ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЕРА И РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ

Перейти вниз

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЕРА И РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 8:56 am


ГЕОРГИЙ АНТОНЮК

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЕРА И РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ
(не для дискуссии -- личный взгляд с рациональной позиции)

В конце второго тысячелетия н. э. начался необратимый закат идеологических государств, а также идеологий как идейной основы управления государством, развитием общества, человечества и расцвет рациональных государств, а также науки и социальной инженерии в качестве идейных инструментов обустройства государства, общества, человечества. Когда сознанием людей овладевает идеология, они нуждаются не в идеях оппонентов, а в цепях для них. Когда государством овладевает идеология, оно нуждается не в демиургах, а в рабах. Но сторонники идеологического управления государством и человечеством еще долго будут активно сопротивляться, в том числе в международном масштабе.

Идеологии представляют собой не только мировоззрения их приверженцев, признаваемые ими посредством веры неоспоримо истинными, но и категорически императивные программы их мышления, переживаний, поведения, деятельности, отношения к миру и др., даже если в них не присутствуют специализированные программы действий. Нерушимость влияния идеологий на своих приверженцев схожа с незыблемостью влияния на людей их генетических программ. Каждая идеология категорически побуждает своих последователей неукоснительно следовать ее положениям как якобы безусловно истинным (за исключением тех положений, которые не устанавливаются идеологией в качестве безусловно истинных, но такое установление не относится к основным положениям) – видеть мир, относиться к нему, объяснять его, действовать в нем так, как это изложено в конкретном идеологическом учении. К идеологиям относятся все религии, а также концепции, покоящиеся на философских учениях о безграничной первооснове мироздания.

Содержание идеологических воззрений, поскольку они основаны на внерациональных безгранично идеализирующих реальность изображениях ее в виде якобы существующей беспредельной первоосновы реальности (бога, материи, абсолютной идеи и др.) и ее проявлении в ограниченных вещах, которые (изображения) в принципе не поддаются проверке практикой на предмет адекватности их соответствия реальности, но признаются приверженцами идеологий неоспоримо истинными посредством веры, не представляет интерес для нужд рационального, реалистичного, в том числе научно обоснованного обустройства государства, общества и человечества, а также управления их развитием. Но идеологии как категорически повелительные программы поведения их приверженцев невозможно игнорировать. Либерально-правовое, т. е. рационально обустроенное государство отделяет всякую идеологию от государства, рассматривая ее как частное дело, и вырабатывает механизмы по предотвращению или ослаблению сильного негативного влияния идеологических вероучений и их приверженцев на государство, общество, человечество.

Видится, именно Ирак ныне становится основным полем битвы, которую ведут приверженцы идеологической утопической идеи всемирного обустройства человечества в соответствии с основанной на внерациональной вере идеологией, к тому же в ее самой упрошенной форме – религиозной, а конкретно – в радикально-мусульманской. Просматривается, радикально-мусульманская идеология и ее приверженцы категорически нацелены на превращение любыми, в том числе силовыми средствами всего человечества в мир ислама и на создание любыми, в том числе силовыми средствами единого всемирного мусульманско-теократического государства. Ради реализации этих замыслов сторонники данной идеологии создали международное движение. Нацеленная на победу во всемирном масштабе радикально-мусульманская идеология пришла на смену потерпевшей историческое поражение, но не по причине этого поражения, радикальной марксистско-ленинской идеологии, чьи последователи были организованы во всемирном масштабе преимущественно вокруг бывшего социалистического СССР и были ориентированы на борьбу за мировую победу коммунистической идеологии и за построение всемирного единого коммунистического общества.

Просматривается, международное радикально-мусульманское движение фактически объявило смертельную войну передовому, основанному не на идеологии, а на науке и социальной инженерии рационально-либеральному устройству человеческого сообщества (последовательное воплощение которого предполагает отделение идеологии, в том числе религии от государственной власти и превращение ее в исключительно частное дело), адекватно соответствующему эффективному использованию и развитию прогрессивных интеллектуализированных, высокотехнологичных производительных сил как решающего фактора выживания человечества и наиболее последовательно, хотя и не без ошибок реализуемому Западом. Это движение, видится, беспочвенно винит Запад в намеренном уничтожении мусульманства как веры и рассматривает себя в качестве спасителей мусульман и человечества (отчасти посредством его исламизации, а отчасти -- установлением покровительства ислама над христианством и иудаизмом и ликвидацией «многобожия» в его классической мусульманской интерпретации, а также атеизма и рационализма) от якобы разлагающей и губящей исламский мир и человечество либеральной цивилизации. Полагаю, в действительности же ислам, оказывающий огромное влияние на политическую, социальную, экономическую, культурную, семейно-бытовую жизнь в слаборазвитых странах мусульманского мира, сегодня испытывает объективный закономерный, хотя и запоздалый глубокий кризис, связанный с коренным ослаблением его положения и роли в обществе вследствие неизбежного стремительного тотального воздействия на него передового западного рационально-либерального устройства общества, в том числе в слаборазвитых странах исконно исламского мира. Ислам и исламский мир на его изначальных территориях оказались не готовыми к такому масштабному наступлению передового либерального общественного строя и в целом прогрессивной либеральной цивилизации, основные черты которой четко оформились на Западе во 2-й половине 20 в.

В Западной Европе христианство, прямо и сильно влиявшее в период феодализма на все стороны общественной жизни, переживало похожий кризис, связанный с коренным ослаблением его положения и роли в обществе вследствие воздействия на него рождающихся в Западной Европе рационально-либеральных ценностей, в течение длительного времени, постепенно, по мере становления и утверждения либеральных ценностей. Те его течения, которые отказались от претензий на прямое обустройство социальной жизни, сумели адаптироваться к либеральному общественному строю, найти в нем свое место.

Просматривается, в исламском мире, в первую очередь на Ближнем Востоке, многие исламские религиозные лидеры, искренние мусульмане, многие мусульмане-мужчины, многие политики, в том числе правители, активно использующие в своих интересах мусульманскую веру, столкнувшись с угрозой сильного и быстрого ослабления прямого влияния ислама на общественную, в том числе на государственную жизнь, преобразования ислама из программы социального обустройства общества в программу обустройства только личной жизни и личного мировоззрения верующих, уменьшения численности приверженцев ислама, особенно среди молодежи, работников интеллектуализированного труда, усиления тенденции к социальному равенству прав мужчин и женщин независимо от их религиозной принадлежности, массового распространения среди верующих либерального западного образа жизни, рационального мировоззрения, либеральных ценностей и др. под влиянием Запада и его рационально-либерального устройства общества, видят в либерализации угрозу своим интересам и своей вере, недовольны ею и активно ей сопротивляются. Радикально-мусульманское движение в исламе и в исламском мире не видит объективной закономерности в существенном ослаблении влияния любой религии (в том числе и ислама) и в целом идеологии в обществе, внедряющем передовые интеллектуализированные производительные силы и тем самым рождающем передовой массовый класс работников интеллектуализированного труда и рационально-либеральный общественный строй, и в экстремистской форме улавливает и выражает эти недовольство, интересы и сопротивление, питая иллюзию силой повернуть историю вспять. Недовольство низов в слаборазвитых странах исламского мира своим тяжелым экономическим и социальным положением на фоне экономически тесно связанного с ними преуспевающего Запада, сопротивление представителей различных этнических групп с преимущественно мусульманской верой имеющему место ущемлению их прав по этническому признаку, противодействие нередкому в немусульманском мире ущемлению прав человека по признаку принадлежности к мусульманской вере также толкает иных из мусульман в объятия религиозного экстремизма как средства спасения. Но это очень малый перечень причин международной активизации радикального ислама.

Силовые методы действий экстремистско-мусульманской идеологии и воплощающего ее в жизнь в мировом масштабе «радикально-мусульманского интернационала» (условное название международного движения мусульманских радикалов, которое объединяет с разной степенью прочности связей множество радикальных организаций, действующих в международном или в региональном масштабе, реализующих общемировые или локальные цели) видятся во многом схожими с силовыми методами действий до Второй мировой войны экстремистско-коммунистической (большевистской) идеологии и ее международной организации -- «III-го Коммунистического интернационала». Большевистский интернационал под лозунгом «пролетарии всех стран – соединяйтесь» активно использовал силовые методы для осуществления мировой коммунистической революции. Полагаю, радикально-мусульманский интернационал, выступающий под лозунгом «мусульмане всего мира – объединяйтесь», тоже нацелен, как ранее большевистский интернационал, на активное использование любых конфликтов, несправедливостей, угнетений, трудностей, войн, напряженностей и т. п., но в которые вовлечены люди мусульманского вероисповедания, на искусственное развязывание, но с участием мусульман, конфликтов, войн, напряженностей, недовольства не мусульман мусульманами, мусульман не мусульманами и т. п. с целью, в отличие от цели большевизма, использования их (естественно, в расчете на победу) для распространения влияния радикально-исламского движения на все человечество и в конечном счете для превращения всего мира в мир ислама, для завоевания этим движением во всем мире государственной власти и построения на основе его радикальной идеологии всемирного мусульманско-теократического государства (халифата) во главе с религиозным лидером, т. е. для победы «мировой исламской революции». Однако если управление Коминтерном было жестко централизованным и велось из государственного центра – из СССР, то международное радикально-мусульманское движение организовано гораздо слабее и у него пока отсутствуют такая жесткая централизация и такой устойчивый государственный центр управления, как в бывшем Коминтерне. Отчасти поэтому его борьба менее планомерная, чем была борьба Коминтерна. В этом движении много стихийности, самодеятельности отдельных связанных с ним групп и индивидов, намного слабее, чем в былом Коминтерне, материальное, идейно-теоретическое и пропагандистское обеспечение, организационная дисциплина, координация действий и стратегическое планирование. Во многих операциях, проводимых связанными с ним группами и индивидами, не просматривается общемировой стратегический замысел движения.

Но приблизительно видятся следующие промежуточные цели радикально-мусульманского интернационала на пути реализации им своей генеральной цели: 1. Предотвратить либерализацию той части мусульманского мира, где она еще не произошла; 2. Свернуть либерализацию в той части мусульманского мира, где она идет; 3. Установить в странах исламского мира режимы на основе радикально-мусульманской идеологии; 4. Сломить реализуемый Западом дух экспансии либеральной цивилизации, в т. ч. посредством разгрома войск стран Запада за пределами этих стран, особенно в «горячих точках», напр., в Афганистане, Ираке, и в конечном счете блокирования войск стран Запада внутри границ этих стран; 5. Запугать, привести в смятение либеральные западные страны и тем самым создать в них условия для утверждения доминирования в них ислама в его радикальной форме (в том числе путем установления в них «покровительства» ислама над христианством и иудаизмом); 6. Остановить продвижение по пути либерализации стран немусульманского мира, в первую очередь с компактно проживающим в них мусульманским населением, и добиться в них доминирования радикального ислама или, на первых порах, оторвать от них территории с компактно проживающим исламским населением и установить в них радикально-мусульманские режимы; 7. Установить радикально-исламские режимы в ныне не исламских странах, когда они будут превращены в часть «мира ислама». 8. Объединять государства по мере установления в них радикально-исламских режимов вплоть до создания общемирового мусульманско-теократического государства.

Поскольку многочисленные мусульмане и мусульманская вера с ее разнообразием направлений активно рассеиваются по всему миру, то сейчас трудно найти такое государство на Земле, в котором не было бы мусульман и в котором в случае возникновения в нем масштабной напряженности в нее не будут втянуты, даже помимо своей воли, мусульмане. Следовательно, в масштабной напряженности фактически в любом государстве способны участвовать радикально-мусульманская идеология и радикально-мусульманский интернационал с целью использования этой напряженности в интересах своей борьбы. Эти идеология и интернационал внутренне весьма разнородны. Это наиболее воинствующие проявления различных ветвей ислама, сотрудничающие тактически, но между которыми существуют из-за идейного различия ветвей ислама глубокие идеологические разногласия, которые видятся неодолимой препоной их стратегическому объединению и построению ими единого всемирного мусульманского государства. Полагаю, построению такого государства препятствуют также глубокие противоречия между радикальными и нерадикальными мусульманами, между различными ветвями мусульманской религии. Здесь ахиллесова пята радикально-мусульманского интернационала. При этом я отвлекаюсь от такого препятствия построению мирового мусульманского государства, как принципиальная невозможность обращения всех людей в мусульманство или установления мирового доминирования («покровительства») мусульман над иудеями и христианами, а также ликвидации «многобожия», атеизма и рационализма. Но этот руководствующийся религиозно-идеологической утопической целью интернационал, полагаю, способен нанести огромный ущерб человечеству и даже ненароком породить его самоуничтожение в процессе достижения интернационалом своей цели или осуществить это под влиянием отчаяния, мести вследствие объективно неизбежного поражения генерального замысла интернационала.

Хотя сейчас Запад и страны, идущие (частично Россия, а также др.) и намеревающиеся идти по либеральному пути, рассматривают в качестве своей главной опасности международный радикально-мусульманский терроризм, как если бы он был самостоятельным явлением, видится, такая оценка данной угрозы – это лишь часть правды. Используемый радикально-мусульманским интернационалом международный террор -- это явление эпохи глобализации. Террор как особая форма насилия имел место всегда. Международный террор как инструмент целенаправленной общемировой политики зародился во второй половине 20 ст., когда интеграция в единое сообщество (глобализация) человечества приобрела отчетливые формы. Полномасштабный международный терроризм первыми активно использовали экстремисты из разнородного мирового коммунистического движения во второй половине 20 ст., а его зачатки возникли в 20 в. еще до 2-й мировой войны в мировых коммунистическом и фашистском движениях. Но международный террор – это не самоцель для радикально-мусульманского движения, а лишь одно из средств достижения им своей цели. Партизанская война талибов в Афганистане, открытые боевые действия радикальных мусульман в Ираке с «выманенными» туда (по мнению данных радикалов) войсками США и их союзников – это тоже очень сильные средства борьбы международного радикально-мусульманского интернационала за свою генеральную цель. Поэтому, если быть точным, сегодня огромную опасность для всей либеральной цивилизации, для каждой страны, которая принадлежит к ней, для тех стран, которые уже либерализуются или будут либерализоваться (а по пути либерализации неизбежно пойдет весь мир), для всего человечества представляет не только сам по себе международный радикально-мусульманский терроризм, но и мировое экстремистско-мусульманское движение в целом, использующее террор в качестве лишь одного из существенных средств борьбы, организованное во всемирном масштабе и ставящее своей генеральной целью превращение всего человечества в мир ислама и создание единого мирового мусульманско-теократического государства. Причем по отношению к одним связанным с данным интернационалом группировкам принцип организации -- иерархический, а по отношению к другим -- ассоциативный при наличии мягкого координационного центра. Но даже если какие-то радикальные группировки решают только локальные цели (например, национально-освободительные), реализующие общемировые цели радикально-исламские организации и их представители, в том числе лидеры международного радикально-мусульманского движения стремятся встроить эти локальные группировки в качестве звеньев в свою общемировую борьбу. Возможно, впоследствии управление радикально-мусульманским движением приобретет более жесткий централизованный характер за счет усиления влияния одного радикального течения и подчинения ему, ослабления влияния или подавления других радикальных течений. Думаю, будет способствовать централизации управления данным движением создание радикальными мусульманами пока хотя бы одного своего опорно-базового мусульманско-теократического, а значит, тоталитарно-идеологического государства с радикально-исламским режимом, нацеленного на осуществление силовыми методами «зеленой» мировой исламской революции, каким был Афганистан под властью талибов.

Видится, в качестве главного врага международный радикально-мусульманский интернационал рассматривает сегодня либеральные страны Запада, в которых господствует рациональная организация жизни, а также страны, идущие по западному рационально-либеральному пути (напр., частично Россия). Последние (в том числе, а возможно, в первую очередь Россия как самая крупная из таких стран и непосредственно соприкасающаяся с Западом, имеющая к тому же многочисленное компактно проживающее мусульманское население) в настоящее время с точки зрения тактики, может быть, являются более важным объектом воздействия радикально-мусульманского интернационала, чем первые, т. к. мусульманские радикалы, полагаю, рассчитывают остановить это их движение в сторону западной модели общественного устройства и сближения с Западом и тем самым ограничить возможности расширения влияния Запада и его либерального общественного строя и увеличить возможности расширения мира ислама за счет этих стран, в том числе и за счет России.

Просматривается, в странах немусульманского мира с компактно проживающим мусульманским населением радикальный мусульманский интернационал склонен активно использовать такие средства, как восстания населения мусульманского вероисповедания, мятежи такого населения, сепаратизм мусульманского населения или этнических общностей с доминированием исламской веры. В странах же мусульманского мира он стремится установить радикально-мусульманские теократические режимы в качестве звеньев и опорных пунктов дальнейшего распространения своей идеологии и своей государственности. Такой режим, ликвидированный коалицией во главе с США, был установлен в Афганистане. Сейчас мусульманский радикальный интернационал хочет его восстановить и установить подобный режим в Ираке, используя для этого вооруженную силу -- восстания, партизанскую войну, открытые боевые действия, а также террор. Видится, одной из его тактический целей является установление прочного союза с радикальным мусульманско-теократическим режимом в Иране и с поддерживаемыми этим режимом радикально-мусульманскими организациями, действующими в других странах.

Однако радикально-мусульманские идеология и интернационал видятся лишь современной гиперболизацией изначальной прямой социально-практической, в т. ч. политической направленности мусульманской религии (а может, возвращением в новых условиях к такой ее изначальной направленности или творческим применением в современных условиях ее изначальной прямой социально-практической направленности). Поэтому эти идеологию и интернационал можно назвать фундаменталистскими, ортодоксальными, но с определенной натяжкой, поскольку полное возвращение к исповеданию изначального ислама (как и изначальных буддизма, иудаизма, христианства) вообще невозможно. Видится, по степени практической направленности изначальный ислам сопоставим с идеологией марксизма-ленинизма. Ислам, как много позже марксизм-ленинизм, создавался не только для объяснения мира, но и для его прямого изменения. Прямая социально-практическая направленность изначального мусульманского вероучения, которое в качестве одного из средств воплощения его в жизнь повелевает применять силу, насилие, если не удается воплотить в жизнь вероучение ненасильственными средствами, обусловлена самим первоначальным предназначением данной идеологии. Ислам, подобно иудаизму, который был создан для нужд практического объединения разобщенных языческих племен древних евреев в единое государство (см. «Ветхий завет»), тоже создавался для нужд практического объединения в единое государство (см. «Коран»), но первоначально -- разобщенных арабских племен, в которых господствовал племенной этноцентризм с его языческими верованиями, было некоторое влияние иудаизма, христианства (монофизитства, несторианства), а также предтечи ислама – ханифизма. Видится, изначальный, подлинный ислам как программа прямого обустройства общества не совместим с рациональными либеральными ценностями и либеральным общественным строем, поскольку прямо навязывает социальные ценности и отношения, обосновываемые внерационально-религиозным взглядом на мир.

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Сообщение автор Admin в Ср Мар 13, 2013 8:57 am

Однако изначальный ислам не устанавливал территориальные и этнические границы свое распространения и не ориентировался только на арабский мир. Изначальное (классическое) мусульманство – это ни этническая, ни территориальная религия. Оно является чисто интернациональным вероучением, а потому мировой религией. Поэтому в нем не указаны конкретные территориальные и этнические границы практического объединения людей на основе его вероучения. Сообразно канонам ислама, любая не исламская территория («дар аль-харб») подлежит превращению в мир ислама («дар аль-ислам»). Но можно лишь теоретически сконструировать модель идеализированного, а потому вообще неосуществимого всемирного мусульманско-теократического государства с устроенными сообразно изначальному исламу отношениями, охватывающего все многоэтническое мировое сообщество. В исконном мусульманском вероучении творчески использованы надэтнический, интернациональный характер исконного христианства и социально-практическая направленность исконного иудаизма. Возможно, в связи с прямой социально-практической направленностью иудаизма (по крайней мере, его первичной формы) он оценивается мусульманским вероучением (по крайней мере, в его первоначальной форме) как более серьезный соперник, чем христианство (по крайней мере, в его изначальной форме).

Когда говорят о мусульманской вере, то, видимо, важно учитывать, что среди ее приверженцев, как и среди приверженцев других религий, есть искренние верующие, есть те, кто думает, будто он верит, но не обладает подлинной верой, есть лишь демонстрирующие по определенным соображениям приверженность вере. Полагаю также, что сейчас для многих мусульман их вера потеряла значение практической программы обустройства социального мира сообразно канонам ислама и имеет для них значение лишь программы обустройства их личной жизни и личного мировоззрения, причем такого обустройства, которое не вступает в антагонизм с либеральными общественными отношениями и ценностями. Такое изменение отношения этих мусульман к своей вере видится сильным отступлением их от изначального ислама. Зато они столь же легко способны вписываться в либеральное устройство государства и общества, как и те приверженцы других религий (буддизма, иудаизма христианства и др.), которые обладают сходным отношением к своим вероучениям. Таких мусульман много в России и на Западе. Но мусульманские радикалы не принадлежат к таким верующим.

Видится, мусульманские радикалы относятся к мусульманскому вероучению как к программе прямого обустройства социального мира сообразно канонам ислама и готовы со всей решительностью использовать любые средства для ее воплощения в жизнь. Полагаю, радикалов среди мусульман незначительное меньшинство. Но они обладают весьма большим влиянием на мусульманское сообщество в силу своей повышенной активности, воинственности, организованности, готовности идти на любые меры и жертвы ради утверждения своего вероучения, а также способностью использовать в своих интересах под флагом защиты мусульман малейшие ущемления людей мусульманского вероисповедания властями, сторонниками других вероисповеданий или противниками религиозной веры. Среди не радикальных мусульман одни видят в них борцов за справедливость, другие – подлинных проводников мусульманской веры, третьи – бескомпромиссных защитников прав мусульман, четвертые боятся их и т. д. Хотя радикалы сделали основную ставку в экспорте своего влияния на весь мир на использование силы, в т. ч. на мятежи, восстания, войны, включая национально-освободительные и оборонительные, на индивидуальный и массовый террор, они активно используют также пропаганду, образование, материальную помощь страждущим, правовую защиту их интересов и др.

Изначальное мусульманство как идеология прямого практического обустройства социального мира принципиально отличается от изначального христианства (см. «Новый завет»), которое зародилось в форме вероучения (изложенного в концепции самого Христа), направленного не на прямое обустройство социального мира, а на духовно-нравственное самосовершенствование индивидуумов в соответствии с заданными в вероучении стандартами как абсолютной предпосылки воплощения полностью совершенных (в соответствиями с критериями вероучения) социальных отношений (царства божьего). Поэтому попытки ряда христианских церквей использовать христианское вероучение в качестве инструмента для прямого обустройства социальных отношений (в виде поддержки ими политических режимов, контроля ими общества в целом, в том числе государства и его руководства, превращения ими своих вероучений в государственную религию, принудительного насаждения ими своих вероучений, преследования, насильственного преобразовании или физического устранения ими людей и социальных отношений во благо своей веры и др.) являются существенным отклонением от канонов учения самого Христа (классического христианства).

Сообразно логическим законам идеологической веры, только учение мессии Христа, излагающее слово Бога, сколь бы противоречивым оно ни было, сколько бы ни было в нем неопределенностей, недосказанностей, способно быть для искренних его последователей единственно истинным. Мессия сказал столько и в такой форме, сколько и в какой форме его Бог поручил ему сказать. Искренний сторонник Христа не вправе помимо воли Бога подменять мессию, а значит, и волю Бога, толкуя, дополняя и развивая его мессию.

Следуя логике религиозной веры, как бы став на позицию чистой веры, добавлю следующее. Чтобы истинный христианин не блуждал в потемках вследствие предопределенной Богом неполноты учения Христа как слова Бога о своих всемирных целях и деяниях, а также не впадал в греховную ересь при самовольном поиске слова Божьего для восполнения своего незнания о мире, тем самым помимо воли Бога непомерно претендуя на роль мессии, и чтобы не искал знание в иных религиозных и философских вероучениях, учение Христа не запрещает его искреннему последователю пополнять себя и руководствоваться вторичными (по отношению к слову Бога как высшему знанию), т. е. рациональными знаниями и ценностями, в том числе рациональными нормами морали, права, целями, ценностными ориентирами и др., которые рождают не претендующие на осмысление безграничной первоосновы реальности и потому не греховно-еретические временные, до возвращения Христа, ограниченно-человеческие рациональные заменители слова Бога -- здравый смысл, наука, инженерия, призванные обеспечивать заданное Богом самобытие подлинного приверженца Христа в границах оставленной Богом для него сферы незнания, возможность заполнять которую вторичным знанием, получаемым с помощью названных ограниченно-человеческих рациональных средств, Бог также предоставил истинному христианину.

Логика веры запрещает истинному последователю Христа толковать получаемые с помощью здравого смысла, науки и инженерии чисто человеческие рациональные знания и ценности как слово Бога, а значит, и искать в них соответствие слову Бога. Так, если в учении Христа не содержится современной экологической проблематики, то подлинный его приверженец не занимается самовольным толкованием и дополнением учения Христа, претендуя на роль мессии, а осознанно становится на позиции экологической науки и признает эти знания именно как научные, не пытаясь сопоставлять их со словом Бога и искать в них соответствия слову Бога. Когда мессия Христос вернется, то сообразно поручению Бога доскажет невысказанное и откорректирует знания и результаты деяний своих подлинных приверженцев, если они не будут соответствовать замыслу Бога. Поэтому в соответствии с жесткими логическими законами идеологической веры собственные идеи учеников мессии (напр., апостола Павла) и толкования ими учения Христа, а тем более взгляды иных называющих себя последователями Христа толкователей и развивателей учения Христа (напр., взгляды Тертуллиана, Климента Александрийского, Григория Нисского, Августина Блаженного, взгляды, изложенные в «Основах социальной концепции Русской православной церкви» 2000 г., взгляды всех нынешних служителей, иерархов, теологов, философов и иных идеологов РПЦ) не в состоянии обладать для подлинно верующих приверженцев Христа безусловной истинностью.

Если же толкователи и развиватели учения Христа пытаются обосновывать собственные идеи как якобы подлинное слово Бога, будто бы содержащееся в учении Христа, то они фактически претендуют на роль мессий, сопоставимых с мессией Христом. Один из законов строительства любого идеологического вероучения – всякое размножение в его рамках творцов вероучения неизбежно ведет к ереси в нем, а значит, и к модификациям данного вероучения или к появлению принципиально новых вероучений, как это случилось с христианством, зародившемся в виде ереси в иудаизме. Почти вся история христианства – это история еретических модификаций учения Христа, обосновываемых еретиками в христианстве как якобы подлинное учение Христа.

Еретические модификации христианства затронули даже фундаментальные стороны учения Христа. Например, еще основатель ислама Мухаммед, видится, верно уловил искажение еретиками в христианстве (Константинопольский церковный собор 381 г.) присущей изначальному христианству идеи единого Бога путем подмены ее «полумногобожной» идеей триединого Бога, Троицы, Бога в трех ипостасях (говоря словами Мухаммеда, идеей Бога «с сотоварищами»). Не знаю, есть ли сейчас истинные христиане, строго следующие учению Христа. И русское православие (не только оно) тоже видится серьезной ересью в христианстве, существенно отступившей от его изначальных канонов. Оно не вполне христианство. Христу, возможно, и в дурном сне не снилось, что его псевдопоследователи будут освящать оружие массового поражения, как это сделали священники Русской православной церкви, недавно освятившие новую российскую стратегическую подводную лодку-ракетоносец. Но это только одно из очень многих проявлений еретических отступлений Русской православной церкви от подлинного христианства, среди которых есть гораздо более серьезные, в том числе фундаментальные. Те модификации христианства, которые ориентированы на прямое обустройство социальных отношений, в том числе и нынешняя Русская православная церковь с такой ее претензией, не совместимы с рациональными либеральными ценностями и либеральным общественным строем, поскольку навязывают социальные ценности и отношения, обосновываемые внерационально-религиозным взглядом на мир. Девиз веры подлинного христианина: «Отвергнем ереси, повернемся душой к Христу!». Подлинное, ортодоксальное, классическое христианство наилучше совместимо с принципиально неосуществимым идеализированным устройством общества, в котором по меньшей мере нет места насилию и его причинам.

В отличие от классического христианства, ислам как идеология, прямо направленная на практическое обустройство социальной жизни (сообразно канонам ислама), представляет собой комплексную идеологическую программу практический действий, состоящую из многих составных частей – теологии и подчиненных учению о сущности и действии бога экономических, социальных, военных, управленческих, политических, правовых, эстетических, нравственных и др. взглядов. Поэтому с момента рождения ислам поставил и решал вопросы, которые возникают в любой практической борьбе: кого считать противником и союзником, кто конкретно является противником и союзником, где находится противник, что делать с противником, если он не сдается, как поступать с противником, если он сдался, и т. п.? Видится, изложенные в первоисточнике ислама способы решения этих вопросов, подчиненные практическим целям, не могут не иметь для искренних последователей классического ислама также силу категорических моральных норм.

Такого рода практические вопросы не могли в принципе встать перед Христом, но они встают перед теми глубокими еретическими модификациями христианства, которые непосредственно ориентированы на прямое практическое воздействие на социальные, в т. ч. на политические отношения, напр., перед Русской православной церковью. Видится, Русская православная церковь стремится прямо участвовать в обустройстве государства и в целом общества, влиять на политику государства и на решения его руководства, а потому, в отличие от Христа, категорически отвергавшем применение силы и насилия истинными его последователями, она не задает своим последователям категорическую установку не применять силу и насилие. Поэтому на базе данного вероучения также возможно произрастание религиозного радикализма, ориентированного на активное применение силы для прямого обустройства социальных, в т. ч. политических отношений сообразно положениям этого вероучения и для защиты его интересов, а значит, на постановку и решение таких практических вопросов, как: кто враг, кто союзник, что делать с врагом, если он не сдается и т. п. и на следование моральным нормам, регулирующим применение силы. Полагаю, Русской православной церкви был органично присущ радикализм вплоть до его силового подавления советской властью. Видится, после падения советской власти он начал активно возрождаться, особенно в России и Беларуси, не встречая сопротивления со стороны незрелого гражданского общества и недальновидных государственных властей в них. Радикализм как внутреннее свойство Русской православной церкви был унаследован ею от своего родителя – от православной церкви Византии. Причем традиционной особенностью радикализма русского православия, также унаследованной им от византийского православия, усматриваю, является установка на предпочтительность использования им для своих целей силы государства. Поэтому овладение Русской православной церковью государственной властью, особенно путем превращения этой церкви в государственную религию или в покровительствуемую государством религию и посредством приобщения к ее вере правителей государства с целью управления ею ими в своих интересах, видится, является ее неуемным стремлением. Это ее стремление во многом воплотилось в Беларуси. Но и в России сегодня активно действуют православные радикалы-приверженцы Русской православной церкви, расположенные применять, опираясь на ее вероучение, силовые методы, в первую очередь силу государства для прямого обустройства общества и защиты интересов этой церкви сообразно положениям ее вероучения.

Радикалов РПЦ много как среди активистов Русской православной церкви, так и среди простых ее сторонников, они действуют и через государственную власть, и через негосударственные организации. Видится, сейчас они якобы ради спасения восточных славян и «русского православия» поставили на основе идеологии Русской православной церкви, замешенной на восточнославянском национализме, в качестве своих целей превращение с помощью российской государственной власти Русской православной церкви в господствующую идеологию и в скрытом виде в доминирующую политическую организацию России и создание из государств с преимущественно восточнославянским населением (России, Украины и Беларуси) единого православного государства. Но, полагаю, они способны также будто бы ради спасения человечества поставить своей целью создание любыми, в т. ч. силовыми методами мирового православного государства на основе идеологии Русской православной церкви. Однако идеологически обосновать эту мировую цель им труднее, чем мусульманским радикалам, поскольку, в отличие от надэтнического ислама, Русская православная церковь активно навязывает свое вероучение в качестве сильно выраженной этнической религии, настаивая, что вера Русской православной церкви будто бы наиболее соответствует природе славян (читай, восточных). Поэтому для обоснования своей мировой цели православным радикалам придется привлекать националистическую идеологию превосходства (от Бога) славян (читай, восточных) над другими народами (напр., идеологии панрусизма или восточнославянского панславизма в их крайних националистических формах).

Как и в борьбе после окончания Второй мировой войны против мировой экспансии радикально-коммунистической идеологии, США опять оказались, после небольшой передышки, на передовом рубеже борьбы с новой мировой экспансией идеологии, но теперь уже радикально-мусульманской. США – это самый могущественный источник и мировой центр рационально-либерального устройства общественной жизни, активно экспортирующий его вместе с другими либеральными странами по всему миру. Если бы страны с более передовым устройством общества не экспортировали его активно в менее зрелые страны, не подтягивали их до своего уровня, то прогресс человечества сильно замедлился бы. Такой активный экспорт более передового заметен уже в эпоху разложения первобытно-общинного строя. Активный экспорт более передового устройства общества видится объективным законом поступательного развития человечества. Сперва экспортировался рабовладельческий общественный строй, затем – феодальный, потом – капиталистический, а социалистические страны активно экспортировали социализм как якобы самый передовой общественный строй. Теперь активно экспортируется основанный на правах человека либеральный общественный строй, рационально организуемый посредством науки и социальной инженерии. Поскольку США являются наиболее могущественным и активным экспортером либерального общественного строя, то сторонники всемирной экспансии радикально-мусульманской идеологии уверовали в США как в центр мирового зла. Такая историческая судьба у Соединенных Штатов Америки, стремящихся быть могущественнее всех, бежать впереди всех и преобразовывать всех в направлении своего развития. Дорогу человечеству торит самый продвинутый, сильный и рисковый. Выбрать верную дорогу человечеству в состоянии помочь не идеология, а наука и социальная инженерия.

Если будет создан высокоорганизованный и сплоченный либеральный интернационал с такой стратегической целью, как интеграция на либеральных принципах всех государств в высоко целостное мультигосударственное сообщество Соединенные Штаты Мира, то он, видится, будет способен оказать эффективное противодействие радикально-мусульманскому и любому идеологическому интернационалу. Без быстрой всеобъемлющей интеграции России и Запада этот интернационал не будет действенным, а угроза существованию России и Запада со стороны радикально-мусульманского интернационала уже грозно дышит на них. Но если Россия и Запад не будут обладать сродством в социальном устройстве, а значит, не будут совместимыми, то они не смогут глубоко срастись, а смогут создавать лишь временные союзы, однако будучи во временных союзах, они будут способными предать друг друга в критических ситуациях, поскольку будут сознавать себя чужими друг другу и не будут доверять друг другу.

8. 11. 2004.

О месте идеологии в либеральном обществе и о рациональной цели человечества см. работы автора: Антонюк Г. А. Марксистская философия, вера и новый рационализм // Минск, Гуманитарно-экономический вестник, 1997, № 4; Он же. Идеология, идеализация и вера // Минск, Гуманитарно-экономический вестник, 1998, № 2; Он же. Социальная идеализация, идеология и общество //Минск, Гуманитарно-экономический вестник, 1998, № 4; Он же. Идеология и государство // Субъективные притязания и объективная логика в развитии общества переходного типа. Материалы межд. науч. конф. Гродно, 1998; Он же. Идеологи и правители (антиидеологическая защита государства и его правителей) // Минск, Гуманитарно-экономический вестник, 1999, № 2; Он же. Соединенные штаты мира // Восточнославянские страны в эпоху глобализации: выбор путей развития. Материалы межд. науч. конф. Гродно, 2003; Он же. Объективная цель человечества и его стандартизация // Восточнославянские страны в эпоху глобализации: выбор путей развития. Материалы межд. науч. конф. Гродно, 2003.

8. 11. 2004.

Помещено: Антонюк Георгий. Идеологическая вера и религиозный экстремизм (не для дискуссии -- личный взгляд с рациональной позиции) // Kreml.org, 10. 11. 04.

Автор Антонюк Георгий Александрович, доктор философских наук, профессор (Беларусь, Минск).

Бывший адрес текста «ФОРУМ АНТОНЮК. ВМЕСТЕ СОЗДАЕМ ЛИЧНОЕ МИРОПОНИМАНИЕ»: http://demiurgos.communityhost.ru./

Нынешний адрес текста "ГЕОРГИЙ. МИРОПОНИМАНИЕ": http://demiurgos.sosbb.ru./

При использовании помещенных на данном форуме материалов ссылка на его адрес http://demiurgos.sosbb.ru обязательна.

См. также научные работы автора на его однотипных сайтах http://heorhi.livejournal.ru, http://poleschuki.livejournal.ru, http://belorussiyane.ru, http://heorhi.ru.gg, а также на чужих сайтах (http://kreml.org, http://lebedev.ru, http://sciteclibrary.ru, http://dxdy.ru (на http://lib.mexmat.ru), http://kasparov.ru и др.).

Admin
Admin

Сообщения : 238
Дата регистрации : 2013-03-12

Посмотреть профиль http://demiurgos.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения