СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕАЛИЗАЦИЯ, ИДЕОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО

Перейти вниз

СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕАЛИЗАЦИЯ, ИДЕОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО

Сообщение автор Admin в Вт Мар 12, 2013 6:46 pm

Г. А. АНТОНЮК

СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕАЛИЗАЦИЯ, ИДЕОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО
(особенности рационального и идеологического устройства общества)

В данной статье я исследую с позиции разработанной мною научной концепции чистого (пурического) рационализма особенности рационального и идеологического устройства общества, а также излагаю ряд основных положений концепции чистого рационализма.


* * *

Применение к оценке идеологии критериев и инструментов рационального сознания позволяет заключить, что в основе идеологии лежат идеи о таких общественно значимых безгранично идеализированных ценностных предметах, которые посредством веры категорически императивно мыслятся осуществимыми, но которые рациональное мышление считает вообще неосуществимыми или недоказуемыми на предмет их осуществимости. Это безграничные бытие и небытие, материя и дух, добро и зло, любовь и ненависть, равенство и неравенство, жизнь и смерть и др. В отличие от идеологического мышления рациональное мышление -- это неидеализирующий, реалистический взгляд на мир, имманентно содержащий возможность сомнения в его истинности (см.: Антонюк Г. А. Идеология, идеализация и вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2 ).

Ценности выражают осознанно заинтересованное отношение человека к миру и к самому себе. Они не существуют вне этого отношения. Ценность различных предметов -- это их осознаваемое положительное или отрицательное значение в конечном счете для бытия человека: индивидов, социальных общностей и человечества как вида жизни (утилитарно-полезное, нравственное, эстетическое, значение для физического выживания индивида или человечества и др.). Однако окончательное мерило признания предметов ценностями — это их значение для существования человечества как вида жизни, даже если отдельные субъекты (индивиды и социальные общности) считают себя высшими носителями человеческого бытия. В массовом сознании людей, выражающем потребность выживания вида Homo sapiens, именно обеспечение жизнеспособности человечества признается высшей необходимостью как для отдельных индивидов, так и для сообществ людей. В первобытном обществе человечество в сознании индивидов отождествлялось с их родоплеменными общностями, в более позднее время оно отождествляется в сознании многих людей с их нациями. В современную эпоху в сознании многих и растущих числом индивидов человечество как вид жизни отождествляется со всем множеством национально-этнических общностей Земли, т. е. со всем человеческим сообществом.

Все, что мыслится значимым для отдельных людей, социальных общностей и для всего человечества, приобретает ценностный характер. Естественно, что самым обостренно и общественно значимым, а следовательно, повышенно ценностным предметом для человека является сам человек, его социальная среда, общество и в целом человечество.

Поскольку и индивиды, и человечество как вид жизни (Homo sapiens) обладают потребностью в существовании, в жизни, то они являются для осознающих это индивидов главной ценностью, обусловленной данной потребностью. Присущие людям потребность в жизни, жизненная сила, жизненный порыв -- это исходный пункт их ценностного отношения к самим себе и к внешней реальности. Собственная жизнь является для отдельного человека ценностью постольку, поскольку он сознательно хочет жить, обладает волей к жизни, жизненной силой.

Способность реальных предметов иметь значение для жизнедеятельности человека может быть объективно присуща данным предметам. Существующие предметы, которые не обладают свойствами, делающими их значимыми для человека, могут людьми преобразовываться таким образом, чтобы они имели такое значение. Люди могут также мысленно создавать предметы, которые реально не существуют и даже вообще неосуществимы, однако рассматриваются как положительно или отрицательно значимые (напр., «ангелы», «черти»).

Ценностями способны быть как созданные человеком предметы, так и объективные природные и общественные явления. Обобщенными (абстрактными) формами ценностей, которые абстрагированы от их носителей, т. е. от конкретных предметов и не существуют самостоятельно, выступают добро и зло, прекрасное и безобразное, свобода и неволя, справедливость и несправедливость и др. Ценность представляет собой социальное, то есть человеческое «измерение» любых предметов через их связь с человеком, через их значение для него.

Люди способны мысленно идеализировать ценностную сторону реальности. Безгранично идеализированные ценностные предметы, которые создаются для научного познания ценностей (напр., в аксиологии) и которые рациональным сознанием изначально рассматриваются как вообще неосуществимые, однако имеющие ограниченные прототипы в реальности, оправданно называть научными ценностными идеализированными предметами. Ценностную идеализацию, которая исходит из веры, т. е. абсолютной убежденности в осуществимости создаваемых безгранично идеализированных ценностных предметов, а также исходит из ограниченной, допускающей возможность сомнения убежденности в осуществимости создаваемых ограниченно идеализированных ценностных предметов, я называю социальной, а ценностные идеализированные предметы, которые посредством веры и ограниченного убеждения мыслятся осуществимыми, я называю социальными ценностными (или просто социальными) идеализированными («идеальными») предметами. Субъекты, идеализирующие мир, подвергают социальной идеализации те ценностные предметы, которые они мыслят в качестве существенно значимых для бытия человека. Социальная идеализация может быть как ограниченной, так и безграничной, как общественнозначимой, так и индивидуальнозначимой.

С позиции рационального мышления можно заметить, что источником веры в осуществимость безгранично идеализированных (с позиции критериев рационального мышления) предметов, которые с позиции внерационалъного (экстрарационального) мышления предстают неидеализированными, реальными предметами, являются безграничные (безгранично идеализированные, «идеальные») чувственные побуждения людей (потребности, интересы, желания, переживания и др.). Это, напр., стремление к безграничным власти, богатству, славе, переживание безмерных радости, горя, отчаяния, страха. Их безграничность означает отсутствие внутренних механизмов, ограничивающих их проявление. Закономерности безграничных чувственных побуждений обусловливают особенности внерациональной (экстрарациональной) логики, оперирующей идеями осуществимых безграничных предметов. Идея безграничных чувств (под иными названиями) является существенным компонентом философии экзистенциализма. Рациональное мышление, внерациональное (экстрарациональное) мышление и безграничные чувственные побуждения принадлежат к сознанию. Частично принадлежат к сознанию и ограниченные чувственные побуждения. Кроме сознания, в психике человека есть бессознательное, находящееся за пределами логики мышления, напр., обусловленное инстинктами. К его описанию применимо понятие иррационального (лат. irrationalis -- неразумный). Делению мышления на рациональное и внерациональное (экстрарациональное) можно найти отдаленную аналогию в европейской философской мысли, от Платона до Гегеля, в виде деления его (каждым философом с помощью своих критериев) на рассудок и разум.

Происхождение безгранично идеализированных (идеальных) побуждений детерминировано объективными законами обеспечения жизнедеятельности человеческого вида. Содержание конкретных социальных безгранично идеализированных предметов, на которые данные побуждения положительно или отрицательно ориентируются, которые люди переживают, к которым стремятся или которых остерегаются, может иметь как общественнозначимый, так и исключительно индивидуальнозначимый характер.

Те социальные безгранично идеализированные предметы являются общественнозначимыми, на которые положительно или отрицательно ориентированы побуждения многих людей, которые являются компонентами общественного сознания, регуляторами жизнедеятельности отдельных социальных общностей и общества, общественнозначимого поведения отдельных личностей (напр., идеи христианского бога, бесконечной материи в материалистических философских учениях, проект совершенного коммунистического общества в марксизме). К ним отчасти примыкают такие социальные безгранично идеализированные предметы, которые имеют потенциальную возможность быть общественнозначимыми, а также такие, которые создаются в расчете на то. чтобы быть общественнозначимыми (они могут и не утвердиться в качестве общественнозначимых). Общественнозначимые социальные безгранично идеализированные предметы -- это формы взаимного, соотносительного, совместного (друг с другом и друг против друга) идеализирующего взгляда на мир и на способы практического отношения к нему. Как предметы личной веры они одновременно индивидуально значимы, мыслятся каждым верующим как сущностно связанные с его личным бытием.

К идеологическим идеализированным предметам я отношу только такие социальные безгранично идеализированные предметы, содержание которых имеет непосредственное общественное значение. Соответственно, к идеологической идеализации я отношу только такую социальную безграничную идеализацию, результатом которой являются обшественнозначимые безгранично идеализированные предметы. Социальная безграничная идеализация и социальные безгранично идеализированные предметы, которые являются не общественнозначимыми, а только индивидуальнозначимыми, напр., любовь конкретных мужчины и женщины друг к другу и идеализация ими друг друга в любви, не относятся к идеологии. Социальная безграничная только индивидуальнозначимая идеализация основана на вере, родственной идеологической.

От социальной безграничной идеализации (социальной собственно идеализации) целесообразно отличать социальную ограниченную идеализацию (социальную псевдоидеализацию). Она заключается в мысленном наделении кого-либо или чего-либо положительными или отрицательными чертами, которыми они не обладают, но которыми они способны обладать при определенных обстоятельствах или которыми обладают или способны обладать другие подобные предметы (люди, вещи, свойства, отношения). Это, напр., представление конкретного человека лучшим или худшим, чем он есть на самом деле. При данной ограниченной идеализации лучшие или худшие черты, которыми мысленно наделяются конкретные предметы, но которые им не присущи, носят не безграничный, а ограниченный характер и потому эти предметы не являются идеализированными предметами в точном смысле этого слова. Поэтому логические законы рационального мышления допускают возможность мыслить ограниченно идеализированные предметы осуществимыми при некоторых условиях, хотя реально они на момент идеализации неосуществимы в силу различных обстоятельств, в том числе в силу особенностей природы предметов, подвергшихся ограниченной идеализации. Социальная ограниченная идеализация бывает общественнозначимой и индивидуальнозначимой. В отличие от социальной идеализации, невозможны научная ограниченная идеализация и научный ограниченно идеализированный предмет.

Убеждение в осуществимости социальных ограниченно идеализированных предметов может быть очень сильным, однако не имеет характера категорически-нормативной веры, поскольку опирается на рациональные по форме доказательства, а потому не категорически-императивное. Данная ограниченная идеализация носит рациональный характер и основана лишь на частичном, не абсолютном преувеличении или преуменьшении ценностных характеристик ограниченной реальности. Общественнозначимые социальные ограниченно идеализированные предметы и не обладающая силой веры убежденность в их осуществимости лежат в основе псевдоидеологических (идеологоподобных) взглядов. Они по своей природе рациональны, хотя и не отвечают требованиям научности и объективной истинности. Часто их отождествляют с собственно идеологией. Они широко используются в политической пропаганде, в собственно идеологии, где им извне придается форма категорической нормативности, нередко проникают в социальную науку, где им стремятся придать облик научных взглядов.

Хотя социальная идеологическая безграничная идеализация способна осуществляться в отношении любых предметов реальности, в том числе и в отношении природных явлений, особенно часто она используется во взглядах на общество, на человека в силу их особой значимости. Это затрудняет использование научных идеализированных предметов в социальных науках (например, в социологии), так как они нередко подменяются социальными безгранично идеализированными предметами.

При научном познании человека, общества неимоверно трудно отвлечься от основанного на вере внерационального ценностно-идеализирующего отношения к ним. Поэтому в социальных науках, в отличие от естественных, напр., от физики, химии, гораздо реже можно встретить научный идеализированный предмет в точном смысле этого слова. В то же время в социальных науках функционирует много противоречащих природе науки и идеологизирующих научное знание социальных безгранично идеализированных предметов. Так, заложенный в проект коммунизма образ совершенного общества с его чертами полных социальных равенства и справедливости может быть использован в качестве научного идеализированного предмета при условии мышления его вообще неосуществимым. С помощью него, напр., можно было бы теоретически осмыслить механизм проявления «в чистом виде» законов, обеспечивающих реализацию тенденций к полным социальному равенству, социальной справедливости, которые в реальности в состоянии воплотиться только в ограниченном виде. Однако мечта многих людей о совершенном обществе, их вера в него и, в частности, вера коммунистической идеологии сильно влияют на социальную науку и мешают использованию образа коммунистического общества в качестве научного идеализированного предмета тем, что внедряют в научное сознание веру в его осуществимость. В борьбе же с марксизмом и ему подобными идеологическими взглядами (напр., с анархизмом) отбрасывается как утопическая не только идея о реальной возможности построения совершенного общества, но и не видится возможность использования образа коммунизма в качестве научного идеализированного предмета.

В концепциях постиндустриального и иных «самых перспективных форм общественного устройства» также широко используются различные социальные безгранично идеализированные предметы (напр., «информационное», «технотронное» общество), которые идеологизируют данные концепции, а следовательно, сужают и деформируют их научный характер. Для преобразования социальных безгранично идеализированных предметов, имеющих, имевших или могущих иметь частичные прототипы в реальном мире, в научные идеализированные предметы, а также для предотвращения социальной идеализации при намеренном создании научных идеализированных предметов требуется специальная система методологических и методических средств, которую еще предстоит выработать.

Социальная идеализация имеет, наряду с мысленным аспектом, также и практический. Последний состоит в практической организации поведения и деятельности индивидов, социальных общностей, общества и человечества, в практическом обустройстве людьми социальной и природной реальности таким образом, как если бы идеализированные предметы были осуществимы. Результатом такой практической социальной идеализации является мнимая, химерическая реальность (квазиреальность) ценностного идеализированного предмета, которая по ряду характеристик похожа на создаваемую человеком или существующую независимо от него неидеализированную реальность. Так, бог как мысленная безграничная идеализация сознания человека в виде мышления его абсолютно самостоятельной надчеловеческой и надприродной бесконечно разумной, могущественной и благой субстанцией, существование которой вообще недоказуемо рациональными средствами, обладает рационально фиксируемым квазибытием в виде действий и отношений людей, которые реализуются таким образом, как если бы бог обладал рационально выявляемым реальным бытием. К данному практическому квазибытию бога относятся религиозные верования как категорически императивные установки на практическое действие, обряды, храмы, богослужения, религиозные отношения и организации, религиозная борьба, в т. ч. религиозные войны, и в целом влияние религиозной веры через действия людей на различные общественные процессы, на природную среду и другие действия людей в соответствии с религиозной верой, а также их следствия.

Другой пример создания на основе идеологии квазиреальности или химеры в процессе практической социальной идеализации -- это вся деятельность по созданию в бывшем СССР и в других бывших, а также в ныне существующих социалистических странах абсолютно совершенного коммунистического общества и все ее прямые и опосредованные последствия в обществе и природе. Это и революционная борьба коммунистов за завоевание власти, и насилие над оппозицией, и сопротивление оппозиции, в т. ч. гражданские войны, и подавление прав человека, и борьба с так называемым мировым империализмом, и вся система направленной на построение коммунизма социально-экономической и политической организации общества, и многочисленные тяготы в процессе коммунистического строительства, включая репрессии, вплоть до физического уничтожения тех, кто виделся противником коммунистической идеи, и привилегии правящей номенклатуры, и преобразование природы во имя коммунистического будущего, и многое другое. В отличие от социальной идеализации, научная идеализация не имеет практического аспекта.

Практическая социальная идеализация бывает ограниченной и безграничной. Практическая социальная идеализация неразрывно и однозначно связана с мысленной ограниченной и безграничной социальной идеализацией. Ни мысленная, ни практическая социальные идеализации не существуют сами по себе. Это «две стороны одной медали». Мысленная социально-идеологическая безграничная идеализация имеет функциональный смысл для конкретных индивидов постольку, поскольку она категорически императивно организует их бытие в мире, регулирует их отношения, задает абсолютные смысложизненные ценностные ориентиры, нормы, образцы поведения и деятельности, способы их практического отношения к миру, формы общественного устройства, направления и цели исторического процесса, в который они включены, короче говоря, поскольку посредством ее создается категорически нормативное идейное руководство для их жизнедеятельности.

Посредством ориентации на социальные безгранично идеализированные предметы индивиды, верящие в их осуществимость, не только мысленно, но и практически «перешагивают» через свое изначально ограниченное индивидуальное физическое существование с функционально ориентированными на него ограниченными же потребностями, интересами, желаниями, переживаниями и иными такого рода побуждениями, возвышаются над ним и ставят себя в идеализированное, квазиреальное практическое отношение детерминации, которое при этом ими мыслится на основе веры реальным, с социальными безгранично идеализированными предметами, мыслимыми ими посредством веры осуществимыми. Поскольку субъекты веры устанавливают квазиреальное практические отношения с безгранично, безмерно, беспредельно идеализированными предметами, то установление ими практического отношения детерминации своей жизни с ними как с категорически мыслимыми в качестве осуществимых реальностями верится ими как обладание собственными сопряженными с ними безграничными идеализированными характеристиками, сообразно вере в существование которых они действуют.

Практическая ориентация индивидов на социальные безгранично идеализированные объекты делает само их существование и их практическое отношение с этими объектами квазиреальным, химерическим в тех пределах, в каких их жизнедеятельность охвачена этой ориентацией.

Поскольку все социальные безгранично идеализированные предметы обладают ценностными характеристиками по отношению к человеку, а сами субъекты веры по отношению к этим предметам с необходимостью также мысленно безгранично идеализируют себя и в соответствии с мысленной безграничной идеализацией реальности и себя строит свою практическую жизнедеятельность, то именно человек является обязательным и центральным звеном любой мысленной и практической социальной безграничной идеализации, а значит, идеологии и квазиреальности, даже если при этом субъект веры рассматривает себя не как бесконечную субстанцию, а как ее проявление. Центральность положения человека в системе безграничной социальной идеализации состоит в том, что в любой безграничной характеристике социального идеализированного предмета присутствует человеческое «измерение», человек как исходный пункт и главное функциональное назначение безгранично идеализированного ценностного определения бытия.

В отличие от научных взглядов, которые могут не быть непосредственно ориентированными на практическую жизнь (напр., фундаментальные знания) и способны даже служить отдельным субъектам исключительно средством расширения кругозора, удовлетворения познавательного любопытства, социальная безграничная идеализация по самой своей природе не способна быть средством удовлетворения познавательного любопытства самого по себе и всегда в первую очередь непосредственно направлена на практику, выступает проявлением категорически-императивной предметно-практической направленности (практической интенциональности) безгранично идеализирующего реальность экстрарационального (внерационального) мышления. Даже инженерные проекты, которые прямо ориентированы на преобразование действительности, не способны быть категорически-императивными направителями поведения и деятельности людей. Прежде чем стать таковыми, они должны быть либо приняты рациональным сознанием субъектов в качестве рационально обоснованных и достойных практического осуществления, либо извне предписаны к осуществлению, напр., властью. Социальные же безгранично идеализированные предметы выступают для субъектов веры категорическими императивами, прямо предписывающими поведение и деятельность людей, без опосредствующих оценок этих идеализированных объектов на предмет осуществимости или неосуществимости, целесообразности или нецелесообразности осуществления. Сама логическая форма экстрарационального мышления содержит необходимость мыслить их осуществимыми или подлежащими осуществлению (напр., католицистской идеи «всецело совершенного солидаристского общества»). Особенность этой логической формы состоит в том, что она пронизана чувством безграничного как реальности.

Поскольку социальная безграничная идеализация осуществляется с помощью экстрарациональной логики, то не только ее мысленные, но и практические результаты имеют в своей основе внерациональный характер. Создаваемая деятельностью человека внерациональная квазиреальность весьма обширна. Она охватывает как общественные, так и природные явления, процессы, отношения и конкурирует с естественно существующей и рационально создаваемой реальностью, взаимодействует, борется с ней, конфликтует, переплетается, отвергает, подчиняет ее себе, существует параллельно с ней, короче говоря, находится с ней в многообразных формах отношений. Это и социально-экономическое устройство различных обществ на основе идеологических целей, и преобразование природы в направлении на такого рода цели, и др. Масштабы и степень влияния создаваемой квазиреальности на общественную жизнь и природу, будучи огромными, в то же время зависят от конкретно-исторических условий, от особенностей стран, народов, эпох. Так, периоды католической инквизиции во многих европейских и в находившихся от них в зависимости неевропейских странах, фашизма, сталинизма особенно выделяются в истории человечества выраженным экстрарациональным характером и колоссальным влиянием этой экстрарациональности на мировой общественно-исторический процесс.

Квазиреальность имеет место как в демократических, так и в тоталитарных обществах. Она имеет место везде, где есть люди, расположенные к идеологической вере. Но особенно большое место занимает квазиреальность в тоталитарных государствах, которые для тотального управления личностью с необходимостью используют в качестве идейной основы государственного управления идеологическую веру.

К. Маркс видел похожую квазиреальность, которую он называл фетишистскими отношениями, в товарно-денежных отношениях современного ему капиталистического общества, в котором, по его мнению, общественные отношения людей в процессе труда приобретают характер «вещных отношений лиц и общественных отношений вещей», а человек низводится до уровня вещи или исполнителя вещных функций. ( Маркс К, . Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. , т. 23, с. 83 ). Проявление фетишизма Маркс видел в культе денег, золота, в приписывании капиталу способности к самовозрастанию независимо от труда, в культе власти, государственных институтов и др. идеализациях.

Фетишизм связан с приписыванием реальным предметам сверхъестественных свойств. Понятие фетиша является разновидностью понятия социального безгранично идеализированного предмета, однако гораздо менее строгое и богатое по содержанию. Содержание понятия фетиша фиксирует лишь внешнюю сторону верований людей (напр., мысленное приписывание сверхъестественных свойств ограниченным предметам). В нем не улавливается внутренняя связь фетишей с особенностями безграничных чувственных побуждений людей и логики идеализирующего мышления, с которыми увязано мое представление о социальном безгранично идеализированном предмете. Уже в самом понятии безгранично идеализированного предмета содержится ориентация на анализ форм мышления. Использование понятия социального безгранично идеализированного предмета позволяет довести анализ идеологической веры до уровня анализа экстрарациональных (внерациональных) логических форм мышления и безграничных форм побуждений людей как решающих факторов идеологической веры.

Маркс объясняет «товарный» фетишизм как воззрение особенностями товарно-денежных отношений. Однако объяснение этих особенностей невозможно без обращения к фетишистскому сознанию. Получается замкнутый крут. Фетишизм же первобытных людей он объяснял недостаточным уровнем знаний. Это, видится, довольно поверхностный взгляд на истоки веры и покоящегося на вере фетишизма. Он не раскрывает, почему в сходных социальных отношениях одни люди, даже самые просвещенные, склонны к фетишистским воззрениям (напр., к вере в бога), а другие люди, столь же просвещенные, не склонны к ней и смотрят на мир исключительно рационально. Так, опрос тысячи ученых США в 1916 году засвидетельствовал, что 40 % из них сказали, будто они верили в бога (при этом не проверялась искренность их веры и их утверждений о своей вере). Проведенный в 1996 году такой же опрос уже иных ученых дал схожий результат. Только фетишизацией общественных отношений, недостатком знаний и вообще содержанием сознания веру и неверие в существование бога части ученых не объяснить. Необходимо привлечение к объяснению идеологической веры и безверия личностей генетически обусловленных особенностей устройства их чувственных побуждений и логики. Лишь у части людей есть способность к идеологической вере. Она врожденная и связана с их предрасположенностью к безграничным чувственным побуждениям и к экстрарациональной логике, которая обеспечивает мысленное создание безграничных предметов и оперирование ими как осуществимыми абсолютными доминантами по отношению к предметам, мыслимым ограниченными. Данные побуждения и данная логика выражают изначальную категорически императивную смысложизненную направленность психики верующих людей на безграничное и, соответственно, на безусловную координацию ими своего существования в соответствии с тем, как оно ими переживается и мыслится.

Поэтому многознание не укрепляет и не ослабляет идеологическую веру. Если к ней есть способность, то оно делает ее более изощренной. Ею могут обладать гениальные ученые и посредственности, высокообразованные и необразованные люди. Однако у части представителей каждой из этих категорий людей способность к идеологической вере может отсутствовать. Только учитывая способности, можно объяснить, почему одни ученые обладают идеологической верой (напр., в бога), а другие не обладают ею.


Последний раз редактировалось: Admin (Пт Мар 15, 2013 12:17 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

Admin
Admin

Сообщения : 237
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Вт Мар 12, 2013 6:47 pm

Люди с исключительно рациональным мышлением не обладают способностью к безграничным чувственным побуждениям и к экстрарациональной логике. Хотя невозможно точно установить, но можно с высокой степенью уверенности предположить, что людей, склонных к искренней идеологической вере, намного меньше, чем людей, расположенных к рациональному отношению к миру. Предполагаю, их приблизительно 8 – 12 %. Но гораздо меньшая доля людей предрасположена только к экстрарациональному мышлению и к безграничным чувственным побуждениям. У этих людей пониженная генеральная жизнеспособность. Большинство же людей, расположенных к идеологической вере, которая у них неизбежно доминирует, обладают также наряду с экстрарациональным мышлением и безграничными переживаниями также способностью к рациональному отношению к миру, обладающему частичной автономностью относительно идеологической веры. Наиболее ярко рациональное отношение к миру у этих людей проявляется на уровне обеспечения ими своего непосредственного материального бытия.

Исторически первой формой идеологии были первобытные мифы. В их основе лежали социальные безгранично идеализированные предметы в виде богов, героев и их деяний, в них осуществлялась социальная этноидеализация и идеализация природы, в том числе космоса, и др. Все идеализированные предметы мифов мыслились как реально осуществимые, а мысль об их осуществимости основывалась на идеологической вере. Соответственно мифы носили для верящих в них категорически императивный характер, на основе них строилась определенная идеологизированная социальная квазиреальность в виде ритуалов и др. действий, специфической организации общественных отношений, а также идеологизированное отношение к природе, которым также придавался категорически императивный характер. Мифы были синкретической идеологией. В них содержались в неразвитой форме религиозная идеология, этносоциальная идеология, идеологические взгляды на добро и зло, прекрасное и безобразное, зачатки философской идеологии и др.

В настоящее время существует широкая дифференциация идеологических воззрений, в первую очередь на общемировоззренческие (осмысливающие первоосновы мироздания философские, теософские, религиозные учения, общемировоззренческие взгляды, созданные средствами мифов, искусства, обыденного сознания) и частномировоззренческие (охватывающие только человечество или его отдельные стороны – все общество, личность, социальную структуру, экономику, историю, право, политику, психические процессы, в т. ч. сознание, научное и техническое развитие, этносы, социальные классы и др., а также охватывающие только природу или ее отдельные стороны, в первую очередь жизнь). В то же время отдельные идеологические труды многих идеологов носят комплексный характер и содержат идеологические концепции по многим аспектам реальности. Эти концепции могут быть как общемировоззренческие, так и частномировоззренческие. Отдельные идеологи нередко осмысливают в своих трудах весьма широкий спектр реальности.

Что касается конкретных идеологических систем, то одни из них имеют универсальный характер, охватывают фактически все существенные стороны мыслимой реальности и включают общемировоззренческие и частномировоззренческие идеи (напр., марксизм, католицизм). Другие же конкретные идеологические системы более или менее специализированные и осмысливают не все существенные стороны мыслимой реальности (напр., экзистенциализм, идеологический либерализм). Целесообразно также классифицировать конкретные идеологические системы на жестко организованные с узким диапазоном внутреннего разброса идеологических позиций и с сильным целенаправленным контролем за идейной организацией системы (напр., марксизм, католицизм, русское православие) и на мягко организованные с весьма широким диапазоном внутреннего варьирования идеологических позиций и со слабым целенаправленным контролем за идейной организацией системы или с отсутствием такового, с исключительно стихийными механизмами регулирования (напр., идеологический либерализм, протестантизм, анархизм, индуизм, экзистенциализм).

Любая идеологическая система приобретает завершенный характер, если она охватывает все существенные стороны мыслимой реальности. Такими завершенными идеологиями являются универсальные идеологические системы. Идейным фундаментом этих идеологий являются философские (если идеологии нерелигиозные) или религиозные концепции об основах реальности. Данные концепции выполняют в конкретных идеологических системах генеральную регулятивно-методологическую функцию по отношению к остальному их содержанию. К относительно завершенным идеологическим системам принадлежат, напр., марксизм, католицизм. Многими чертами универсальности обладали идеологические системы Аристотеля, Гегеля. Хотя специалисты традиционно относят все, что они написали, к их философским учениям, в действительности многое из написанного ими выходит за рамки философии и представляет собой не только идеологические, но и собственно научные взгляды. Последние обладают относительной автономностью в рамках их идеологических систем. Научными являются, напр., многие идеи Аристотеля и Гегеля применительно к логике мышления, политике.

В качестве идеи первоосновы мироздания в религиозных и философских учениях используются такие социальные безгранично идеализированные предметы, как бесконечные бытие и (или) небытие в многообразных мыслимых разновидностях («материя», «бог», «ничто» и др.), посредством веры признаваемые их приверженцами безусловно осуществимыми в этой своей бесконечности. Они являются исходной и определяющей характеристикой как собственно философских и религиозных учений, так и всех конкретных идеологических систем, опирающихся на философию и религию.

Без социальных безгранично идеализированных предметов религия, философия и вообще идеология невозможны. А без верующих в осуществимость данных предметов религиозные, философские и вообще идеологические воззрения являются нежизнеспособными, мертвыми. Наличие в фундаменте идеологии социальных безгранично идеализированных предметов роднит философию с современной религией и с первобытными мифами.

Рассмотрение любого явления приобретает религиозный или философский, а следовательно, идеологический характер, если его содержание мысленно ставится в отношение безусловной его детерминации бесконечными первоосновами, напр. волей бога, диалектическими законами материи.

* * *

Обстоятельное исследование идеологии, используемой в ней социально-идеологической идеализации и социально-идеологического идеализированного предмета позволяет лучше уяснить как сущность идеализации в целом, так и особенности различных разновидностей идеализации м идеализированных предметов, в т. ч. в науке.

Современная теоретическая наука и теоретическое мышление современного ученого не могут быть эффективными без активного использования научных идеализированных предметов, которые наука признает неосуществимыми, но которые основаны на ограниченных прототипах в реальности. Рациональное мышление, в т. ч. научное, исходит из того, что реальные предметы обладают границами, которые могут быть количественными, качественными, пространственными, временными, границами в форме, в содержании, в сущности, в детерминации и др. Научный идеализированный предмет (объект) – это такая мысленная модель исследуемого реального предмета, при создании которой частично или полностью абстрагируются от его границ и придают ему абсолютный характер (напр., «точка», «абсолютно черное тело», «идеальный раствор», «машина Тьюринга»). Научные идеализированные предметы – это необходимые компоненты теоретического научного мышления и теоретической науки. Они являются и логическими формами мышления, и инструментами познания, и формами отражения действительности, и основой научных теорий, и мысленными заместителями реальных объектов исследования. Но не все ученые корректно применяют идеализацию. Их некорректность во многом порождается несовершенством понимания ими природы идеализации в целом, которое отчасти обусловлено неразвитостью общей теории идеализации и идеализированного предмета.

При применении учеными идеализации их подстерегают опасности, во-первых, использования вместо научных идеализированных предметов, которые изначально признаются наукой вообще неосуществимыми, идеологических идеализированных предметов, которые посредством вненаучной веры мыслятся осуществимыми, и использования научного идеализированного предмета в качестве категорически мыслимого осуществимым идеологического идеализированного предмета, во-вторых, принятия создаваемых научных идеализированных предметов за образы реальных предметов, а образов реальных предметов – за научные идеализированные предметы.

Первая опасность подстерегает ученых-теоретиков с момента возникновения теоретической науки. Уже первые древнегреческие теоретики науки математик Пифагор (VI в. до н. э.) и физик Левкипп (V в. до н. э.) использовали философско-идеологическую идею бесконечной первоосновы мироздания, категорически признаваемой ими существующей, в обосновании конкретно-научных математических и физических идей и наоборот. Исаак Ньютон (XVII – XVIII вв. н. э.) привлекал для объяснения природы идею божественного творения, веря в существование бога. Для рационального мышления бесконечная первооснова реальности, в т. ч. бог – это вообще непроверяемый посредством практики на осуществимость идеологический безгранично идеализированный предмет. В бывшем СССР ученые в области общетеоретической социологии и общенаучной картины мира нередко использовали в научных обоснованиях в качестве идей реальных предметов сформулированные марксистской философией идеи бесконечных диалектико-материалистических законов (напр., закон отрицания отрицания), представляющих собой идеологические идеализированные предметы. Современные ученые обычно стараются не применять в обоснованиях научных идей философские и религиозные идеологические идеализированные предметы (напр., идею бесконечной первоосновы мира) и не использовать научные знания для обоснования философских и религиозных идеологических идеализированных предметов. Но среди них все же встречаются даже очень крупные ученые, которые используют науку (напр., математику, физику, психологию) для доказательства существования бесконечной первоосновы (бога, материи и др.) и наоборот. В частности, применяемые в математике научные идеализированные предметы в виде различных модификаций количественной бесконечности (бесконечное множество и др.) рассматриваются некоторыми учеными как якобы отражение реальной бесконечности мироздания. Когда ученые используют философскую и религиозную идеологическую идеализацию в науке, а научную идеализацию в философской и религиозной идеологии, то перестают быть учеными и превращаются в религиозных и философских идеологов. Если ученый объясняет реально существующие ограниченные явления природы и общества с помощью бесконечных первооснов или если он использует идеи таких реальных явлений для обоснования идеи бесконечной первоосновы, то тем самым он вводит в содержание научного знания о конкретных ограниченных предметах, которое должно отвечать требованиям практической проверяемости, объективности и общезначимости, вообще не проверяемые, ценностные и не общезначимые идеи о бесконечных первоосновах (первоначалах, первопричинах, первосущностях и т. п.) мира, искажая научное знание об ограниченных реальных явлениях и лишая его статуса научной истинности.

Вторая опасность родилась в период развитой науки, особенно современной, намеренно создающей и использующей много специальных научных идеализированных предметов. Классический пример описания научного идеализированного предмета – это формулировка И. Ньютоном первого закона механики. Классический пример отождествления идей научных идеализированных предметов с идеями реальных предметов – это признание многими учеными в бывшем СССР неизбежности воплощения в жизнь идеи всецело совершенного научного коммунистического общества, являющегося научным идеализированным предметом, вообще не поддающимся осуществлению. Современная наука настолько глубоко проникла в сущность мироздания, что теоретическое научное познание уже оперирует идеями предметов, надежная практическая проверка которых существующими познавательными средствами невозможна и обоснование которых вынужденно носит только теоретический характер. В этих условиях иногда бывает затруднительно заключить, оперирует ли теория идеей неосуществимого научного идеализированного предмета, имеющего в реальности лишь ограниченный прототип, или она оперирует идеей возможного реального предмета. Напр., ряд ученых рассматривают теорию «Большого взрыва» как отражение возможного реального состояния, но можно ли сегодня основательно доказать, что эта теория описывает возможную реальность, а не научный идеализированный предмет? По мере углубления познания в основания мироздания теоретическая наука будет создавать все больше идей предметов, которые будет затруднительно практически проверить, иные, возможно, даже при жизни человечества, являются ли они научными идеализированными предметами или образами возможных реальных предметов. Идеи таких «сомнительных» предметов целесообразно помечать: «возможно, это образ научного идеализированного предмета», «возможно, это образ реального предмета».

Эффективное развитие современной науки и современного научного мышления остро нуждается в разработке общей теории идеализации и идеализированного предмета, предполагающей постижение сущности идеализации и ее форм, специфики идеализированных предметов относительно реальных предметов, научную классификацию идеализированных предметов, установление логических, гносеологических и идеологических законов их конструирования, применения, преобразования, их взаимодействия друг с другом и с идеями неидеализированных предметов, выработку критериев отличия идеализированных предметов разных видов друг от друга и др.

Полагаю, что разработанные мной существенные элементы общей теории идеализации и идеализированного предмета, а также созданная мной научная теоретическая концепция социального безгранично идеализированного предмета как основы идеологии позволяет не объяснять один вид идеологии через другой, а все идеологии (религию, философию, первобытные мифы, частные идеологии и др.) свести к «единому знаменателю» -- к социальному безгранично идеализированному предмету и рассматривать их через призму закономерностей устройства социального безгранично идеализированного предмета, его создания, функционирования, изменения, развития, влияния его на мир идей, на психику, на поведение людей, на общество. Применение научной теории социального безгранично идеализированного предмета к исследованию и объяснению идеологии позволяет деидеологизироватъ идеологоведение и превратить его в чистую науку.

* * *

Специфика внерациональной природы исходных идеализированных бесконечных предметов религии и философии (напр., первоосновы мироздания) состоит в том, что их осуществимость вообще не может быть ни доказана, ни опровергнута рациональными средствами, в конечном счете ограниченной человеческой практикой, однако они мыслятся посредством веры осуществимыми. В то же время их содержание носит выраженный ценностный характер для верящих в них, поскольку приверженцы религиозных и философских учений чувствуют и мыслят в безусловной форме основы своего личного существования и существования человечества как абсолютно обусловленные бесконечными идеализированными предметами. Социальные безгранично идеализированные предметы религии и философии являются логическими формами внерационального мышления и имеют для верящих в их осуществимость категорически нормативный характер.

Взгляды людей на реальность, особенно на социальную, нередко содержат не только религиозную и философскую идеологию, но и частные, нефилософские и нерелигиозные идеологические представления. В основе таких частных идеологических взглядов лежат конечные социальные безгранично идеализированные предметы, которые вообще неосуществимы, однако мыслятся посредством веры осуществимыми. Некоторые из данных идеологий функционируют независимо от религиозных и философских концепций. Это многие концепции совершенного и антисовершенного общества (напр., в анархизме, в концепциях технологического детерминизма, в идеологическом либерализме), безгранично идеализированные представления об общественном прошлом (напр., идеализация социалистического строя в бывшем СССР), ряд концепций, основанных на идеализации факторов, детерминирующих существование человека, общества, напр., психического, морального, научного, экономического, политического, природно-биологического, отдельной великой личности, отдельных классов, в частности, социальные взгляды Н. Михайловского, П. Сорокина, Р. Мертона, Дж. Морено, 3. Фрейда.

Когда же частные идеологические концепции о различных конечных сторонах реальности строятся в тесной увязке с общефилософскими или религиозными представлениями о бесконечных первоосновах мира, следовательно, когда безгранично идеализированные предметы частных идеологических концепций прямо обосновываются данными первоначалами, то такие концепции являются составными частями религии или философии (напр., марксистская концепция исторического материализма является компонентом марксистской философии).

В общественном сознании автономно функционируют как общемировоззренческие идеологии, напр., религиозные, философские учения, так и частные идеологические воззрения, как детально развернутые более или менее целостные системы идеологических взглядов о всех существенных сторонах реальности, так и идеологические концепции о ее отдельных сторонах. Общественное сознание всегда идеологически дифференцировано на разные не только по содержанию, но и по масштабам идеологические воззрения. Даже в самом тоталитарном обществе невозможно достичь единой всеохватывающей идеологии, в любом из них всегда функционируют хотя бы в скрытом виде отличные от официальных идеологические взгляды. Напротив, идеологическое сознание отдельной личности всегда стремится к обладанию более или менее целостным и как можно полнее охватывающим мир идеологическим взглядом. Поэтому в идеологическом сознании расположенной к идеологической вере личности одновременно присутствуют в связанном и более или менее совмещенном виде как идеологические взгляды на первоосновы мироздания, так и идеологические взгляды на локальные стороны реальности. Правда, данная целостность нередко носит искусственный характер. Идеологическое сознание конкретной личности зачастую представляет собой весьма причудливую смесь компонентов, принадлежащих разным, даже противоположным идеологическим системам взглядов. Это обусловлено многими факторами, в т. ч. способностью личности логично мыслить, ее ценностными ориентациями, социальными позициями, эмоциональной организацией и др.

Идеология -- это неизбежный компонент общественного сознания наряду с исключительно рациональными взглядами на реальность, которые в современную эпоху наиболее полно представляют наука и инженерия. Научная истина единая для всех рационально мыслящих людей, поскольку сам способ ее доказательства ценностно нейтрален, а различие взглядов проявляется на уровне гипотез. Идеология же гипотез не имеет и всегда внутренне дифференцирована на различные претендующие на безусловную истинность ценностные позиции. Поскольку идеология -- это ценностный взгляд на мир, то уже из самой оппозиционности ценностей, признаваемых расположенными к идеологической вере личностями (безграничных бытия и небытия, материи и духа, добра и зла и др.) с неизбежностью вытекает объективная необходимость одновременного существования различных, в том числе взаимоисключающих исходных идеологических принципов, каждый из которых категорически императивно объявляет себя абсолютно истинным.

На различие конкретных идеологических взглядов людей влияют в первую очередь особенности содержания их безграничных побуждений, которые идеологии выражают, и экстрарациональной логики. В то же время на такое различие влияют также особенности содержания действительности, которая истолковывается идеологиями, и сами способы такого истолкования, характер развитости общей и экстрарациональной логики, различие положения людей в общественных отношениях и выполняемых ими функций, особенности культур и социальных общностей, к которым принадлежат склонные к идеологической вере личности, специфика их интеллектуального развития, образования, психического склада и многое другое.

Идеологические взгляды всегда соотносительны, способны существовать только через соотношение друг с другом, через их взаимосвязь, взаимовлияние, взаимосопоставление, взаимоотрицание, борьбу друг с другом. Поскольку идеологии являются ценностными взглядами, то каждая из них предполагает свою оппозицию, хотя бы в виде возможности, и не может существовать без нее, через нее определяется ее собственное содержание (напр., материализм и идеализм). Поскольку социальные и иные различия людей также влияют на различие идеологий, то они тоже обусловливают соотносительный, сопряженный характер идеологических воззрений (напр., марксизм и идеологический либерализм). Сопряженность идеологических взглядов проявляется и в том, что каждый из них претендует на общественную значимость и выражение общих жизненных побуждений многих людей. Каждая идеология --- это совместное сознание людей. Поэтому невозможна идеология изолированного от общества индивида. Но вообще невозможно и одноидеологическое общество. В любом обществе всегда функционирует больше одной идеологии, даже если некоторые из них носят скрытый или неразвитый характер. Это закон идеологии как объективно обусловленного и неизбежного общественного явления.

Admin
Admin

Сообщения : 237
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Вт Мар 12, 2013 6:48 pm

Посредством своих идеологий многие субъекты социальных отношений (отдельные индивиды и социальные общности) обозначают себя в обществе, утверждают себя относительно друг друга, объединяются и борются друг с другом. Идеологии используются как для обеспечения целостности общностей (в том числе государств), для сохранения определенных системы власти, общественного строя, так и для изменения общественных отношений. Идеологии применяются также для сплочения и мобилизации действий своих приверженцев и для борьбы с противниками. Однако эффективность такого использования идеологий имеет свои пределы, которые обусловлены невозможностью практического воплощения их содержания. В то же время идеологии способны разъединять людей, придерживающихся различных идеологических взглядов, создавать между ними конфронтацию (напр., религиозные, межэтнические, классовые войны).

Идеология - это мощный инструмент категорически императивной духовной власти над верующими. Опосредуя отношения людей, она выступает носителем и категорически нормативным регулятором отношений между людьми и между сознаниями людей. Идеология -- это очень сильное средство категорически императивного контроля сознания людей, склонных к идеологической вере, и, соответственно, их поведения и взаимоотношений. В силу способности идеологии сильно влиять на людей она нередко используется не склонными к какой-либо вере прагматиками в качестве средства манипулирования в определенных интересах сознанием и поведением склонных к идеологической вере людей. Поддержание оптимального взаимоотношения идеологий в обществе является одним из инструментов обеспечения его целостности.

Идеология -- это категорически императивная разновидность мировоззрения. Ее противоположностью является не имеющая категорической нормативности рациональная, в том числе научная разновидность мировоззрения. Идеологические взгляды могут иметь высокоорганизованную теоретическую форму (напр., «Капитал» К. Маркса), а могут иметь низкоорганизованную, использующую язык, понятия, способы изложения аргументации и др. обыденного сознания (напр., «Библия»). Они могут также иметь художественную форму, публицистическую форму, мифологическую форму, содержать подчиненные социальным безгранично идеализированным предметам элементы научных знаний. Теоретическую идеологию обычно вырабатывают профессиональные идеологи, специализирующиеся на духовной деятельности. В ней часто используют идеологически интерпретированные научные знания. Идеологии оформляются с помощью как понятий, так и художественных образов. Если в них автономно функционируют научные знания, то такие идеологии крайне противоречивы, поскольку в них сопрягаются в статусе фактически однопорядковых несовместимые способы осмысления реальности -- рациональный и внерациональный.

Идеологии, которые используются в качестве непосредственного инструмента управления массовым сознанием и поведением людей, способны содержать в себе все идеологические формы, от теории до мифа. Так, марксистская идеология -- это не только философская теория, идеологические теории относительно экономики, политики, социальной структуры, будущего человечества и др., но и интерпретированные с помощью социальных безграничных идеализаций исторические факты, жизнеописания, научные знания, житейские воспоминания марксистских борцов и о борцах за коммунизм, о революционных событиях, мифологические сказания о героях, культы вождей, событий, традиций, социально-экономического и политического устройства, антикульты врагов, идеологизированные произведения искусства и многое другое, подчиненные единой идеологической концепции.

Целесообразно различать искренних идеологов, которые верят в истинность своего учения, и лжеидеологов, которые не верят в создаваемые или распространяемые ими идеологические учения и используют их лишь как средство манипулирования в определенных интересах общественными отношениями, сознанием и поведением людей в расчете на веру людей в эти учения. Оправданно также различать искренне верующих и лжеверующих, которые по определенным причинам, в том числе и вследствие заблуждения внешне привержены определенной идеологии, однако не обладают реальной верой.

Законом идеологии является то, что в любом обществе только часть людей предрасположена к идеологической вере. Всегда есть люди, которые в силу врожденной предрасположенности чувственных побуждений и мышления придерживаются исключительно рациональных взглядов на мир и на отношение к нему. Их сознание образует вообще не поддающийся заполнению идеологический вакуум, с которым разумно организованное общество не может не считаться. В силу объективного наличия идеологического вакуума в обществе вообще невозможна идеологизация сознания всех его членов. Утопичными были мечты Платона об обществе полного единомыслия и Ленина об обществе тотального господства идеологии, в его представлениях -- марксистской.

Люди с врожденной предрасположенностью к безграничным, беспредельным побуждениям (потребностям, чувствам, переживаниям, желаниям, стремлениям и др. ) и к идеализирующему реальность ввнерациональному логическому мышлению в силу своей генетической природы с неизбежностью, даже вопреки элементарному здравому смыслу, будут стремиться использовать определенную идеологию, а следовательно, идеологическую веру в качестве идейной основы своей жизнедеятельности, воплощать ее в квазиреальность, химеру. Если такие люди -- правители государства, то они с такой же неизбежностью будут стремиться использовать определенную идеологию в качестве идейной основы государственного управления. И наоборот -- люди с врожденной предрасположенностью к ограниченным побуждениям (потребностям, стремлениям, желаниям и др. ) и к исключительно рациональному, неидеализирующему реальность мышлению с такой же неизбежностью будут ставить сообразно объективным возможностям и уровню собственного интеллекта осуществимые и как можно более эффективные цели. Как первые, так и вторые по другому действовать просто не в состоянии.

Использование государственной властью определенной идеологии в качестве идейной основы управленческих решений осуществляется на основе придания ей статуса официально-государственного учения, которое эта власть признает единственно правильным, поддерживает, распространяет, защищает, которым руководствуется и которое стремится воплотить в жизнь. Наличие официальной идеологии необходимо связано с принудительным навязыванием государственной властью, в том числе с помощью силы, официальных идеологических взглядов на мир и на способы практического отношения к нему, с дискриминацией и подавлением других идеологий, а также исключительно рационального мировоззрения. Это происходит потому, что придание определенной идеологии статуса официальной доктрины превращает ее в государственную директиву, а следовательно, в предписываемые государственной властью в качестве обязательных для граждан понимание действительности и практическое отношение к ней в соответствии с официальной идеологией. Тем самым государственная власть усиливает своей директивностью изначально присущую идеологии категорическую нормативность. Внутренне присущий любой идеологии элемент нетерпимости к другим идеологиям и к исключительно рациональным взглядам на мир получает в официальной идеологии подкрепление в виде государственной власти, которая узаконивает и усиливает эту нетерпимость.

В силу категорической нормативности любой идеологии только одно идеологическое учение в состоянии быть официально-государственным. Даже две идеологии не смогут ужиться в качестве официальных, а государственная власть с несколькими официальными идеологиями будет раздираема антагонистическими идеологическими противоречиями. Ведь каждая идеология оценивает себя как единственно верное учение.

Наличие официальной идеологии -- это отличительный признак тоталитарного государства (напр., теократического, фашистского, коммунистического). При наличии официальной идеологии государство приобретает идеологический характер. Ведущая идейная роль в идеологическом государстве принадлежит идеологам («жрецам»), которые устанавливают в качестве обязательных для граждан официальные ценностные ориентиры идеологического характера, формируют и регулируют духовные процессы в соответствии с официальной идеологией и следят за воплощением этой идеологии в жизнь. Идеология дает идеологам огромную духовную власть над людьми, а через нее -- и практическую власть. В идеологическом государстве реальная власть принадлежит идеологам. В теократическом государстве основные официальные идеологи -- это духовенство, в светском -- партийные и государственные идеологи.

Атрибутами идеологического государства являются культы, основанные на идеализации данного государства, его власти и правителей, официальной идеологии и ее «жрецов», господствующих общественных отношений, общественных групп, организаций, официальных норм, ценностей, целей и т. п. и антикульты их противников, иных форм общественного устройства. Данные атрибуты являются существенными компонентами официальной идеологии и важными показателями ее существования.

Тоталитарные государства не могут обойтись без официальной идеологической веры и используют ее для полного духовного и практического подчинения граждан государственной власти. Но поскольку лежащие в основе идеологии идеи об осуществимости безгранично идеализированной реальности вообще неосуществимы или рационально недоказуемы с точки зрения осуществимости, то директивное приписывание государственной властью даже самой претендующей на гуманность, на общенациональную и общечеловеческую значимость идеологии статуса осуществимости и принятие ее в качестве официальной идейной основы государственного управления неизбежно потребует применения вредного государственного насилия над отдельными личностями, над обществом, над историческим процессом и приведет к огромным негативным последствиям для общественного прогресса. Яркий пример такого использования идеологии государственной властью -- применение массового насилия в бывшем СССР при проведении в жизнь официальной коммунистической идеологии с ее неосуществимыми идеями создания совершенных личности и общества. Проводя во что бы то ни стало во имя категорически побуждающей идеологической веры в жизнь то, что вообще не поддается осуществлению или осуществимость чего не поддается рациональному доказательству, вы неизбежно будете вынуждены применять насилие по отношению к закономерно сопротивляющейся жизни и все равно в конечном счете потерпите поражение, при этом принеся горе и страдания людям и заведя общество в тупик. Возможный полезный для общества эффект, который способны принести некоторые официальные идеологии, намного меньше того вреда, который они ему обязательно нанесут. Поэтому власть даже самого идеологизированного государства в целях придания ему жизнеспособности вынуждена частично использовать в управлении им наряду с официальной идеологией и даже вопреки ей рациональные идеи, цели, методы, стимулы и др. средства. Так поступала власть в СССР. При этом неизбежно возникает конфликт властных рациональных и идеологических установок.

Научно обоснованное демократическое государство строится только на рациональном идейном фундаменте и не нуждается в государственной идеологии. В нем идеология отделена от государственной власти, которая опирается в управлении только на рациональные, в первую очередь на научные и социально-инженерные знания, на рационально обоснованные достижимые ценностные ориентиры, нормы, идеалы, цели, проекты, планы, программы. Но поскольку всегда будут рождаться люди, предрасположенные к идеологической вере, то демократическое государство гарантирует идеологический плюрализм в сфере гражданского общества, а также право не исповедовать никакую идеологию, свободу науки и инженерии. Поэтому главные идейные помощники демократической государственной власти -- ученые и социальные инженеры. В полноценном демократическом государстве идеология -- это исключительно личное дело.

Закономерный в эпоху перехода к обществу массового рационально-интеллектуализированного труда крах марксизма как самой универсальной и разработанной за всю историю идеологий и самой в целом максимально возможной по завершенности, по масштабности и последовательности воплощения в квазиреальность официально-государственной идеологии -- это яркое свидетельство несостоятельности претензий любой идеологии на роль идейной основы государственного управления. Марксизм -- это высшая и последняя стадия развития официально-государственной идеологии вообще. После краха марксизма как государственной идеологии движение вперед -- это только переход к неидеологическому, рациональному государству.

Возврат после крушения марксизма к более примитивным государственным идеологиям (панславизму, православию, идеологическому либерализму, этноцентризму и др. ) -- это проявление идеологического атавизма. Попытки же сохранения или возрождения марксизма в качестве государственной идеологии в условиях поступательной рационализации человеческого прогресса -- это реальная самоизоляция от столбовой дороги человечества. Но в то же время кто-то ведь должен разнообразить человечество консерватизмом -- кто в джунглях Амазонки и Новой Гвинеи с помощью первобытно-мифологической идеологии, а кто вне этих джунглей -- с помощью коммунистической. Зато если передовые страны в своем поиске путей прогресса потерпят поражение, возможно, не обремененные их свершениями отсталые страны и народы отбросят свои идеологии и получат шанс стать зачинателями иных, более перспективных дорог в будущее, если они не погибнут от последствий поражения передовых стран и народов.

Категорическая нормативность, внутренне присущая идеологии самой по себе, в рационально организованном государстве, которым способно быть полноценное правовое государство, имеет силу только для ее приверженцев. Будущее -- за рационально-интеллектуализированным государством.

Опубликовано: Антонюк Г. А. Социальная идеализация, идеология и общество // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 4 (11). С. 33—46.

Автор внес в первоначальный опубликованный текст статьи уточнения.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

См. основные научно-теоретические работы автора по идеологии, которые представляют собой поступательное развитие им своей концепции сущности идеологии: Антонюк Г. А. Социальная идеализация // Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Тезисы докл. республ. межвузовской научн. конференции 19 -- 21 мая 1992 года. -- Гродно, 1992, Ч. II; Он же. Ідэалізацыя // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, 1998, Т. 7; Он же. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1997, № 4, Demiurgos.communityhost.ru, 17. 09. 07, Lebedev.ru, 3. 12. 2007, SciTecLibrary, 21. 12. 2007; Он же. Ідэалогія // Беларуская энцыклапедыя. -- Мінск, Беларуская энцыклапедыя, 1998, Т. 7; Он же. Iдэалогія, ідэалізацыя і вера // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1998, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007 (Идеология, идеализация и вера // Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Lebedev.ru, 17. 12. 2007; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа: Материалы межд. науч. конф. -- Гродно, 1998, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 06. 2007; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Гуманитарно-экономический вестник. -- Минск, 1999, № 2, Demiurgos.communityhost.ru, 4. 06. 2007, Kasparov.ru, 3. 01. 2008, Lebedev.ru, 15. 01. 2008; Он же. Правитель, идеологическая вера и рационализм (правителям государств на заметку) // Kreml.org, 1. 03. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 8. 09. 07; Он же. Большая стирка мозгов может не получиться // Белорусский рынок (Белорусы и рынок). -- Минск, № 8, 1-8. 04. 2004; Он же. Идеологическая вера и религиозный экстремизм // Kreml.org, 10. 11. 04, Demiurgos.communityhost.ru, 12. 08. 07; Он же. Религия и рационализм (особенности и значение для управления обществом и человечеством) // Demiurgos.communityhost.ru, 11. 08. 2007; Он же. Деидеализация и антиидеализация как методы рациональной критики идеологии (идеологоведческий подход) // Demiurgos.communityhost.ru, 28. 08. 2007, Lib.mexmat.ru, 12. 09. 2007; Он же. Методы самоопределения адептами идеологий подлинности своей идеологической веры // Demiurgos.communityhost.ru, 18. 09. 2007; Он же. Методика самозащиты от идеологии при анализе научных концепций и социально-инженерных разработок // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 09. 2007, Он же. Рациональный и идеологический подходы в управлении Россией // Demiurgos.communityhost.ru, 19. 12. 2007, Kasparov.ru, 19. 12. 2007.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Бывший адрес текста «ФОРУМ АНТОНЮК. ВМЕСТЕ СОЗДАЕМ ЛИЧНОЕ МИРОПОНИМАНИЕ»: http://demiurgos.communityhost.ru./

Нынешний адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).


Admin
Admin

Сообщения : 237
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: СОЦИАЛЬНАЯ ИДЕАЛИЗАЦИЯ, ИДЕОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВО

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения