных конечных предметов.

10. Рациональное мышление не способно мыслить ни один мысленный конечный предмет абсолютно зависимым от остальных мысленных конечных предметов. 11. Рациональное мышление не способно мыслить ни один мысленный конечный предмет содержащим в себе остальные мысленные конечные предметы. 12. Рациональное мышление не способно ставить мысленный неидеализированный конечный предмет в мысленное отношение детерминации с мысленным безгранично идеализированным конечным предметом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Заметно, что Сократ, Платон,  Гегель уловили путем наблюдения за мышлением человека, в первую очередь за собственным мышлением наличие в нем идей не как просто отражений, образов реальности, а как своеобразных предметов, подобных реальным предметам, но идеальной в смысле нематериальной природы, которые я называю эйдосами и которые рассматриваю как заменители (субституты) реальности в мышлении посредством ее мысленного моделирования с помощью логических инструментов. Но в силу присущего им не рационального, а ярко выраженного идеологического мышления, которое нереалистичное, они не увидели, что данные идеи – это всего лишь заменители (субституты) в мышлении реальности и придали этим идеям статус самостоятельной, объективной и главной реальности. В то же время они, естественно следуя своей развитой идеологической логике, в своих трудах помимо своих подлинных намерений блестяще раскрыли, хотя и в нереалистичном идеолого-философском виде с ценностной позиции якобы существования абсолютной бесконечной причины в виде бесконечной основы мира, особенности эйдосов идеологического мышления и идеологической логики оперирования эйдосами. В их философских трудах проявилось их идеологическое мышление, в том числе состояние их идеологической логики.

Не у всех людей с идеологическим мышлением одинаково развита идеологическая логика. В то же время идеологическая логика любого носителя идеологического мышления проявляется в искаженном виде, но в разной мере. В философии Гегеля наиболее полно и точно воспроизведена идеологическая логика, которая была присуща ему в зрелом виде. Эту философию возможно использовать в качестве наглядного учебного пособия по идеологической логике. Но поскольку логика идеологического мышления воспроизведена в философии Гегеля не с помощью средств рационально-научных познания, а с помощью средств идеолого-философского осмысления мира, то с целью ее объективного освещения необходимо научное переосмысление философского воспроизведения ее Гегелем. Адекватно постичь сущность эйдосов  мышления и особенности его рациональной и идеологической логики возможно только с объективной позиции разработанной мною научной концепции чистого (пурического) рационализма.

Ущемление прав людей на том основании, что они, будучи генетически предрасположенными к рациональному или к идеологическому типам мышления, а значит, к рациональной или к идеологической логике, к рациональным или к идеологическим эйдосам (субститутам), не воспринимают в качестве истинных несовместимые с их типом мышления идеи, порождаемые противоположным типом мышлением (напр., люди с идеологическим мышлением верят в якобы существование бесконечной основы мира и в детерминацию ею всей реальности, а для людей с рациональным мышлением идея якобы существования бесконечности содержательно немыслимая), и принуждение их к признанию истинными несовместимых с их типом мышления идей, порожденных противоположным типом мышления, имеют черты расовой дискриминации, которой я даю рабочее название когитизм.

10. 03. 2014.

См. также по теме работы автора: Антонюк Г. А. Социальная идеализация // Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Тезисы докл. республ. межвузовской научн. конференции 19 -- 21 мая 1992 года. -- Гродно, 1992, Ч. II; Он же. Ідэалізацыя // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, 1998, Т. 7; Он же. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1997, № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, Беларуская энцыклапедыя, 1998, Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007 (Идеология, идеализация и вера // Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. -- Гродно, 1998, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 06. 2007; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 4 (11), Demiurgos.communityhost.ru, 6. 06. 2007; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1999, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, 3. 01. 2008, Lebedev.ru, 15. 01. 2008; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). -- Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (особенности и значение в управлении обществом и человечеством) // Demiurgos.communityhost.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) // Demiurgos.communityhost.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры // Demiurgos.communityhost.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 09. 2007; Он же. Рациональный и идеологический подходы в управлении Россией // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 12. 2007; Он же. Современные российские правители и идеология // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 04. 2008; Он же. Правитель, идеология, рационализм и наука // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 2007, Lebedev.ru, 15. 04. 2008; Он же. Наука, идеология и общая теория идеализации и идеализированного предмета // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 06. 2008; Он же. Введение в науку о мировоззрении (эйдологию) // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 09. 08, Heorhi.ru.gg, 27. 09. 08, Lebedev.ru, 28. 09. 08; Он же. Мышление и идейная суверенность личности // Demiurgos.communityhost.ru, 2. 11. 08, Lebedev.ru, 2. 11. 08, Heohi.ru.gg, 2. 11. 08, heorhi.livejournal.ru, 2. 11. 08; Он же. Вера и духовная свобода воли // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 06. 2010; Он же. Свобода выбора веры // Demiurgos.communityhost.ru, 08. 01. 2011; Он же. Вера человека в свое существование // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 12. 23011; Он же. Регулятивная способность мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 12. 2011; Он же. Мысль человека о своем существовании как логическая форма мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 24. 12. 2011. Он же. Особенности идеологического и рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 25. 12. 2011; Он же. Черты идеологической и рациональной логик // Demiurgos.communityhost.ru, 26. 12. 2011; Он же. Предметная логика // Demiurgos.communityhost.ru, 31. 12. 2011, demiurgos.sosbb.ru; Он же. Когитивный антагонизм и когитивная терапия // Demiurgos.communityhost.ru, 3. 01. 2012; Он же. Рациональное и идеологическое мировоззрение // Demiurgos.communityhost.ru, 8. 01. 2012; Он же. Крах претензии философии на общезначимость // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 01. 2012; Он же. Закон абсолютной когнитивной  неопределенности рационального мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 01. 2012; Он же. Идеологический и рациональный методологические подходы // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 01. 2012; Он же. Несовместимость идеолого-философской веры и теоретичности философии // Demiurgos.communityhost.ru, 23. 01. 2012; Он же. Эволюционная неприспособленность мышления к познанию идеального // Demiurgos.communityhost.ru, 5. 02. 2012; Он же. Сократ и Платон – первооткрыватели идеального как реальности // Demiurgos.communityhost.ru, 7. 02. 2012: Он же. Мышление бесконечного в науке и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 27. 02. 2012; Он же. Философология (философоведение) // Demiurgos.communityhost.ru, 12. 03. 2012; Он же. Философия не способна быть себе наукой // Demiurgos.communityhost.ru, 21. 03. 2012; Он же. Неосознанное применение Кантом безграничной идеализации и абстрактных предметов для построения когнитивных оснований науки и философии // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 06. 2012; Он же. Полифункциональность идеи основы мира в виде вещи в себе в трансцендентальной философии Канта и рационально-идеологический дуализм его мышления // Demiurgos.communityhost.ru, 13. 11. 2012; Он же. Кант – первооткрыватель категорической императивности, сознательный первосоздатель квазиреальности и рациональная немыслимость его категорического императива // Demiurgos.communityhost.ru, 1. 02. 2013; Он же. Научный подход к созданию философии // demiurgos.sosbb.ru, 5. 03. 2013; Он же. Отношение личности и мировоззрения как объект мировоззренческой инженерии // demiurgos.sosbb.ru, 13. 03. 2013; Он же. Ученый и религия // demiurgos.sosbb.ru, 18. 03. 2013; Он же. Особенности рационально-научного и идеологическо-религиозного методологических подходов // demiurgos.sosbb.ru, 19. 03. 2013; Он же. Проблема научного познания идеологического мышления // demiurgos.sosbb.ru, 16. 04. 2013; Он же. Идеологическая вера и рациональная уверенность // demiurgos.sosbb.ru, 17. 04. 2013; Он же. Ценностная природа философии и философская вера // demiurgos.sosbb.ru,




Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Адрес текста ФИЛОСОФИЯ И НАУКА: МИРОПОНИМАНИЕ http://demiurgos.forum2x2.ru.

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.forum2x2.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru) и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: ЭЙДОСЫ КАК СУБСТИТУТЫ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения